Природа человека

Лерой Форлайнс

Выдержка из книги: Форлайнс Ф.Л. Библейская систематика, СПб: Библия для всех, 1996, гл. 8.

Один из наиболее важных вопросов, когда-либо возникав­ших у человека, задает автор псалмов: «Что есть человек, что Ты помнишь его, и сын человеческий, что Ты посещаешь его?» (Пс. 8:5). Попытка ответить на этот вопрос — не простое упражнение в остроте ума для философов, собравшихся за круглым столом.

Точный ответ на этот вопрос очень важен. Даже механизм должен иметь точное описание, чтобы можно было снабжать его соответствующим топливом, правильно понимать его дей­ствие, регулировать его соответствующим образом, заказывать подходящие детали для замены и т.д. Неправильное описание будет иметь серьезные последствия. То же можно сказать и о растениях. Губительное для одного растения может оказаться совершенно безвредным для другого. То же самое относится и к животным. Неправильное описание может быть опасным и даже губительным, поскольку оно порождает неправильные действия.

На первый взгляд, абсурдно даже поднимать вопрос о неправильном описании, поскольку все мы — люди. Мы на­блюдаем других, а другие наблюдают нас. Но проблема состоит в неверном определении человека. Есть два противоположных представления о человеке, которые заслуживают нашего вни­мания. Согласно одному из них, человек — это существо, родственное животному миру. Его история — история живот­ного, и его нужды — это нужды животного соответствующего типа. Согласно другому, человек сотворен Богом «по образу Божию» и несет ответственность перед Богом.

Ясно, что и предписания относительно нужд человека будут различны в зависимости от принятой концепции. Если неправиль­ное предписание может вызвать помехи в работе механизма или даже его поломку, то ясно, что в отношении человека неправиль­ные предписания могут иметь чрезвычайно серьезные последст­вия. Мы нуждаемся в правильном руководстве для нашей жизни, а оно может быть обеспечено только правильным описанием. Почувствовать истинное счастье мы сможем, только когда полу­чим руководство, соответствующее нашей природе.

Откровение позволяет нам не гадать относительно этого определения. Определение предложено нам как данное от Самого Творца. Истинная природа человеческой личности и ее нужды не могут быть открыты путем наблюдения и опыта. Они открыты нам как данные Богом.

Я не утверждаю, что описание человека столь полно, что изучать в этой области нечего. Однако я полагаю, что открове­ние дает нам основы и что всякое пополнение знаний о деталях должно исходить из размышления над свидетельством откро­вения. К тому же, мы должны всегда подчинять авторитету откровения все, что мы можем узнать путем исследования и наблюдения.

Один из важных принципов познания системы заключается в том, что ни один из ее элементов нельзя в полной мере описать, не обращаясь к другим элементам системы. Поэтому, описывая один из элементов системы, следует рассматривать и его связи с другими. Значение взаимосвязей для описания проявляется в положении: «Человек сотворен по образу Божию». Итак, попытка определить, что такое человек, не определив, Кто Такой Бог и не разработав на этой основе понятия «образ Божий», приводит к губительным последствиям.

I

Человек сотворенный

А. Человек сотворен по образу Божию

Человек сотворен по образу Божию — об этом заявляет Библия (Быт. 1:26-27). Смысл этого выражения в том, что человек создан похожим на Бога. Но в каком смысле? Речь идет не о физическом сходстве, это слишком очевидно и не требует доказательства, если вспомнить то, что нам известно о природе Бога.

В Кол. 3:10 и в Еф. 4:24 есть указания-на то, что означает сотворение по образу Божию. В Кол. 3:10 написано: «и облек­шись в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего его». Здесь образ Создателя в человеке отождеств­ляется с его разумом. Так мы заключаем, что сотворение по образу Божию предполагает разумность человека.

В Еф. 4:24 Павел пишет: «и облечься в нового человека, созданного по Богу, в праведности и святости истины». Отсюда мы заключаем, что образ Божий в человеке предполагает, что человек — это существо нравственное.

Слово, в котором объединяются понятия о разумности и нравственности — это личность. Бог имеет личностный харак­тер. Человек — это личность. Основной смысл понятия «сотво­рение по образу Божию» тот, что человек — существо личнос­тное.

Личность — это тот, кто думает, чувствует и действует. Думаем мы при помощи нашего разума, о котором упоминается в Мф. 22:37, Рим. 14:5 и Евр. 8:10. В Писании очень часто встречаются слова думать, разум и понимание, так что нет смысла приводить список подтверждающих это цитат.

Мы думаем при помощи нашего ума. Умом мы уясняем понятия. Мы рассуждаем, высказываем мнения, делаем заклю­чения. Мы оцениваем ситуацию.

Сердце упоминается в таких стихах, как: Мф. 22:37, Рим. 10:1,9, Евр. 8:10 и т.д. Мы чувствуем при помощи сердца. Сердцем мы ощущаем реальность истины, которую мы познали своим умом. Сердце воспринимает нашу оценку различных вещей. Сердце ощущает горе и печаль. Горе и печаль отражают негативную оценку или отказ от оценки. Позитивную оценку отражают чувства радости, счастья, удовлетворения, покоя и согласия. Действие сердца отражает действие самой глубокой части нашей души.

В Новом Завете не встречается существительное воля, которое означало бы способность выбора или соответствующий орган в человеке. Однако употребляется его глагольная форма (Мф. 16:24; 21:29; 23:37; Мк. 8:34; Ин. 7:17; Отк. 22:17 и т.д.). Под волей мы понимаем способность к выбору. Любое повеле­ние, любое запрещение, любой призыв или любая просьба, встречающиеся в Библии, предполагают, что люди способны делать выбор.

Мы можем считать акт воли функцией или способностью личности или же просто действием личности, совершающей выбор. Но факт остается фактом: способность выбора — это неотъемлемая часть личностного бытия. Эту способность к выбору мы называем волей. Итак, человек, в общем, — это думающее, чувствующее и действующее существо. Человек думает своим умом, чувствует своим сердцем и действует своей волей.

То, что было сказано о человеке как о личностном, разумном и нравственном существе, часто называется подобием Божиим по форме (Саrl F.Н. Неnrу, Мап // Вакеrs Dictionary оf Тhео1оgу, ed. bу Еvеrett F. Harrison, Grand Rapids: Baker Book House, 1960, рр. 340,341). Я предпочитаю называть это подобием по составу. Но образ Божий в человеке в момент сотворения означал не только подобие по составу; он предполагал также функцио­нальное подобие, которое иногда называется подобием по содержанию (Ibid, р. 341). Функциональное подобие состоит в том, что человек, как творение Бога, думает, чувствует и действует таким образом, который угоден Богу.

Думаю, разница между подобием по составу и функциональ­ным подобием станет яснее, если мы будем различать в лич­ности личностность и индивидуальность. Личностность ох­ватывает подобие Божие по составу, то есть все те элементы, которые вместе образуют личность. Индивидуальность опре­деляет то, каким образом человек думает, чувствует и дей­ствует. Иногда слова личность и индивидуальность исполь­зуются как синонимы, но обычно они все же различаются. В этой книге понятие индивидуальность используется в выше­упомянутом значении. Человек как творение был создан по образу Божию как в своем личностном характере, так и в своей индивидуальности.

Теперь нужно сделать следующий шаг. Функционирование индивидуальности совершается на двух уровнях: сознательном и подсознательном. Человек, каким он был сотворен и каким он был после сотворения, но до грехопадения, и на сознатель­ном, и на подсознательном уровне действовал как подобие Божие.

Подсознание определяется понятиями, отношениями и ре­акциями. Сознание в данном случае означает в широком смысле разум, сердце и волю. Именно в этом смысле мы употребляем слово сознание, когда говорим: «Я решился сделать то-то и то-то». Итак, сознание — это не только рассуждающий, мыс­лящий ум. Это личность в целом — ум, сердце и воля.

Путем изучения, размышления и наблюдения мы накапли­ваем в нашем подсознании знания или понятия. Лишь очень ограниченная часть нашего знания находится в нашем сознании в каждый данный момент. Знание хранится в подсознании, чтобы мы могли его вспомнить. Накопление информации очень похоже на программирование компьютера. В наше сознание заложен огромный запас информации, которая может выда­ваться на поверхность с различной скоростью.

В процессе рассуждения воспринятые нами идеи получают соответствующее восприятие нашего сердца. Мы устроены так, что в определенных ситуациях думаем и чувствуем определенным образом. Подсознание Адама и Евы до грехопадения было напол­нено понятиями и восприятиями по подобию Божию. Люди были подобны Богу на самом глубоком уровне сознания.

Человек — это существо, ориентированное на отношения: это предполагается подобием Божиим по составу и проявляется в функциональном подобии. Человек не может быть адекватно определен без его отношений. Действительно, если человек лишен (или сам себя лишил) этих отношений, то в зависимости от того, какого из отношений он лишен и в какой мере, он умирает, или страдает, или не является полноценным челове­ком. Отношения человека таковы: 1) отношение к Богу; 2) от­ношение к другим людям; 3) отношение к сотворенному миру; 4) отношение к самому себе.

Отношение человека к Богу — это ответственность перед Богом. Рассказав нам о сотворении человека Богом, Библия продолжает: «И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими, и над птицами небес­ными… и над всяким животным, пресмыкающимся по земле» (Быт. 1:28). Об ответственности человека свидетельствуют также другие слова Бога: «от древа познания добра и зла, не ешь от него; ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь» (Быт. 2:17). Из упоминания о Боге, шествовавшем по саду после грехопадения, мы можем заключить, что Он уже бывал здесь раньше и что люди имели общение с Ним. До грехопадения люди вели себя правильно, как следовало подо­бию Бога в отношениях с Богом.

Человек создан для общественных отношений. В Быт. 2:18 Бог говорит: «нехорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему». Хотя впрямую это относит­ся к сотворению жены для Адама, но, учитывая, что человек — это представитель рода человеческого, ясно, что общественные отношения являются элементом замысла Божия. Потребность человека в соответствующих общественных отношениях не менее реальна, чем его потребность в воздухе, воде и пище. Эта потребность заложена в самом устройстве человека, и прене­брежение ею грозит суровыми последствиями.

Человек создан и для отношения к сотворенному миру (Быт. 1:26,28-30; Пс. 8:7-9). На него возложена ответственность за пользование землей, растениями и животными. В первоначаль­ном замысле Бога о человеке присутствовал труд. Он не включал тех нежелательных аспектов труда, которые присутствуют в нем сейчас, но сам по себе труд всегда составлял часть Божьего замысла.

Природа человека предусматривает и его отношение к са­мому себе. Всегда ответственность и вызов сопровождаются самоконтролем: как я поступаю? как относиться к брошенному мне вызову? Вот два наглядных примера ответственности: 1) ответственность за воздержание от вкушения запретного плода (Быт. 2:17); 2) ответственность за владычество над землей и ее обитателями.

Вкушение от запретного плода означало вкушение плодов смерти. Это должно было внушить человеку чувство вины. Осознанная личностью вина стала его самоосуждением, нега­тивной самооценкой. Воздержание же от вкушения должно было стать позитивным восприятием себя. Ответственность за владычество над землей имеет те же главные последствия, то есть самоосуждение или позитивную самооценку. Возможно, нравственный аспект здесь не так явствен, но основной принцип тот же.

Исходя из того, что на человека возложена ответственность и что ему брошен вызов, мы рассматриваем человека как существо с целевой ориентацией. Достижение цели влечет за собой награду, а недостижение связано с потерями — эта установка является неотъемлемой частью человеческой натуры, какой создал ее Творец.

Б. Значение сотворения человека по образу Божию

Образ Божий в человеке придает ему большую ценность. Человек достоин гораздо более высокой оценки, чем животные. Иисус сказал: «Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их?» (Мф. 6:26). Оправдывая исцеление сухорукого в субботу, Иисус также указал на боль­шую ценность человека по отношению к животным. «Он же сказал им: кто из вас, имея одну овцу, если она в субботу упадет в яму, не возьмет ее и не вытащит? Сколько же лучше человек овцы! Итак можно в субботы делать добро» (Мф. 12:11-12).

Грех против ближнего считается серьезным, поскольку че­ловек создан по образу Божию. Из Быт. 9:6 мы можем заклю­чить, что сотворение человека по образу Божию — это основа­ние для смертной казни за убийство. В Иак. 3:9 мы видим, что по этой же причине и клевета на ближнего является серьезным грехом.

Все люди независимо от расы, национальности и пола должны рассматриваться как существа, достойные высочайше­го уважения, поскольку они сотворены по образу Божию. Это основной принцип, который является отправной точкой для правильных взаимоотношений с людьми.

Сотворение человека по образу Божию подразумевает как зависимость, так и независимость человека. То, что человек создан Богом, ставит его в зависимость от Бога. То, что человек является членом рода человеческого, а не только индивидуаль­ностью, означает, что люди зависимы друг от друга. Но то, что человек -— это личность, означает, что он в какой-то степени независим.

В определенном смысле действия человека — это его собст­венные, им лично контролируемые действия. Если бы это было не так, то человек не был бы личностью в полном смысле слова. Но его действия обусловлены и влиянием некоторых факторов. Влияние факторов на решения личности — это совсем не то же, что причина в механической системе причинно-следствен­ных отношений. Здесь категории влияния и реакции более уместны, чем категории причины и следствия.

Во многих наших решениях мы выступаем одновременно и как активная, и как пассивная сторона. Жесткое разграничение между активным и пассивным аспектами означает уподобление нашего решения механической причинно-следственной связи. Это характеризует отношения человека как с Богом, так и с другими людьми.

Определить, в чем нуждается человек по своей природе, мы можем только тогда, когда полностью поймем значение человека как личностного, разумного и нравственного существа, создан­ного для четырех основных типов отношений. Устройство чело­века говорит на только о его возможностях, но и о его потреб­ностях. Мы способны быть не только разумными и нравствен­ными, но и нести ответственность за четыре основные типа отношений. Если одна из этих потребностей не удовлетворена, это для нас потеря. Все разумные, нравственные и духовные действия — это действия личности. Христианские психология, социология и этика должны быть основаны на понимании значения сотворенности человека по образу Божию.

Экзистенциалисты говорят, что существование предшеству­ет сущности. Понятие сущность относится к смыслу и цели. Это значит, что человек прежде всего существует, а затем уже создает себе смысл и цель. Для них нет универсальной истины, которая предшествовала бы его существованию, которая уто­ляла бы его нужды и которой он должен был бы подчиняться. Нравственной власти нет. А потому нет и моральных идеалов. Как говорит Сартр, «пока ты не начинаешь жить, жизнь есть ничто, тебе предстоит придать ей смысл; и ценности — это не что иное, как смысл, который ты избрал».

Христианство утверждает, что сущность предшествует су­ществованию. Истина вечна и универсальна, и она обладает властью над человеком. Она задумана для утоления его нужд. Каждый создан для истины. Все люди устроены одинаково: каждый человек создан по образу Божию и для взаимоотноше­ний с Богом. И это определяет его нужды и средства их удовлетворения. В сущности, в природе всех людей заложены одни и те же потребности.

Любая попытка построить жизнь без Бога обречена на неудачу. Это действительно так, потому что жизнь ставит человека в конфликт с тем предназначением, которое Бог определил для него. Человек не может попрать в себе образ Божий и не пострадать от последствий этого. Нам необходимо выяснить, для чего предназначил нас Бог, и жить в соответствии с Его замыслом.

Власти, как мирские, так и церковные, должны предостав­лять человеку допустимую степень свободы, необходимую для того, чтобы человек мог развиваться как личность и готовиться ко встрече с Богом. С одной стороны, должна быть власть. С другой стороны, должна быть и свобода.

Один из наиболее важных аспектов творения человека по образу Божию состоит в том, что именно благодаря этому стало возможным Боговоплощение. Если бы человек был неразум­ным, безнравственным и безличным животным, то не было бы и Боговоплощения. Возможность искупления тесно связана с тем фактом, что человек сотворен по образу Божию.

II

Человек после грехопадения

А. Воздействие греха на образ Божий в человеке

По этому поводу Генри пишет: «Грехопадение человека не разрушило образ Божий по форме (то есть личность человека), но повлекло за собой искажение (хотя и не разрушение) содержания этого образа» (Henry, loc. cit).

Как мы уже отметили, разъясняя смысл «сотворения по образу Божию», предпочтительнее говорить о подобии по со­ставу (а не о подобии по форме) и о функциональном подобии (а не о подобии по материальному содержанию). Однако смысл остается неизменным. Кроме того, я провожу разграничение между личностью и индивидуальностью. Это разграничение оказывается особенно полезным, когда мы пытаемся объяснить воздействие грехопадения на образ Божий в человеке.

Что касается подобия по составу, то грехопадение здесь ничего не изменило. Человек остался личностью. Он продол­жает быть мыслящим, чувствующим и действующим сущест­вом. Он остается нравственным. Грехопадение не уничтожило ни одного из составных элементов личности. То есть сами элементы пострадали, но все они сохранились. Разрушительные последствия проявились в индивидуальности.

Последствия грехопадения проявляются в области функци­онального подобия. Основная резкая перемена произошла в индивидуальности человека. До грехопадения человек думал, чувствовал и действовал (и на сознательном, и на подсозна­тельном уровне) как подобие Божие. После грехопадения это уже не так. Человек больше не думает, не чувствует, не действует так, как угодно Богу. Это относится и к его сознанию, и к подсознанию.

Очевидно, что из состояния святости человек опустился до состояния греховности (Ис. 53:6; Рим. 3:23). Ясно, что из-за греха человек осужден перед Богом (Рим. 6:23 и Отк. 21:8) и что этот падший человек не угоден Богу и не имеет близости с Богом (Еф. 2:1-3 и Рим. 8:7-8). Понятно также, что человек не может прийти к Богу без руководства Святого Духа (Ин. 6:44) и что для спасения человека необходима столь важная перемена в его жизни, что она называется «новым рождением» (Ин. 3:3-7). Но некоторые аспекты состояния и положения человека не столь очевидны. В приведенной выше цитате Генри пытается дать четкое определение воздействия грехопадения на функци­ональное подобие Божие в человеке. Он заявляет, что хотя имеет место «искажение», но «материальное содержание» (фун­кциональное подобие) все же не разрушено. Возникают вопро­сы: в чем поврежден человек? что подразумевает утверждение об нарушенности функционального подобия?

Я ставлю вопрос не о том, во всем ли греховен человек, а, скорее, о том, что такое общая греховность. Чарльз Райри высказывает следующие соображения по поводу значения греховности в целом:

Общая греховность — это богословское понятие, употребляе­мое для обозначения недостойности человека перед лицом Бога. Это не означает, 1) что каждый человек проявил свою греховность в наибольшей доступной ему степени; 2) что у грешников нет ни малейшего представления о Боге; 3) что грешник повинен во всяком грехе; 4) что греховный человек не может совершать добрые дела в глазах людей. Понятие общей греховности предполагает, 1) что повреждение касает­ся каждого аспекта человеческой природы, включая все его способности, и 2) что в человеке нет ничего, что могло бы оправдать его перед праведным Богом» (Charles C. Ryrie, Total DepravityВакеrs Dictionary оf Тhео1оgу, р. 164). //

Но чем объясняется тот факт, что не каждый грешник проявляет свою греховность в максимальной степени? Почему у грешников может присутствовать определенная моральная ориентация? Как может грешник совершать добрые дела? Ответ заключается в том, что грешник сохраняет свой личностный характер: он продолжает быть личностью — разумным и нрав­ственным существом по своему составу и устройству.

Грехопадение не лишает человека моральной ориентации, как не лишает его разума. Человек должен быть моральным, то есть иметь нравственную установку, чтобы он мог стать безнравственным. Человек должен быть разумным, то есть быть разумно устроенным, чтобы он мог стать неразумным. Именно эту нравственную установку человека имел в виду Павел, когда говорил о язычниках: «они показывают, что дело закона у них написано в сердцах» (Рим. 2:15).

Природа грешного человека предполагает возможность раз­личения правильного и неправильного. Правильное рассматри­вается как положительное, а неправильное — как отрицатель­ное. Всякий человек, поступая неправильно, в какой-то мере воспринимает свой поступок со знаком минус. Это неизбежно: грех привнес в природу человека чуждый элемент. Человек был сотворен для праведной жизни, а не для греха. Он не может жить во грехе и иметь положительную самооценку и внутрен­ний мир. Грех привел человека в состояние конфликта, проти­воречия и замешательства. В той степени, в какой человек отступает от морали Десяти заповедей, он оказывается в кон­фликте не только с Богом, но и с самим собой. Не может быть счастлив человек, живущий в резком расхождении с Десятью заповедями.

Поскольку человек не может полностью искоренить в себе нравственной ориентации, он пытается менять местами полюса: называет правильным то, что ему хочется сделать, и неправиль­ным то, чего ему не хочется делать. Но и здесь человек не достигает полного успеха. Безотносительно к тому, что проис­ходит на уровне сознания, внутреннее существо человека не может оправдать нарушения нравственного закона Десяти за­поведей, и никакие аргументы не способны оправдать такое нарушение. Действительно, людям, идущим таким путем, всег­да не хватает самоуважения, многие прибегают к алкоголю и наркотикам, опускаясь до состояния униженности, отчаяния и депрессии. Все это свидетельствует о том, что наше внутреннее «я» протестует против попыток отойти от основ христианской нравственности.

Человек очень нуждается в одобрении своих действий — как со своей стороны, так и со стороны других людей. В этом причина того, что грешник может совершить доброе дело. Каждый человек чувствует себя хорошим, когда он сознательно совершает поступок, который он считает правильным. Каждый человек испытывает удовольствие от того, что он добровольно помог другому.

Категории правильного и неправильного, несущие, соответ­ственно, положительную и отрицательную оценку, заложены в самой природе человека. Их неискоренимость обуславливает наличие добра в грешнике. Это добро не может ни оправдать его перед Богом, ни утолить нужды его собственной личности. Но именно наличие нравственной ориентации в человеке дела­ет возможным для него восприятие Евангелия. Если бы грехов­ный человек был нравственно слеп или имел бы извращенное представление о понятиях правильного и неправильного, то восприятие Евангелия было бы невозможным, потому что сознание греховности не имело бы под собой основы.

Помимо нравственной установки, которая сохраняет неко­торую степень добра в греховном человеке, существуют еще внешние ограничения, которые удерживают человека и не дают ему грешить так, как он решил бы в случае отсутствия ограничений. Такие ограничения налагаются на человека ро­дителями, властями, обществом и церковью.

Оценивая серьезность силы и воздействия греха, мы должны помнить, что истинная картина греха не всегда проявляется во внешних действиях. В своем воображении каждый совершал такие грехи, которых не совершал в действительности. Но сила, толкающая к мысли о грехе, побуждает и к самому греху. Каждому знакомо некогда испытанное им желание совершить тот или иной грех. Сила, заставляющая нас желать греха, заставляет нас и совершать грех. Некоторые наслаждаются созерцанием чужого греха. Совершает грех та же самая сила, которая наслаждается грехом.

Конечно, это возможно и практически реально, чтобы чело­век, не будучи обращенным, был в определенной степени достойным и порядочным членом общества. Такой человек может даже заниматься благотворительностью, но все это не позволяет ему заслужить одобрения у Бога. Присутствие греха в его жизни все же делает его неправедным пред лицом святого Бога. Власть греха в жизни человека обуславливает его потреб­ность в «новом рождении».

Вопрос о воле стоит в центре дискуссии по поводу греха. Имеет ли греховный человек свободную волю? Если потомки Адама не обладают в определенном смысле свободой воли, значит, они утратили свой личностный характер. Способность к выбору, или воля, — это неотъемлемое качество личности. Воля же может выбирать и действовать лишь в той степени, в какой она является свободной. Лишить волю ее свободы — значит лишить личность воли.

Прежде чем приступить к обсуждению воздействия греха на волю, следует прояснить некоторые вопросы, связанные со значением понятия свобода воли. Свобода воли не предпола­гает, что на волю не оказывают влияния внешние силы или воздействия. Она также не предполагает, что эти силы не могут стать определяющим фактором в осуществлении воли. Но свобода воли предполагает, что внешние силы не могут абсо­лютно гарантировать определенного действия воли. Здесь речь идет о влиянии и реакции, а не о механическом причинно-след­ственном отношении.

Свобода воли — это свобода в пределах возможного. Это не абсолютная свобода. Человек не может быть Богом. Он не может быть ангелом. Свобода человека осуществляется в пре­делах возможностей, предусмотренных человеческой природой. К тому же, факторы, действующие на волю, отражаются и на широте возможностей.

До грехопадения Адам и Ева имели такой круг возможнос­тей, в котором они могли либо сохранять совершенную правед­ность, либо согрешить. После грехопадения совершенная пра­ведность уже не входила в круг их возможностей. То же самое относится к греховному человеку вообще (Рим. 8:7-8). Если кто-либо считает, что свобода воли позволяет нехристианину. жить в праведности и не грешить, то он неправильно понимает свободу воли. Такое понимание явно противоречило бы Писа­нию (Рим. 8:7-8).

Иисус объясняет, что грешник не может поверить в Еванге­лие, если его к этому не приведет Святой Дух (Ин. 6:44). Действие Святого Духа в сердце человека, слышащего Еванге­лие, дает ему возможность ответить «да» или «нет». Человек может выбрать либо тот, либо другой ответ. Если бы это было не так, можно было бы усомниться в том, что после грехопаде­ния человек остался личностью. Если человек не является до некоторой степени самоуправляемым существом, значит, он не личность. Конечно, самостоятельность зависит от многих фак­торов, но все же она сохраняется постоянно. Как я уже объяс­нял, я не считаю, что греховный человек может избрать Христа без помощи Святого Духа. Но я считаю, что независимо от силы действия Святого Духа положительный либо отрицательный ответ человека — это его собственное решение.

Веру можно назвать даром в том смысле, что без божествен­ной помощи она была бы невозможна. Но это не означает ни того, что вера существует вне личности и дается ей, ни того, что Бог верит вместо человека. Человек с Божьей помощью верит сам.

Я считаю, что кальвинизм ошибается в своем понимании выражения «мертвый по преступлениям». Корнелиус Ван Тиль излагает кальвинистскую трактовку так:

Человек мог согрешить, лишь будучи созданием Божиим, сотворенным по образу Божию. Таким образом, согрешив, он, как грешник, «мертв по преступлениям», то есть даже не способен сам протянуть свою руку, чтобы получить спасение. Но Писание продолжает относиться к нему как к существу ответственному: оно призывает его к вере и покаянию. И все же вера есть дар Божий. Лазарь лежал в могиле, он был мертв. А Иисус повелел ему восстать, и он восстал (Cornelius Van Til, Calvinism // Total Depravity // Вакеrs Dictionary оf Тhео1оgу, р. 109).

Предложенная выше трактовка понятия «мертвый по пре­ступлениям» предполагает, что слово мертвый здесь означает «не имеющий жизни». В мертвом теле Лазаря жизни нет. Оно не было способно к действию, пока Иисус не воскресил его. Если в рассматриваемом выражении слово мертвый следует понимать именно так, то, согласно кальвинизму, грешник как бы глух и нем и ничего не знает о Боге, грехе и спасении, покуда Бог не воскресит его через новое рождение. Только тогда грешник получает возможность слышать и говорить.

Я считаю, что выражения «мертвый по преступлениям и грехам» и «духовная смерть» означают, что человек отделен от Бога, мертв для общения с Богом. У него не может быть связи с Богом и единения с Богом. В принципе, это можно сравнить с тем, о чем говорил Павел: «которым для меня мир распят, и я для мира» (Гал. 6:14). В этом контексте и Павел, и мир живы, поскольку имеют в себе жизнь. Но они мертвы для реальной взаимосвязи между собой.

Если мое понимание верно, то духовная смерть предполага­ет, что грешник отрезан от сопричастности Богу и общения с Ним. Это действительно так, поскольку этого требует святость Бога, покуда грех не искуплен, но также и вследствие того, что грешник в сердце своем восстал против Бога. Итак, грешник не сопричастен Богу, но это не означает, что он абсолютно глух к обращениям Бога. Если бы это было так, то грешник не мог бы даже исказить послание Бога. Человек не может исказить послание, которого он не мог слышать. Но тот факт, что человек грешит, означает, что он слышит плохо. Человек склонен противиться истине, восставать на нее и искажать ее. Благая Весть сталкивается с сильным сопротивлением. И требуется действие Святого Духа, чтобы сообщение Благой Вести греш­нику было успешным и привело к вере и к отклику с его стороны. Такая трактовка учитывает значение греха, потреб­ность в просвещении и водительстве Святого Духа и тот факт, что греховный человек — это личность.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Статьи с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s