СПАСЕНИЕ: ЗАСЛУГА БОГА И ПОТРЕБНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА

Виталий Якубец

vit-yakubez@yandex.ru

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ОБЗОР ОСНОВНЫХ УЧЕНИЙ О СПАСЕНИИ

1. Основные положения классического кальвинизма

1.1. Предопределение как безусловное избрание

1.2. Непреодолимая благодать

1.3. Полная греховность человека

1.4. Ограниченная искупление

1.5. Вечная безопасность

2. Основные положения учения Арминия

2.1. Предопределение как условное избрание

2.2. Непринудительная благодать

2.3. Свободная воля как способность нуждаться в Боге

2.4. Неограниченное искупление

2.5. Условная безопасность

3. Сравнительный анализ и оценка последствий

ГЛАВА 2. ЗАСЛУГА БОГА

1. Предопределение

1.1. Предопределение, обусловленное предузнанием

1.2. Защита концепции условного предопределения

2. Избрание

2.1. Призвание – предложение спасения

2.2. Обращение – принятие спасения

2.3. Защита концепции условного избрания

3. Искупление

3.1. Условное искупление между универсализмом и фаворитизмом

3.2. Защита концепции условного применения плодов искупления

ГЛАВА 3. ПОТРЕБНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА

1. Воля

1.1. Пределы свободы воли человека

1.2. Определение понятия: свобода воли и свобода выбора

1.3. Добровольное подчинение Богу

2. Вера.

2.1. Является ли спасительная вера даром?

2.2. Является ли спасительная вера делом?

3. Совесть.

ГЛАВА 4. СПАСЕНИЕ

1. Даровый характер спасения.

2. Условность гарантий спасения.

3. Ответственность человека в вопросе устояния в спасении.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЯ

ВВЕДЕНИЕ

В настоящий момент в христианском мире нет единого, общепринятого мнения по вопросу обретения человеком вечной жизни или спасения. В основном богословы склоняются к двум, противоположным мнениям, каждое из которых претендует на истинность – кальвинизм и арминианство. При существовании значительных противоречий между ними, становится ясно, что некоторая часть христиан утратила видение того, каким же образом человек обретает спасение, какова его ответственность за него, а также какие из поступков христианина будут вознаграждены на небесах, а за какие он лишится награды. Между тем от решения этих вопросов зависит мотивация и характер библейского хождения перед Богом, степень освящения жизни христиан и уровень их практического благочестия.

Очевидно, что не может быть, чтобы в совершенно равных условиях в Писании существовало два одинаково верных и в тоже время взаимоисключающих решения. Или они оба неверны или одно из них верно, а другое нет. В любом случае в Библии должны быть объективные тому доказательства. Суть сотериологического спора сводится к одному вопросу: предоставляет ли Бог человеку возможность влияния на свою судьбу (земную и небесную) и, если да, то какую? На него и предстоит дать честный ответ каждому заинтересованному в собственном спасении человеку.

По данной теме существует столько литературы, что трудно предположить существование еще какого-либо оригинального варианта решения данного спора между кальвинистами и арминианами. Уже перепробованы все возможные комбинации между ними, которые все равно оказались весьма неустойчивыми компромиссами, требующими склонения либо в одну, либо в другую стороны. Данное положение усугубляется тем, что откладывать на будущее выяснение вопроса, каким же образом человек обретает спасение, является слишком рискованным делом. Каждый человек в данном положении, как говорится, «либо пан, либо пропал».

Помня о предупреждении Священного Писания: «Всякое слово Бога чисто… Не прибавляй к словам Его, чтобы Он не обличил тебя, и ты не оказался лжецом» (Притч. 30:5, 6), мы уделим особое внимание буквальному толкованию текстов Библии, и в своих последующих исследованиях будем основываться на них. Нам важно, чтобы результаты исследования были выведены из Священного Писания, а не введены в него по причине предвзятого толкования текста в свете человеческой доктрины, поэтому мы заранее должны согласиться с конечным результатом этого исследования, чтобы не искать «своего», а только того, что угодно Иисусу Христу. «Это, братия, приложил я к себе и Аполлосу ради вас, чтобы вы научились от нас не мудрствовать сверх того, что написано» (1 Кор. 4:6).

Нам предстоит рассмотреть основные исторически сформировавшиеся учения, прослеживая их на предмет согласованности с общим смыслом Библейского Откровения, привести мнения других авторов с целью выяснения существующей раскладки мнений. Поскольку, каждый даст отчет Богу только за себя (Рим. 14:12), и ответственность за правильное или неправильное истолкование и применение библейского текста лежит непосредственно на каждом конкретном человеке (Притч. 30:5, 6), то право определять, что есть библейская позиция, а что нет, мы оставляем за собой (1 Иоан. 2:27).

Предыстория рассматриваемой темы играет ключевую роль для доктринально правильного освящения вопроса спасения человека. Именно на этой стадии закладывается основание нашей герменевтики. Если у нас есть библейская ориентация в понимании данного вопроса, это стоит многого, потому что еще прежде, чем приступить к исследованию, необходимо проверить учения и доктрины на предмет их соответствия общей направленности содержания Библейского Откровения. И если на первом этапе, они не вписываются в рамки общей картины, нет смысла проверять их соответствие в частности. Если корень не свят – ветви святыми не будут.

Важно иметь постоянно в виду общие контуры вопроса спасения, ясно представленные нам в Писании. Грех первоначально возник в духовном, бессмертном мире (Лук. 10:18). Чтобы уничтожить грех, Бог позволил ему материализоваться в плоти (Марк. 5:12-13). Сама плоть не является грехом, но существующий грех или зло не может проявляться в физическом мире, не обладая плотью. Поскольку же греховная плоть не вечна (Рим. 6:23), то с ее смертью умирает и обладавший ею грех. Сын Божий приняв «подобие плоти греховной» (Рим. 8:3) и взяв на Себя весь грех (1 Иоан. 2:2), умирает для того, чтобы лишить грех его силы (Евр. 2:14). А поскольку Иисус был безгрешным, у смерти не было основания удержать Его, и Бог воскресил Христа из мертвых (Деян. 2:24). Таким образом Бог осуществил Свой замысел победы над грехом и смертью в вопросе спасения человека (1 Кор. 15:54).

Главным предметом нашего исследования является Евангелие Иисуса Христа. В словаре The New International Dictionary of New Testament Theology говорится, что слово евангелион изначально было в основном техническим термином, означавшим извещение о победе, а так же использовалось для обозначения позитивных политических и других благоприятных сообщений. В Септуагинте обетования о пришествии Мессии и о Царстве Божьем, так же обозначались словом евангелион. Оно переводится как «благая весть». В Новом Завете существительное евангелион[1] Иисус Христос выразил эту весть предельно ясно: «исполнилось время и приблизилось Царствие Божие: покайтесь и веруйте в Евангелие» (Марк. 1:14-15). С этих слов началась проповедь Иисуса Христа, ими же она и завершилась: «Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет» (Марк. 16:15-16). обозначает исключительно «благую весть» о том, что Бог открыл путь спасения грешникам.

Из данных мест Писания следуют простые, но важные выводы:

  1. Бог первым сделал определенный шаг на встречу человеку («приблизилось Царствие Божие»);
  2. Бог возложил ответственность за покаяние и веру на человека («покайтесь и веруйте в Евангелие»);
  3. Евангелие предназначено для всех людей, поскольку оно есть Добрая весть для каждого грешника («кто будет веровать… спасен будет»).

Евангелие – это исполнение надежды Израильского народа и открытая дверь к спасению для язычников. Итак, суть Евангелия – это позитивная, добрая весть о победе над смертью и грехом, адресованная всем людям. Эти моменты важно помнить при рассмотрении всех библейских учений на всех этапах их изучения, особенно, когда речь идет о предпочтении того, или иного, варианта перевода или толкования. Некоторые авторы, пишущие на тему спасения, вступая в полемику, ничуть не смущаются тому, что те идеи, которые они с успехом доказывают с помощью использования правил грамматики оригинальных языков, изначально противоречат очевидным положениям учения Христа.

К тому же необходимо помнить о том, что истинная характеристика какой-то части составного предмета не обязательно должна быть присуща всему предмету. Истинность доктрины, в общем, не может подтверждаться истинностью лишь некоторых отдельных ее частей, ссылающихся на Библию. Ведь любое ложное учение и заблуждение, в конечном итоге, пытается основываться на истинном Писании, но истинность Писания не подтверждает истинность лжеучения. Поскольку Писание дано Духом Святым, то судить о нем нужно духовно, проницательно и честно, а не поверхностно, лукаво и по-плотскому (1 Кор. 2:12, 13).

Цель написания данной работы заключается в том, чтобы, опираясь на Священное Писание, рассмотреть и проанализировать вопрос, каким же образом должны формироваться взаимоотношения человека с Богом, и установить, что играет определяющую роль в вопросе обретения человеком спасения, а также последующего пребывания в нем. Затем на основе полученных результатов исследования сформировать личную позицию, и только после этого занять должную сторону в существующем споре между кальвинистами и арминианами. Итак, не действуя предубежденно по отношению ко всем существующим по данному вопросу точкам зрения, нам предстоит установить, какая из них наилучшим образом соответствует библейскому пониманию вопроса.

ГЛАВА 1.

ОБЗОР ОСНОВНЫХ УЧЕНИЙ О СПАСЕНИИ

В данном разделе представлены основные направления в богословии спасения – учения кальвинизма и арминианства, которые имеют наиболее сильную поддержку в среде богословов последнего времени, и которые в той или иной форме составляют основу вероисповедания, как отдельных церквей, так и христианских конфессий.

1. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ КЛАССИЧЕСКОГО КАЛЬВИНИЗМА

1.1. ПРЕДОПРЕДЕЛЕНИЕ КАК БЕЗУСЛОВНОЕ ИЗБРАНИЕ

Предопределение имеет два аспекта: широкий и узкий. Широкий подразумевает, что Бог предопределил все, что только может произойти в истории, от ее прошлого до вечности. Узкий характеризуется как вечное Божье установление, которое предопределяет жизнь вечную для одних людей, и вечное проклятие для других. И потому каждый человек сотворен для одного из двух состояний, либо к жизни, либо к смерти.[2] Предопределение является безусловным и не зависит от отклика человека. Поскольку оно имеет две стороны — предназначение судеб спасенных и погибших, то некоторые называют его «двойным предопределением». Человек не может сопротивляться Божественному промыслу.[3] Избрание – это предопределение спасенных. Основанием для избрания не являются ни заслуги, ни «предвиденная вера», ни даже Сам Христос, как призывающая и пробуждающая сторона, поскольку избрание абсолютно безусловно или произвольно.

Осуждение — это «вечный промысел Бога, Который решил не удостоить некоторых людей воздействия Своей особой благодати и наказать их за их грехи, ради проявления своего правосудия».[4] В промысел Божий включается, что «Бог в господстве Своем определил в вечности все, что произойдет, и осуществляет Свою всевышнюю волю в Своем творении».[5]

Порядок спасения в кальвинизме: 1) рождение свыше; 2) действенный призыв; 3) обращение, которое состоит из двух частей: покаяния и веры; 4) оправдание; 5) освящение. Спасительная вера – дар Божественной благодати и невозможна для не рожденного свыше человека.[6]

1.2. НЕПРЕОДОЛИМАЯ БЛАГОДАТЬ

Бог обеспечивает успех за счет «мгновенного воздействия Духа Святого на человеческую волю как на дух».[7] Бог «оказывает такое влияние на человеческий дух, что заставляет желать этого».[8]

1.3. ПОЛНАЯ ГРЕХОВНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА

Полная греховность означает, что грешник совершенно неспособен своими силами выйти из состояния греховности. Грешник не может изменить свою жизнь с помощью действий, основанных на решимости, силе воли и готовности исправиться.[9]

1.4. ОГРАНИЧЕННОЕ ИСКУПЛЕНИЕ

Замысел искупления для Бога заключается в «намерении обеспечить спасение для всех, кто фактически будет избавлен, и только для них».[10]

1.5. ВЕЧНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Рожденные свыше от Бога не могут быть отступниками и определенно устоят до конечного спасения.[11] Учение о «неотступности святых» выражается и в других формулировках, например, таких как: «сохранение святых»; «раз и навсегда полученное спасение»; «вечная безопасность», «спасен однажды – спасен на веки».[12]

2. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ УЧЕНИЯ АРМИНИЯ

2.1. ПРЕДОПРЕДЕЛЕНИЕ КАК УСЛОВНОЕ ИЗБРАНИЕ

Бог принимает Свои вечные решения независимо ни от каких внешних по отношению к Нему Самому условий. Бог извечно учредил условное избрание, т.е. избрать к спасению лишь тех людей, кто поверит в Него.[13] «Поскольку только верующие будут спасены, значит только верующие предназначены к спасению».[14]

Избрание христоцентрично, «так как Бог не может любить грешников во спасение, пока не примирит их с Собой во Христе, значит нет для предопределения и места кроме как во Христе».[15]

Осуждение – «промысел гнева, или строгости воли Божьей; которым Он постановил в вечности осудить на вечную смерть неверующих, которые по собственной вине и справедливому суду Бога не уверуют, ради провозглашения Своего гнева и силы».[16]

Порядок промыслов Божьих: 1) решение избрать Христа как Ходатая и Спасителя; 2) решение принять в милости тех, кто покается и уверует, и таким образом осуществить спасение верующих во Христе и через Него и оставить во грехе и во гневе неверующих и осудить их; 3) решение подготовить средства для покаяния и веры в соответствии с Божественной мудростью; 4) решение спасти (или осудить) конкретных людей в соответствии с предведением того, кто из них поверит (или не поверит), и устоит в вере с помощью Его благодати.

Божье предопределение в вопросе спасения достигается не принудительными мерами, а убеждением. «Покаяние и вера не могут быть осуществлены иначе, чем посредством дара Божьего. Но само Писание и природа обеих даров ясно учит, что этот дар – некий род убеждения».[17]

Порядок спасения: 1) призыв или благодать, предшествующая возрождению; 2) обращение, включающее в себя покаяние и веру; 3) оправдание; 4) возрождение; 5) освящение. Оправдание, возрождение и изначальное освящение – всегда одномоментны.[18]

2.2. НЕПРИНУДИТЕЛЬНАЯ БЛАГОДАТЬ

Божья благодать воздействует на людей как до их возрождения, так и после него, но ни в том, ни в другом случае не является принудительной. Поэтому, если человек не сопротивляется ей, непременно ведет к возрождению. Согласно Арминию, Бог требует от всех людей проявления веры только потому, что «постановил даровать  человеку достаточно благодати, чтобы он мог поверить».[19]

2.3. СВОБОДНАЯ ВОЛЯ КАК СПОСОБНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА НУЖДАТЬСЯ В БОГЕ

Этот принцип учит тому, что человек, несмотря на то, что находится под воздействием греха, все же способен избирать духовное благо и развивать веру в Бога для принятия проповеди Евангелия и таким образом приобрести спасение.[20]

Сам Арминий определял возможность свободы воли человека фактом Божьего самоограничения: «Если Бог решил использовать силу, которой… творение может сопротивляться, значит, следует говорить, что событие происходит не неизбежно, но допустимо, хотя его действительное  течение определенно известно Богу заранее».[21]

2.4. НЕОГРАНИЧЕННОЕ ИСКУПЛЕНИЕ

«Цена, которую уплатил Христос, отдав Свою жизнь, была уплачена за всех и каждого»,[22] однако воспользоваться плодами искупления могли только верующие.

2.5. УСЛОВНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Обладание спасением все время зависит от веры человека. «Невозможно для верующих, пока они остаются верующими, отпасть от спасения».[23]

3. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ И ОЦЕНКА ПОСЛЕДСТВИЙ

Поскольку оба данные учения ссылаются на Библию, имеют солидную богословскую поддержку, и, тем не менее, совершенно по-разному трактуют одни и те же вопросы, то для решения противоречивых моментов необходимо обратиться непосредственно к Священному Писанию. Проблема здесь возникает по вполне прозаичной причине, а именно: многие моменты из Библии преподносятся в свете заведомо принятых на веру (априорных) логических умозаключений и предпосылок, не позволяющих довольно ясные для понимания места Священного Писания воспринимать буквальным образом.

Такая предвзятость мешает выяснить ряд важных вопросов: Какую роль (пассивную или активную) в вопросе богопознания играет воля человека? Какова его ответственность пред Богом за принятие или отвержение Евангелия? Исключает ли необходимость Божественной благодати для достижения спасения человеческую ответственность в его получении? Это — ключевой вопрос, отвечать на который необходимо не в свете доктринальной необходимости, а как он представлен в Библии.

С этим вопросом связаны и другие: До какой степени грех разрушил природу человеческого естества? Может ли грешный человек вообще, что-либо пожелать кроме греха? Учитывает ли Бог волю человека, избирая его к спасению или нет? Предъявляет ли Он какие-либо требования к нему, или Ему безразлично кого спасать? Если спасение — это вопрос не только воли, но и веры, то как возникает вера и какова ее природа? Дается ли она Богом или же ожидается от человека? Если «праведный верою жив будет», то значит ли это, что он должен выпрашивать эту веру у Бога?

Как мы можем узнать при беглом знакомстве с обоими способами объяснения пути спасения, они дает на эти вопросы диаметрально противоположные ответы. К каким же последствиям ведет каждое из этих учений, и не опасны ли они еще до того, как рассматривать их доказательства? Кальвинисты считают, что Божье правление миром несовместимо со свободным существованием человека. Богу не только не нужна, но и мешает свободная воля человека. По этой причине вопрос спасения не может зависеть от человеческой воли. Такая позиция поднимает целый ряд вопросов, на которых у кальвинистов нет вразумительных ответов. Основным из них является следующий: «Если спасение возможно только по причине принуждения Божьего, кто должен нести ответственность за погибель тех, кого Бог не пожелал спасать?» Получается, что Бог становится безусловной причиной не только спасения, но и погибели людей. Такой взгляд, по мнению оппонентов кальвинизму, искажает библейское лицо Бога и решительно противоречит библейским данным.

В отличие от кальвинистов, арминиане убеждены, что Бог не может принуждать к спасению людей в силу моральной природы Его Естества. Следовательно, Бог ожидает от человека личной реакции на Его предложение спастись. Такой подход кальвинисты обвиняют в присваивании человеком Божьей славы в вопросе востребования спасения. Получается, что кальвинизм оспаривает моральную природу, а арминианство – правовую природу Бога. Соответственно, кальвинизм, ссылаясь на величие Божье, отрицает естественные права человека, в то время как арминианство их признает, утверждая, что наличие свободного послушания способно прославить Бога лучше, чем принудительное.

Итак, наше исследование вопроса о способе взаимоотношений между Божьей волей и человеческой в вопросе спасения мы построим по следующей схеме: (1) Божья заслуга в деле обеспечения всем людям спасения; (2) человеческая потребность в этом спасении; (3) способ сочетания обеих этих библейских истин. Рассматривая эти и другие вопросы, мы попытаемся доказать, что наличие заслуживающей спасениеактивности Бога не устраняет необходимости существования восприимчивой активности этого спасения со стороны человека. Иными словами, мы убеждены в том, что человек призван, а значит и может, не только прекратить свое сопротивление Божественной благодати, но и активно желать ее обретения, рассчитывая на Божье заявление даровать ее всякому верующему человеку. Иными словами, мы предпримем попытку определить, какое же участие ожидает Бог от своего творения при наделении его спасением, и в чем состоит подлинная ответственность этого творения за полученное спасение.

ГЛАВА 2.

ЗАСЛУГА БОГА

1. ПРЕДОПРЕДЕЛЕНИЕ

1.1. ПРЕДОПРЕДЕЛЕНИЕ, ОБУСЛОВЛЕННОЕ ПРЕДУЗНАНИЕМ

Поскольку с течением времени слова меняют свое лексическое значение, то для более точного их определения необходимо рассмотреть в каком значении они употреблялись в ближайшем культурно-историческом контексте. Кальвинисты пытаются на основании изучения еврейского текста подменить понятие «предведение», придав греческому слову «предузнал» смысл «предназначил» или «предопределил»[24]. Однако «предузнание» и «предопределение» — греческие слова, а не еврейские, поэтому рассматривать их употребление, имеет смысл только в ближайшем грамматическом и временном контексте Нового Завета.[25]

Греческое слово «прогиноско», переведенное как «предузнание», употребляется в значении «знать наперед», «предвидеть»,[26] и в Новом Завете встречается пять раз: Деян.26:5 (знают); 1 Петр. 1:20 (предназначенного в Синод. переводе, «предузнанного» в Подстр. переводе); 2 Петр. 3:17 (предварены); Рим. 8:29 (предузнал); Рим. 11:2 (наперед знал).

Греческое слово, «прооридзо», обозначающее деяние Бога и переведенное как «предопределение» употребляется в значении «заранее определять», «предназначать», «предопределять»[27] и встречается шесть раз в Новом Завете: Деян. 4:28 (предопределила); Рим. 8:29 (предопределил); Рим. 8:30 (предопределил); 1 Кор. 2:7 (предназначил); Еф. 1:5 (предопределив); Еф. 1:11 (предназначены).

Очевидно, что эти слова не синонимы, и обозначают разные понятия, разные категории, разные процессы, а все попытки упразднить это различие ни чем не оправданны. Если мы попытаемся как-то противопоставить предопределение или предвидение друг другу, или заменить одно другим, то неизменно придем к односторонним выводам, и именно эта тенденция наблюдается в богословии кальвинизма. Но оправданна ли такая конфронтация?

В Священном Писании, безусловно, присутствуют две составляющие Божественного управления: и предопределение, и предвидение. Но есть моменты, когда мы можем говорить о действии только одной из них. Например, Бог наперед говорил, что придет время и Израиль отступит от Господа. Если сказать, что Бог предопределил все, тогда кто ответит за грех избранного народа? (Ис. 65:2). Кто обвинит Иуду Искариота, если он всего лишь исполнил сказанное о нем пророчество? (Иоан. 13:27). Правда состоит в том, что не Иисус избрал Иуду для предательства, но Иуда избрал Иисуса (Иоан. 6:71).

Конечно, в Писании существуют моменты, когда без сомнения речь идет о предопределении как плане Божьем: рождение Иисуса Христа (Лук. 1:31); призвание пророков (Иер. 1:5; Лук. 1:15) и т.п. Однако, как отмечает К. Прохоров, Божье избрание на какое-либо служение отнюдь ещё не гарантирует вечной жизни. Да, Господь избрал и поставил на определенное служение в Ветхом Завете длинный ряд левитов, священников, царей и пророков (1 Цар. 16:7-12), в Новом Завете избрал Своих апостолов (Ин. 15.16). И всё же не все из них, несмотря на это избрание, были спасены. Достаточно вспомнить царя Саула (1 Цар. 28:16; 31:4) или Иуду Искариота, названного «одним из двенадцати» (Ин. 6:70, 71).[28]

Некоторые теологи, пытаясь смягчить учение о двойном предопределении, говорят о безусловном предопределении или избрании только к спасению, хотя даже в этом случае непонятно, каким же образом оно может быть безусловным. Если Бог не предопределил грехопадение, а лишь только допустил его, значит, ни о каком абсолютном Его предопределении говорить не приходится, поскольку оно оказывается ограниченным Его предведением грехопадения. Безусловность воли Божьей необходимо включает в себя такие атрибуты, как всеохватность и неограниченность, т.е. абсолютный произвол.

Но здесь есть проблема еще более сложная: если есть обреченные на спасение, очевидно, что есть и обреченные на погибель, поскольку это – явления обратно зависимого порядка. Божьему предопределению невозможно спасти одних людей, не осуждая на погибель при этом остальных. И это замечание еще более справедливо, если признать, что спасение совершенно не зависит от самих людей, а только от Бога, что делают умеренные кальвинисты. По этой причине Августин и следовавшие ему во всем Кальвин были более откровенными в этом вопросе, описывая такое положение дела как «двойное предопределение».

Если верить кальвинистам, на страницах Библии должна быть описана довольно большая категория обреченных на погибель людей, которым не повезло в том, что они родились позже Адама, который согрешил, и таким образом они оказались заложниками смерти. Но еще большая их беда заключается в том, что ими пренебрег Сам Бог, не пожелав спасти их (и нет разницы, когда Он не пожелал  этого сделать: до греха Адама или после). Это те, которые никогда не имели даже призрачного шанса поверить, покаяться и таким образом спастись, зато не по своей воле родились с неудержимой тягой к греху. Это те, к которым не обращено Евангелие, это те о гибели, которых Бог даже не сожалеет, не желая их покаяния и спасения.

Интересно: если поголовное уничтожение людей без суда и следствия происходит по молчаливому согласию человеческих властей, это называется геноцидом[29], а если это происходит с молчаливого согласия Бога, это – «Божественный суверенитет». Но даже беглого знакомства с Библией достаточно, для того чтобы понять, что такой категории людей просто не существует. Зачастую человек приписывает Богу то, что Ему даже на ум не приходило. Бог не мыслит, чтобы Ему в жертву в физическом смысле была принесена даже одна человеческая жизнь (Иер. 32:35).

В кальвинизме же фигурируют души миллиардов людей, якобы не предопределенных к спасению, тогда как каждая из них в глазах Бога более значима, чем весь материальный мир (Матф. 16:26). Так для твердого кальвиниста Артура Пинка эта огромная масса людей не более чем «книга, брошенная на пол». Мотивация — Бог якобы не желает держать некоторых грешников в Своей руке. Бесспорно, это Его право, но интересно другое: Тот же Бог, у Которого «нет лицеприятия и тени перемен», в то же самое время точно таких же мерзких и падших грешников избрал для того, чтобы не только держать их в Своей руке, но и любить, сделав подобными Сыну Своему.

Такова логика сторонников учения о безусловном предопределении или избрании. Но это вовсе не значит, что так думает и действует Бог, Который однажды заповедал человеку: «В кисе твоей не должны быть двоякие гири… ибо мерзок пред Господом Богом твоим всякий делающий неправду» (Втор. 25:13-16). Если «… все согрешили и лишены славы Божией» (Рим. 3:23), то и все имеют равные шансы попасть в ад. Однако предызбрание некоторых нераскаявшихся грешников к спасению исключает такую возможность в принципе, потому что определенным лицам, лишенным славы Божьей, вместо адского пламени Бог приготовил небеса, причем, как утверждает тот же автор, «Бог преднамеренно избрал самых недостойных, чтобы на них излить Свою особую благодать».[30] Это что-то новое! Бог приготовил царские палаты для тех, кто попирает Сына Божия, не почитает за святыню Кровь завета и Духа благодати оскорбляет (Евр. 10:29)?

В поддержку этой позиции ее сторонники высказывают мнение, что Господь призвал Авраама, когда тот был еще идолопоклонником, поскольку жил в Уре Халдейском – столице идолопоклонства. Следуя этой логике можно заключить, что праведный Лот племянник Авраама должен считаться мужеложником, поскольку жил в Содоме среди людей неистово развращенных (2 Петр. 2:7). Хорошее наблюдение, но неверный вывод. В случае с Авраамом гораздо полезнее вспомнить о том, что Ной, которого Петр называет проповедником правды (2 Петр. 2:5), жил после потопа еще триста пятьдесят лет (Быт.9:28) и несомненно свидетельствовал об истинном Боге не только своим детям и внукам, но и правнукам, и праправнукам. Сын Ноя Сим, свидетель и очевидец Божьего суда жил после потопа еще пятьсот два года (Быт.11:10 — 11), это достаточно долго для чтобы его историю мог лично слышать не только Авраам, но и Исаак, и Иаков!

Неужели Сим никому не рассказывал о пережитом им потопе и спасшем его истинном Боге? А о чем свидетельствовал современник Авраама Мелхиседек – царь Салимский, священник Бога Всевышнего (Быт. 14:18)? Кому позже поклонялся Иофор священник Мадиамский! (Исх. 18:12). Очевидно, что люди того времени знали допотопную историю и слышали свидетельство об истинном Боге. Вопрос был только в том, поверить ли услышанному и покориться, или противостать и не поверить. Сегодня мы наблюдаем ту же картину: благодаря распространению Библии люди знают Божье Откровение, но кто поверил слышанному?

В Священном Писании мы встречаем множество мест, указывающих на одну грешную природу, присущую всем людям. Бог не отличает грешников до их уверования на Своих (т.е. предопределенных к спасению или избранных), и чужих (т.е. обреченных на погибель или неизбранных), а у Него «гири точные и правильные». Если нет праведного ни одного (Рим. 3:10), значит, все имеют равные шансы быть в аду. Но предопределение к спасению тех лиц, которые не желают служить Богу, поскольку Бог не учитывает их волю, исключает такую возможность вообще! Неужели Бог лицеприятен? Никак! – говорит Писание (Деян. 10:34). Если Сам Бог выступает против применения политики двойных стандартов (Втор. 25:16), зачем же христиане приписывает Ему такую политику?

Кто решил, что Бог, оправдывающий одного преступника и наказывающий точно такого же другого, абсолютно справедлив? Прокурор так же имеет определенную власть. Пред ним факты сотен преступлений, конкретные доказательства их вины. Его обязанность — открывать уголовные дела по каждому из них, но что он делает своим волевым решением? Разве он может поступать законно по отношению к одним людям и в то же самое время по каким-то личным мотивам не дать свершиться правосудию по отношению к другим? Разве можно оценить его такие действия, идущие в обход закона, как проявление благости, милосердия и сострадательности к избранным им преступникам? Разве такая аргументация убедит хоть один человеческий суд? Но Божий суд выше человеческого!

Если объявляется амнистия для преступников, объявляются также и основание и правила для этой амнистии – это закон. Для получения Божественной амнистии также есть основание – заместительная смерть Иисуса Христа, а также право, на кого она распространяется, — вера человека, а не избрание к вере, не зависящее от самого грешника. И это – также неизменный Божий закон (Иоан. 5:24). Разве есть что-то общего у благодати с беззаконием! Разве власть и полномочия устраняют закон и порядок? Разве всемогущество Бога устраняет Его справедливость, и нелицеприятие?

Может быть, тогда нет ничего плохого в том, когда какой-либо родитель скажет своему непутевому ребенку: «Разве я не могу делать все, что хочу? Я тебя породил, я тебя и убью!» Но здравый смысл говорит: «Нет! Такого делать нельзя!» Какая же польза из того, что кальвинист, пытаясь «возвеличить» Творца, ставит ни во что Его разум, моральные принципы и весь замысел в отношении творения. Отнимая у человека способность к самоопределению посредством веры, он возлагает ответственность за судьбы миллиардов погибших людей на Бога, Который, будучи «властен в своем делать, что хочет» (Матф. 20:15), не пожелал предопределить их к спасению и даровать им спасительную веру.

Предопределение нераскаявшегося грешника к спасению в кальвинизме есть ни что иное, как вселенский закон. Если ты предопределен, ты — непременный получатель веры по закону, а твоя личная вера не больше чем фарс. По существу ее не только нет, но и быть не может. Есть только Божья вера, которая механическим образом действует в тебе. Так и написано: «Если утверждающиеся на законе суть наследники, то тщетна вера» (Рим. 4:14).

К. Фишер пишет, что два главных понятия августинистской системы, находятся в противоречии между собой: понятие Бога требует безусловности воли, а безусловная воля – понятия предопределенности, исключающей человеческую свободу; но без свободы нет греха»![31]

1.2. ЗАЩИТА КОНЦЕПЦИИ УСЛОВНОГО ПРЕДОПРЕДЕЛЕНИЯ

Мы не сможем разобрать всех аргументов, которые используют кальвинисты в свое оправдание, однако отметим факт подложного смысла некоторых из них. Например, Слово Божье говорит, что «Христос… в определенное время умер за нечестивых» (Рим. 5:6). Однако разве это доказывает то, что Бог предопределил к спасению нечестивых?! Конечно, нет, поскольку «нечестивых» следует отличать от их нечестия. Нечестивых Бог предопределил в озеро горящее огнем и серой (Откр. 21:8), а к спасению Он предопределил только верующих в Того, Кто воскресил Христа из мертвых (Рим. 4:24).

Кальвинисты также очень любят текст Деян. 13:48, но говорится ли в нем о том, что Благая Весть обращена лишь для избранной категории людей? Снова-таки нет, поскольку под словами «все, которые были предуставлены к вечной жизни» нужно понимать именно язычников, а не конкретных лиц. Иными словами, здесь Павел хотел сказать лишь то, что уверовали именно те, кого евреи не считали предназначенными к спасению. Общий смысл в этой фразе доминирует над частным.

Контекст этого отрывка также свидетельствует против мнения кальвинистов: «Почти весь город собрался слушать слово Божие» (Деян. 13:44). Стало быть, апостолы не делили людей на избранных и неизбранных, но проповедовали всем одинаковую весть спасения. Отсюда следует, что Евангелие было обращено ко всем людям. Говорится ли здесь о том, что Бог отверг неуверовавших людей по причине Своего избрания и поэтому не послал им необходимой возможности услышать весть спасения? Нет, поскольку Павел и Варнава заявляют иудеям: «Вам первым надлежало быть проповедану слову Божию» (Деян. 13:46). Спасти их было Божьим предопределением (Матф. 10:6), но оно не принуждало их к спасению, поскольку сказано: «Но как вы отвергаете его (Божье Слово)» (Деян. 13:46). Отвержение воли Божьей — вот причина, по которой не все попадают под Божье избрание к спасению. Это пример того, как личная позиция человека идет в разрез с Божьим намерением спасти его. Результат такого подхода – «Сами себя делаете недостойными вечной жизни» (Деян. 13:46).

Все это еще раз подтверждает то, что у любого грешника не существует проблемы неизбрания к спасению! Петр это понял раньше других иудеев, свято веривших, что только Израиль избран для общения с Яхве (Деян. 10:34-35). Поскольку Священное Писание утверждает, что единственным критерием для подобного определения является вера человека (Авв. 2:4), то и избрание распространяется не на мертвую, безликую, греховную природу человека до его уверования, но на личность, проявляющую свою потребность в спасении. Причем эту готовность к восприятию Слова Божьего Бог «предузнал» еще до сотворения людей (Рим. 8:29). Таким образом, предопределение Божье относится лишь к лицу, возрожденному Духом Святым, «любящему Бога» (Рим. 8:28) и через веру привлеченному к Христу.

Фраза «и уверовали все, которые были предуставлены к вечной жизни» (Деян. 13:48) – выражает общий принцип обретения спасения. Невозможно быть наследником спасения и иметь вечную жизнь, оставаясь неверующим, поэтому Бог и дал возможность уверовать всем, которые предуставлены (в оригинале: «определены»)[32] к вечной жизни. Только с момента обращения и покаяния Бог желает иметь личные отношения с человеком (Ис. 30:19). Это уже не противящийся Богу грешник, но оправданное дитя Божье, которому от создания мира Бог предопределил вечность (Откр. 17:8). Бог предопределил уверовать всем тем, кто будет с ним на небесах, избрав к спасению всех, кто уверует, причем поименно (Фил. 4:3). Это – те, кто согласились пребывать «во Христе», верующие, покаявшиеся, возрожденные от Духа Святого. Но, как мы уже отмечали выше, даже в предназначении воля избранных Богом людей остается свободной. Это можно продемонстрировать на многих примерах из Писания: Моисей противился Божьему призыву (Исх. 4:13); Иеремия также смущался (Иер. 1:6); Иезекиль боялся (Иез. 2:6); Иона убегал (Ион. 1:3) и т.д.

Предопределение, исключающее сознательный элемент в человеке, исключает и самого человека из процесса богопознания. «Все предрешено» — это языческая философия фатализма с его воззрением на судьбу, а не моральное Божественное управление миром. Жизнь человека не предписывается Богом до мелочей, не подлежащих никакому изменению. Отрицать это – значит считать, что Создатель не уверен в том, что Его создание может свободным желанием избрать Его! Стало быть, Он не в силах создать такую свободу, которую не нужно было бы держать в крепкой узде фатализма. Очевидно, что жизнь избранных на «поводке» не входила в планы Творца, пожелавшего быть прославленным свободной личностью, а не безвольной марионеткой.

Сторонники учения кальвинизма не в состоянии объяснить необходимость существования столь огромной цены, уплаченной для восстановления в правах тех, которые по Его же определению и так, были спасены. Разве Бог не мог бы сделать так, что никто бы не согрешал? Мог, однако в таком случае никто бы никогда даже и не знал, что такое свобода воли. Кальвинисты же предлагают нам смотреть спектакль жизни, в котором Бог является единственным сценаристом, актером и зрителем одновременно.

В чем же смысл библейского повествования о сложной истории Израильского народа? Эрих Зауэр точно подметил, что «поведение Израиля и судьбы его должны были послужить наглядным и убедительным уроком, который пробуждает совесть, чтобы привести грешника к самопознанию, а затем и к богопознанию через покаяние и веру».[33] Здесь мы попытаемся ответить на очень важный вопрос – делал ли Бог выбор между Исавом и Иаковом (Рим. 9:13) и, если да, то какой именно?

При этом нам нельзя не обратиться к книге Бытие и прочитать фон и первопричину рассматриваемых событий (Быт. 25:22-23). Все началось с того, что находящаяся в положении Ревека почувствовала в своем животе непонятные ощущения и пожелала узнать у Господа их значение. Господь ей ответил, что от нее в будущем произойдет два народа, один из которого будет сильнее другого и «больший (старший) будут служить меньшему». Доказывает ли это то, что Бог предопределил характер Иакова таким образом, чтобы тот обманом получил благословение? Конечно, Бог всегда знает то, что произойдет в будущем, и это вовсе не означает того, что Он желает, что бы произошло именно то, о чем Он знает наперед! Божье всеведение не тождественно Его планам, Его воле и особому промыслу.

Означало ли подчинение Исава Иакову проклятие его на вечные муки? Мы не можем утверждать того, что Бог избрал Исава к вечной погибели. В послании к Римлянам 9:11 слово, переведенное как «избрание» имеет также значение «выбор, отбор». События нашего будущего для Бога есть настоящее и прошлое, поскольку Он знает все, превозносясь над историей человечества! Как же Он избирает к спасению? Бог не ошибается, но Его выбор не есть предопределение, потому что изменению подвержен как раз человек (например: Валаам, Саул, Соломон). От изменчивости человека зависит то, какое будет отношение к нему со стороны Бога. Когда грешник кается, тогда гнев Божий сменяется на милость, как это было с ниневитянами. Если же праведник становится отступником, тогда происходит наоборот, как это имело место с Иудой Искариотом.

«Дабы изволение (греч. намерение, определение)[34] Божие в избрании (греч. отборе)[35] происходило (было)». В переводе о. Р. Турканяка мы читаем: «щоб передбачення Боже виявилося у виборі». Ударение делается не на выборе Исава или Иакова, а на намерении Бога несколько различным образом благословить потомков Авраама (Рим. 9:4), которое основано на Его предвидении их будущего поведения. К тому же предопределить различную судьбу не есть то же самое, что предопределить противоположную судьбу. Никто из нас не может сказать, что Исав не получил совершенно никакого благословения, а только один Божий гнев. Равным образом, Иаков также ощущал на себе не только Божьи милости, но и Его дисциплинарные меры. Стало быть, Божий гнев и милость не были распределены между Исавом и Иаковом до полной полярности.

Итак, именно предведение Божье постоянно присутствует в Его выборе, чтобы из поколения в поколение благословение переходило на того, кого Бог избрал. Бог благословил Иакова, чтобы осуществилось его избрание для определенной, разумеется, земной роли или миссии. При этом Бог не действует в слепую. Он потому и Бог, что учитывает все (Лук. 12:6, Матф. 6:29-30), включая и свободный выбор человека (Иоан. 1:3; 1 Цар. 15:11).

Это объясняет то, почему сказано, что «не все дети Авраама, которые от семени его» (Рим. 9:7). Божье избрание Иакова было совершено вопреки принятым то время обычаям. Наследником благословения должен был стать первородный (старший) сын, то есть Исав. Первородный сын у евреев пользовался особенным правами и преимуществами пред своими братьями (Исх. 22:29; Быт. 49:3; Втор. 21:17; 2 Пар. 21:3). Он должен был иметь высший авторитет в семействе. Отцовское благословение также считалось правом первородного сына, и лишь изредка могло быть перенесено на других братьев, как, например, в случае сыновей Иосифа.[36]

Исав же по своей воле пренебрег первородством, продав его Иакову (Быт. 25:32-34). В послании к Евреям написано, что Исав сознательно отказался от своего первородства. Если же признать, что при акте избрания Бог не учитывает волю человека, тогда нужно поставить под сомнение свидетельство автора Послания к евреям, который по вдохновению от Духа Святого указывает на проблему Исава как следствие его личного выбора (Евр. 12:16-17). Итак, Бог предвидел нечестие Исава и определил соответствующую этому нечестию его дальнейшую судьбу. Бог также предвидел смиренное сердце Иакова, и, несмотря на его отдельные ошибки, благословил его больше, чем Исава.

Нисколько не умаляя Божьего благословения, нужно все же сказать, что эта история вовсе не утверждает, что Бог возненавидел Исава еще в утробе матери. То, о чем Павел пишет в тексте Рим. 9:13, относится к более отдаленным временам, о чем свидетельствует книга Авдия, в которой речь идет явно не о младенце Исаве, а о целом народе Едоме, произошедшем от него, и о свершенном им злодеянии. «За притеснение брата твоего, Иакова, покроет тебя стыд, и ты истреблен будешь навсегда» (Авд. 1:10). Разумеется, Бог предвидел и  это глумление Едома над Израилем, но приговор, как видим, здесь намного серьезнее того, о чем нам повествует книга Бытие. Этот приговор и подразумевал апостол Павел, говоря о том, что Бог «возненавидел Исава» (Рим. 9:13).

Бог, безусловно, знал и сердце Иакова, и на этом основании избрал его, чтобы не прервалась линия обетования благословения для потомков и не нарушилась клятва Бога Аврааму. Поэтому и написано, что Он «возлюбил Иакова» (Рим. 9:13). Получается, что Бог возлюбил младшего и пренебрег старшим на основании Своего предведения их будущего поведения, поэтому Павел и сказал, что это произошло до того, как они родились и еще ничего (ни доброго, ни худого) не сделали (Рим. 9:11). Именно предведение обеспечивало то, чтобы предсказанное обетование о двух судьбах не было прервано (Авд. 1:10).

Не то же ли произошло и с последующими потомками Авраама по плоти – фарисеями времени Нового Завета. Им принадлежало первородство и обетование спасения в Мессии. Бог, предвидя отвержение Христа, а вместе с Ним и обетования благословения для потомков Авраама, не мог допустить, чтобы Его намерение стало бездейственным. Поэтому Он через пророков наперед провозгласил (сделал выбор, избрал), что обетование перейдет на язычников (Рим. 4:16). Таким образом, обетование Авраама, принадлежавшее исключительно Израилю «по плоти» (Рим. 9:4), перешло на язычников «по вере» (Гал. 3:14).

«Что же скажем? Неужели неправда у Бога? Никак» (Рим. 9:14). Бог не выносит несправедливых решений. И Ему решать, кому предоставлять возможность спасения, а от кого удерживать ее, разумеется, до времени. «Кого миловать, помилую, кого жалеть, пожалею» (Рим. 9:15). Божественный суверенитет ни в коей мере не действует вопреки Им же установленным правилам. Бог абсолютно справедлив в законности и моральных принципах, которые Он заповедовал человеку. Если же из двух одинаковых грешников Бог одного оправдывает, а другого казнит – это противоречит не Его праву, а Его справедливости, которая является непреходящим атрибутом Бога. «Судия всей земли поступит ли неправосудно»? (Быт. 18:25).

Как же тогда понимать слова «Помилование зависит не от желающего и не от подвизающегося, но от Бога милующего» (Рим. 9:16; ср. Лук. 23:39)? В данном случае под просителем подразумевается израильский народ. И Павел говорит евреям, что помилование зависит не от тех, кто просит «не на добро» (Иак. 4:3). Израиль продолжал просить благословения от Бога на вполне законных основаниях, как потомки Авраама и его семя. Однако они ожидали благословенного царства Божьего ценой отвержения Мессии. А кто получили его? Те, кто не просили (т.е. язычники), но поверили и приняли Христа. Они получили помилование, оправдание и благословение для потомков Авраама, но не по делам, а по вере. Это решение зависело не от их заслуг, но от Бога милующего, чтобы Его намерение благословить в Аврааме все племена земные (Рим. 4:17) было непреложно и не зависело от человеческих заслуг, будь это Исав или Израиль.

У Бога «своих», на грехи которых Он закрывает глаза, нет (Рим. 9:22), поскольку Он нелицеприятен (Деян. 10:34; 1 Петр. 1:17; Рим. 2:11; Еф. 6:9; Кол. 3:25). Из той же глины Он сделал Израиль, язычников и Церковь – это один материал (Еф. 2:3). Они все предузнанные (Рим. 9:11), поскольку Бог видел наперед веру или неверие каждого из них. Исав и Иаков – не одна ли смесь? Но сосуды милосердия – это те, кого Он уже призвал к славе (Рим. 9:24). При этом Израиль неоднократно отказывался быть в почетном употреблении по закону (Иер. 19:1, 10-11). Но Бог «с великим долготерпением» на протяжении всей истории щадил тех из Его народа, кто сохранял в Него веру, а не полагался на свои дела или заслуги (Рим. 9:22). Конечно, язычники грешили еще больше, чем евреи, но Бог также «щадил» и эти «сосуды гнева, готовые к погибели», дабы вместе явить милосердие над теми, которых Он «призвал из иудеев и язычников» (Рим. 9:24). Иначе говоря, Павел разделяет всех людей не на избранных и неизбранных, а на верующих и неверующих без разницы к какой нации они относятся. Такова Его суверенная власть: «А ты кто, человек, что споришь с Богом?» (Рим. 9:20).

У Бога нет никаких гарантий для тех, кто выходит за границы Его обетований (Рим. 9:25-26; Иер. 18:6-11). Слово Божье остается непреложно. Когда избранный Богом народ Израиль был сосудом в чести, Он наследовал благословение. Когда же не слушал Бога, то становился «сосудом гнева» (Иер. 18:4-6), предопределенным к истреблению (Иер. 19:11, Рим. 9:27). Но Бог щадил Его, предоставляя возможность спасения уже не по делам, но по вере. И кто воспользовался ею еще в Ветхом Завете, тот вошел в число спасенного Им «остатка». «Господь завершуючи і остаточно вирішуючи здійснить по справедливості справу на землі…» (Рим. 9:28). Справедливость – неизменный атрибут Бога.

«Язычники, не искавшие…, получили праведность от веры, а Израиль, искавший…, не достиг…» (Рим. 9: 30-31). Где же тут справедливость? «Неужели неправда у Бога? Никак» (Рим. 9:14). Проблема не в Боге и в Его суверенной власти над творением (Римл. 9:20), а в сердце человека, почему и сказано: «Но Я знаю, что царь Египетский не позволит вам идти, если не принудить его рукою крепкою…» (Исх. 3:19, 20). Проблема Израиля была в том, что он искал не в вере в Божью милость, а в делах закона (Рим. 9:31). Иисус Христос – Бог в плоти, стал для него камнем преткновения и соблазна. Об этот камень преткнулся Израиль, не покоряясь Истине (Рим. 9:31), а в свое время – и фараон (Рим. 9:17), но только «верующий в Него, не постыдится», причем «всякий» (Рим. 9:33).

У фараона было много богов, но за каждого из них он был посрамлен. Археологические изыскания показывают, что каждая из десяти казней Божьих была конкретно направлена против того или иного божества Египта. И для того, чтобы египетский фараон смог убедиться во всемогуществе Бога израильтян, понадобилась смерть его первенца, который, напомним, уже от рождения почитался в Египте за бога.[37]

Божье предопределение не исключает свободу воли человека, но взаимодействует с ней. Человек, совершая какие-то действия или размышляя определенным образом, неизбежно соотносится с теми или другими Божьими определениями, касающимися конкретной ситуации (Исх. 19:5). Обетование благословения Израиля не давалось безусловным образом. Хотя Бог, без сомнения, имел право так поступить, но это вступило бы в противоречие с моральными Его атрибутами, а потому и не вошло в Его планы.

Кальвинисты любят цитировать текст Иуды 1: 4, где написано, что есть «некоторые люди, издревле предназначенные к… осуждению». В контексте этого места Писания речь идет не о предопределении к осуждению конкретной личности, еще не сделавшей свой личный грех (не Адамов), а об определенной категории людей, уже согрешивших в настоящем времени: «…нечестивые, обращающие благодать Бога нашего в повод к распутству и отвергающиеся единого Владыки Бога и Господа нашего Иисуса Христа», которым Бог заочно (наперед) вынес приговор: «издревле предназначил к осуждению». Таким образом, проклятие касается не конкретной личности, но определенной категории людей (Зах. 5:2-4). Но даже если Бог знал наперед конкретные личности этой категории людей, все равно Его осуждение является предвечным лишь по предведению, и не иначе.

В тексте Деян. 2:23 апостол Петр возложил ответственность за распятие Христа на иудеев: «вы… взяли и, пригвоздив руками беззаконных, убили…», которым и предлагает покаяться. Причем Петр здесь не имел в виду покаяния за то, что Бог предопределил распятие Христа от создания мира (Откр. 13:8). Иными словами, конкретная вина была на иудеях, предавших Его. Это было не только предопределение Бога, но и их злой выбор… «более греха на том, кто предал Меня тебе» (Иоан. 19:11). Бог же, предвидя этот выбор, просто включил его в Свой план спасения людей.

Человек говорит: «Я верю в Бога», а доктрина безусловного избрания утверждает обратное: «Это Бог верует в тебе»! Изменяется смысл и назначение веры. Если бы покаяние и вера зависели исключительно от Бога, тогда Он призывал бы людей просить их у Него, но этого мы не находим в Писании. Дордский синод о предопределении неизбранных выразился так: «Бог проходит мимо них, оставляя их в разорении и осуждении».[38] Разве это Тот же Бог, Который возлюбил весь мир (Иоан. 3:16)? Или  Иисус Христос не знал, что все предрешено Отцом? Или знал, но обманывал? Такое описание Бога явно противоречит библейскому учению о Нем.

В учении о безусловном избрании Бог определяет судьбу человека, принимая во внимание только Свое предопределение – человек, не куда не денется. Но Иисус Христос проповедовал о реальной возможности выйти из под власти тьмы и стать сынами света : «вірте у світло, щоб були ви синами світла» (Iван. 12:36).[39] Господь знал, к кому обращался. Очевидно, что эти люди не были сынами света, но для того, чтобы стать ими, необходимо было уверовать. А это зависело от их личной позиции, а не от Его предопределения.

Бог дал власть человеку влиять на свое будущее свободой принятых решений. Если Бог лишил человека права свободного выбора, тогда человек был бы обречен нае бездействие в обоих направлениях – как к добру, так и к злу. Невозможно быть свободным лишь в одном из них, поскольку как в греховном, так в праведном состоянии существуют различные степени. Если один грешник менее грешен, чем другой – это уже определенная форма добра. Равным образом, если один праведник менее праведнее другого – это уже определенная форма греха. Апостол Павел знал, что учение благодати утверждается не на предопределении, а на благовествовании. «Могущему же утвердить вас, по благовествованию (в оригинале «евангелизму») моему и проповеди Иисуса Христа» (Рим. 14:24-25; Рим. 4:23-24). Почему так? Потому что, Божья любовь ко всему творению не подчинена, а определяет характер предопределения.

Книга Откровения в какой-то мере проливает свет на то, что есть Божественное предопределение. Первое что необходимо помнить, говоря о предопределении, это природа Бога. Поскольку Бог пребывает вне времени (Откр. 1:8), Он «называет не существующее, как существующее» (Рим. 4:17). У Бога от создания мира есть «книга жизни» (Фил. 4:3; Откр. 3:5; 13:8; 17:8; 20:12, 15; 21:27; 22:19), в которой записаны имена всех тех, кто по Божьему предведению оказался призван, избран (отобран)[40] и верен Спасителю (Откр. 17:14). О том, что в книгу жизни попадают лишь по предведению, также свидетельствует и такой текст, как Откр. 20:12: «и судимы были мертвые по написанному в книгах, сообразно с делами своими». Заметьте, в книге жизни не был записан тот, чье имя оказалось в других книгах «сообразно с делами своими». Стало быть, он попал в нее по собственной вере, разумеется, предвиденной Богом.

С позиции Бога, Агнец (Иисус Христос) принес Себя в жертву от создания мира (Откр. 13:8), но с позиции человека Иисус был распят только тогда, «когда пришла полнота времени» (Гал. 4:4). Текст Откр. 17:12 — пример того, как Бог показывает Иоанну непроизошедшие еще события, как произошедшие. Пути человека — не пути Божьи (Ис. 55:8); и то, что для Бога предопределено от вечности, для человека еще не определено во времени. Для человека все определяет настоящий момент (Матф. 25:1-13). Иисус Христос возложил ответственность за духовное состояние на самого человека, а не взял ее на Себя, потому что по Его суверенной и благой воле вера входит в обязанности человека. Говоря о методе приобретения душ для Царства Небесного, Господь Иисус заметил, что истинных поклонников Себе Отец ищет, а не предопределяет (Иоан. 4:23). Хотя Богу ведомы от вечности все дела Его (Деян. 15:18), Его отношения к человеку определяет настоящий момент. Бог предопределил, что посеет человек, то и пожнет (Матф. 25:1-46).

В Священном Писании предопределение и предвидение не сливаются воедино, но дополняют друг друга, и человек, искусственным образом создающий дисбаланс между неотъемлемыми свойствами характера Бога, вторгается в природу Самого Бога. Однако продолжает существовать распространенная теория о том, что Бог предопределил самым жестким образом все, включая и судьбу каждого человека. Ее сторонники не понимают того, что на этом фоне все заявления об ответственности человека оказываются не больше, чем обычной спекуляцией.

В этике, как и согласно здравому смыслу, человек, нравственно ответственен лишь в том случае, когда его действия совершаются по свободному произволению и с полным пониманием ситуации и своей роли в ней. Какой был смысл Богу сорок лет испытывать Израиль – народ, который Он наперед знал (Рим. 11:2)? Если Он лично предопределил тех, кто будет верить, что еще можно испытывать? Подобным же образом в Писании многократно говорится об испытании человеческого сердца (Втор. 8:2; 2 Пар. 32:31; Пс. 16:3; 25:2; 138:23; Еккл. 3:18). Конечно, Бог показывает его состояние именно нам, а не Себе, однако тот факт, что Он делает это многократно, свидетельствует об изменениях нашего сердца, которые Господь желает направить в правильное русло. Поэтому мы призваны постоянно проверять себя «в вере ли» мы (2 Кор. 13:5).

Согласно Писанию Бог посылал Иону в Ниневию, а не в Фарсис! Зная же выбор Ионы, Он создал такие обстоятельства, что ему пришлось менять свое решение, и подчинять свою волю воле Божьей (Иона. 2:10). Для того чтобы управлять свободным человеком, Богу не нужно ограничивать его волю, достаточно управлять внешними обстоятельствами. А Богу повинуются, не только стихии, но и время (4 Цар. 20:11). Что касается внутренней свободы (свободы желаний), то здесь между Богом и человеком и разыгрывается настоящая борьба за владением троном сердца.

Обратим внимание на то, что Иисус Христос «сделался для всех послушных Ему виновником спасения вечного» (Евр. 5:9). В этом стихе говорится не о последствиях совершенного спасения, как это комментирует Дж. Мак-Артур[41], но о послушании Сыну Божьему как его условию. Поэтому Джон МакАртур умышленно пускает телегу впереди лошади. Это послушание выражается в произведении веры, которая является критерием для избрания Божьей благодати. На вопрос спасения влияют не будущие заслуги, поскольку «делами закона не оправдается пред Ним никакая плоть» (Рим. 3:20), а вера человека, без которой Ему угодить не возможно (Евр. 11:6).

Согласно тексту Рим. 8:29, предопределение — это вторая стадия в процессе спасения, но не первая. Поэтому есть смысл обусловливать предопределение Божьим предузнанием «любящих Бога» (Рим. 8:28). Если же избрание происходит на основе одного предопределения, тогда имена спасенных были вписаны в книгу жизни, когда самого человека еще не существовало (Откр. 17:8). А это нельзя признать по той причине, что в таком случае избранный грешник оказывается «послушным» еще до момента своего рождения на свет и таким образом может угодить Богу без веры (Евр. 5:9; Евр. 11:6). Однако такой вывод делает утверждения Писания внутренне противоречивыми, лишая его авторитетности. Очевидно, что предопределение касается будущего уже спасенного человека: «кого Он предузнал» (Рим. 8:29), а не определяет к спасению неверующего и нераскаявшегося грешника. Цель предопределения, согласно данному месту, — не спасение неверующих, но воплощение в образ Сына верующих людей. Павел пишет в нем о предузнании будущего отклика грешника на спасительный призыв Божий, и предопределении «любящего Бога», призванного, оправданного и прославленного для воплощения его в образ Сына Божьего.

Бог находится вне времени, и то, что Ему ведомо от вечности все, вовсе не означает того, что Он предопределил и запланировал исход всех событий вообще и выбор каждого человека в частности с железной неизбежностью. Для вечного Бога нет прошлого или будущего, но есть вечное настоящее, а история будущих событий — свершившийся факт (Матф. 24:25). Для человека же, находящегося во времени будущее не определено до тех пор, пока человек не узнает о нем (Иез. 24:24). Сначала происходит предузнание будущих событий Богом, а после объявления их человеку с точки зрения времени и человека предузнанное событие становится предопределенным. Но Бог не предопределяет события без необходимости их предузнания!

Предузнание будущего отклика человека на Божий призыв, позволяет Богу планировать события без риска их неудачи. И даже если верность человека Его призыву будет лишь временной или ограниченной, Бог может включить его служение в Свои планы на тот срок и в той мере, о которых Он знает наперед. Например, зная время верности и предательства Иуды Искариота, Господь включил все его действия в Свой план, при этом сами эти действия не предопределяя. Поэтому даже с этого момента все события, о которых было объявлено через пророческое слово, хотя и не могут не состояться, тем не менее, не являются безусловно предопределенными. Человек находится во времени и по прежнему управляет своим выбором, а Бог, зная, что тот изберет в будущем, объявляет ему его выбор, а не Свое предопределение этого выбора наперед. Кто-то сказал, что не в предсказании солнечных затмений, заключается причина этих затмений, но как раз наоборот, из-за того что затмения будут происходить есть возможность их предсказывать. Выбирая одно или другое решение, человек всегда руководствуется своими личными мотивами, и даже знание результата в будущем не устраняет выбора на пути к этому результату в настоящем.

Во всем этом действительно важным представляется отношение Всезнающего и Всемогущего Бога к ограниченному творению. Объявление будущего человеку дает ему возможность избежать неверного выбора в настоящем (Ис. 48), и изменить будущее, поверив Богу, когда речь идет о наказании (Иер. 26:13; Иер. 42:13-17; Иез. 11:10), или утвердиться в вере, когда речь идет о благословении (Исх. 6:7; Иоан. 21:18-19). Если Бог может вернуть прошедшее (Еккл. 3:15), Он может изменять и будущее. Важно заметить то, что Бог, зная в совершенстве все, что неизменно произойдет, очень редко приоткрывает личное будущее самому человеку. Очевидно, это Он делает не спроста: будущее, хотя оно и определенно, но не исполнится до тех пор, пока не совершится во времени (Ис. 38:1-3). Бог творит законы, определяет ход истории, но, какая личная роль человека в этой истории, это зависит от его послушания Творцу.

Если существует жесткое предопределение, тогда оправдана вера язычников в судьбу, призывающая их: «Будем есть и пить, ибо завтра умрем»! (Ис. 22:13). Тогда Иисус Христос не принес в мир ничего нового. Однако Иисус принес нечто новое: «Благодать и истина произошли чрез Иисуса Христа» (Иоан. 1:17). Его предопределение грешнику универсально и непринудительно: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Матф. 11:28). Бог Авраама, Исаака и Иакова намного добрее и милостивее чем, бог Августина, Лютера, и Кальвина… Иисус Христос обеспечил спасение всем людям и приглашает всякого: «Кто жаждет, иди ко Мне и пей»! (Иоан. 7:37) и еще: «Посему так говорит Господь Бог Израилев: Я сказал тогда: «дом твой и дом отца твоего будут ходить пред лицем Моим вовек». Но теперь говорит Господь: да не будет так, ибо Я прославлю прославляющих Меня, а бесславящие Меня будут посрамлены» (1 Цар. 2:30).

В завершение данного раздела кратко подытожим наши выводы:

1) Предвидение Божье означает, что Бог наперед знает тех, кто уверует в Него поименно, но предвидение не становится причиной их веры (1 Петр. 1:12; Рим. 8:28-30).

2) Бог знает наперед также неверие и все преступления неверующих, но не предопределяет их Своим предузнанием, а лишь допускает их существование на некоторое время в Своих целях исправления (Исх. 21:13; Ис. 63:17; Иез. 20:25-26; Деян. 14:16), или наказания (Ам. 3:6; Авв. 1:12; Деян. 2:23).

3) Предопределение Божье существует лишь для верующих (Рим. 8:28-30; Еф. 1:5; Фил. 3:21), которым от создания мира предопределено Богом быть подобными образу Сына Своего (Иисуса Христа), и их имена записаны в книгу жизни на небесах (Откр. 3:5). Таким образом, предопределение не относится к избранию нераскаявшегося грешника к вечной жизни в раю.

2. ИЗБРАНИЕ

Апостол Павел писал о предвечном избрании, основанном на предузнании нашей веры, следующее: «Бог от начала, через освящение Духа и веру истине, избрал вас ко спасению..» (2 Фес. 2:13). Об условности избрания говорят здесь слова «через… веру истине». Если бы избрание было безусловным, необходимости в подчеркивании личной веры человека в вопросе спасения не было бы.

Тот факт, что Бог к одним людям относится с милостью, а к другим – с гневом, что в одних случаях Он любит Израиль, а в других ненавидит его, свидетельствует не об изменчивости или непостоянстве воли Бога, а об условном ее характере. Реакция Бога на любой наш поступок определяется Его неизменной, но моральной природой. Бог совершенно ясно дает понять, что Он не может, и не будет терпеть грех, во всех его формах и проявлениях. В этом вопросе у Него действительно нет выбора. Святая Божья природа категорически выступает против греховных действий. Когда христианин совершает грех, он сам переходит на территорию Божьей немилости. В случае с Адамом и Евой этой границей было дерево познания добра и зла. Однако Бог состоит не только из одной справедливости, поэтому Его любовь определяет меру Его долготерпения к человеческим грехам (Быт. 15:16; Иер. 5:28; Дан. 8:23; Матф. 23:32: 1 Фес. 2:16).

Кальвинистическая модель спасения прямо противоположна арминианской, поскольку утверждает, что Бог возрождает Духом Святым не ищущих Его, не желающих Ему покорятся и не верующих в Него людей: «Святой Дух оживотворил человека до того, как он уверовал в Евангелие».[42] Таким образом, возрождение происходит до проявления веры, т.е. без нее, что противоречит Писанию. В момент возрождения грешник принудительным образом получает и волю, и все проявления ее, так что личность человека подменяется личностью Бога, единолично Действующего в нем. Отсюда получается, что Бог и кается, и верит вместо человека.

Согласно учению кальвинизма, Божье избрание является тайной, так что кто избран, а кто нет, раскроется только на суде.[43] Заметим, что такое утверждение прямо противоположно заявлению о том, никто не может быть более уверенным в своем спасении, чем кальвинист! В любом случае кальвинистское представление о принудительном и неотразимом призыве является внутренне противоречивым: либо это не призыв, либо это насилие над свободой воли грешника. Такая картина принудительного обращения превращает Доброго Пастыря, идущего впереди стада и зовущего за Собой овец, в того, кто идет позади него и загоняет этих овец в стойло при помощи батога.

2.1. ПРИЗВАНИЕ – ПРЕДЛОЖЕНИЕ СПАСЕНИЯ

«Бог от начала, через освящение Духа и веру истине, избрал вас ко спасению, к которому и призвал вас благовествованием нашим, для достижения славы Господа нашего Иисуса Христа», — продолжает свою мысль апостол Павел (2 Фесс. 2:13-14). Призвание – это значит быть позванным Богом. Призвание является противоположностью к самоопределению. Невозможно войти в Царство Божье, не будучи позванным, или на основании своих чувств или принятого решения. В последствии можно решать, следовать призванию или нет, но без призвания невозможно иметь то, что существует только в той сфере, куда тебя призывают.[44] Однако избирательно ли призвание Божье или универсально? Касается ли оно лишь проповеди Евангелия или же также и действия Духа Святого, ведущего его к покаянию?

Призвание Божье происходит посредством как Божьего Слова, так и просвещения от Духа Святого (Рим. 2:4; 10:17). Дух Святой через Общее откровение (Рим. 1:19-20; 2:14-15) и Слово Божье просвещает и призывает «всякого человека» поверить и доверится Богу (Иоан. 1:9). Приход грешника к спасению — это сознательный отклик человеческой воли на призыв Божий (1 Фес. 2:13; Матф. 22:5). Иисус Христос в вопросе призвания людей к спасению указал правила вхождения в Царство Божье: «покайтесь и веруйте в Евангелие» (Мар. 1:15; ср. Деян. 20:21). Потому Евангелие и является Радостной вестью, что в этих условиях спасения нет ничего не выполнимого. Признать свои грехи, поверить и покаяться может каждый. Но только Бог определяет, кто выполнил Его условия, а кто нет (Матф. 22:12).

Очевидно, что подавляющее большинство грешников желают наслаждаться в рае, но не все будут избраны в рай (Матф. 22:14). И проблема состоит не в предопределении Божьем, а в человеческом несоответствии критериям Божьего призвания. Конечно, грешник призывается к получению спасения, возможности достижения определенной святости и богоуподобления, однако эти цели не осуществляются без согласия самого грешника. Призвание происходит от суверенного решения Бога, но это не означает, что Он не смотрит на личность призываемого.

Божий призыв совершенно не зависит от человеческих заслуг, однако зависит от выражения людьми их потребности в Боге. Призываются потенциально все люди, но не все окажутся призванными актуально. Иисус Христос принимает покаяние от тех, кто осознал, что имеет нужду в прощении (Лук. 5:32). Призвание не является внешним по отношению к человеку актом, перерождающим его личность из какой угодно в какую нужно, но действием Божьей благодати перемещающей, уже сформированную на данный момент под влиянием Его Слова и Его Духа личность, из одной жизненной реальности в другую.[45]

Согласно учению кальвинизма, призвание является возрождающим действием Бога, которое без наличия веры и помимо сознания и воли человека формирует в нем новую, духовную личность, которая будет в состоянии каяться и верить. Призвание, хотя и является общим действием Божьим, в конечном итоге действенно (предназначено) только для избранных (предопределенных). По сути дела в кальвинизме человек спасается для возможности проявить веру, а не верит для получения спасения. Таков логический вывод из этого учения! Поэтому не удивительно, что на практике пастора-кальвинисты отступают от строго логического порядка собственного учения и становятся на библейские позиции. Джон Мак Артур пишет, что Слово Божье необходимо для нового рождения, что Дух Святой действует через Слово, возбуждая веру, приводящую к новому рождению.[46] Хотя такой вывод противоречит кальвинистскому порядку спасения, переживать по этому поводу не стоит, потому что «любая противоречивая теория является «тривиально полной» и в любой такой теории выводимо все, что угодно».[47]

Призвание – это Божье приглашение, указывающее на цель (вхождение в Царство Небесное) и объявляющее условия достижения этой цели (покаяние и веру). Дух Святой, участвуя в призвании, не возрождает человека для веры, но пробуждает его, способствуя зарождению веры. Таким образом, Слово Божье и действие Духа Святого действуют синхронно, во имя одной цели. Основные их характеристики общие: непринудительность и универсальность. Мнение кальвинистов о том, что проповедь Слова Божьего может носить универсальный характер, а действие Духа Святого – избирательный, надуманно и несостоятельно потому что нет лицеприятия у Бога.

В акте призвании человек ставится в условия выбора, что формирует его личность, которая сознательно реализует свою способность принять или отвергнуть Богом поставленные условия входа в Царство Небесное (Лук. 14:15-24). Таким образом, хотя Бог является первопричиной всякого спасения, а вера — непосредственным его условием, Бог отнюдь не проходит мимо некоторой части людей, как этому учит кальвинизм. Кальвинистское представление о спасении бросает мрачную тень на Бога, поскольку Он вместо спасения грешников, занимается их «небрежением».[48]

2.2. ОБРАЩЕНИЕ – ПРИНЯТИЕ СПАСЕНИЯ

Вступление в спасение или его принятие человеком происходит посредством обращения и возрождения. Эрих Зауэр, описывая это событие замечает, что возрождение непосредственным образом связано с обращением (Деян. 3:19; 15:19; 26:18). Возрождение – это Божья, а обращение – человеческая сторона одного и того же процесса. Хотя и то и другое происходит одновременно, отметим, что обращение является непременным условием возрождения, поскольку возрождение представляет собой ответ Божий на обращение человека. В обращении человек активен, ведь к нему обращена повелительная форма призыва «покайтесь и обратитесь» (Деян. 3:19), а в возрождении пассивен, поскольку принимает Божье прощение без каких-либо заслуг. Человек несет ответственность за свое обращение, а возрождение исключительно дело Божье.

Обращение состоит из двух действий или актов: покаяния и веры. Покаяние видит наше бедствие, вера – нашего Избавителя. Скорее всего, обращение является единократным действием, в котором покаяние и вера взаимно дополняют друг друга. Покаяние содержит в себе три момента: (1) это покаяние в разуме – познание греха, (2) покаяние в чувствах – боль и печаль, (3) покаяние в воле – перемена и поворот в сознании. В вере также присутствуют три момента: (1) вера в разуме – убежденность в совершенном избавлении, (2) вера в чувствах – упование на избавляющую любовь, (3) вера в воле – отдача личному Спасителю. Покаяние является голодом, вера — открытыми устами, а Христос – дарующей жизнь пищей (Иоан. 6:54-55).[49]

Обращение – внутренний порыв человеческой личности, находящейся в состоянии признания полного поражения перед выше стоящей Личностью. Обращение – ответ человека на влекущее действие Духа Святого (Ин. 6:44; Евр. 3:8). Покаяние – в арамейском глагол «тубу» – означает: «возвращайтесь назад к вашему происхождению». Покаяние – в греческом «метаноиа» – означает поворотный момент во всем сознании, полное изменение восприятия действительности.[50]

В Священном Писании существует множество примеров, иллюстрирующих характер взаимоотношений между Богом и человеком, и нетрудно проследить, что все они имеют однотипный характер: Бог ставит условие и, если человек выполняет его, Он дает ему возможность найти Себя или получить Его помощь (2 Пар. 15:2, 4, 15; Ис. 1:16-19; Зах. 1:3; Мал. 3:7). Конечно, это не значит того, что Бог не может обратиться к человеку первым. Напротив, Бог делает первый шаг к нему, однако этот шаг не принуждает человека к послушанию, а привлекает его внимание к Божьему призыву последовать за Ним. Во всех остальных случаях Божье избрание имеет условный характер: Бог избирает только кающихся в своих грехах и верующих в Него людей. Разумеется, Бог знает наперед их желание покаяться и поверить, и на этом основании избирает их в число спасенных. Апостол Петр обращается к «избранным по предведению Бога Отца, при освящении от Духа, к послушанию и окроплению Кровию Иисуса Христа» (1 Пет. 1:1,2).

В Библии существует закон первого упоминания, состоящий в том, что истина, которая упоминается в Писании первый раз, сохраняет свое значение до конца. Ее смысл может развиваться, обогащаться, но ее первоначальное значение не аннулируется.[51] Подтверждением этому закону является пример из Нового Завета, свидетельствующий о характере применения спасения по благодати — притча о блудном сыне (Лук. 15:20; Евр. 11:6). Бог требует от человека проявления (1) покаяния в своих грехах и (2) веры в Божью милость и помощь. В ответ на эти два условия Он посылает грешнику дар прощения и силу Духа Святого для новой жизни.

Тип этих взаимоотношений с Богом называется синергизмом или сотрудничеством, однако библейская разновидность этого сотрудничество устроена по принципу обратной пропорциональности: Божье заслуживание спасения сотрудничает с человеческой потребностью в этом спасении. Таким образом спасение состоит из заслуги Бога и потребности в нем человека. В этой разновидности отношений нет места человеческой помощи Богу ни в малейшей мере, а имеет место только получение в дар Его благодатной помощи. Поэтому спасение даруется не от дел, но от веры и покаяния грешника. В этом и состоит библейская концепция условного избрания. «Посему, братия, более и более старайтесь делать твердым ваше звание и избрание; так поступая, никогда не преткнетесь» (2 Пет. 1:10).

2.3. ЗАЩИТА КОНЦЕПЦИИ УСЛОВНОГО ИЗБРАНИЯ

Кальвинисты пытаются доказать, что избрание Божье имеет безусловный, т.е. независящий от человеческого поведения, характер. В доказательство своего мнения они приводят фразу Христа «они были Твои» (Иоан. 17:6). Кальвинисты утверждают, что Иисус подразумевает здесь определенную категорию неверующих людей, которых Бог от создания мира предопределил к спасению. Но такой взгляд противоречит ясному библейскому учению, риторически вопрошающего «что общего у света с тьмою»? (2 Кор. 6:14; 1 Иоан. 1:5). В Писании, грешники, не покоряющиеся Божьей воле, называются врагами Бога, или детьми дьявола (1 Иоан. 3:10), но ни в коем случае не избранными Божьими. Поэтому нам легче объяснить этот текст так, что ученики Христа принадлежали Отцу по предведению Божьему (см. 1 Пет. 1:1-2).

Что касается фразы Христа: « у Меня много людей в этом городе» (Деян. 18:10), очевидно, что здесь речь идет не о какой-то категории грешников, для которых уготована непреодолимая благодать, чтобы они покаялись против собственной воли, а группа людей подобно Лидии «чтящих Бога» (Деян. 16:14). Поэтому под выражением «Они были Твои» нужно понимать тех людей, которые посредством Священного Писания были научены Отцом (Иоан. 6:45; Матф. 16:17), даны Сыну и уверовали в Него как Мессию (Иоан. 17: 8). Таких людей и привлекает Отец (Иоан. 6:44) и дает их Сыну (Иоан. 17:6).

Человек, действительно, не в состоянии самостоятельно отыскать дорогу в небеса, поэтому крайне важно получить откровение об истинном пути с самих небес и этой цели служит Откровение Бога-Отца, записанное на страницах Священного Писания (Рим. 10:17) и содержащее все необходимое для основания и укрепления спасительной веры в этот единственный и истинный путь (Иоан. 14:6; Иоан. 17:17; Деян. 17:31). В словах «они были Твои» Иисус усматривает не некоторых грешников, с которыми Отец вступил в особо близкие отношения (Иоан. 6:46), а поверивших в Мессию людей (Иоан. 6:47). Когда Иисус Христос изъяснял духовные истины (Иоан. 6:63), отказавшая верить часть Его учеников не могла понять их (Иоан. 6:60). Поскольку же они не верили (Иоан. 6:64), Отец не привлек их к Сыну (Иоан. 6:65), в Котором уверовавшие ученики получили жизнь вечную (Иоан. 6:54 56).

В данном месте Евангелия не только нет намека на то, что Бог-Отец дает Сыну неверующих в Него людей (Иоан. 6:39-40), но и такое утверждение противоречит общему смыслу Священного Писания. Это уже есть «иное благовествование», а не Евангелие Иисуса Христа, согласно которому люди разделены лишь на верующих и не верующих, а не на тех, кому Бог даст дар веры и тех, кому не даст этого дара (Матф. 10:32-37). При этом следует помнить, что Божье избрание в лице целого народа или конкретной личности не всегда оправдывает себя вовсе не потому, что ошибается Бог, но потому, что ошибается человек, на что Бог реагирует соответствующим образом. Так, Богом избранный Израиль систематически отворачивался от своего Господа (Пс. 77:40; Суд. 2:11-23). А о Сауле Господь вообще сказал: «Жалею, что поставил Я Саула царем» (1 Цар. 15:11). Разумеется, под словом «жалею» нужно понимать не неудачу, а огорчение Господа.

Те, кто верой принимают Иисуса Христа как своего Господа и Спасителя, избраны для вечной жизни и предопределены быть подобными образу Иисуса Христа от создания мира (Рим. 8:29). Избранные – это те, кто личной верой пребывает «во Христе» (Еф. 1:4), т.е. верующие в Него, поскольку вне Христа нет избрания. Ни один неверующий человек не может быть избранным Богом или предопределенным быть подобным образу Сына Божьего. Мало того, утверждать подобное есть не что иное как богохульство, потому что «без веры угодить Богу невозможно; «ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает» (Евр. 11:6).

А то, что избранные не всегда были таковы, ясно из слов апостола Павла: «род избранный… некогда не народ, а ныне народ Божий» (1 Пет. 2:6-10). Слова «некогда не народ» относятся к неизбранным, «а ныне народ» — к избранным. И так было всегда. Соломон молит Бога, чтобы Он отвечал на молитвы людей даже не из избранного народа (3 Цар. 8:41-43). Почему он это делал? «Но мы знаем, что грешников Бог не слушает; но кто чтит Бога и творит волю Его, того слушает» (Иоан. 9:31). По этой же причине пророк Исаия пишет о сыновьях иноплеменников, не принадлежавших к избранному Богом народу, что они при соблюдении конкретного условия могут присоединиться к Господу: «ибо дом Мой назовется домом молитвы для всех народов» (Ис. 56:6, 7).

Чтобы нам лучше понять волю Божью о спасении всех людей, нужно уметь правильно согласовать между собой две очевидные истины Писания:

1. Бог желает (1 Тим. 2:4) и может (Деян. 4:11-12) спасти каждого человека.

2. Бог не спасает каждого человека (Матф. 7:13).

Мы без каких-либо проблем можем сделать это на основании утверждения об условном характере спасительной воли Божьей. Если же единственной и безусловной причиной спасения является предопределение или избрание Божье, не учитывающее веру человека, тогда у нас возникает неразрешимая на основании Писания проблема: Несмотря на то, что Бог желает и может спасти всех людей, не все люди спасаются! Как объяснить этот засвидетельствованный Библией и нашим опытом факт? Священное Писание переоценивает миролюбивый характер Бога (1 Тим. 2:4)? Или преувеличивает Его возможности спасать (Деян. 4:11-12)? Разумеется, проблема заключена не в Боге и Его суверенной власти над творением и не в Священном Писании, якобы недостаточно полно раскрывающем Его образ. Проблема состоит в людях, которые «отвергли волю Божию о себе» (Лук.7:30). Бог не желает гибели всякого грешника, но допускает ее, поскольку никого не принуждает к спасению силой.

Бог решил спасти всех людей на одинаковых условиях, т.е. лишь тех, кто поверил в Него и тем самым покорился Его воле. Ответственность за свою погибель, таким образом, несет сам человек, сознательно отвергающий Евангелие, согрешающий против многочисленных и ясных свидетельств совести и Духа Святого, а не Бог, якобы не пожелавший в Своем суверенном выборе избрать этого грешника, предопределив его к спасению. Бог не поступает вероломно, Он объявил амнистию всем, кто поверил в Иисуса Христа и признает себя виновным (Иоанн. 3:16). Тем самым Он лишил кого бы то ни было (в том числе и христиан-кальвинистов) даже призрачного шанса приписать Ему какую-либо предвзятость и необъективность. Единственная проблема грешника на пути к спасению – это его личное нежелание расстаться с грехом.

Итак, мы подошли к тому моменту, чтобы со всей ответственностью сказать, что Богу не свойственно манипулировать сознанием человека помимо его воли, поскольку такие действия отличают Его противника — сатану (Рим. 8:20; 2 Тим. 2:26). Цель Бога — освобождать людские души из греховного плена без применения принуждения какими-либо способами (внешними обстоятельствами или внутренним внушением – без разницы). Для этого Он планомерно работает с сознанием человека, требуя и ожидая от него адекватной реакции на проповедь Своего Слова, которая выражается в проявлении веры (Рим. 10:17), смирения (Иак. 1:21), и как следствие – плода покаяния (Матф. 4:17). «Бог может быть удовлетворен только нашей искренней и свободной любовью к Нему, нашим добровольным желаниям следовать Его заповедям, прославлять Его».[52]

Послушание говорит о сознательном и добровольном подчинении человеком своих желаний воле Божьей (2 Кор. 8:17; Флм. 1:14). Послушание — это критерий для избрания благодати Божьей (1 Кор. 9:17). Смиренное, а не самонадеянное послушание служит не к похвале человека, а к славе Божьей (Еф. 2:10). Послушание — это единственное чем творение может прославить своего Творца и лучшая из жертв, принесенных Ему в дар (1 Цар. 15:22).

Таким образом мы можем сделать основной вывод в данном разделе: у Бога всегда были, есть и будут конкретные критерии, по которым Он отличает и избирает человека к спасению (Матф. 7:21). Разумеется, это не дела, но мотивы, не заслуги, а потребность человека, выраженная в проявлении им веры и покаяния (Марк. 1:15; Деян. 20:21). Принятие дара спасения волей человека по его вере в спасительную весть является условием для возрождения его Духом Святым, и неизменным критерием для отличительной работы Божьей благодати (Ис. 62:2; Деян. 5:32; Деян. 4:32; Деян. 10:34-35; 1 Кор. 9:17; Откр. 22:17).

Итак, воле Бога-Отца было угодно избрать к спасению тех, чью потребность в Себе «Он предузнал» (Рим. 8:29), т.е. «любящих Бога», а значит верующих, а не неверующих людей (Иоан. 6:40).

3. ИСКУПЛЕНИЕ

3.1. УСЛОВНОЕ ИСКУПЛЕНИЕ МЕЖДУ УНИВЕРСАЛИЗМОМ И ФАВОРИТИЗМОМ

При рассмотрении вопроса о масштабе искупления, невозможно обойти стороной такие места Писания, как 1 Иоан. 2:2: «Он есть умилостивление за грехи наши, и не только за наши, но и за грехи всего мира» (ср. Рим. 9:17; 10:12, 18; 12:17-18; 11:32; 14:25; 1 Кор. 10:32-33). В каком же смысле нужно понимать библейское утверждение о том, что на Христа были возложены грехи всех людей на земле? Является ли это доказательством того, что Бог желает спасения не только некоторым, но и всем людям?

Кальвинист Шедд отрицает этот вывод, утверждая: « Бог Отец… определил что Жертва будет применена через веру к определенному количеству представителей рода человеческого».[53] В своей сути это означает, что у Бога есть любимчики (фавориты), так что Он не относится ко всем людям справедливо, т.е. в зависимости от их собственного поведения. Как же кальвинисты толкуют ясно засвидетельственное в Писании слово «всех»? Они ссылаются на такие специфические случаи использования этого слова в Библии, как, например, Лук. 17:26-27: «И как было во дни Ноя, так будет и во дни Сына Человеческого: ели, пили, женились, выходили замуж, до того дня, как вошел Ной в ковчег, и пришел потоп и погубил всех». Однако бесспорно то, что сам Ной и его семейство не вошли в это понятие «все». Из этого текста кальвинисты делают вывод о том, что слово «всех» иногда не несет своего универсального значения.

Конечно, иногда слово «всех» может быть обобщением, однако этот аргумент имеет два серьезных недостатка: во-первых, данное обобщение имеет место в Писании лишь иногда, что не объясняет всех случаев использования этого слова в Библии (например, с таким же успехом можно поставить под сомнение универсальный характер испорченности природы человека); во-вторых, это говорит о том, что в утверждениях Писания существуют исключения, поскольку оно не всегда подразумевает то, о чем говорит. Итак, данный аргумент является весьма слабой защитой кальвинистского учения о характере искупительной работы Иисуса Христа.

Кальвинисты делают заключение об ограниченном характере искупления, опасаясь мнения, что непременно окажутся спасенными все люди. Однако это далеко не единственная возможность понимания неограниченного масштаба искупительной работы Иисуса Христа. По этой причине важно отметить тот факт, что в Библии говорится о всеобщем искуплении, но не о всеобщем спасении. Чтобы состоялось само спасение, необходимо применить всеобщие плоды искупления к конкретному человеку. Этот вывод напрашивается доктриной условности применения искупительного подвига Иисуса Христа, означающей то, что Христос заслужил право всем людям принять спасение на условиях веры и покаяния. Однако открывшаяся возможность не равнозначна наделению способности ею воспользоваться. Открывшийся благодаря искупительному подвигу Христа доступ к спасению ставит человека перед сознательным выбором, который невозможно совершить принудительными мерами.

Иными словами, евангельским христианам есть что противопоставить как кальвинистскому фаворитизму, так и либеральному универсализму, а именно: доктрину условного применения плодов искупительной работы Иисуса Христа. Слово Божье об этом говорит следующим образом: «И вас, бывших некогда отчужденными и врагами, по расположению к злым делам, ныне примирил в теле Плоти Его, смертью Его, чтобы представить вас святыми и непорочными и неповинными пред Собою, если только пребываете тверды и непоколебимы в вере и не отпадаете от надежды благовествования, которое вы слышали…» (Кол. 1:21-23). Итак, искупление не обладает механическим воздействием на людей, но применяется к ним лишь в зависимости от их собственного поведения и воли, что и объясняет почему приходят к вере и остаются в ней не все люди.

Желание и воля Христа, как свидетельствует об этом Библия, состоит в предоставлении возможности спасения всем людям: «Он пришел для свидетельства, чтобы свидетельствовать о Свете, дабы все уверовали чрез него» (Иоан. 1:7). Христос говорит: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные (грехом)» (Матф. 11:28), но разве не все люди таковы? Ему втори апостол Павел: «Один Господь у всех, богатый для всех, призывающих Его» (Рим.10:12). Таким является Божье желание, Его предопределение и суверенная воля. И вот здесь резонно возникает вопрос: «Почему к вере приходят не все люди, если воля Божья действует посредством «непреодолимой благодати»? Или Христос бессилен осуществить желаемое, или Он не имел в виду того, что сказал?»

Если искупление является ограниченным, тогда все избранные спасутся, а все неизбранные погибнут, причем это случится не потому, что человек, ослепленный грехом, отверг повеление Божье, а потому что Бог к нему даже и не думал обращаться! Это уже не Радостная Весть евангелие но злая пародия на него. Ибо так возлюбил Бог всех людей, что отдал Сына Своего за некоторых. Не таким ли делают кальвинисты смысл текста Иоанн. 3:16? Действительно, их учение на самом деле является насмешкой над универсальной вестью Евангелия.

Если Евангелие представляет собой радостную весть о Божьем обетовании вечной жизни лишь для некоторых счастливчиков, тогда для подавляющего большинства жителей земли (Матф. 7:13) оно есть «запах смертоносный» (2 Кор. 2:16), т.е. самая жестокая весть, когда-либо озвученная во Вселенной: «Вы вызваны Богом из небытия для того, чтобы быть дровами в адском пламени во веки веков, ибо такова о вас суверенная воля Бога». Это даже невозможно назвать вхождением через тесные врата (Матф. 7:13), поскольку для этих людей эти врата оказываются просто закрытыми. Но если в небытии эти несчастные люди не чувствовали ничего, то в вечности их ожидает «плачь и скрежет зубов» (Матф. 13:42). И уж совсем нерадостной становится эта весть в свете кальвинистского убеждения о полной неизвестности всеми людьми их вечной участи, что делает и себя самого и собственных детей, рожденными в мир для этой единственной цели (Иер. 15:2).

Согласно учению об «ограниченном искуплении», Бог всем, родившимся после Адама и не попавшим под Его избрание, не дал и одного шанса из миллиарда поверить, покаяться и спастись, поскольку лишь Он управляет волей человека (Фил. 2:13), и кого хочет, ожесточает (Рим. 9:18), а кому хочет, дарует веру и спасение (Еф. 2:8). Разве после такой «благой вести» кто-либо станет уважать Библию и пожелает признать ее Словом милосердного и справедливого Бога (Мих. 7:18), Который не желает смерти грешника (1 Тим. 2:3-4)? Конечно, нет. Скорее у него сложится впечатление о том, что Бог обещает в Своем Слове одно, а делает другое.

Несмотря на то, что отдельным положениям кальвинистского богословия можно найти некоторые подтверждения в Библии, удивляет тот факт, что эти положения полностью отвергаются другими ее текстами, так что кальвинистам приходится переворачивать общий смысл Писания с ног на голову. Разумеется,  проповедовать это учение однозначно нельзя, потому что оно противоречит тому, что проповедовал Иисус (Матф. 16:24). Это есть «иное благовествование», об опасности которого говорил Павел (2 Кор. 11:4). Если Бог в Иисусе Христе предал Себя в Жертву за грех всего мира (1 Иоан. 2:2), значит Он вполне искренно желает, «чтобы все люди спаслись и достигли познания истины», то учение кальвинизма об ограниченном искуплении унижает Жертву Христа, делая предложение Бога к человеку (Матф. 11:28) не просто не искренним, а заведомо ложным!

В свое время апостол Павел писал: «Посему, как преступлением одного всем человекам осуждение, так правдою одного всем человекам оправдание к жизни» (Рим. 5:18). Эти слова подтверждают условный характер применения к людям обоих, тесно взаимосвязанных между собой, предвечных Божьих декретов: об осуждении и о спасении людей. Всякий, кто в своем сердце одобряет поступок Адама, становится под одно вместе с ним проклятие и осуждение Божье, а всякий, признающий как справедливость Божьего суда (праведности), так и путь оправдания даром по вере, присоединяется к спасению Божьему, заслуженному Христом на Голгофе.

Бог «хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины. Ибо един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус, предавший Себя для искупления всех. Таково было в свое время свидетельство» (1 Тим. 2:4-6). Да, такое было в свое время благовествование, однако ныне это свидетельство стало противоположным по смыслу! [54] Судя по словам того же апостола Павла, даже если бы он сам, или ангел с неба стал проповедовать не то, что было проповедано первоначально, то его самого следовало отлучить от Христа (Гал. 1:8).

Однако самым сильным доказательством условного характера искупления Христова является неоднократно засвидетельствованный в Писании факт отпадения от уже заслуженного Христом и полученном самим человеком спасения. Говоря о лжеучителях, апостол Петр указывает на то, что некогда они были искуплены Господом, но отпали от своего спасения (2 Пет. 2:1; ср. 1 Кор. 8:13). Это красноречивым образом подтверждает всеобщий масштаб искупления и опровергает очередную доктрину кальвинизма, если прямых свидетельств об этом в Священном Писании (Матф. 11:28; Марк. 16:15; Иоан. 1:29; 3:16-17; 4:42; 12:32; Деян. 4:12; 17:30; 2 Петр. 3:9; 1 Ин. 2:2; Рим. 10:12, 18; 11:32; 14:15; 1 Кор. 8:11; 2 Кор. 5:15, 19; Флп. 2:6-11; 1 Тим. 2:4, 6; 4:10; Тит. 2:11; Евр. 2:9,15; Откр. 22:17) для кого-то будет недостаточно.

Содержание всех текстов Писания, в которых речь идет о всеобщем масштабе искупления, естественным образом вмещает в себя и смысл тех текстов, где речь идет о Жертве Христа, принесенной за избранных (Иоан. 10:11; Деян. 20:28; Рим. 8:32-35 и др.). Разумеется, утверждение о том, что искупление предназначено для всех людей, вполне соответствует тезису о его условном применении только к уверовавшим. Поэтому в вопросе согласования этих мест Писания никакого противоречия нет и быть не может. Однако утверждение о том, что искупление ограниченно, т.е. Христос умер только за избранных, исключает смысл тех текстов Библии, в которых речь идет о всеобщем масштабе искупления. А вот эта ситуация представляет собой явное противоречие, что ставит сторонников учения кальвинизма в текстуальный тупик.

ГЛАВА 3

ПОТРЕБНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА

1. ВОЛЯ

1.1. ПРЕДЕЛЫ СВОБОДЫ ВОЛИ ЧЕЛОВЕКА

Существует ли воля в человеке? Если да, то свободна ли она? Есть два мнения по этому вопросу. Профессор-атеист Вильям Провайн утверждает что, с эволюционной точки зрения, свобода воли существовать не может.[55]. Ж. Кальвин в изложении своего представления о Божьем предопределении так же утверждает, что «Бог направляет волю человека по заведомому пути».[56] С другой стороны, ряд мыслителей и богословов древности и настоящего времени допускают существование человеческой свободы. Например, Генри Геллей заявляет: «Бог мог сотворить человека с инстинктом для исполнения Божьей воли, но Он предпочел одарить его властью свободной воли, чтобы человек мог определить свое личное положение к своему Создателю».[57]

В Священном Писании говорится как о воле Божьей, так и о воле человеческой. При этом трудно предположить, что вторая является лишь пассивным средством в руках первой? Слово, которое в русском языке обозначает волю, в других языках определяется как «сила», «власть», «выбор», «желание».[58] Это означает, что при столкновении двух воль, одна из них должна уступить. Но каким образом: добровольно или вынуждено?

Воля Божья – это Божий выбор, или Божье решение, основанное на Его желании. Павел использует греческое слово «телема», обозначающее сильное желание и обычно оно переводится как «воля» или «Божья воля» (Еф. 1:5, 9, 11). Однако русское слово «воля» не совсем точно передает смысл этого слова в оригинале. «Божья воля» это не столько намерение Бога, сколько Его сердечное расположение. Побудительный мотив замыслов Бога определяется Его такого рода желанием.[59]

Разумеется, воля без свободы выбора не есть воля. Что же такое свобода? Само слово свобода означает «независимость».[60] Согласно нашему опыту и библейскому свидетельству, человек одновременно в одних областях свободен, а в других нет. Например, призыв к покаянию и ученичеству предполагает свободный ответ (Иоан. 3:20-21; 5:40). С другой стороны, тот же человек – раб греха и смерти (Иоан. 8:34; Лк 4:18). Это разделение есть даже в нашей природе, как говорит Павел, «тот же самый я умом моим служу закону Божию, а плотию закону греха» (Рим. 7:25). Получается, человек всегда зависим, но вот только от кого и как – добровольно и по принуждению?

Христианская свобода, будучи даром Иисуса, обусловлена постоянным общением с Ним. При этом эта свобода, преодолевшая власть первородного греха, не есть полная независимость от Бога. «Ученик ни когда не станет, свободен от Иисуса, не утратив в то же самое время всякую свободу», поскольку «действительная мера свободы есть способность любить».[61] Стало быть, спасение не означает потери естественной нашей свободы. Повинуясь Христу, мы не теряем ее, но лишь правильным образом используем. «И познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Иоан. 8:32). Следовательно, наша свобода должна осуществляться в определенном ограничении, гарантирующем ее безопасность. Таково необходимое основание ее собственного самоограничения.

Первым, кто, говоря о духовной свободе человека, дошел до несовместимости ее с нравственной свободой человека, был Августин. Однако он же и внес признак свободы в само определение воли, как «движения духа, ни кем не принуждаемого и направленного к сохранению или приобретению чего-либо». Таким образом, всякой человеческой воле неотъемлемо принадлежит и свобода, в смысле «психической самостоятельности самого акта хотения».

При этом без целесообразности нет сознательной свободы воли. Античный философ Аристотель исключал из области свободных действий не только то, что совершаются по принуждению, но и то, что совершается по неведению, признавая лишь то, что прямо определено разумом и общими целями жизни. Это было хорошим наблюдением, однако Августин внес уточнение: человек после грехопадения повредил свою способность к свободе.[62] В любом случае, совершенно ни чем не ограниченной свободой человек, как творение, ограниченное пространством и временем, обладать не может по определению.

Поэтому в данной работе понятию свободы воли и свободы выбора мы будем придаем ограниченное природой человека значение. Человек не может увеличить возможности свободной воли, будучи способен осуществлять собственные решения лишь в рамках человеческой природы и при наличии внешней возможности выбора. Стало быть, Бог позаботился наделить человеческое существо определенной мерой свободы от созданных Им же законов. Если бы Бог не предоставил человеку свободы воли, тот бы ее никогда и не имел. «Человеческая свобода есть данная верховной властью возможность осуществлять свободный выбор при решении нравственных проблем. Только абсолютная свобода противоречила бы абсолютному владычеству Бога. Однако человеческая свобода ограниченна. У человека нет свободы стать Богом».[63] Значит, свобода воли человека гарантирована ему Самим Богом.

Поскольку первый человек был сотворен Богом как свободная личность, то на основании примера с Адамом можно проследить характеристики свободной личности. Так, он был способен:

1) отличать доброе от худого (Адам знал, с какого дерева можно срывать плоды, а с какого нельзя);

2) выбрать добро или зло (Адам был способен повиноваться Богу и не слушаться змея);

3) совершать поступки, являющиеся объектом его желания (непослушание — это результат свободного выбора Адама).

1.2. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ: СВОБОДА ВОЛИ И СВОБОДА ВЫБОРА

Учитывая все вышесказанное, выработаем рабочее определение свободы воли. Свобода воли — это заложенная Богом в природу человека способность проявлять, контролировать и удерживать в заданном направлении побудительный мотив или желание, а также осуществлять на практике решения, основанные на этом желании.

Наше определение свободы имеет две части: свободу внутреннюю (свободу желания) и свободу внешнюю (свободу поступка), что соответствует существующему в христианстве разделению природы человека на две ее составляющие: духовную и телесную. В научной терминологии также существует данное различие, поэтому свободу воли можно отождествить со свободой желания, а свободу выбора со свободой поступка.

Свобода воли (желания) по своей сути не может быть ограничена законами материального мира, как имеющая нематериальное начало. Человек способен пожелать все, что угодно. Конечно, совесть и разум человека побуждают (не принуждают) его действовать обдуманно и в определенном направлении, но воля может и не подчиняться их требованиям. Обычно воля прислушивается к доводам рациональности и духовности. Духовность определяет цель — что мы станем делать, к чему мы будем стремиться, или ценность которую мы будем преследовать. Рациональность же определяет то, каким образом мы это будем делать.

Человек наделен Богом как мыслительной (познание), так и волевой (творчество) способностью. Мыслительная способность в области морали помогает человеку отличать добро от зла и по своей сути является нейтральной по отношению к личности. Человек одинаково может размышлять как о добрых, так и о злых вещах без ущерба для своей духовной сущности. Совесть и Дух Святой позволяют нам знать основные моральные и духовные истины.

Волевая способность направляет желания человека к выбору добра или зла и является тождественной личности человека — его внутреннему «Я». Человек не может пожелать зла без ущерба для своей души. Если человек лишь размышляет о злых вещах, его нельзя отождествить со злом, но, если он подключит к этому свою волю и пожелает зла, то о нем говорят, что он — злой человек. Таким образом, человек отождествляется с объектом своих пожеланий (Матф. 5:28).

Свобода выбора (поступка) — это внешняя возможность реализации человеком побудительного мотива своей воли. Свобода выбора является ограниченной чем-то (законами физического мира), или кем-то (по принципу власти). Человек не может выбрать все, что угодно. Даже пожелав стать Богом, человек никогда не сможет стать Им, из-за отсутствия реальной возможности.

Свобода выбора означает, что существуют конкретные варианты, и не существует никакого принуждения, чтобы принять определенный из них. Наличие вариантов или альтернативных целей является неотъемлемой частью свободы.

Библейское понятие свободы, с одной стороны, не сочетается со стоицизмом или религией пантеизма, где бог решил, что должно произойти, и оно неизменно происходит. С другой, оно не может признать, что все, что происходит, случается само собой, без наличия предшествующей причины.

Со стоическим богом не поспоришь, его нельзя найти, да и потерять невозможно. Человеку отводится лишь место пассивного наблюдателя, а значит он не имеет никакой ответственности, поскольку не имеет никаких прав. Логика такого взгляда не признает свободу существующей реальности, потому как реальный выбор предполагает наличие реальных возможностей, а также имеет реальные последствия, изменяющие окружающую действительность.

В христианстве же Бог есть любовь (1 Иоан. 4:8), а любовь, по определению, можно только избрать свободным образом, а навязать ее невозможно. Любовь не существует там, где отсутствует свобода принятого решения, где нет добровольного согласия, где нет выбора. Любовь — это не насилие, которое не оставляет человеку никакого выбора. Любовь «не ищет своего» (1 Кор. 13:4-5). И, хотя человек явно не полноценный хозяин своей жизни, его воля не порабощена, поскольку для Бога важно его именно сознательное, добровольное или свободное подчинение. «Да будет воля Твоя» (Матф. 6:10) — это не пустой звук! Без сознательного решения не существует ни послушания, ни повиновения, а лишь механическое подчинение принуждающей силе, в данном случае находящейся в основе исполнения заповедей Господних, что в Священном Писании обнаружить мы не можем. Сознательному же подчинению воли человека воле Бога служит вера – как риск послушания незримому Творцу.

Относительно наличия у человека собственной воли и осуществления контроля над ней Павел пишет, что человек может быть «властен в своей воле» (1 Кор. 7:37). Греческое слово «эксусиан», переведенное как «властен», означает: возможность или свободу (делать что-либо), власть, право, силу;[64] а слово «воля» («телематос») определяется как хотение или желание.[65]

Августин, а вслед за ним Лютер, Кальвин и другие богословы считали, свободу воли за иллюзию. Их логика проста: если существует предопределение, и оно абсолютно, то ни о какой свободе и речи быть не может. Но такой однобокий вывод явно не вписывается в многогранную реальность бытия. Вынужден был признать это даже сам Кальвин, который пишет: «Трудно поверить, что святой Пётр, которому надлежало прославить Бога смертью, был умерщвлён насильно, против его воли; его мученичество не заслуживало бы особой хвалы», и еще: «Если мы хоть сколько-нибудь заботимся о бессмертии, приходится прилагать усилия к его обретению и разрывать дурные узы».[66]

Но в отличие от богословов, Бог не стеснен доктринальной необходимостью и совершенно свободно заявляет, что свобода — это реальность, а истина – источник подлинной свободы (Иоан. 8:32). Скептик скажет – если истина и существует, ее невозможно постичь, тем более истину духовную. Да, это часто выглядит именно так. И это означает то, что бытие человека становится бессмысленным. Однако наш внутренний опыт подсказывает, что в гармоничном строении Вселенной есть смысл, и этот смысл истинен (Пс. 18:2). Библия как слово Творца Вселенной так же открывает нам Божественную истину во всей ее полноте.

Стало быть, истину можно постичь при единственном условии: если она будет самооткрывающаяся и самоутверждающаяся. При таком положении дел не человек говорит: «Вот это истина», но Истина говорит: «Это Я» (Иоан. 14:6). К этому моменту самооткровения Истины направлена вся история человечества (Гал. 4:4) и каждая живая душа в отдельности (Деян. 17:30). Без Абсолютного Бога, нет ни Истины, ни смысла, но все переходит в частность и относительность. А о том, что эта Истина не может быть чем-либо ограниченной, говорят слова Писания: «Господь есть Дух; а где Дух Господень, там свобода» (2 Кор. 3:17). Таким образом Сам Господь Иисус Христос является гарантом, основанием и следствием свободы человека (Иоан. 8:32).

Теперь нам необходимо поговорить о пределах свободы падшего человека и отметить какое же влияние оказал грех, совершенный в Эдемском саду, на саму природу человека. Очевидно то, что Адам передал потомкам ту же природу, которой обладал сам, т.е. духовно мертвую, испорченную и порочную. Однако удивительно то что обладая духовно мертвой оскверненной грехопадением природой, он все же не потерял чувство реальности существования Творца, хотя Адам уже не искал Бога, но все же прятался от Него (Быт. 3). Да и Сам Творец не отказался от Адама и не проклял свое создание, а лишь изгнал его из рая. Бог искал его, общался с ним, сделал ему кожаные одежды и даже дал обетование о грядущем спасении. Какой же был смысл это делать по отношению к тому, кто заслуживал лишь наказания вечной погибелью?

Все это подтверждает слова апостола Павла о том, что даже неверующим людям кое-что «можно знать о Боге явно для них» (Рим. 1:19). И «явно» не потому, что помраченный грехом разум человека остался способен обнаружить Творца, а потому, что Бог Сам «явил им», и в этом был проявлен Его промысел и воля. Будучи первым из мертвых, Адам не только слышит голос Бога, но и отвечает на него! (Быт. 3:10). Всякий раз, когда звучит Слово Божье, мертвые воскресают, падшие поднимаются, оскверненные очищаются, глухие слышат, а немые говорят (Матф. 11:5). Христос сказал: «И будут все научены Богом. Всякий, слышавший от Отца и научившийся, приходит ко Мне» (Иоан. 6:45).

После грехопадения Адам и Ева не только не лишились совести, но обнаружили ее обвинительный голос в себе (Быт. 3:10). Томас Бостон замечает, что естественный свет совести присутствует в человеке всегда; слабый, тусклый, но присутствует.[67] Когда Бог творил человека, Он творил его для вечной жизни и сказал «хорошо весьма». Сатана же лишь осквернил Богом созданную природу, но не сотворил новую! Действия сатаны никогда не могут уничтожить действия Бога. Поэтому не стоит сатане воздавать лавры Творца. По этой же причине сатане не удалось полностью уничтожить «образ Божий» в человеческом естестве.

Павел Рогозин, говоря о таких стремлениях человеческой натуры, как богоискание, богопознание и жажда вечной жизни, замечает, что эти чувства являются самими сильными врожденными инстинктами в человеке и по существу неискоренимы во всеобщем масштабе.[68] Подтверждение этому мы находим в книге Деяния Апостолов, где говорится о том, что богоискание, как инстинкт человеческой природы предопределено Богом и входит в Его план спасения (Деян. 17:26-27). Одним словом, Бог ожидает от человека встречного движения, хотя оно и весьма ослаблено вследствие греха.

Важно отметить, что Бог изменяет жизнь грешника не вопреки, а вследствие угодных Его воле решений, принятых человеком (Ис. 62:2; Лук. 15:18; Деян. 10:34-35; Иак. 2:20). Самыми важными из них являются акты его покаяния и веры, поскольку именно этого требует от грешника Бог (Марк. 1:15; Деян. 20:21). Поэтому грешник, сам лично, а не в Адаме ответственен за то, что его жизнь проходит в отчуждении от Бога. Основным препятствием на пути человека к Богу является не сам факт грехопадения в Эдемском саду, а личное отношение человека к греху. Грех — это не просто отсутствие добра, но вторжение зла на территорию добра. Хотя и считается, что грех, направлен против Бога, в первую очередь объектом его агрессии является сам человек. И не важно кто он, праведник, или грешник, грех оскверняет и разрушает согрешившего (Иов. 35:6, 8).

Таким образом, мы можем заключить, что не в Божьих планах спасать от греха тех, кто сам не желает от него избавиться (Рим. 2:4-8). Но именно такой подход предлагает кальвинистская модель спасения с ее основополагающей идеей «непреодолимой благодати». В противовес ему можно выставить простую истину: коль Бог призывает всех грешников к покаянию (Лук. 24:47; 2 Петр. 3:9; Рим. 2:4; 2 Кор. 7:9), значит, они способны проявить его, а не Он должен это делать вместо них. О том же, что этот Его призыв никого не принуждает, говорят следующие слова: «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною» (Откр. 3:20).

Хотя после грехопадения человек живет в состоянии духовной смерти, Бог не отнял у него волю и право к самоопределению, и по благодати даровал реальную возможность перейти от смерти в жизнь (Иер. 6:16; 1 Иоан. 3:14). «Так говорит Господь: вот, Я предлагаю вам путь жизни и путь смерти: кто останется в этом городе, тот умрет от меча и голода и моровой язвы; а кто выйдет и предастся Халдеям, осаждающим вас, тот будет жив, и душа его будет ему вместо добычи» (Иер. 21:8,9). Но если признать, что люди в своем падшем состоянии не в силах ответить на Божий призыв, и только некоторые из них под действием «непреодолимой благодати» отвечают на нее, тогда получается, что лишь Один Бог ответственен за то, что так мало грешников могут лично оценить Его любовь и милость.

Кальвинистский взгляд создает противоречие внутри Божьей природы, поскольку, с одной стороны, Бог желает, чтобы никто не погиб, но чтобы все пришли к покаянию (2 Пет. 3:9), а, с другой, — Сам лично ограничивает сферу действия «непреодолимой благодати», без которой ни один человек не может принять любовь и истину для своего спасения (2 Фес. 2:10)!? Существует множество подобных примеров внутренней несостоятельности кальвинизма, которые сводятся к одному выводу: если человек не имеет реальной свободы самоопределения, тогда ответственность за грех приходится возложить на Бога.

Если человек не способен проявлять, контролировать и направлять свои желания, воля Божья по отношению к нему является противоречивой, так что ее невозможно ни познать, ни исполнить и ни один человек не сможет предугадать, добра или зла будет желать ему Бог в каждом конкретном случае или в целом. Если Бог не предъявляет никаких условий для избрания человека к спасению и, соответвенно, к осуждению, тогда Он не может и требовать от него ни послушания, ни противления. А, значит, наказание и награда, как полярные выражения самого принципа воздаяния, лишаются какого-либо смысла.

Кальвинисты доходят до такого неприятия свободы воли, что считаю, что даже в своем первозданном состоянии она всегда сопротивляется Божьей воле.[69] Получается что Бог сотворил свободу воли человека с заведомой целью действовать против Самого Себя? — Если изначально Бог определил, чтобы творение добровольно подчинялось своему Творцу (Быт. 2:16-17), и это — Его воля, тогда о каком конфликте воль может идти речь вообще? Напротив, Бог может требовать послушания лишь от свободного существа. Если солдат выполнил приказ, разве он противопоставил свою волю воле командира, который, приказал его исполнить? Безвольное послушание Богу вообще не нужно. Что больше послужит к славе Божьей — камни, из которых Он может сделать Себе детей (Матф. 3:9), или добровольно подчиняющаяся Богу личность, имеющая Его образ, и Его подобие (Лук. 9:23)?

Истина Писания однозначно говорит о том, что по своей природе человек способен производить и контролировать свои желания и побуждения, а следовательно и управлять своей волей (Дан. 10:12). Условия для этой деятельности созданы Самим Богом, Который сделал так, чтобы не все процессы во вселенной происходили по строго предопределенному сценарию (Дан. 10:12-13). Оказывается, есть реальная война, как на небе, так и на земле, исход которой зависит не только от Бога, но и от Его творения: это творение может, повинуясь Богу, изменить свое положение к лучшему, либо, противясь Ему, усугубить его. И Сам Бог пожелал сделать человека творцом своей судьбы через сопричастность к Его законам. Подобным образом есть реальная возможность прославить Бога свободной волей человека, а значит, есть смысл бороться ради достижения этой цели.

Богу не нужен сценарий, что зачем должно произойти, чтобы Он мог знать все наперед. Он итак это знает (Матф. 24:25; Иоан. 13:19). Для Бога важен не столько результат, поскольку Он Бог и может сотворить любой результат, сколько то, с каким расположением сердца человек участвует в том или ином деле (Фил. 2:12, 14-15; Иона. 1-4). Христос так же учил о любви к Богу «всем сердцем… и всею душою… и всем разумением» (Матф. 22:37). Поэтому мотивы поведения человека интересуют Бога прежде всего остального.

Когда человек, пребывая в здравом уме и рассудке (а не по действию «непреодолимой благодати»), добровольно доверяется Богу, осуждает свой грех, отвергает себя, как грешника, принадлежащего этому миру (Лук. 9:23), отказывается от земного и избирает небесное, этим самым он свидетельствует всей Вселенную (людям, ангелам, и бесам), что Господь — это Тот, на Кого стоит променять весь мир (Матф. 4:8-9; 10:32-39). Такое решение его воли, полностью согласующееся с волей Бога.

Только свободная в своей воле личность может дать свободную и объективную оценку существующей реальности. Лютер же, отрицая свободу воли, утверждает, что человек грешит по необходимости, которых признает только две: Божью и сатанинскую. Кто кого победил, тот того и принудил. Однако такое объяснение плохо справляется с вопросом, кто определяет эту необходимость в жизни христианина? По чьей воле он согрешает? По воле Бога? Это невозможно! А если по воле сатаны, тогда неужели дети Божьи, призванные, святые и искупленные Христовы исполняют волю сатаны? Тогда о каком освобождении от рабства греха может идти речь вообще. Но если есть грехи, значит, есть и свобода, поскольку даже святые согрешают (1 Иоанн. 2:1). Если бы спасенный грешник не имел свободы согрешить, то он бы не имел свободы воли и свободы выбора. Но человек имеет возможность согрешать, даже спасенный (1 Иоан. 1:8), и перед тем как согрешить он должен пожелать, и выбрать грех. Поэтому не зря одна из заповедей Божьих однозначно утверждает: — «Не желай» (Втор. 5:21).

Пытаясь совладать с этой проблемой, современные кальвинисты утверждают, что в возрожденном человеке свобода воли снова появляется, однако тут же и противоречат себе другим своим утверждением, что от спасения эта свобода отказаться не может. Получается, Бог снова-таки не доверяет свободе воли, но принуждает ее к спасению, причем, несмотря на то, что она уже оказалось очищенной от последствий первородного греха. Так к чему же теперь все эти разговоры о греховной испорченности воли человека, когда Бог не может допустить существования любой свободы воли? Получается, наша свобода противна Богу не из-за греха Адама, а из-за неприятия ее Самим Богом. А это значит, что Он создал ее с заведомой целью преодолеть ее и уничтожить?! Разве такой непоследовательный Бога есть Бог Библии? Бог Авраама Исаака и Иакова не нуждается в защитниках которых интересует только вид благочестия, силы же его отрекшиеся!

Это еще раз подтверждает то, что Бог не порабощает волю человека, как это делает сатана, но освобождает ее (Иоан. 8:36). Сатана, овладев волей человека производит в нем всякое пожелание (Еф. 4:19). Бог же, направляя волю человека на свершение определенных дел (Фил. 2:13), оставляет право выбора самому человеку (Матф. 16:24), давая ему возможность не грешить. И в этом случае хочется подчеркнуть не способность, как внутреннее качество, присущее человеку, поскольку он все-таки согрешает, но сознательную возможность противостоять греху (Иак. 4:7). Денис Мокк относит свободную волю человека к специфическим аспектам Божьего предопределения (Нав. 24: 14-15; Рим. 1:20-25; Гал. 6:7-8; 2 Фес. 1:5-10).[70] Итак, Бог не ограничивает свободу воли возможностями человека, но, видя его желание, через проповедь Слова Божьего (Рим. 10:17) дает ему возможность поверить в то, что в Иисусе Христе спасение реально (Иоан. 6:45). И на основании веры возрождает человека, даруя ему возможность вкушать от древа жизни (Иоан. 6:54).

Об Адаме говорится, что он есть образ будущего (Рим. 5:14). Апостол Павел, представляя падшую человеческую природу, пишет: «Желание добра есть во мне» (Рим. 7:18). Желания человека – тождественны его воле, которая не ограничена полностью кем-то или чем-то извне. В этом смысле человек свободен, за исключением когда его воля полностью порабощена сатаной (1 Тим. 3:7). И после грехопадения человек по-прежнему может отличать добро от зла, может желать добра, причем именно духовного добра. И это — не заслуга человека, а остаток доброго творения Бога.

Апостол Павел утверждает что грешник не может творить добро, которого желает (Рим. 7:19-20), поскольку он потерял свободу выбора (поступка). Теперь он «пленник закона греховного» (Рим. 7:23), «потому что тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего ее» (Рим. 8:20).[71] Человек по-прежнему способен направлять свои желания на доброе, но в своих поступках он стал ограничен злом. Теперь человек выбирает грех, потому что грех прежде выбрал его (1 Кор. 15:22). Хотя раб может пожелать стать свободным, чему его цепи — не помеха, но он не может выбрать свободу внешних действий, потому что он раб. Но невозможность внешнего выбора не ограничивает возможности желания как внутреннего побуждения или устремления воли.

И не всегда желания людей уводят их от Бога, но всегда грех уводит людей от Бога, причем зачастую вопреки их собственным желаниям. По этой причине грех и становится «крайне грешен» (Рим. 7:13). В Послании к римлянам (7:15-25) Павел описывает состояние неискупленного человека, живущего под законом. В таком состоянии человек может лишь молить Бога об избавлении (Рим. 7:24), чтобы служить Господу всем своим существом (1 Фес. 5:23).[72] Р.Б. Дехтяренко в книге «Бог и человек» замечает, что в 7-й главе послания к Римлянам Павел не говорит о своем личном опыте, а описывает качественную характеристику плоти, благодаря которой грех имеет потенциальную возможность проявляться и существовать.[73]

Человек живет в состоянии условной смерти, но Бог вложил в его волю право к самоопределению и реальную возможность выбрать жизнь вместо смерти (Иер. 6:16; 1 Иоан. 3:14). И хотя его выбор ограничен земным существованием (Быт. 3:19), но стремления к горнему он не лишен. Это стремление Господь воспринимает в качестве условия предоставления ему Своей помощи в тех вопросах, где он бессилен: «невозможное человеку возможно Богу» (Лук. 18:27). Это решение предать себя Господу и ожидается от человека Богом: «Благодарение Богу, что вы, быв прежде рабами греха, от сердца стали послушны тому образу учения, которому предали себя» (Рим. 6:17).

Итак, отсутствие свободы поступка не ограничивает свободу желания. Человек желает перебраться с тонущей лодки на корабль, даже при отсутствии такой возможности. А если такая возможность представится, он делает это с готовностью. И, наоборот, если человек не желает чего-либо, то, сколько ему не предоставляй возможностей, он ими не воспользуется. Отсюда получается, что дело спасения может остановиться по вине самого человека.

В данном месте уместно привести комментарий Вернера де Боор к тексту Рим. 4:20: «Как странно сказано: «Не поколебался… неверием». Не случается ли как раз наоборот: благодаря сомнениям мы впадаем в неверие? Как важно ясно сознавать этот вопрос! Мы считаем сомнения своего рода «судьбой», пред которой мы бессильны и в которой мы не виноваты. Вот поэтому и наше неверие вполне извинительно: к нему привели наши сомнения. Нет, говорит Павел. Ты стоишь пред Словом и обетованием живого Бога, Который «животворит мертвых и называет несуществующее, как существующее». Хочешь ли ты воздать славу этому Богу и довериться Его словам, или же ты хочешь превратить этого Бога в лжеца и отвергнуть Его обетования? Ты поставлен перед таким решением, и решение это ты должен принять в своем сердце. И неверие тоже является твоим собственным свободным актом воли, за который ты несешь полную ответственность».[74]

Ограничение же свободы желания ограничивает также и свободу поступка, и на законных основаниях может осуществляться лишь самим человеком. «Не пожелай»! Это не принудительное ограничение выбора, а предложение Бога к человеку сообразовать свои желания с нормами добра во имя собственной же безопасности. Если он ограничит свои желания добром, ему не придется избирать зло (Гал. 6:7). Вернер де Боор в комментарии на Послание к римлянам замечает, что закон не ограничивает свободу воли человека (1 Тим. 1:9). Напротив, его основная функция дать нам свободу действий. «Мы становимся рабами закона, только когда преступаем его»!

1.3. ДОБРОВОЛЬНОЕ ПОДЧИНЕНИЕ БОГУ

Августин в своей книге «Энхиридион» пишет, что человек безвозвратно потерял способность желать добро.[75] Однако еще в произведениях христианских авторов первых трех веков, говорилось о двух путях и способности человека избрать любой из них.[76] Об этом же написано и в Священном Писании (напр. Втор. 30:19; Нав. 24:15; Иер. 29:13). Этим критерием мы и будем руководствоваться при нашем изучении мнения Августина.

Из того, что все люди «согрешили и лишены славы Божией» (Рим. 3:23), невозможно сделать вывод о том, что эти люди вследствие грехопадения не могут даже и пожелать «добра». Апостол Павел, говоря о падшей человеческой природе, пишет: «Доброго… хочу» (Рим. 7:19). Этому месту обычно противопоставляют другое: «Помилование зависит не от желающего и не от подвизающегося, но от Бога милующего» (Рим. 9:16). Очевидно, что даже падший грешник в любом случае желает себе не гибели, но милости, а, следовательно, «добра». Невозможно, чтобы и Бог игнорировал это желание полностью и без каких-либо условий. Однако Он принимает к сведению не всякое желание человека, а лишь правильное, т.е. не торгующееся с Ним, а смиренно просящее Его о помиловании. Таким образом мы исключаем возможность противоречия между данными текстами Писания.

Примечательна также характеристика сотника Корнилия — явно невозрожденного человека, — которая со всей очевидностью опровергает учение о «полной греховности» природы человека: «Благочестивый и боящийся Бога со всем домом своим, творивший много милостыни народу и всегда молившийся Богу» (Деян. 10:2). В то же время фраза Павла: «Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению» (Фил. 2:13), которая относится явно к верующим, Августином почему-то в равной степени приписывается и к грешнику, противящемуся Богу, «мертвому» по своим грехам и преступлениям. Если в этом и состоит Божье «благоволение», тогда оно переворачивает библейское понятие о святости Бога так же с ног на голову. Так  помимо свободной воли и предопределения в учении Августина важную роль играет «первородный» грех, особым образом им понятый. Его цитирует Стюарт Дж. Холл: «Малое дитя осуждено Богом, едва появившись на свет, оно уже нечисто и нуждается в омовении».[77] Идея Августина о виновности человека от его рождения привела к суеверному убеждению, что крестить младенцев необходимо для того, чтобы в случае их ранней смерти они не попали в вечные муки в аду.

Однако понятие «грех по природе» (тем более, материальной) нельзя понимать безусловным образом, поскольку личность не во всем зависит от своей природы. Вот что пишет по этому поводу Николай Бердяев: «Если бы «я» было эмпирическим[78][79] Но «я» есть не природа, а идея. Если бы идеальное совершенство «я» определялось природой человека, то человек превратился бы в «автомата добродетели», добро стало бы необходимостью. Но образ Божий в человеке есть нормативная, а не природная его сущность, и осуществление его предполагает свободу. Свобода коренится не в природе человека, а в идее человека».[80] Поскольку грехопадение человеческой природы не аннулировало саму идею человека, следовательно, оно не могло аннулировать и его свободу, ведь свобода есть атрибут не только природы, но и личности. характером, природой, то это вело бы к детерминизму.

Человек – добровольно, подчиняющийся Господу — это не вор Божьей славы, но сама слава Божья. Ради этого Бог создал его свободным, и позволил отойти от Себя.[81][82], то Он не ошибся! Конечно, Он не учил тому, что спасение есть дело рук человеческих, однако отметил, что только «употребляющие усилие восхищают его». «Царство Небесное силою берется» — это практическое осуществление Божьего предопределения для верующего, совершаемое через приложения усилий его воли. Если Сам Господь сказал: «Царство Небесное силою берется» (Матф. 11:12)

Очевидно, что человек имеет свою волю, и в его власти направлять ее. Оставить неверие и покорится вере, несомненно, требует определенного усилия воли человека, тем не менее, этот выбор нельзя назвать делом в смысле, что человек имеет какую-то часть в совершении своего спасения. Человек или покоряется вере и получает дар жизни вечной (Еф. 2:8-9), или ожесточается в неверии и сам себя «делает недостойным» этого дара (Деян. 13:46).

Когда Господь освобождает волю человека от ослепления грехом, Он дает ему сознательную возможность творить добро и противостоять греху в силе Духа Святого. Бессознательная же способность творить добро означала бы лишь ограничение возможности творить зло. Поэтому потенциальная возможность выбрать зло, есть необходимая составляющая свободной воли. Нравственная свобода христианина заключается в реальной возможности и способности в Духе Святом исполнить заповеди Господни (Иоан. 14:23).

Характер взаимодействия воли Бога и воли человека в момент обращения грешника проиллюстрирован на примере двух разбойников, распятых вместе с Иисусом. Оба разбойника желали своего спасения («спаси Себя и нас», — такова была их воля), но они не могли выбрать спасение и таким образом спасти себя. Спасение – суверенное действие Божьей благодати, акт Его воли (Иак. 1:18), который, тем не менее, нужно принять в кротости, а не в гордости (Иак. 1:21). Апостол Павел также пишет о том, что помилование зависит не от желания или усилий со стороны человека, а от Бога милующего (Рим. 9:16). Совершенно очевидно, что по делам оба разбойника заслужили смерть, и хотя оба желали своего спасения, только один был спасен! Почему? Это — акт безусловного избрания? Может быть, но об этом ничего не написано. Зато написано другое, а именно: один из разбойников исповедал веру в Иисуса Христа, как своего Господа и после этого был спасен.

Важный момент, касающийся воли человека: исповедание веры в Иисуса Христа как Господа не может быть делом (а значит и поводом для хвастовства), поскольку поверивший разбойник не сам спасся, а был спасен Богом. Но в то же время исповедание веры в Иисуса Христа как Господа, является неизменным условием для обретения спасения и отличительным критерием для избрающей Божьей благодати (Лук. 23:39-43). Такова Его суверенная воля, ясно выраженная в следующих словах: «А без веры угодить Богу невозможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает» (Евр. 11:6).

Однако в учении кальвинизма «о безусловном избрании» стройная, но априорно принятая система взглядов заняла место, по праву принадлежащее лишь Христу. Сделав вопреки Писанию божественный промысел безусловным, кальвинисты стали утверждать, что воле Бога человек сопротивляться не в силах. Поскольку Бог управляет волей человека, то последний, по своей воле, не может делать ничего. Однако, здесь возникает ряд вопросов. Если Бог управлял волей человека еще до его грехопадения, тогда почему произошло грехопадение, которого Бог явно не хотел? Зачем Он тогда запрещал Адаму вкушать от древа познания зла и греха? Это вносит противоречие в мотивы Бога, которые невозможно объяснить ничем иным, как лукавым отношением или абсолютным произволом воли Бога. Однако ни того, ни другого мы не обнаруживаем в поведении Бога, представленном нам в Библии.

К тому же, если Бог производит в спасенном человеке все хотение и все действие, причем так, что человек не в силах им противостоять (Фил. 2:13), если Он может соблюсти свое чадо от падения (Иуд. 1:24), тогда Он и ответственен за все эти хотения и действия христианина, включая и его грехи, сомнения, ропот, падения, восстания и отступления. Очевидно, что это утверждение не верно, так как вступает в противоречие с теми местами Писания, которые утверждают, что Бог не искушает злом (Иак. 1:13). Следовательно, если кто из спасенных согрешил, что происходит весьма часто (Иак. 3:2), это происходит вследствие действия свободной воли человека и его личных пожеланий.

Понимая справедливость данной критики в свой адрес, кальвинисты делают оговорку, что от Бога зависят лишь добрые желания и действия христианина. Однако, если Бог, независимо от человека, производит в нем только хорошие пожелания и действия, а человек желает только плохие, тогда Он все равно остается ответственным за то, что не послал им нужной помощи для преодоления их злых желаний и действий. В любом случае, данная оговорка кальвинистов не решает проблемы, почему жизнь христиан довольно часто идет в разрез с их высоким предназначением (Рим. 8:29), тем более когда они самостоятельно не в силах даже пожелать добра (Фил. 2:12).

Если у человека отсутствует способность проявлять, контролировать и направлять свои побуждения, тогда неизбежно возникает конфуз в отношении ответственности христианина за свои поступки, а не только за веру. Если он не может повлиять на свои пожелания и поведение в плане стремления к добру или к исполнению заповедей Господних, тогда как объяснить наличие и смысл существования «судилища Христова»? (2 Кор. 5:10). Неужели неизменно справедливый Бог даст награды одним, совершенно не заслуживающим их (поскольку ни один человек не может по своей воле делать угодное Богу), а других, точно таких же, оставит ни с чем. Если существует принудительно спасение — должно быть и принудительное освящение, поскольку в основании и того, и другого находится одна и та же, причем неизменяющаяся, воля Божья. Очевидно то, что и здесь кальвинистская доктрина ошибочна.

Без признания добровольного, сознательного элемента в воле человека невозможно понять ни послушания, ни повиновения. Выражением же сознательного подчинения воли человека воле Бога служит вера. «Вера — это не субъективный произвол человека, а «послушание» Богу. Вера подчиняет человека воле Божьей более искренно и более верно, нежели этого мог бы достичь закон».[83] Воля возрожденного человека сознательно подчиняется и исполняет волю Бога. «С помощью благодати воля человека согласуется с Божьей волей и благодатью возносится к закону».[84] Весь закон теперь вложен в сердце возрожденной души (Евр. 8:10), и она, направляясь Духом Святым, способна различать что добро, а что зло (1 Иоан. 2:27). Это и есть новая, возрожденная природа человека.

То, что Бог не ограничивает свободу пожеланий человека, исповедуют и евреи, признающие авторитет Ветхого завета. Согласно еврейскому богословию, Бог одарил человека способностью делать выбор между послушанием и непослушанием закону Божьему и, следовательно, между жизнью и смертью.[85] По столь важному вопросу, конечно, Ветхий Завет не может противоречить Новому, и наоборот.

Оспаривая кальвинистское мнение о неотразимости воли Божьей, Билли Греем пишет, что верность без права выбора противоречит природе Бога, ибо по своей сути это есть принуждение. Поэтому «Бог никогда не потребует от человека то, что стеснит нашу свободу».[86] Бог не ограничил выбор человека его возможностями, но по вере в Иисуса Христа даровал ему спасение. Разумеется, эта же свобода воли человека продолжает славить Бога уже после его уверования и получения способности жить свято. По этой причине уже исцеленный от проказы греха человек сохраняет за собой право выбора — прославлять Его или нет (Лук. 17:15-17). Несмотря на весь, связанный со свободой воли риск непослушания, это — есть высшая форма прославления, чем та, при которой бы этого права выбора не было.

Бог желает, чтобы человек захотел стать рабом праведности по собственной воле, зная, что может отказаться (Рим. 6:17). По той же причине никто не будет принудительно служить Богу в течение всей вечности. Вот почему Бог после тысячелетнего царства «отпустит» сатану на малое время, чтобы испытать народы (Откр. 20:3, 7). Испытания эти нужны для самого человека, чтобы он мог постоянно осознавать, что без власти Бога в своей воле, даже освобожденной от рабства греха, он не может делать ничего (Иоан. 15:5). Поэтому апостол Павел и призывает филипийцев «со страхом и трепетом совершать свое спасение», т.е. быть послушным Божьему водительству, Который возбуждает в человеке благие намерения, направляя его волю на совершение благих дел (Фил. 2:12-14). Николай Лосский пишет, что соединение человеческой души с волей Божьей, освобождает ее от разрушительных плотских проявлений, увеличивая свободу личности, и таким образом обновленный человек становится не слепым медиумом, а высокосознательным, сохраняющим свою самостоятельность сотрудником Божьим.[87] Разумеется, под сотрудничеством воли человека с волей Бога мы понимаем востребованность, а не заслуживание Божьего спасения. Здесь происходит совпадение их желаний, а не результатов осуществления этих желаний, находящихся лишь в руках Господа.

В своей книге «Тайна предопределения» Константин Прохоров пишет, что Библия нигде особенно не акцентирует внимания на «неспособности» человека примириться с Богом и жить по Его заповедям, однако она делает упор на его «нежелание» делать это. Далее автор отмечает, что Богу было угодно даровать человеку свободную волю и поддерживать Своей благодатью её действенность после грехопадения. Таковой была Его суверенная воля, и никто не вправе осмелится спорить с Ним.

Правда, Прохоров допускает, что иногда Бог может принуждать свободу воли человека, чтобы научить его смирению. Когда это бывает Ему угодно, для осуществления Своих провиденциальных целей, Он нарушает на какое-то время свободу произволения некоторых людей. При этом свобода воли человека остаётся установленным Богом правилом, а её нарушение – исключением из него. Автор напоминает, что сколь редко Господь раздвигает воды моря или позволяет старой и неплодной рождать детей, даёт человеку способность идти по поверхности воды или превращает эту воду в вино, столь же редко Он проявляет насилие над волей человека, ибо совсем не это славит Его более всего. Вместе с тем, эти редкие «нарушения» Его физических и духовных законов совершенно оправданны и необходимы, чтобы никакая плоть не забывала, что Он – великий Бог, наш Творец и Спаситель, а не то, что всё как-то само собой устроилось в этом мире и течёт лишь по естественным законам![88]

Кратко подытожим наши размышления о воле человека:

1. Поскольку в мире есть Бог, дьявол и человек, существует воля Бога, воля дьявола и воля человека.

2. Воля человека, как личности, существовует отдельно от воли Бога и от воли дьявола.

3. Воля каждого отдельно взятого человека может находиться в одном из четирех состояний, она может быть управляема самим человеком (Ис. 58:3; 1Кор.7:37), подчинена воле других людей (Рим.13:1; 1Тим.6:1), подчинена воле Бога (Ис. 44:28; Откр. 17:17) или подчинена воле дьявола (2 Тим. 2:26).

4. Воля человека может отвергать волю Бога (Лук 7:30).

5. Воля человека может быть независимой (самоуправляемой человеком) от этих влияний и в тоже время совпадать с ними, например, с волей Божьей или волей дьявола (Пс. 39:9; Фил. 2:5; Лук. 23:25).

6. Богоискание, как акт человеческой воли – это не привилегия избранных к спасению грешников, а святая обязанность и потребность каждого человека. Поэтому человек, не ищущий Бога, согрешает (Рим. 1:18-19).

7. Богоискание, как сознательный отклик человека на Богом заложенный в его сердце инстинкт, является основным критерием для его избрания к спасению или осуждению (Евр. 11:6).

8. Возрождённый христианин самостоятельно и добровольно ограничивает свою свободу в той её части, которая ведёт к произволу (1 Кор. 6:12; Гал. 5:13).

2. ВЕРА.

2.1. ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ СПАСИТЕЛЬНАЯ ВЕРА ДАРОМ?

В Евангелии от Марка написано о том, что Христос «дивился неверию их…» (Марк. 6:5-6). А в других местах Писания (Матф. 8:10; ср. Лук. 7:9) говорится, что Он удивился небывалой вере сотника. Что может значить это удивление? На наш взгляд это доказывает то, что проявление, по крайней мере, некоторой части веры все же принадлежит людям. Если бы всю веру производил лишь Бог, тогда Христу нечему было бы удивляться.

В Новом Завете слово «вера» упоминается в связи со спасением человека больше 300 раз. В греческом языке этот термин имеет несколько значений: верность; доверие; убежденность; удостоверение. Синонимом слова «вера» являются слова «надежда» и «упование».[89] Но что стоит за этими словами? Что такое вера и как она возникает? Где ее источник и в чем смысл спасительной веры? Утратил ли человек веру в Бога после грехопадения, или приобрел ее новую разновидность?

Согласно учению кальвинизма вера является исключительно даром Божьим, предоставленным в распоряжение уже возрожденному человеку. А поскольку «дары и призвание Божие непреложны» (Рим. 11:29), человек не может что-либо изменить. Другими словами, избранный обречен верить, а не избранный обречен не верить. По этой причине Жан Кальвин присоединил веру к атрибутам предопределения.[90] В каком же смысле вера является даром Божьим? Если это природный дар, т.е. способность верить, то никто из арминиан не станет с этим спорить, однако утверждать то, что она совершенным образом не зависит от человека, но лишь односторонним и безусловным образом причиняется Богом, библейски не оправдано.

Вера есть риск послушания при отсутствии видимых доказательств. Поэтому веру следует ясно отличать от простого знания о существовании Бога (Иак. 2:19). Например, нам хорошо известна история отпадения от Бога Адама. Когда он согрешил и перешел в разряд грешных существ, он продолжал знать о существовании Бога. Если бы это было не так, тогда ему не было бы никакой нужды убегать и прятаться от Него (Быт. 3:9-10). Но простое знание не является верой, потому как лишено своей главной сущности – практического доверия, или упования на Бога.

Дальнейшая судьба Адама нам известна мало, но мы знаем, что он воспитал нескольких детей, из которых некоторые стали праведными людьми. Возможно, Адам потерял веру (в смысле доверия Богу) на некоторое время, но позже, научившись на горьком опыте, вновь обрел ее. Теперь он знал, что стоит за непослушанием Творцу, и на собственном примере мог передать своим потомкам опыт потери и обретения веры.

Поскольку Сам Бог не оставил согрешивших Адама и Еву полностью, но общался с ними и с их детьми и дал им обетование о спасении, можно судить, что человечество не было потеряно для Него безвозвратно. Какая-то частица Его любви сохраняла человеческую природу от полного разложения грехом. Конечно, грехопадение лишило его способности творить добро и потому не позволяло угодить Богу при помощи своих дел, так что путь спасения по делам оказался для него закрыт навсегда. Тем не менее, человек не перестал быть способным обращаться к Богу за помощью. Несмотря на потерю способности творить добро в своих поступках, он все же мог это добро желать (Рим. 7:18-19). По-прежнему лишь от самого человека зависит, одобрить ли выбор Адама или нет.

С тех пор эта история повторяется миллионы и миллионы раз. «Они же, подобно Адаму, нарушили завет и там изменили Мне» (Ос. 6:7). Основная проблема современного человека остается той же, что и потомков самого Адама, например, Каина, которому было сказано: «Если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица? А если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним» (Быт. 4:7). После грехопадения, грех стал лежать у дверей сердца и подстерегать своего господина, но власть его над ним не была безграничной. В состоянии, подобном Каиновому, пребывают сегодня все грешники. Одни, зная о существовании Творца бунтуют и убегают от Него, предпочитая себя Ему (Рим. 1:18-20), другие же покоряются и верят — отвергая себя приходят к Нему (Лук. 15:18).

Дэвид Гудинг пишет, что для сотворенной личности желание жить независимо от Творца означает жить в противоречии с действительностью.[91] Практически, не зависимость от Бога превращается в реальную зависимость от греха, а реальная свобода от греха существует лишь при полной зависимости от Бога (1 Пет. 2:16). Это означает, что грешнику только кажется, что ему без Бога жить легче. На самом же деле его душе нет успокоения без Него (Ин. 4:13-14; 6:35). Однако ощущать духовный голод может лишь не до конца испорченный человек.

Евангелие утверждает, что Бог спасает лишь тех, кто проявляет личную веру (Евр. 11:6), а учение о безусловном избрании добавляет: «Но эту веру будут иметь лишь те, кому ее дарует Бог». Получается, Бог требует от человека того, что зависит лишь от Него Самого, и это является неразрешимым противоречием. Если бы это было так, тогда оно было бы равнозначно полной отмене человеческой личности, точнее полному замещению ее личностью Бога. Примечательно, что атеисты для подтверждения теории эволюции используют такой же логический метод: людям только кажется, что ни свободны, а на самом деле они пешки в руках всемогущей эволюции. Но если в отношении к эволюции христиане называют этот ход мысли порочным кругом или круговой аргументацией и отвергают его как неверный, то на каком основании они могут утверждать, что в отношении к кальвинизму дела обстоят иначе?

С позиции кальвинизма, вера даруется грешнику без всяких на то условий — «слепой» (т.е. абсолютно безразличный) выбор благодати. Сначала действует благодать, потом появляется вера. Такого порядка мы не находим в Писании, а находим диаметрально противоположный порядок, как его дает учитель благодати апостол Павел: — сначала вера от слышания Слова Божьего (Рим. 10:17), а потом благодать через веру: «верою и получили мы доступ к той благодати, в которой стоим и хвалимся надеждою славы Божией» (Рим.5:2).

Текст Лук. 17:5-6 красноречиво свидетельствует нам о том, что проявление веры находится в обязанностях человека: «И сказали Апостолы Господу: умножь в нас веру. Господь сказал: если бы вы имели веру с зерно горчичное и сказали смоковнице сей: исторгнись и пересадись в море, то она послушалась бы вас». Примечательно, что на такую просьбу учеников Господь ответил примерно следующее: «Если бы Вы имели хоть малую долю веры, то этого было бы достаточно для совершения великих чудес, поскольку все остальное за вас сделал бы Бог». Иисус не сказал: «Это возможно Богу, а не человекам», но подтвердил их личную ответственность в проявлении веры в Божью силу и желание помочь нуждающемуся в этой помощи грешнику. Далее эта же мысль подтверждается словами «мы… сделали, что должны были сделать» (ст. 10).

Кальвинисты настаивают на том, что вера является даром Божьим (напр. Рим. 12:3, 6). Действительно в Новом Завете есть упоминание о вере, как о даре, однако этот дар дан для служения уже возрожденному человеку, поэтому его нужно отличать от спасающей веры, которую Бог ожидает от человека. Например, в тексте 1 Кор. 12:8-9 («иному вера тем же Духом») речь идет не о вере, приводящей неверующего ко Христу, потому что «дар веры» дается уже верующему, члену тела Христова. О вере, как о даре, также написано в книге Деяниях Апостолов 3:16: «вера, которая от Него, даровала ему исцеление». Эта вера представлена как полная уверенность в том, что Бог сотворит чудо по слову апостолов.

Касательно же того, что Христос назван «начальником и совершителем (в оригинале «завершителем») веры» (Евр. 12:2), то Христос действительно является объектом нашей веры от начала и до конца. Однако, несмотря на это, в нашей ответственности находится «взирать» на этот объект, разумеется, с верой. Поэтому Его «начальствованию» или руководству мы призваны повиноваться добровольно. В противном случае были бы напрасны призывы к нашему послушанию: «свергнем», «будем», «взирая», «помыслите», «не пренебрегай», а в данном тексте просто бы стояло: «Ничего не делайте, потому что Сам Бог все это сделает вместо Вас». Итак, скорее Бог «завершает» нашу веру, а не причиняет ее. В любом случае, Бог не может быть понят в роли безусловного «совершителя» нашей веры, поскольку это бы автоматически сделало Его совершителем неверия во всех остальных людях.

Кальвинисты предпочитают также называть даром спасающей веры откровение Божье, хотя их нужно отличать друг от друга. Если же откровение, данное Петру Отцом Небесным (Матф. 16:17), действительно являлось даром спасительной веры, а дары Божьи не изменны (Рим. 11:29), тогда как мог Петр клясться и божиться, что не знает Христа (Матф. 26:74), трижды отрекаясь от Его (Иоан. 13:38). Если бы вера вызывалась безусловным действием Божественной благодати, тогда как мог Христос мог поставить под сомнение веру Своих учеников (Иоан. 16:31), и как мог упрекать одиннадцать за их неверие (Мар. 16:14)? В случае с Петром вопрос «за кого вы почитаете Меня»? (Матф. 16:15) не был вопросом веры, а лишь вопросом знания или откровения. Знание же истины не обязательно предполагает истинную веру (Иоан. 11:51), скорее наоборот – истинная вера предполагает обладание истинным познанием (Евр. 4:2).

Наконец, вера иногда выступает в Писании в значении «вероучение» (2 Петр.  1:1; Иуд. 3). В этой роли она выступает в тех случаях, когда рядом с этим термином нет определяющих слов, а указанный контекст подтверждает данное значение. Чаще всего, эта вера принимается и передается от одного поколения учеников Христа к другому. Конечно, все эти три различных употребления слова «вера» в Священном Писании не устраняют друг друга, а дополняют. Поэтому от нас требуется различать их употребление в Слове Божьем.

Иногда кальвинисты цитирует тексты Писания, содержащие слово «дано» (Матф. 13:11; 19:11; Иоан. 6:65), однако это слово в других местах Библии (часто даже в одном и том же непосредственном контексте) представлено в обусловленном человеческим поведением виде (Матф. 7:7; 13:12; 21:43; Деян. 5:32; 11:17; 1 Кор. 8:3; Гал. 3:22). К тому же в числе того, что «дано» иногда выступает зло, которое Бог «дает» лишь по причине человеческой вины (напр. 1 Цар. 16:15-16, 23; Рим. 1:24, 26, 28; 11:8), либо это слово означает «допущение» зла на некоторое время в целях содействия приготовлению какого-либо человека к принятию спасению (напр. Руфь 1:20-21; 1 Пет. 4:12; Фил. 1:29). Очевидно, что Бог «дает» различные Свои дары (как, впрочем, и наказание) на определенных условиях, а что касается спасения, то оно предоставляется на условиях веры и покаяния.

Тогда кальвинисты указывают на текст Фил. 1:29, говорящий о том, что сама вера также «дается» Богом: «Потому что вам дано ради Христа не только веровать в Него, но и страдать за Него». Однако и здесь связь веры со страданием, от которого можно отказаться, свидетельствует против безусловности слова «дано». К тому же часто в Слове Божьем слово «дано» указывает лишь на возможность чего-то, а не на сам «данный» предмет. В тексте Деян. 10:18 сказано: «Видно, и язычникам дал Бог покаяние в жизнь» (Деян. 11:18), однако ясно, что не все язычники покаялись и спаслись (см. также Деян. 5:31). Так же Христос дал Иезавели время покаяться, но она не покаялась (Откр.2:21). Из этого становится ясным, что иногда Бог «дает» лишь возможность чего-то, а не это само.

Конечно, наша вера слаба, поэтому Господь укрепляет ее, чтобы она возросла и могла достигнуть восхищения Божьего обетования (Лук. 22:32; ср. Марк. 9:24). Бог проявляет силу веры, а мы – лишь ее слабость, однако это малое находится в исключительно нашей ответственности. Страшная участь ждет человека, когда будет установлено, что он слышал Евангелие и все же не покорился ему, не уверовал в него, а потому и имя его не было записано в «книге жизни» (Евр. 4:7). «Посему да приступаем с дерзновением к престолу благодати, чтобы получить милость и обрести благодать для благовременной помощи» (Евр. 4:16). Без этого приступа веры благодать не будет проявлена в жизни человека.

Ошибка Августина, как и всех его последователей, состоит в том, что они приписывают вере несвойственные ей качества, тем самым лишая ее истинного смысла, а человека, проявившего веру вместо неверия, обвиняют в посягательстве на «Божественный суверенитет»[92]. В своей Апологии Аугсбургского Исповедания Меланхтон говорит о природе веры следующее: «Что такое вера, которая делает нас святыми и праведными перед Богом?».[93] Поскольку в этом утверждении вере приписываются мистически преобразующие свойства, следовательно, она есть результат непосредственного деяния Бога.

Примечательно то, что в этом вопросе никакого прогресса не наблюдается до настоящего времени. Однако для того, чтобы действительно понять природу веры, вопрос должен звучать так: «Что такое вера, что Бог, в ответ на нее, объявляет грешника святым и праведным?» Вера – это протянутая за подаянием рука человека, отказать которой Бог не может в силу того, что совершил Иисус Христос на Голгофе. И при этом ни один из Божественных атрибутов никак не страдает. Арминий замечает, что универсальное по своей природе искупление Христа сделало то, что «Бог был способен в справедливости, которая была удовлетворена… отпустить грехи и даровать дух благодати грешным людям».[94]

Если бы вера действительно была даром от Бога в кальвинистском смысле, тогда выглядело бы странным, почему Он сорок лет не даровал ее всему обществу Израиля, да еще при этом негодовал на него за неверие! (Евр. 3:16-19; Числ. 14:11). Разве не Он по какой-то причине лишил их этого дара? Кстати, выше приведенные тексты позволяют нам заключить, что в состоянии неверия человек занимает активную позицию. Если бы вера была даром свыше, тогда неверие было бы результатом пассивности человека, как не получившего то, что у него самого по определению и быть не могло. Однако это не так, потому что неверующий – согрешает самостоятельно, активно и лично. Павел подтверждает эту мысль, указывая, что для того, чтобы пребывать в неверии, грешнику приходится прилагать определенные усилия — «подавлять истину» (Рим. 1:18).

Если же грешник может противиться благодати Божьей, тогда почему он не может также и не противиться ей? По крайней мере, Писание свидетельствует об этой возможности: «Сделался большой крик; и, встав, книжники фарисейской стороны спорили, говоря: ничего худого мы не находим в этом человеке; если же дух или Ангел говорил ему, не будем противиться Богу» (Деян. 23:9). Также Слово Божье указывает, что и сам Павел «не воспротивился небесному видению» (26:19). Правда, в первом случае это непротивление было адресовано средствам Общего Откровения и предварительной благодати, тогда как второй случай относится к Особому Откровению и спасительной благодати. Отсюда и различие в результатах: фарисеи могли поддержать христиан лишь в некоторых доктринальных вопросах, но не в вопросе спасения. В любом случае от человека зависела либо частичная, либо полная помощь от Бога. Поэтому и Арминий учил тому, что от грешника Бог ожидает сдачи, или прекращения сопротивления Его благодати. Все это невозможно без проявления элементарной веры и покаяния грешника.

В подавляющем большинстве случаев представленных нам в Писании, вера отождествляется с человеком, а Бог выступает в роли объекта этой веры. Иисус не даровал веру Фоме, но предоставил твердое основание для утверждения его личной веры (Иоан. 20:27). Человеку нужно знать, во что ему верить, поэтому к нему направлено действие Божьего просвещения, действующее как в окружающем творении, так и в голосе совести и доступное всем людям (Пс. 18:2-5; Рим. 10:18).

Даже тогда, когда человек является слепым к духовной правде, его глаза открыты на доказательства природы вокруг него (Рим. 1:19-20). Природа свидетельствует о своем Создателе. Творение провозглашает откровение о Творце. «Атеистов нет среди примитивных народов земли. Они имеют достаточно разума, еще не испорченного так называемой наукой, чтобы сомневаться в существовании Бога».[95]

Здесь следует подчеркнуть важное значение так называемого «Общего Откровения» о Боге (Рим. 1:19-20; 2:14-15), предоставляющего невозрожденным людям элементарный минимум Божественной истины и благодати, которую принято называть предварительной. Из этой концепции следует, что вера является естественной способностью всякого человека, рожденного в мир. По этой причине вера детей больше даже веры их родителей (Матф. 18:3). Поскольку человек, сознательно выбравший веру вместо неверия, ничего сверхъестественного не делает (Рим. 1:19-20), он не может покушаться на сверхъестественную власть благодати Божьей. Он просто реагирует на Общее Откровение, открытое для восприятия с помощью естественных качеств человека.

Наконец, именно активная позиция человека в проявлении неверия является законным основанием для того, чтобы ему было вменено в вину это неверие как грех (Иоан. 16:9). Поэтому Павел пишет о «погибающих за то, что они не приняли любви истины для своего спасения» (2 Фес. 2:10). Даже атеистическое мировоззрение использует определенную разновидность веры. Оно есть вера в небытие Бога, а не обладание твердыми доказательствами этого небытия.[96]

Итак, мы видим, что евангельский подход к вере состоит в убеждении, что Бог ищет веру в самом человеке (Матф. 8:10; Лук. 18:8). По этой причине Иисус и удивлялся как неверию, которое было следствием жестокосердия Его учеников (Марк. 16:14), так и вере отдельных лиц (Лук. 7:9). По Писанию, Бог требует от человека, чтобы тот уже приходил или приближался к Нему с верою (Евр. 11:6).[97]

Причина неверия отдельных людей со слов Иисуса заключалась не в том, что человек не может веровать в силу греховной природы, а в том, что, имея способность верить, он противопоставил вере неверие (Иоан. 12:39-43). Поэтому нам и предписано веру «соблюдать», «пребывать твердыми и непоколебимыми» в ней, а это значит, что она входит в ответственность человека (Кол. 1:23; Откр. 14:12). Таким образом кальвинистское представление о спасительной вере как даре Божьем несостоятельно.

2.2. ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ СПАСИТЕЛЬНАЯ ВЕРА ДЕЛОМ?

Странным выглядит и мнение кальвинистов, считающих выбор веры делом, а значит и поводом для хвастовства. Например, твердый кальвинист Артур Пинк утверждает, что человек, выбравший веру, все равно, что сделал дело, и тем самым ворует славу у Бога.[98] Такому мнению нет никаких доказательств в Слове Божьем, которое наоборот утверждает, что вера противопоставляется делам (Рим. 3:20-22, 27; 4:2-3; 11:6), а значит никак не может выступать в качестве повода для хвастовства (Рим. 3:27; Рим. 4:1-8). Тем не менее, арминиане признают последнее утверждение, не отказывая при этом вере в причастности к человеческой деятельности. Мало того, они убеждены, что, проявляя веру в Божью милость, человек не только не умаляет, но подчеркивает ее ценность и необходимость.

Пророк Исаия, указывая на причину неверия, говорит: «Если вы не верите, то потому, что вы не удостоверены» (Ис. 7:9). Действительно, от Бога зависит послать нам свидетельство истины, которое бы могло поставить нашу волю в условия выбора: повиноваться этой истине или нет. Т.е. наша вера взаимодействует с областью знания, а не действия. Поскольку же Бог рано или поздно, но предоставляет возможность познания этой истины, хотя бы в какой-либо мере, абсолютно всем людям, тот факт, что человек не может выбрать веру вместо неверия, есть проблема не Бога, Который якобы не «дал» ему дара веры, а испорченной совести человека.

Выбрать веру — это то, что как раз Бог требует от самого человека, поскольку он способен осознавать свое грешное и падшее состояние. Причем это осознание не имеет ничего общего с делами. Мало того, если человеческая природа полностью разрушена грехом, и такой выбор невозможен, тогда, как Бог мог требовать то, что грешному человеку не подвластно (Втор. 30:19-20)? Итак, Бог требует от человека конкретного решения (отдачи, посвящения) его сердца, а не конкретных поступков, которые являются уже следствиями этого решения: «Итак, Израиль, чего требует от тебя Господь, Бог твой? Того только, чтобы ты боялся Господа, Бога твоего, ходил всеми путями Его, и любил Его, и служил Господу, Богу твоему, от всего сердца твоего и от всей души твоей» (Втор.10:12).

Наконец, вера не может выступать в роли дела, поскольку является выражением нужды в Божьей милости. Проявляя веру (как и покаяние), человек не требует от Бога заслуженной платы, а просит у Него милости. Иными словами, вера есть протягивание к Богу пустых рук, чтобы Бог не наполнил их недостающими заслугами, а дал их все без какого-либо недостатка. Вот почему вера – это моральное по своей природе условие спасения, но не правовое. Единственное право грешника, гарантированное ему Богом, есть право каяться в содеянном, а также искать, просить и нуждаться в помощи со стороны, причем помощи полной, а не частичной.

Эрих Зауэр[99] по этому поводу замечает, что обетования Божьи никогда не предлагались безусловным образом. Таков принцип Его управления во все времена. Осуществление обетований всегда сочеталось с верою и получателем обетования. Вот поэтому вера созданий в этом отношении не есть заслуга, противодействующее достижение или «дело», способное отменить характер свободно действующей благодати. Но эта вера является пустой рукой, которую творение протягивает к Богу и в которую Он по Своему свободному милосердию влагает незаслуженный дар Своей любви. Если же эта (пустая) рука не протянута, тогда и Бог не подает даров Своей благодати. Поэтому вера нисколько не является основанием, а лишь условием приобретения благословения.

Кальвинисты не любят признавать тот факт, что свободу воли им приходится отрицать собственно не по причине «первородного» греха, а по причине неотразимости благодати. Ключевой термин теории безусловного избрания — «непреодолимая благодать» — подразумевает полное исключение воли человека из процесса принятия веры. Это означает, что при возрождении, понимаемом по-кальвинистски, происходит манипулирование сознанием человека.

Манипулирование – это гипнотическое или психологическое насилие, т.е. такое воздействует на сознание и органы чувств человека извне, которое побуждает его действовать в соответствии со скрытыми целями заинтересованного лица. Вопрос. Так ли действует Бог? Нет! Бог взывает к сознанию, т.е. к рассудку, чувствам и воле человека (Матф. 16:24), поскольку ищет осознанной веры (Матф. 8:10; Откр. 3:20). Ему не нужно вынужденное поклонение, ведь силой «домогаться славы не есть слава» (Притч. 25:27). Он, используя Священное Писание и посредством Духа Святого, работает с разумом человека (Рим. 10:17; Лук. 9:23), обличая его в грехе, свидетельствует о правде и предупреждает о суде (Иоан. 16:8-10). Напротив, манипулирование сознанием человека — это основной метод сатаны. Минуя сознание, он воздействует на подсознание и тем самым добивается от человека осуществления своей воли (2 Тим. 2:26).

Бог не исключает, но целенаправленно работает с сознанием человека, пробуждая в нем веру (Мар. 9:23), однако действие Духа Святого в сердце грешника — это не безотказное средство «непреодолимой благодати», а метод, который использует Бог, чтобы пробудить совесть и сознание человека к произведению веры. Поэтому, хотя вера и является безусловным поводом для избрания спасительной благодати, хвалиться человеку по-прежнему нечем, поскольку выбрать веру, вместо неверия не есть дело, а жизненная необходимость каждого человека.

Вера проявляется пропорционально послушанию голоса совести, поэтому она может расти или угасать (1 Тим. 1:19), что никак не согласуется с кальвинистским принципом о «неотразимости» Божественной благодати. Слово Божье говорит, что вера действует любовью (Гал. 5:6), потому что «Бог есть любовь» (1 Иоан. 4:16), и, кто не любит, тот не познал Бога (1 Иоан. 4:8). Таким образом Божья любовь, «изливающаяся в сердца наши Духом Святым», рассчитывает на взаимность или встречную любовь (Лук. 7:47). Значит Бог не насаждает веру помимо воли человека, а предлагает ему произвести ее сознательно (Рим. 10:8; Иоан. 10:37-38; Втор. 30:19; Нав. 24:15).

В подобные взаимоотношения с Богом верили все отцы церкви до времени жизни Августина. Например, Климент Александрийский считал веру первой ступенью познания. Человек учится основам христианского исповедания, которые помогают ему оставить языческие обычаи и начать праведную жизнь. Второй ступенью познания Бога является разумное постижение предмета веры, ее выражений и глубинной сути.[100]

О вере, которая «без дел», важно сказать следующее. Апостол Павел в послании к Римлянам говорит об оправдании верой человека, который только становится на путь христианина. Иаков же, утверждая, что «вера без дел мертва» (Иак. 2:17), говорит о жизненной позиции как результате окончательного оправдания уже верующего человека. Поэтому, если добрые дела до примирения человека с Богом не могут служить в качестве заслуги грешнику (Еф. 2:8-9), то после принятия праведности Христа Бог предназначает спасенного творить добрые дела (Еф. 2:10). Поэтому как добрые дела, совершенные до оправдания, не могут заменить отсутствие веры, так и наличие веры, проявляющейся после оправдания, не может заменить отсутствия добрых дел.

Получив спасение совершенно даром, вере нужно знать, каким образом оно может отблагодарить Бога за дар спасения. Поэтому «вера, действующая любовью», выражает человеческое отношение к святой воле Бога и таким путем определяет все его поступки и мысли. Но не добрые дела порождают веру или приводят к ней, а, наоборот, вера порождает добрые дела. Первична всегда вера, дела же следуют за нею. Если же человек утрачивает веру, он тут же утрачивает и праведную жизнь.

Р. Дехтяренко, говоря о вере, пишет: «Слово Божье предоставляет нам истину о Боге. Слово Божье сообщает нам факты, на которых может быть возложено основание веры… Вера – это отклик на Евангельские факты»,[101]и тут с ним нельзя не согласиться. Бог Отец, воскресил Христа из мертвых, и этим актом положил основание на котором стоит вера человека. Поэтому и написано: «Подаючи віру всім, воскресивши Його з мертвих» (Деян. 17:31; здесь украинский перевод Турконяка более точно следует оригиналу, чем русский Синодальный текст Библии).[102] Без факта воскресения Христа ни о каком даре веры и речи быть не может, потому что сам этот факт и есть основание веры, а известие об этом факте составляет основание Благой Вести в целом.

Бог ничего не скрывает от людей: ни истины, ставящей волю человека в ситуацию выбора, ни благодати, помогающей человеку правильным образом понять сообщаемую ему весть. Арминий по этому поводу высказался так: «Бог дал достаточно благодати для всех грешников, чтобы они могли поверить.[103] Поэтому ответственность за неверие грешника ни в кое мере не может быть возложена на Бога. Поскольку вера есть акт повиновения и покорности универсальному и непринудительному по своей природе благовествованию Христову, представление о вере, коренящейся в «непреодолимой благодати», делает ее невозможной по определению. Отреагировать внутренним согласием на Божью спасительную весть отнюдь не есть заслуга, поскольку спасаемый грешник ничем не посягает на права своего Спасителя. Он только повинуется Его спасительной и преображающей работе.

Вера – это сознательный отрыв воли человека от его ветхой природы и принятие от Бога Его новой природы. Вера не оскверняется грехом настолько, чтобы перестать быть способной востребовать Божью помощь даже в малейшей степени. Она присутствует в сознании грешника при любой степени его согрешения. Христос однажды, «подозвав народ», сказал ему: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Марк. 8:34). Разумеется, «захотеть отвергнуть себя» должна эта же, измученная грехом воля человека. По крайней мере, часть ее способна осудить другую ее часть, поэтому без определенной степени самокритики получить человеку спасение невозможно. Поэтому покаяние и вера определены Богом в качестве двух условий, на которых грешник получает спасение. Зарождаясь в ветхом человеке, вера, как ответная реакция на слушание Слова Божьего (Рим.10:17) переселяется и укореняется в новом человеке. «Вера – это, прежде всего, взгляд вне себя и прочь от себя, по направлению к Христу».[104] Поэтому вера и является непременным условием для избрания человека к спасению (Тит. 1:1, 4; Иоан. 6:40; Евр. 5:9; Откр. 14:12).

Почему же спасение даруется не по делам, а по вере только? Бог не может разделить с человеком Свою славу, причитающуюся ему за совершение заслуги в деле спасения людей. Дела же, в отличие от желаний, всегда являются выражением заслуги. С другой стороны, достигнуть добрых дел затруднительно даже возрожденному человеку, чего нельзя сказать о добрых желаниях. Дела всегда зависят от обстоятельств и не всегда — от человека. Вера же не зависит от обстоятельств, но всегда — от человека. Человек буквальным образом живет верой. Он так устроен Богом, что практически каждую секунду бытия что-то воспринимает на веру. Это настолько органично и естественно, что человек даже не задумывается над этим. Конечно, грех может исказить верное направление и объект веры, однако саму способность верить полностью он уничтожить не в состоянии по причине существования Общего Откровения Бога и Его предварительной благодати.

Человек сознательно выбирает неверие не потому, что не убежден, а потому, что не хочет убедиться, отвергая Божьи свидетельства, призывы и «влечение». Когда же это происходит продолжительное время, грех может вообще ослепить умы людей, но это происходит не с рождения человека, оказавшегося под влиянием «первородного» греха, а лишь в результате его собственного ожесточения сердца. Иными словами, Бог полностью оставляет во грехах не того человека, который ничего не знает из того, что от него требуется сделать для принятия спасения, а как раз того, который действует вопреки полученным знаниям. Если бы вера не зависела от выбора человека, Бог, как гарант незыблемости моральных законов, Сам не имел бы права судить тех, кто родился в мир с врожденной неспособностью верить.

Краткими выводами по теме веры будут следующие:

1. Вера – есть свободная реакция воли человека на предоставление его разуму определенных духовных истин, осуществляемое при содействии Духа Святого и посредством средств Общего Откровения (1 Тим. 1:13).

2. Вера в Бога – это свободное восприятие волей человека проповеди Евангелия (Деян. 17:31), ставящее ее в условия выбора, который может быть как положительным, так и отрицательным.

3. Божье благоволение есть первопричина и объект веры (Евр. 12:2), с помощью которой человек пользуется этим благоволением (Евр. 11:6). Это протянутые к Богу за милостью руки, а не торговля с Ним (Матф. 18:25, 33).

4. В ответственности человека находится «соблюдать», «хранить» «твердой», «держаться» веры и т.п. (Рим. 9:30; Кол. 2:5; 1 Тим. 6:12; 2 Тим. 2:22; Откр. 14:12), поэтому эту разновидность веры невозможно считать ни даром (Рим. 4:19-22; Евр. 11:6), ни делом (Рим. 3:20-22, 27; 4:2-3).

3. СОВЕСТЬ

Совесть – это внутренняя интуитивная способность к совершению нравственного самоконтроля, позволяющая личности отличать добро от зла, соотносить собственное поведение с образцами должного.[105] Совесть является важнейшим аспектом самосознания, порождающим боль или удовольствие за выработку и поощрение мысли, сказанное слово или совершенный поступок. Иными словами, советь – это внутренняя способность человека к самокритике. Творец сделал этот процесс средством нравственного сдерживания.[106] По этому неслучайно в учении апостола Павла, совесть призвана ограничивать свободу плоти (1 Кор 6:12). «Сила совести исключительно велика. Она не всегда заметна, не всегда рациональна, и, тем не менее, она всегда говорит повелительным тоном, ее решения окончательны».[107]

Апостол Павел признает не жесткие рамки закона, а гибкую и еще более глубокую связь человека с Богом, осуществляемую путем взаимодействия между Духом Святым и Библией, с одной стороны, и совестью человека – с другой. С приходом времени благодати осуществление норм послушания Богу определяется уже не формальным и внешним по отношению к внутреннему миру человека законом, а законом моральным, действующим при посредстве совести, через которую познается воля Божья (1 Иоан. 3:21). Совесть, разумеется, подлежит очищению посредством познания воли Божьей (Евр. 9:9; 9:14; 10:22).[108] Обновленная совесть человека настаивает на верховенстве власти Бога (Евр. 9:14). Этот инструмент, заложенный Творцом в природу человека, оказывается неповрежденным «первородным» грехом (Рим. 7:18-19) и потому инстинктивно подсказывает всегда то, что угодно Богу. Именно подсказывает, а не управляет или руководит. Совесть всегда предлагает верную модель поведения, а разум и воля человека – принимают или отвергают ее.

Признать, а также исповедать свой грех человека побуждает совесть. Поскольку совесть пробуждается и очищается (обличается) Духом Святым, человек, согрешающий против Духа Святого, не внимает голосу совести и не исповедует грех, тем самым лишая себя основания для прощения. Томас Ватсон замечает, что есть две категории людей, которым особо трудно покаяться. К первой можно отнести тех, кто много раз слушал Слово Божье, но так и не приложил к этому сердца. Земля, которая много пьет во время дождя «близка к проклятию» (Евр. 6:8). Ко второй категории относятся те, кто многократно согрешал против увещеваний Слова, обличений совести и побуждений Духа. При этом существует одна мера ответственности, когда человек согрешает за неимением света и другая, когда он согрешает против света, потому что сюда входит сознательней элемент сопротивления уже известной истине. В последнем случае имеет место непростительный грех.[109]

Апостол Павел доказывает, что и в древние времена, даже предшествующие появлению Синайского законодательства, род человеческий находился под некоторым влиянием Божественного света: «Был Свет истинный, который просвещает всякого человека, приходящего в мир» (Иоан. 1:9). Поскольку люди знали то, «что можно знать о Боге» и это было «явно для них» (Рим. 1:19), они знали, что такое добро и что такое зло, и были способны судить других, за что апостол укорял их, говоря: «тем же судом, каким судишь другого, осуждаешь себя» (Рим. 2:1). Для таких людей вместо закона было достаточно совести и разума. Поэтому Павел и писал, что, несмотря на грехопадение, человек был способен избирать лучшее из худшего (Рим. 2:14, 15), по крайней мере в своем «внутреннем человеке» (Рим. 7:18-19).

Неудивительно, что даже неверующие люди испытывают угрызения совести, и, несмотря на то, что они ее голос систематически заглушают, приходит время, когда она снова прорывается наружу. При этом порочность природы вследствие грехопадения и личные грехи человека не устраняют голос совести, а, напротив, его обостряют (Быт. 3:7). Наконец, новозаветная проповедь о любви Божьей к грешнику еще сильнее затрагивает совесть, достигая даже того, чего не мог достигнуть ветхозаветный закон (Евр. 9:13-14). В любом случае, факт действия Духа Святого через совесть человека неоспорим (Деян. 9:1; Рим. 13:5; 1 Кор. 8:12; 2 Кор. 1:12; 1 Тим. 1:19; Евр. 13:18), даже если этот человек и является неверующим (Деян. 23:1; Рим. 2:15; 24:16; 2 Кор. 4:2; 2 Тим. 1:3).

Совесть имеет тенденцию утихать и возобновлять свое действие. Иными  словами голос совести можно как заглушить, так и возродить. Последнее доказывает тот факт, что для пробуждения совести существуют также и внешние причины, а не только действие Духа Святого. Иногда, человек не слышит голоса своей совести, но проходит время и, придя в себя, он чувствует ее укоры в полной мере. Так, братья Иосифа, только попав в беду, поняли, что они справедливо наказываются за свой грех о продаже в рабство своего младшего брата (Быт. 42:21). Царь Давид осознал свой грех прелюбодеяния с Вирсавией только после того, как его обличил пророк Нафан (2 Цар. 12:13). Импульсивный апостол Петр, под давлением страха отрекшийся от Христа, горько заплакал, лишь услышав пение петуха, напомнившее ему предсказание Господа о его отречении от Него (Мт. 26:75). Благоразумный разбойник, висевший на кресте рядом с Христом, только перед смертью понял, что наказан за свои преступления справедливо (Лк. 23:40-41). Закхей-мытарь решил возместить убытки всем, обиженным им, только после того, как сам был тронут расположением Христа (Лк. 19:8).

Даже кальвинистские авторы, например, Т. Бостон, признают, что естественный свет совести присутствует в каждом человеке. Конечно, он слабый, тусклый, но все же присутствует.[110] Однако, если нет критерия для избрания отличительной Божьей благодати то, на каком основании Иосиф был назван мужем праведным (Матф. 1:19), а Иов — непорочным? (Иов 1:8)? Очевидно, что и во времена закона Бог отличал людей по вполне ясным и справедливым признакам (Иов 8:20; Пс. 50:19; Матф. 12:20). Ведь послушание голосу совести — это не заслуга отдельной личности, а естественная реакция на ее голос всех живущих (Иак. 4:17). Поэтому и «неизвинителен ты, всякий человек, судящий другого, ибо тем же судом, каким судишь другого, осуждаешь себя, потому что, судя другого, делаешь то же» (Рим. 2:1).

Парадоксально, но Кальвин учил о том, что обличение Духа Святого грешников вообще не ставит своей целью убедить их в необходимости покаяния, а, напротив, лишь осудить их: «Отсюда следует, что когда совесть исследует дела человека, то она больше проникается страхом и унынием, нежели уверенностью.» (Жан Кальвин. Институты. Кн. III, XIV, 20). Получается, что Бог вовсе не призывает грешника к покаянию, а лишь издевается над ним, когда делает это, поскольку на самом деле требует от него невозможное. Какое чудовищное заблуждение, оскорбляющее Божью любовь к грешникам! Может и в жизни христиан Бог поступает также? Тогда понятно, почему кальвинисты так не охотно ожидают от христианина плодов святости: последние могут вообще ничего не говорить о спасении (богоизбранности) их обладателя. Получается, «живи, как хочешь, поскольку на вопросе твоего спасения это никак не отразится». Вот в чем на самом деле состоит вся привлекательность данного заблуждения.

Важно отметить, то что Иисус Христос возлагает ответственность за обращение на самого человека, поскольку единственным препятствием, не позволяющим ему обратится к Богу, является его личная позиция, вполне сознательно и упорно согрешающая против собственной совести (Иоан. 12:40). Эрик Нюстрем замечает, что от личного отношения человека к суду совести зависит развитие его характера.[111] Таким образом, чем дольше человек грешит, тем труднее ему обратится, но это есть проблема человеческого сердца (Гал. 6:7), а не позиция Бога Отца, Который желает, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины (1 Тим. 2:4). Конечно, Бог может лишить человека Своей милости (Иоан. 6:44), однако лишь в качестве наказания за его систематическое и сознательное упорство в непослушании Его воле (2 Фес. 2:10).

Итак, основными выводами по вопросу библейского учения о совести являются:

  1. Бог дал человеку моральный закон, содержащийся в его совести (Еккл. 7:29; Иоан. 1:9) как орудии Духа Святого (Деян. 24:16; Рим. 9:1). Поэтому только Он является гарантом незыблемости этого морального закона (Иак. 1:17). Бог Сам не преступает Свой моральный закон и ничего не делает вопреки ему (Иоан. 1:5);
  2. Грехопадение было не в силах уничтожить голос совести в природе человека (Матф. 7:11; Рим. 2:15; 2 Кор. 4:2; 1 Тим. 3:7; ср. Рим. 7:18-19);
  3. Свидетельство совести является основным критерием для определения греховности человека (Иоан. 3:20-21; 8:9; 16:8), а значит и законным (библейским) основанием для осуждения грешников (Рим. 2:16);
  4. Послушание голосу совести необходимо для принятия веры (1 Тим. 1:19), а также есть непременное условие освящения христианина (Евр. 13:18).
  5. Лишь упорное игнорирование самим человеком голоса совести может привести к ее «сожжению» и лишению способности к покаянию (1 Тим. 4:2; Тит. 1:15). Это состояние и можно назвать «хулой на Духа Святого», которая не прощается (Матф. 12:31; 1 Иоан. 5:16).

ГЛАВА 4.

СПАСЕНИЕ

1. ДАРОВЫЙ ХАРАКТЕР СПАСЕНИЯ

О даровом характере Божьего спасения свидетельствует само понятие «благодать», означающее в переводе с греческого «незаслуженный или бесплатный дар». Поэтому спасение невозможно ни заработать, ни купить, ни унаследовать по заслугам других людей. Его можно только попросить у Бога в качестве дара, причем от нас зависит, как мы будем пользоваться этим даром впредь: «Через Которого верою и получили мы доступ к той благодати, в которой стоим и хвалимся надеждою славы Божией» (Рим. 5:2).

Писание утверждает, что наша ответственность в получении и пребывании в спасении заключается в приложении определенных усилий (Матф. 11:12). Что это за усилия? Это усилия, приложенные не для того, чтобы заслужить Божье спасение, а для того, чтобы его лишь востребовать (принять) личной верой. «Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет» (Марк. 16:16). «Посему, отложив всякую нечистоту и остаток злобы, в кротости примите насаждаемое слово, могущее спасти ваши души» (Иак. 1:21). «Ибо и нам оно возвещено, как и тем; но не принесло им пользы слово слышанное, не растворенное верою слышавших» (Евр. 4:2).

Вот почему Слово Божье однозначно называет спасение бесплатным или безвозмездным даром (Рим. 3:24; Еф. 2:8-9; Тит. 3:5; Откр. 21:6; 22:17), и в тоже самое время говорит об ответственности человека в вопросе получения им этого дара. Библия определяет эту ответственность при помощи таких слов, как «принятие» (Матф. 11:14; 25:43; Лук. 8:40; 9:23; 10:38; 19:6; Иоан. 1:12, 16; 4:45; 17:8; Деян. 2:41; 8:14; 11:1; 17:11; 2 Петр. 1:1; Рим. 13:12; 1 Кор. 15:1; 2 Кор. 6:1; Гал. 2:21; Фил. 4:9; Кол. 2:6; 1 Фес. 1:6; 2:13; 1 Тим. 1:15; 3:16; 4:9; Тит. 2:12) или «отвержение» (Матф. 21:42; Лук. 7:30; 9:53; 12:9; Иоан. 1:11; 12:48; Деян. 13:46; 1 Петр. 2:7; 2 Петр. 2:1; 1 Иоан. 2:22-23; Иуд. 4; 2 Фес. 2:10; 1 Тим. 5:12). «Что Он видел и слышал, о том и свидетельствует; и никто не принимает свидетельства Его. Принявший Его свидетельство сим запечатлел, что Бог истинен» (Иоан. 3:32-33). «Слушающий вас Меня слушает, и отвергающийся вас Меня отвергается» (Лук. 10:16).

В отличие от этого, ясно изложенного в Библии, учения, кальвинисты, например, Шедд, утверждают, что «благодать сообщается человеку не потому что он верит, но для того, чтобы он мог верить».[112] Таким образом такое мнение сознательно идет в противовес ясному библейскому свидетельству о том, что порядок обретения спасения является противоположным: «…верою (в Иисуса Христа) и получили мы доступ к той благодати, в которой стоим и хвалимся надеждою славы Божией» (Рим. 5:2). Сначала человек должен уверовать, а потом получает доступ к особой благодати Божьей, которая его возрождает и усыновляет.

В Священном Писании говорится, что Бог призывает всех грешников к спасению, по благодати, данной в Иисусе Христе через благовестие (2 Тим. 1:9-10). Нужно отметить, что единственная, движущая причина, послужившая основанием для возобновления правомочных взаимоотношений человеком с Бога, является искупительная кровь Сына Божия — Иисуса Христа (Рим. 3:24-25), а не какое-то сокрытое от людей Божье предопределение одних людей избрать к спасению, а других — оставить на погибель. «Исходный момент всякого спасения расположен не внизу, а исключительно вверху. Спасение должно быть исключительно даром, откровением незаслуженной любви Божьей, благодатью».[113]

Вначале на всех грешников воздействует «общая» или предварительная благодать, пробуждая в них веру (Рим. 1:19-10; 10:18). Общая благодать отражается в общем обличающем, т.е. призывающем к покаянию, действии Святого Духа (Ин. 16:7-11). Если человек не отвергает Божью истину, открытую ему в творении, и внимает обличениям Духа Святого, действующего через его совесть, общая благодать направляет его ко Христу (Матф. 12:20), чтобы человек мог уверовать в Иисуса Христа и верою получить доступ к особой (спасительной) благодати (Рим. 5:2). Бог принимая во внимание раскаяние грешника (Иоил. 2:13) по благодати дарует ему спасение (Деян. 15:11).

Поскольку плоды искупления Христа нужно принять верой, вопрос получения спасения или его утраты находится в зависимости от поведения самого человека. До тех пор, пока человек верит, он пребывает в спасительных отношениях с Богом. Если же эти отношения нарушаются, спасение от человека отнимается. Данное положение объясняется не изменчивостью Божьих обетований (Числ. 23:19), а его их условностью. По причине людской реакции на условия спасения Бог изменяет Свои планы и решения по этому вопросу (Быт. 6:6; Исх. 32:14; Иез. 18:24-26; 33:13; Иер. 18:9, 10). Данное положение не только не ограничивает Божественный суверенитет, но и подчеркивает его, ведь таковой является Его воля, а Его законы работают всегда (Гал. 6:7). Бог меняет отношение к человеку, когда тот отвращается от зла и прилепляется к добру, в противном случае не было бы никакого смысла в многочисленных призывах Писания к покаянию.

Конечно, неизменность Бога проявляется в постоянном утверждении не только Своей любви к грешнику, но и справедливости (Нав. 23:15), т.е. в неизменном праведном отношении к греху (Рим. 6:23; Откр. 16:5-7). Тиссен пишет, что главная цель наказания, прежде всего в утверждении справедливости, а уже после в исправлении или устрашении (1 Тим. 5:20). Божья праведность является ободрением для верующих, так как они могут быть уверены в том, что Бог судит справедливо.[114] Вот почему мы можем быть уверены в том, что благодать Божья не отменяет принцип возмездия, а лишь только ограничивает его, лишая добрые дела статуса спасительного средства.

Конечно, благодать Божья к человеку проявляется и в том, что некоторое благословение переходит на детей независимо от их детской воли (1 Кор. 7:14; Иер. 32:39). Но когда ребенок становится взрослым, то он во многом сам определяет не только свою судьбу, но и то, какое благословение он передаст или не передаст в данном случае своим детям (пр. Исав и Иаков). Некоторые последствия грехов родителей их дети несут до третьего и четвертого поколения (пр. Исх. 20:5), все же это не мешает им исправить свое хождение перед Богом и таким образом избежать осуществления данного проклятия (Иона 3:10).

Некоторые кальвинисты, например Шейфер, утверждают, что благодать Божья действует таким образом, что верующий может быть новым творением и при этом не меняться, т.е. оставаться плотским!?[115] Но такое заявление противоречит не только само себе, но и объективному смыслу Писания: «Древнее прошло, теперь все новое» (2 Кор. 5:17), «живущие по плоти Богу угодить не могут» (Рим. 8:8), «если живете по плоти, то умрете» (Рим. 8:13). Также и основной учитель благодати, апостол Павел, не учил «иному благовестию» (Гал. 5:21). Зная, к чему стремится человек, можно сделать вывод о его сущности. Зачем нужно Богу спасение грешников? Не для того ли, чтобы Он был прославлен. А каким может быть прославление посредством оправдания греха? Никаким.

Интересная картина наблюдается в позиции кальвинизма по вопросу оправдания по благодати. Она гласит, что верующему при его покаянии прощаются все его грехи: прошлые, настоящие и будущие.[116] Хотя это утверждение в принципе правильно, однако требует уточнения о том, что данное прощение имеет условный характер. Поэтому верующие должны быть предупреждены о том, что благодать не устраняет свободный выбор человека и не снимает его ответственность за сознательный выбранный в будущем грех! Бог, несомненно, простил Давиду грех прелюбодеяния и убийства (2 Цар. 12:13), однако тот не избежал ответственности и всех последствий за сознательно выбранный грех. У Давида не только умер сын, зачатый в прелюбодеянии, но и его потомки лишились определенного благословения (2 Цар. 12:10-14). Грех наказывается смертью (Рим. 6:23), каким бы он ни был: прошлым, настоящим и будущим, и для того, что бы грех был прощен человеку, он прежде должен быть вменен Иисусу Христу (Ис.53:6) и покрыт Богом (Быт. 3:21),а это происходит вовсе не автоматически, а при соблюдении конкретных, Богом определенных условий (1 Иоан. 1:9).

Господь Иисус не ошибался, утверждая, что прощение носит вполне условный характер и напрямую зависит от воли человека (Матф. 6:14,15; 18:35; Лук. 7:47; Откр. 3:3). Павел говоря об оправдании будущих грехов делает ударение на слове «верующего в Иисуса» (Рим. 3:26), используя глагол настоящего и продолжающегося времени. Поэтому Иисус оправдывает, а, следовательно, и прощает лишь того, кто продолжает пребывать в вере в настоящем времени (Матф. 18:35; Откр. 3:5). Тот, кто пребывает в вере и при помощи благодати одерживает победу над грехом в настоящем времени, в будущем, когда предстанет пред Богом и ангелами, будет оправдан по факту своего устояния в вере.

Сделаем основные итоги по вопросу о характере Божьего спасения:

  1. Проповедь Слова Божьего о спасительном обетовании предшествует появлению веры (Иоан. 5:24; Рим. 10:17).
  2. Благодать, дарующая возрождение и оправдание в Иисусе Христе, предлагается всему человечеству (Лук. 2:14; 1 Иоан. 2:2), но для ее восприятия необходимо волевое участие – желание самого человека раскаяться и поверить (Матф. 11:12; Тит. 2:11-15; Евр. 4:2, 16).
  3. Вера является непременным условием доступа к спасительной благодати, а не ее следствием (Ин. 1:12; Рим. 5:2). Благодатью Иисуса Христа является дарованное по вере спасение всем и каждому, «ибо нет различия» (Рим. 3:22), но не все желают верить (Лук. 7:29-30). Поэтому в неверии людей Бог не повинен.

2. УСЛОВНОСТЬ ГАРАНТИЙ СПАСЕНИЯ

«Итак вы, возлюбленные, будучи предварены о сем, берегитесь, чтобы вам не увлечься заблуждением беззаконников и не отпасть от своего утверждения» (2 Петр. 3:17). О какой опасности говорит в данном тексте апостол Петр: об опасности потери небесной награды или же самого спасения? Что грозит христианину, если он по какой-либо причине не пожелает освящаться и преображаться в образ Христов?

Сохранение от греха и последующее водительство возрожденного человека происходит в процессе освящения. Освящение имеет юридический (напр. Иуд. 1; Деян. 20:32; 1 Кор. 1:30; Евр. 10:10) и фактический (напр. 1 Петр. 1:15-16; 2:11; Рим. 6:22; 1 Фес. 4:3; 2 Тим. 2:21; Евр. 12:14) аспекты. Первый аспект по времени совпадает с возрождением и оправданием верующего, даруя ему прощение грехов и помощь от Духа Святого для ведения святой жизни. Второй аспект, в отличие от первого, является не моментом, а процессом длинной во всю жизнь. Согласно этому аспекту, христианин призван не только бороться с грехом, но и побеждать его по мере своей веры и послушания Богу. С первым аспектом освящения не бывает никаких проблем, если уверование и покаяние человека было вполне искренним. Осуществление же второго аспекта часто сопряжено с различного рода трудностями, как зависящими от самого христианина, так и не зависящими от него. На нем мы и сосредоточим свое внимание.

Разумеется, тот, кто юридически оправдан, еще не вполне освящен реально. Мало того, существует реальная опасность постепенного ожесточения сердца верующего человека и реальная угроза обольщения его грехом и лжеучениями (Евр. 3:13; Иоан. 15:5-6; Гал. 1:6-8). Поэтому возрожденному человеку, если он продолжает жить в теле, необходимо освящаться (1 Фес. 5:23; Кол. 3:12). Не всегда имеющий проблемы со своим фактическим освящением христианин оказывается сразу же вне спасения, однако такая опасность существует, поскольку длительное и сознательное пребывание в грехе свидетельствует о порче личного отношении христианина к полученному от Бога дару спасения. «Если отвергшийся закона Моисеева, при двух или трех свидетелях, без милосердия наказывается смертью, то сколь тягчайшему, думаете, наказанию повинен будет тот, кто попирает Сына Божия и не почитает за святыню Кровь завета, которою освящен, и Духа благодати оскорбляет?» (Евр. 10:28-29).

Жизнь вечную имеет только тот, кто верит в Сына Божьего в настоящий момент времени (Иоан. 3:36), а кто не верит, соответственно не имеет жизни вечной (1 Иоан. 5:12). При этом в Слове Божьем часто причастие «верующий» стоит в настоящем времени (1 Иоан. 5:13). Это подтверждает условный, а не безусловный характер спасения, которое напрямую зависит от положения человека «во Христе» в настоящем (продолжающемся, а не завершенном) времени (1 Иоан. 2:24). По этой причине арминиане не могут согласиться с кальвинистами с их мнением о том, что спасения невозможно лишиться, поскольку оно уже состоялось. Напротив, как раз по тому, что оно у нас есть, от него и можно отказаться. Отпасть от того, чего нет, невозможно.

Томас Бостон, выражая кальвинистскую точку зрения о невозможности потери спасения, утверждает, что ветвь, отсеченная Отцом (Иоан. 15:2), это человек принявший Христа, но не принятый Христом.[117] Это означает, что у Бога имеются те, кого Он не желает спасать, причем без какой-либо причины с их стороны. Стало быть, сколько человек не ищи, не взывай о помощи, Божье избрание может его не коснуться. Однако Христос не допускает существования подобной ситуации в принципе: «Приходящего ко Мне не изгоню вон» (Иоан. 6:37). Коль человек приходит ко Христу с верой и покаянием, Бог его принимает как сына, поскольку «принимающий Меня принимает Отца Моего Небесного» (Иоан. 13:20). Поэтому нужно пребывать в вере и покаянии, а не выразить их лишь однажды.

Кажется текстов Писания, говорящих о возможности отпадения от спасения, предостаточно, чтобы выражать какое-либо сомнение в их буквальном смысле. Например, Господь сказал: «Того, кто согрешил предо Мною, изглажу из книги Моей» (Исх. 32:32-33). Однако кальвинисты умудряются переиначить смысл этих мест Писания самым различным образом. Причем основной вопрос здесь заключается не столько в богословских аргументах о возможности лишения спасения (точнее, отказа от него) возрожденным человеком, сколько в доверии буквальному смыслу Священного Писания. Если же подходить к этому вопросу лишь с точки зрения доктрины, то уже не важен сам смысл текста, а становится главным как его преподнести в согласии с заведомо существующим мнением!

Например, Христос говорит: «Претерпевший же до конца спасется» (Матф. 24:13), а Джон МакАртур комментирует: «Спасенный будет стойким до конца»!?[118] Но Христос говорил не об этом, поскольку сам контекст противоречит такой экзекуции оригинальной мысли. Христос здесь не только не говорит о том, что однажды спасенный никогда не отпадет, но, напротив, призывает к человеческой ответственности в сохранении спасения перед реальной угрозой его потери. Получается, комментатор умышленно искажает смысл Слова Божьего.

Другой весьма показательный случай – это толкование текста Евреям 6:4-6. В предисловии к этому посланию МакАртур пишет: «В данном случае (Евр. 6:4-6) речь идет о неверующих, которые знали Божью истину искупления».[119] Из этих слов следует закономерный вывод: «невозрожденный человек, причем, согласно кальвинистскому учению о полной греховности, глухой к Божьей истине, слепой к Общему Откровению Бога и немой для произнесения мольбы о помощи, оказывается, может знать Божью истину искупления? Оказывается, он является «просвященным», «вкушает дар небесный», «соделывается причастником Духа Святого», «вкушает благое слово Божье», вкушает «силу будущего века»!? Какой же здесь еще не перечислен признак спасения, чтобы это состояние нельзя было назвать спасительным? Это типичный пример того, как учение о «вечной безопасности» противоречит собственным же доводам, разрушая утверждение о «полной греховности», хотя логически и выводится из него. А доказательное правило «modus tollens» гласит: «Если из утверждения А следует утверждение В, но В – ложно, то утверждение А также ложно».[120]

Спасение – это непрекращающийся процесс пребывания в вере и в состоянии сокрушенного духа или покаяния. Он начинается на земле и заканчивается в вечности. Выражение «спасен однажды» справедливо для такого этапа спасения, как оправдание, но «спасен навсегда» справедливо лишь для вечности. Учение о «раз и навсегда» полученном спасении ограничивает Бога рамками логических построений человека, тогда как имеется множество ситуаций, в которых там где начинается логика, заканчивается вера. Нельзя допустить ситуации, чтобы стройная логическая система людей нарушила ясный смысл Божьего Откровения, но именно это и происходит в сотериологии кальвинизма.

Слово Божье греховно подстраивать под логическую конструкцию человеческого ума. Оно допускает возможность существования казалось бы нелогичных с точки зрения человека решений, в том числе и возможности того, что однажды познавший истину человек может лишиться участия в вечной жизни (2 Пар. 9:2; Евр. 6:4-6). Это справедливо в той же мере, как и то, что дева, не познавшая мужа, может родить (Матф. 1:23). Даже, если что-то мы не понимаем в Слове Божьем, но оно ясно и авторитетно утверждает об этом, это нужно принять на веру. Однако кальвинист говорит, что нет никакой логики в утверждении о возможности отпадения от спасения: «или спасен, или не спасен», или «гипотетически можно лишиться спасения, а практически – нет»![121] На самом же деле, такой алогизм вытекает как раз из кальвинистских предпосылок, но не библейских.

Бог говорит: «Если вкусишь — умрешь» (Быт. 3:3), а кальвинист утверждаеет: «Если спасен – не вкушу». А когда все-таки идет и кусает, то говорит «ничего страшного не произошло», потому что грех не в силах отлучить меня от любви Божьей (Рим. 8:39). И таким образом Бог, Который любит и неспасенных (Марк. 10:21; Иоан. 3:16) и повергает в «тьму внешнюю» «сынов царства» (Матф. 8:11,12), делается лицеприятным, тогда как даже ангелы, не сохранившие своего достоинства, соблюдаются Им на суд великого дня (Иуд. 1:6). Да, человек может восхитить вечное спасение (Иоан. 3:36), но затем отвергнуть его (2 Тим. 2:12). Причем от этого само спасение не перестанет быть вечным, ведь то, что делает Бог, пребывает вовек (Еккл. 3:14), а мы лишь присоединяемся к нему личной верой.

Павел утверждает то, что объективно разрушает весь логический порядок сотериологии кальвинизма, а именно: существует реальная возможность «тщетно уверовать» (1 Кор. 15:2). «Тщетно», значит: без надлежащей причины; без пользы; напрасно; безрассудно; необдуманно.[122] Действительно без причины, без рассуждения и необдуманно можно уверовать только с «действенной помощью непреодолимой благодати». В кальвинизме избрание к спасению полностью слепо, совершенно иррационально и абсолютно произвольно. Уверовать тщетно – это поверить в ошибочные идеи, приписать себе что-то незаконное, обнадежить себя ложью. В нашем случае это обнадежить себя неправильно понятой безопасностью.

Иисус Христос учит, что даже уверовавший в Него человек должен выполнять такое постоянное по своей природе условие, как «пребывать в слове» (Иоан. 8:31). Причем это требование происходит вовсе не автоматически и не является исключительно ответственностью Христа, избравшего верующего (Иоан. 15:16), или Духа Святого, запечатлевшего его в день искупления (Еф. 4:30). Оно входит в обязанности самого спасаемого, и только при постоянном выполнении этого условия он будет иметь от Господа, а не достигнет своими усилиями, обещанную свободу от греха. Дух Святой запечатлевает уверовавшего «на день викупу» (Еф. 4:30),[123] но настанет ли этот день вообще — зависит от пребывания верующего в Слове. Даже если признать день искупления прошлым событием, оскорбление Духа Святого все равно опасно для христианина, поскольку вместе с уходом Духа Святого он лишается и однажды дарованного ему спасения. Таким образом даже даром спасения можно пренебречь, если не питать свою веру Божьими обетованиями. Если к духовному питанию подмешивается даже незначительные дозы яда лжи, рано или поздно смерть становится неизбежной.

Подобно тому, как Исав за одну снедь отверг свое первородство (и это был его сознательный выбор) и после уже не мог переменить мысли отца (Евр. 12:17), христианин отказавшийся нести ответственность за свое хождение перед Богом, без святости не увидит Господа (Евр. 12:14). Есть черта, которую нельзя переступать ни одному человеку – это сознательный уход от Бога и противление Его воле. Однако разве может искренно полюбивший однажды Господа позднее отпасть от Него? Разумеется, любящий неспособен отпасть от Бога, и только переставший любить отпадает. А вот в вопросе, как происходит это прекращение любви, важно помнить, что вера и покаяние – условия постоянные, а не одноразовые. Поэтому забывать о них и делать каникулы в духовной жизни смертельно опасно.

К тому же очень опасно привыкнуть к греху. Клайв Льюис приводит пример такой пример: однажды жаба оказалась в горячей воде, но она тут же из нее выпрыгнула, но, когда ее поместили в воду, нагревающуюся медленно, она в ней сварилась. Так и христианин, когда постепенно привыкает ко греху, то однажды приходит к осознанию того, что грех уже не такой греховный, каким был прежде, а святость не такая уж хорошая, какой она была раньше. Вследствие того, что подходят к запретной черте постепенно, отпадение оказывается незаметным даже для самого отступника. Лжепророк Седекия был весьма удивлен, узнав то, что он уже не имеет Духа Святого. «И подошел Седекия, сын Хенааны, и, ударив Михея по щеке, сказал: как, неужели от меня отошел Дух Господень, чтобы говорить в тебе?» (3 Цар. 22:24).

Вначале своих дней Соломон хорош знал, Кто Такой Бог, и Сам Бог общался с ним, благословлял его и давал ему сверх просимого (3 Цар. 3:10-13). Но каким оказался Соломон в конце своих дней? «И стал Соломон служить Астарте, божеству Сидонскому, и Милхому, мерзости Аммонитской. И делал Соломон неугодное пред очами Господа и не вполне последовал Господу, как Давид, отец его. Тогда построил Соломон капище Хамосу, мерзости Моавитской, на горе, которая пред Иерусалимом, и Молоху, мерзости Аммонитской. Так сделал он для всех своих чужестранных жен, которые кадили и приносили жертвы своим богам. И разгневался Господь на Соломона за то, что он уклонил сердце свое от Господа Бога Израилева, Который два раза являлся ему и заповедал ему, чтобы он не следовал иным богам; но он не исполнил того, что заповедал ему Господь. И сказал Господь Соломону: за то, что так у тебя делается, и ты не сохранил завета Моего и уставов Моих, которые Я заповедал тебе, Я отторгну от тебя царство и отдам его рабу твоему» (3 Цар. 11:5-11). Это большой урок для каждого возрожденного христианина.

Можем ли мы утверждать на основании послания к Евреям 3:14, что Бог предопределил Соломону роль отступника? Нет. Поэтому мы берем на себя смелость утверждать, что причиной его отпадения был его сознательный выбор. При этом очевидно, что Соломон не сразу отвернулся от Бога, но понемногу угождал своей плоти и пренебрегал волей Божьей, он отпал. Систематичное и сознательное противление привели его к такому состоянию и не по причине незнания (недопонимания) воли Божьей, а вопреки ему, Соломон неоднократно нарушал волю Божью. Вопрекивопреки предписанию не умножать серебра и золота чрезмерно, он сделал серебро равноценным с простыми камнями (3 Цар. 10:27); вопреки предписанию не умножать жен, Соломон взял семьсот жен и триста наложниц (3 Цар. 11:1-3). Была ли на это отступление воля Божья? Нет! Напротив, Бог предупреждал его о возможности отпадения: «Соломон, сын мой, знай Бога отца твоего и служи Ему от всего сердца и от всей души… Если будешь искать Его, то найдешь Его, а если оставишь Его, Он оставит тебя навсегда» (1 Пар. 28:9). Поскольку Бог поругаем не бывает, «что посеет человек, то и пожнет» (Гал. 6:7; 2 Тим. 2:12). Божьему предписанию к царям не умножать себе коней (Втор. 17:16-17), Соломон строил себе города колесничные (3 Цар. 10:26);

Павел пишет о «некоторых», бывших верующих, которые уже совратились вслед сатаны (1 Тим. 5:15). Так сказать можно только о тех, кто когда-то шел по истинному пути, потому что невозможно свернуть («совратится») с того пути, на котором никогда не стоял. При этом неважно, как далеко человек продвинулся по истинному пути. Важно то, что он обладал спасением и жизнью вечной, но лишился их, оставив истинный путь. Поэтому о них и сказано, что «они подлежат осуждению, потому что отвергли прежнюю веру» (1 Тим. 5:12).

Генри Тиссен, определяя категорию людей, которые могут быть уверенны в вечной безопасности, пишет, что это учение «относится только к тем, которые живо переживают свое спасение».[124] А если не живо? А если христианин согрешил хулой на Духа Святого или слукавил перед Богом, как Анания и Сапфира? Примечательно, что Тиссен ставит сохранение спасения в зависимость от «живого переживания». По этой причине кальвинисты, чтобы продемонстрировать свое «живое переживание» спасения, вынуждены доказывают себе и другим свое избрание добрыми делами.

Такова логика этого учения, утверждающего невообразимые вещи: что ни один светильник Божий не может погаснуть, что среди пшеницы не могут появиться плевелы, что ни одна ветвь во Христе не может быть отсечена по причине бесплодия, ни одно имя не может быть изглажено из книги жизни, что соль не может потерять силу, что невозможно зарыть свои таланты, или вознерадеть о спасении, что нет возможности озираться назад взявшись за плуг, что никто не может оскорбить Святого Духа, отвергнуть Господа, навлечь на себя погибель.

Если человек погиб, утверждают кальвинисты, значит, он никогда и не был спасен (Ин. 17:12), если он упал, он никогда не стоял (Рим. 11:16-22; Евр. 6:4-6); если «извергнут», то никогда не был внутри, если «засох», то не был зеленым (Иоан. 15:1-6), если «колеблется», ему не в чем мол колебаться (Евр. 10:38-39), если попал в духовную тьму, то никогда не был просвещен (Евр. 6:4-6), если потерпел кораблекрушение в вере, у него никогда и не было корабля веры. Вопреки очевидному смыслу слова «отпадение», сторонники этого учения утверждают: если человек получил, то никогда не сможет потерять, а если он потерял, у него никогда этого и не было!?[125]

Как с таким толкованием Писания вообще возможно верить буквальному смыслу Писания! Константин Прохоров пишет, что сколько бы кальвинистам ни цитировали Библию о потерпевших «кораблекрушение в вере», сколько бы ни читали из Слова Божьего предостережений об отпадении, они все равно будут твердить одно: кто отпал от истины, тот и не был в истине, т.е. и не был спасённым. Круг замкнулся, но круг-то порочный![126]

Примечательно, что Августин учил о трех видах благодати: предваряющей, содействующей и неотразимой. Согласно его учению, избранными, т.е. спасенными людьми, могут быть лишь обладатели этой последней. Ни покаяние, ни вера, ни добрые дела — совершенно ничто — не может быть признаком спасения! Какое чудовищное заблуждение, обрекающее праведника на погибель, а грешника на спасение! «Живи, как хочешь, поскольку на твоем избрании это никак не отразится». Отсюда некоторые кальвинисты (диспенсационалисты) взяли убеждение о том, что дела не только не являются признаком спасения, но оскорбляют Божью благодать, которая действует в жизни христианина абсолютно суверенно, т.е. независимо от его поведения.

Однако из данного мнения Августина о благодати вытекает еще один страшный вывод: Никто не может быть уверен в том, что он избран к спасению. Под словом «никто» следует понимать и самих кальвинистов. Получается, что  вся уверенность в спасении кальвиниста сплошь голословна. У арминиан эта уверенность имеет основание в Слове Божьем, свидетельствующем о том, что Христос умер за весь мир. Однако ни один кальвинист не может сказать того же о себе. Его ответ будет примерно следующим: «поскольку я еще не отпал от веры, то могу считать себя избранным, т.е. тем, за кого умер Иисус». Таким образом уверенность в спасении арминиан основана на Писании, а кальвинистов — на личном опыте.

Если кто-либо из кальвинистов засомневается в собственном спасении, что может сказать ему пастор? Чем он может укрепить или поддержать его веру? Он ничем не может ему помочь, поскольку основания личной уверенности в спасении тот уже не имеет. Такой пастор не может укрепить веру сомневающегося человека словами: «Брат, Христос умер за твои грехи», поскольку он и сам не уверен, предопределен ли этот человека к спасению, или нет. А ведь Кальвин считал, что спасенный не может сомневаться в своей богоизбранности: «Бог не только дает спасение, но и вселяет в них такую уверенность, что они никогда не сомневаются в своем предназначении» (Жан Кальвин. Институты. Кн. III, XXI, 7). При этом он совершенно забыл о словах утешения из Писания, обращенным к таковым людям и говорящим о том, что Христос «трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит» (Матф. 12:20). Когда к Нему подошел немощный человек и сказал: «Помоги моему неверию» (Марк. 9:24),Христос его не отвергнул, но ответил на его просьбу милостью. Но Бог Кальвина лишен сострадания к немощному человеку, поскольку милость приносит в жертву справедливости.

В сущности, из учения Августина о трех видах благодати следует вывод о том, что некоторым людям Бог дает спасение временно. Таким способом он пытался объяснить возможность того, что не во всех людях Божья благодать была неотразимой. Кальвин также говорил о том, что Бог может просветить неизбранного человека на некоторое время: «Бог призывает их и дает им среднюю милость — но потом они отпадают» (Жан Кальвин. Институты. Кн. III, XXI, 7). И здесь приходится вспомнить слова Кальвина: «Бог обращается к народу, но лишь для того, чтобы люди слышали еще меньше. Он зажигает свет, но для того, чтобы совсем ослепить. Он дает им учение, но для того, чтобы сделать еще неразумнее. Он предлагает им лекарство, но для того, чтобы они не исцелились» (Жан Кальвин. Кн. III, XXIV, 13). Вот и разберись здесь, каким же образом ты призван: отразимым или неотразимым? И какая может быть при этом уверенность в спасении? Кто может быть убежден в том, что он не находится среди тех, кого Бог временно просветил, чтобы затем «совсем ослепить»?

Кальвинисты так свято верят в учение Августина о неотразимой благодати, что буквально слепы к тому, что очевидно всем остальным людям, а именно: факты прошлых благословений отступника. Например,
пресвитерианин Горацио Спаффорд известен тем, что написал текст известного христианского гимна «Течет ли жизнь мирно», исполняемого сегодня во всем мире. Однако этот кальвинист закончил свою жизнь, лишившись здравого рассудка и даже возомнив себя Мессией. Как же мы должны относиться к его творческому наследию? Было ли это произведение уловкой сатаны, или временной верой от Бога? Здесь кальвинистам даже не может помочь аргумент о том, что в конце жизни такой отступник мог покаяться, или что существует возможность спасения через наказание, но без покаяния. Последнее ясно отрицается библейским выражением «…должны покориться Отцу духов, чтобы жить» (Евр. 12:9).

Здесь можно подчеркнуть еще один немаловажный аспект спасения, достигающийся по вере, а не по предопределению – это моральная чистота входящих в Царство Небесное (Откр. 21:27). Бог не заинтересован в спасении бывших верующих, но реальных нечестивцев, потому что написано, что «не войдет в него (небо) ничто нечистое и никто преданный мерзости и лжи…» (Откр. 21:27). А поскольку больше всех заинтересован в сохранении своего призвания и спасения сам человек, у него всегда есть стимул пребывать в вере, чтобы не отпасть (2 Пет. 3:14, 17).

Понятое во всей своей последовательности учение Августина не только не может дать подлинной уверенности в спасении, но, наоборот, должно привести в трепет любого христианина: «А если я не избран?» Принимай — не принимай Евангелие, подчиняй — не подчиняй ему свою жизнь, живи свято — не живи свято, конец один — погибель. Бог кальвинизма — жестокий и самолюбивый Бог и по учению Кальвина, Он отличается от своего «противника» лишь Своей силой. Нет такой Бог не мог создать то о чем мы читаем в Библии: (1) создать что-либо свободным от Себя, (2) считаться с людьми посредством заключения с ними многочисленных заветов, (3) пойти на крест и умереть за них, — ведь все это унижает Его самолюбие? Нужно всем об этом подумать!

Краткими выводами о библейском пути спасения будут следующие:

  1. Личная и сознательная вера есть залог истинной безопасности спасения христианина (1 Пет. 1:5), потому что Сам Бог является гарантом спасения каждого, кто пребывает в вере (Рим. 10:13). «…Верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести» (1 Кор. 10:13);
  2. Даже истинная вера может быть поколеблена или даже уничтожена грехом, что приводит к не возможности устоять в спасении. «Праведный верою жив будет; а если кто поколеблется, не благоволит к тому душа Моя» (Евр. 10:38). «Имея веру и добрую совесть, которую некоторые отвергнув, потерпели кораблекрушение в вере» (1 Тим. 1:19).
  3. Характер спасения является продолжающимся во времени, поскольку спасенный является таковым лишь до тех пор, пока верит Божьему обетованию и признает свою вину (Мк. 1:15; Деян. 20:21). Выражение «пребывать в вере» означает не одномоментный и не накопительный характер спасения, а состояние поддержания личных отношений с Богом (Рим. 11:22-23).

3. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЧЕЛОВЕКА В ВОПРОСЕ УСТОЯНИЯ В СПАСЕНИИ.

«Мудрость твоя и знание твое — они сбили тебя с пути» – однажды сказал пророк Исаия по поводу греха Вавилона (Ис. 47:10). Однако сказанное имеет определенное отношение и к Израилю, и даже к Церкви Христа, т.е. к спасенным людям, поскольку часто отступивший от истины хорошо знал предостерегающую волю Божью, но несмотря на это, преступил ее. Мало того, в роли отступников от Бога часто выступают люди, которые имеют немало заслуг перед Ним и надеющиеся прошлыми заслугами покрыть настоящие грехи. Это многих людей сбивает с толку по тому что они были осведомлены лишь о светлой стороне жизни своих кумиров, но в конечном счете отступник обманывает лишь самого себя. Поэтому от человека зависит не только получение или неполучение небесных наград, но и получение или неполучение самого спасения.

Самое важное в обсуждении этой великой темы состоит в том, что многие — порой впервые в жизни – начали осознавать значимость своего образа жизни с точки зрения будущей вечности. Все, что делает, говорит и думает верующий человек, непременно отзывается в вечности, и справедливость требует, чтобы христиане были осведомлены об этих последствиях, прежде чем станет слишком поздно изменить свою жизнь.[127] Поскольку все хорошее, что есть в жизни человека, исходит несомненно от Бога, то все плохое – от самого этого человека. И потому, как человек имеет свободу пожелать доброе или худое, то, безусловно, он и несет ответственность за свой выбор.

Итак, рассмотрев библейские тексты касающиеся темы спасения, можно заключить, что учение кальвинизма во всей своей полноте не подтверждается всеобъемлющим и буквальным смыслом Священного Писания. По этой причине для его аргументации необходимо подгонять толкование текста под уже существующую доктрину, так что бы учение объясняло Библию, но не Библия учение. Такой метод приравнивает кальвинистов к Свидетелям Иеговы, которые изучают Писание сквозь очки «Сторожевой башни». Это яркое свидетельство о несостоятельности всего учения кальвинизма, так как все его доктрины логически связаны воедино. А. Карпунин пишет, что в противоречивых теориях стирается принципиальная граница между истиной и ложью. Поэтому теории подобного рода не обеспечивают правильной ориентации в реальности.[128]

Очевидно, что учение об «ограниченном искуплении» нельзя проповедовать на практике, поскольку его суть – это откровенный некролог для подавляющего большинства людей, а не Радостная Весть о спасении. Если замысел Бога состоит в том, чтобы спасти лишь некоторых людей и независимо от их воли и веры, то о каком возвеличивании Спасителя может идти речь. И вообще, как Бог, будучи властен спасти всех людей и желая им спасения, спасает лишь некоторых? Такая концепция спасения противоречит воле и атрибутам Того, у Которого спасение (Ион. 2:10), и «Который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тим. 2:4).

Если признать, что Бог дарует возрождение лишь абсолютно испорченному грешнику, тогда как этот грешник может угодить (или быть по душе)[129] Богу, не имея веры? Ведь Слово Божье ясно учить, что без веры угодить Богу не возможно (Евр. 11:6). Писание не может противоречить само себе, поэтому у нас есть возможность признать правоту лишь того учения, которое лучше других ему соответствует. Бесспорно то, что Бог сотворил человека свободным и по праву законодателя Он определил, чтобы человек, как свободное творение, сам обратился к Нему (Втор. 30:10). Бог не предопределил кого Он спасет или кому дарует веру, но определил, что всякий, кто поверит и призовет имя Господне, получит спасение по вере (Деян. 2:21; Еф. 2:8).

Учение о «безусловном избрании» или «абсолютном предопределении» исключает возможность существования положительного отклика человеческой души на проповедь Евангелия. И, хотя все Писание буквально кричит об обратном, кальвинистов это особенно не волнует. Беря за основу античные представления о фатуме, а также труды «блаженного» Августина, они безуспешно пытаются постигнуть Того, Который сказал: «Тщетно чтят Меня, уча учениям, заповедям человеческим» (Матф. 15:9). Лютер в представлении своего сочинения «О свободе христианина» называет себя – августинцем и это свидетельство того, что источник, кардинально повлиявшей на формирование его взгляда на свободу человека, находился отнюдь не в Слове Божьем, а в трудах Августина Аврелия.[130] Хотя в ряде своих работ Мартин Лютер поддерживает учение об абсолютном предопределении, так было не всегда, вначале его пугала эта теория,[131] но в конечном итоге — групповой конформизм победил здравый смысл.

Иисус Христос Своей жизнью подтверждал действенность своего учения: идя вперед, Он призывал Своих учеников следовать Его примеру. И апостол Павел не изменил этой традиции, заявляя: «Подражайте мне и берите пример с тех, кто поступает подобно нам» (Фил. 3:17). Какой же пример можно взять с учителей эпохи Реформации. Мартин Лютер ставит под сомнение богодухновенность и каноничность Послания Иакова, называя его «соломенным».[132] Оно не понравилось ему тем, что Иаков требовал дел как свидетельства спасения человека. Однако, вместо того, чтобы подвергнуть свои (вернее августинтские) взгляды пристальному анализу, он решил выбросить из новозаветного канона ряд противоречащих его учению книг. Получается, что весь вопрос заключался даже не в толковании Писания, а в верховенстве разума отдельно взятого человека над Словом Божьим. Поскольку каноническая часть Священного Писания для М. Лютера не была авторитетной, она была объявлена им небогодухновенной.[133] Эрих Зауэр по этому поводу замечает, что без веры в полное вдохновение Писания христианин раскрывает врата произволу субъективизма. Тогда судьей над Словом Божьим становится наш бесконтрольный субъективизм и помраченный в результате грехопадения человеческий разум.

Убеждение Августина о том, что Бог принуждает людей к спасению, в истории церкви натворило много бед. Нам хорошо известен один из главных принципов Реформации, который гласит – «свобода воли человека в вопросах веры»![134] Но что декларировал Жан Кальвин, приговаривая к сожжению на костре своего оппонента – Сервета?[135] Следовал ли он Писанию, учащему «оставлять расти вместе (на поле) и то, и другое до жатвы» (Матф. 13:30)? Что декларировали его последователи после Дортского синода, организовав полномасштабное гонение на арминиан в духе инквизиции, с угрозами изгнания и даже обезглавливанием своих оппонентов по вере?[136] Женевский диктат после Кальвина повторили в Ирландии — Нокс, а в Англии — Кромвель. Так что это уже не случайность, а система, начало которой положил их духовный учитель — Августин Аврелий.[137]

Поскольку в Евангелии написано: «как тогда рожденный по плоти гнал рожденного по духу, так и ныне» (Гал. 4:29), нам немыслимо представить в роли гонителя истинного последователя Иисуса Христа. И это очевидная истина, потому что сказано: «Кто не любит, тот не познал Бога» (1 Иоан. 4:8), «ибо всякое дерево познается по плоду своему» (Лук. 6:44). Поэтому не возникает ни каких сомнений, относительно истинности того учения, для защиты которого не достаточно силы самого Слова Божьего, а необходимы и репрессивные, карательные меры, ограничивающие свободу выбора человека.

Итак, мы отвергаем кальвинистское учение о том, что Бог принуждает человека к спасению как ложное по библейским, богословским и практическим причинам. В исследовании вопроса спасения мы пришли к выводу, что значительная часть сотериологии кальвинизма базируется вовсе не на Писании, а на логических умозаключениях, впервые сформулированных Августином. Между тем его сторонники продолжают использовать против своих оппонентов нечестивый прием, обвиняя их по ассоциации с различными еретическими учениями: «Если вы верите в условную безопасность верующего, вы верите в католическое учение!»[138] Или: «Если вы верите в спасение на условии веры (Иоан. 8:24), вы верите в спасение делами и проповедуете пелагианство!» И это при всем том, что сам Арминий неоднократно и решительно высказывался против отождествления его учения с пелагианством. Он осуждал учение о спасении по делам или другим заслугам, поскольку исповедовал синергизм не какого-либо сотрудничества человека с благодатью, а исключительно востребования им этой благодати. Для этого он использовал иллюстрацию с нищим, которые протягивал свою руку для получения милостыни. Разумеется, выражение человеком своей потребности в Божественной благодати еще никогда не унижало необходимость этой благодати, а лишь подчеркивала ее.

Поэтому арминианское учение отличается даже от полупелагианства, признающего как «первородный» грех, так и необходимость благодати, но исключающего их безусловный или принудительный характер. Арминиане не считают возможным даже частичное заслуживание грешником спасения, поскольку по своим делам человек остается полным грешником, но по своей вере он – свободный потребитель Божьего спасения. Арминиане убеждены в этом, потому что считают, что благодать не причиняет в людях покаяние и веру безусловным или односторонним образом, а только укрепляет их. В своих поступках невозрожденный грешник является полностью беспомощным, но в своих убеждениях он способен «желать доброго» (Рим. 7:18-19). Поэтому грешный человек в своем сердце может произвести лишь слабые покаяние и веру, которые Бог с помощью предварительной благодати укрепляет, совершенствует и взращивает до такой степени, что он становится способным откликнуться на Божественный призыв полностью.

Кальвинисты же не только обвиняют арминиан в различных грехах безосновательно, но и неспособны справиться с собственными проблемами, основная из которых это – пассивность человеческой воли перед лицом Божьей неотразимости. Если от человека ничего не зависит, тогда, получается, как в атеизме «Братьев Карамазовых» — «все возможно». Разница состоит лишь в том, что в атеизме человек может делать все что угодно, поскольку нет Бога, перед Которым он мог бы нести определенную ответственность, а в кальвинизме эта вседозволенность просто провоцируется Богом, поскольку Он не пожелал поставить в зависимость от поведения человека вопрос его спасения.

Благодаря заблуждениям кальвинизма, проповедники высших небесных идеалов сегодня настаивают на том, что плотской образ жизни вполне свойственен возрожденному христианину. При этом дело доходит до абсурда: люди, которые до получения спасения вели моральный образ жизни, после его получения и «освобождения от греха», могут грешить, блудить, и делать прочее непотребство и при этом оставаться спасенными, так как теперь они уверены в том, что ничто не отлучит их от любви Божьей! Возможно, кто-то из них был бы рад проповедовать о плодах святости, но этому его желанию противоречат неизбежные и закономерные следствия кальвинистского учения. Поэтому неудивительно, что на практике многие кальвинисты благоразумно отказываются от логических выводов собственного учения и становятся на библейские позиции.[139] Призыв «смотрите на Бога» в кальвинизме есть лишь ширма показной святости, потому что на практике этот лозунг звучит так: «Не испытывайте себя в вере ли вы».[140] И это не просто логический вывод, а реальная практика жизни огромного числа христиан – кальвинистов.[141] Конечно, в этом вопросе строгие кальвинисты, типа Джона МакАртура, менее опасны, чем умеренные, но понимающие доктрину «спасен однажды – спасен навеки» буквально.

Парадоксальный метод прославления Бога наблюдается в кальвинистском учении о безусловном избрании. В нем утверждается, что основанием для избрания не являются ни заслуги, ни «предвиденная вера», ни Сам Христос как призывающая и пробуждающая сторона.[142] Вот как в кальвинизме «прославляется» Христос, Который есть Спаситель и Творец. Такова скрытая, но типичная сторона этого учения: в той части где оно претендует на особое прославление Бога, там же бросается мрачная тень на Его святость, милость и любовь. А ведь это божественные атрибуты без которых нет Живого Бога, а остается только неизменный, абсолютный принцип всевластия, от которого не уклонится и который язычники именуют судьбой, роком или фатумом.

Учение кальвинизма в части призвания умаляет универсальную природу Жертвы Спасителя, а также противоречит библейскому порядку вступления в спасение, утверждая, что в действенном (неотразимом) призыве неверующего человека происходит духовное возрождение, что, по словам Иисуса, равнозначно обретению спасения (Ин. 3:3). Из этого следует, что спасение в кальвинизме осуществляеся не только без веры, но и без Христа, Которого заметим нужно принять верой! Такие парадоксальные выводы являются неизбежным следствием логического развития ложной предпосылки о невозможности грешнику откликнутся на спасительный Божий призыв.

Изначально оышибка заложена в учении о «полной греховности», т.е. в утверждении, что после грехопадения человек безвозвратно потерял способность пожелать добра, и как следствие этого не может пожелать и своего собственного спасения. Для подтверждения этой идеи обычно приводится текст из книги пророка Иеремии: «Может ли Ефиоплянин переменить кожу свою и барс — пятна свои? Так и вы можете ли делать доброе, привыкнув делать злое»? (Иер. 13:23). Однако такое обобщение явно не оправданно, ведь то, что человек не может делать, вовсе не означает, что он не может этого и желать. Апостол Павел не обобщает, а разделяет эти понятия: желать добра и творить добро — это не равнозначные понятия (Рим. 7:18). Слепой явно не может видеть, но это не означает, что он также не может и пожелать прозреть. Если бы человек не мог желать доброго в глазах Бога, тогда не было бы и греха за то, что он не творит добро. Однако это не так, потому что написано: «кто разумеет делать добро и не делает, тому грех» (Иак. 4:17).

К тому же, арминиане признают возможность существования такой степени противления Богу, когда мера грехов такого человека может превзойти пределы Божьего долготерпения (Быт. 15:16; Иер. 5:28; Дан. 8:23; Матф. 23:32; 1 Фес. 2:16). В таком случае Бог действительно оставляет людей без Своей помощи, однако это происходит лишь по их собственной вине, а не по принуждению «первородного» греха или предвечного Божьего избрания. В тексте Иер. 13:23 говорится как раз об этом: привычка к злу лишает человека способности различать добро и зло, причем именно того человека, который ранее делал это различие без каких-либо проблем.

Итак, рассмотрев данную тему, становится ясно, что учение кальвинизма искажает буквальный смысл Священного Писания, и при наличии такого количества внутренних и внешних противоречий не может претендовать на обладание статусом библейского учения. С другой стороны, очевидно, что учение о спасении в изложении Арминия наиболее полно соответствует библейскому истолкованию данного вопроса и поэтому вполне может называться библейским учением. Третий вариант, который до настоящего времени четко не определен, кажется, невероятным, поскольку в противном случае означает, что на протяжении веков у Церкви никогда не было и ныне нет истинного учения о спасении.

Е.Н. Трубецкой так определил свое отношение к рассматриваемому вопросу: «Система Августина… не дает такого успокоения в Боге, которое ищет его настроение… Он привлекательнее в том, что он искал, чем в том, что он нашел».[143] Да сохранит нас Господь от принятия учения, практика которого противоположна провозглашаемым целям, которое невозможно вывести из буквального смысла Священного Писания, но его необходимо целенаправленно вводить туда и которое основано на хитросплетенном толковании отдельных текстов в противовес общему смыслу Писания. Кальвинистские богословы целенаправленно вносят в текст Библии чуждый ему смысл, чтобы приспособить его к требованиям своего, принятого на веру, учения.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Отметим положительные результаты нашего исследования: — После грехопадения общение человека с Богом было нарушено. Человек может пожелать восстановить эти отношения, но он не может реально восстановить их в одностороннем порядке, из-за отсутствия такой возможности (Ис. 59:2). Поскольку возмездие за грех – смерть (Рим. 6:23), жизнь грешника – это дорога с односторонним движением, так что он обречен. Но Бог явно не собирался отдавать Свое творение на растерзание дьяволу и от вечности предопределил путь спасения через веру, ведь то что не возможно человеку, возможно Богу (Лук. 18:26-27). Таким образом человек оправдывается пред Богом не мистическим или неотразимым действием предопределения и не исполнением закона и добрыми делами, но исключительно верою в искупление Христа (Быт 15:6; Рим 5:1-5). Поскольку грешниками являются все (Рим. 3:23), Бог не отличает грешника от грешника и Свою любовь доказывает всем без исключения (Рим. 5:8). Это и есть Евангелие – Благая Весть и эра благодати. В мир пришли прощение, жизнь и надежда, а не предопределение, злой рок и судьба!

Самое ужасное последствие грехопадения кроется вовсе не в том, что человек стал неспособен пожелать доброго (пассивное состояние), а в том, что он, сознательно отвергая доброе, избирает злое (активное состояние). Таким образом, основная проблема падшего человека кроется не в его неспособности спастись собственными силами, на чем делают акцент кальвинисты, а в его способности отвергнуть Божьи усилия, направленные на его спасение, в способности отвергнуть «волю Божию о себе» (Лук.7:30), в способности отвергнуть Камень который сделался главою угла! (Матф.21:42), и в этом величайшая трагедия падшего человека, и реальная потеря уже дарованного по вере в Господа Иисуса Христа спасения. Это очень высокая цена за имеющуюся свободу, но раз Бог так определил, значит, она того стоит, значит действительно прославить Бога может только то творение воля которого находится не в Нем самом и которое сознательно а не по принуждению послушно Ему. Это значит, что в этом мире за наши души идет реальная борьба и борьба не на жизнь, а на смерть и в этой борьбе есть место и нашей воле.

Сегодня время благодати и Бог всем предлагает получить спасение даром (Еф. 2:8). Посредством предоставления всем и каждому дара свободы воли Он дает способность грешнику пожелать своего спасения, а через веру — получить его в дар! Эта истина и названа Благой Вестью, или Евангелием! И если кто-то еще не спасен, это не проблема Божьего избрания, но результат его личной позиции, желания его воли, и его личного выбора. Все, что требует Бог от человека: усилием воли покаяться в своих грехах и выбрать веру. Если же он отвергает эти условия спасения, то автоматически избирает вечную участь в аду. Конечно, он никогда не желал попасть в ад, однако Бог пожелал отправить туда всех нежелающих верить и сокрушаться о своих грехах. И Бог предостерег об этом всех людей. То, что человек рождается «духовно мертвым», т.е. бесплодным для Бога, не лишает его Божьего благоволения (Лук. 2:14), милости и любви (Иоан. 3:16). Бог никогда не оставлял его, но воспитывал в нем истинную веру и покаяние, пока не возродил «от воды и духа» и посадил одесную Себя на небесах.

Поэтому те, кто покорились вере являются предузнанными Богом, и избранными от создания мира к спасению, и предопределенны Им быть подобными образу Иисуса Христа, и теми, чьи имена записаны в Книге Жизни. Бог, ни на каких стадиях спасения не пренебрегает волей человека. Прежде чем получить духовное возрождение грешник вполне сознательно должен покаяться и передать свою жизнь в руки Божьи. Возрожденный человек продолжает сознательно отдавать или посвящать свою волю Богу, поскольку Его воля – благая, угодная, и совершенная. Человек всегда остается человеком, он не теряет своей индивидуальности, но добровольно подчиняется воле Божьей относительно своей жизни и принимает Его выбор как свой (Рим. 6:17). Бог желает, чтобы человек служил Ему не по принуждению, а по собственной воле. Это и есть реальная свобода.

Восстав против Бога, сатана поставил под сомнение (и научил этому первых людей) не власть Бога, но Его любовь. Поэтому данный спор нельзя было решить проявлением чудесной силы. Само по себе всемогущество Божье не отвратит сердце от подозрительности, непокорства, гордыни и боязни любить Господа, доверять Ему, благодарить и слушаться Его, поскольку все это будет достигнуто принудительным послушанием. В своем же подлинном виде все это может сотворить лишь всемогущая Любовь. И Голгофа стала тем местом, где эта безграничная любовь Бога к отступившему от него человечеству была явлена самым убедительным образом. Поскольку Бог есть Любовь (1 Иоан. 4:8, 16), Тот, Кто пострадал на кресте, в самом деле был воплощенным Богом. Только любовь способна покорять сердца без принуждения. Поэтому и страдания Иисуса ведут к примирению наших сердец с Богом.[144]

Когда Иисус Христос освобождает человека от рабства греха (Иоан. 8:36), человек получает обновленную совесть, и способность жить новой жизнью. Подобно тому, как это было во дни Адама, в пределах его свободы все те же два «древа» — древо жизни (Иисус Христос) и древо познания (соблазны мира). И Бог, по-прежнему, говорит спасенному человеку через Священное Писание: «иди и впредь не греши» (Иоан. 8:11), «ибо возмездие за грех — смерть» (Рим. 6:23). Но так же, как и тысячи лет назад, слышен коварный голос из глубины сада: « Нет, не умрете, если ты дите Божье — не погибнешь». Неужели кто-то еще решится искушать Бога? Неужели для кого-то вопрос еще остается открытым? Может ли грех отлучить возрожденное дите Божье от Отца? Пусть таковой вспомнит, что Адам тоже был истинным сыном Божьим!

Да, Бог гарантирует безопасность спасения, но только верующим и только «во Христе», поэтому лучше не слушать голосов иных, а довериться Слову Бога. Не стоит еще раз искушать Бога, а лучше остерегаться греха, чтобы не отпасть (Иак. 1:14-15; 2 Петр. 3:17; 1 Кор. 10:12; Евр. 2:1). Пребывание в вере — это подлинное условие того, что никто не похитит верующего из руки Божьей (Иоан. 10:27; 1 Пет. 1:5). И тогда действительно никакая тварь, которая только может существовать под небом, не отделит нас от любви Божьей во Христе Иисусе, а если Бог за нас, кто против нас? Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует нам и всего? Кто будет обвинять избранных Божиих? Бог оправдывает их! (Рим.8:31-39).

БИБЛИОГРАФИЯ

Августин. Энхиридион или о вере надежде и любви. Киев: УЦИММ-ПРЕСС- «ИСА», 1996.

Христианство. Энциклопедический словарь. В 3-х тт., т. 2. / Под. ред. С.С. Аверинцева. – Москва: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия», 1995.

Барнуэл Кэтрин, Пол Дэнси, Тони Поп. Ключевые понятия Библии. СПб.: «Библия для всех», 2000.

Бачинин В.А. Антропология, психология, этика. СПб.: Шандал, 2005.

Беркхоф, Луис. История христианских доктрин. Под. ред. К. Пеннера. СПб.: Библия для всех, 2000.

Бостон, Томас. Природа человека в ее четырех состояниях. Б. м.: Dutch Reformed Tract Society, 2000.

Брэнд, Пол., Филипп Янси. Ты дивно устроил внутренности мои. Москва: Триада, 2002.

Ватсон, Томас. Доктрина покаяния. Б.м.: Dutch Reformed Tract Society, 2003.

Гайслер, Норманн Л. Энциклопедия христианской апологетики. СПб.: Библия для всех, 2004.

Гелей, Генри. Библейский справочник. СПб.: Библия для всех, 1998.

Иисус и Евангелия, словарь. Под ред. Грина Джоэля, Скота Макнайта, Говарда Маршалла. Москва: Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2003.

Гудінг, Девід., Джон Леннокс. Світогляд: для чого ми живемо і яке наше місце у світі. Ред. М. А. Жукалюка. Київ: Українське Біблійне Товариство, 2003.

Гудинг, Девид. Верные вере. Новое прочтение Деяний святых Апостолов. Duncanville, USA: World Wide Printing, 1998.

Греем, Билли. Секрет счастья. Б.г.: Возрождение, 2005.

Де Боор, Вернер. Др. Послание к Римлянам. Корнталь: Свет на Востоке, 1989.

Де Гаан, М. Р., Др. Буття й еволюція. Пер. С. Котляра. Луцк: Християнське життя, 2004.

Дехтяренко, Р.Б., Дисциплина в церкви. Библейское учение об ангелах. Христианская распорядительность. Ред. А. Г. Брынза. Ирпенская Библейская семинария и Славянское Евангельское Общество, 2005.

Дехтяренко, Р. Б., Др. Бог и человек. Ред. А. Г. Брынза. Ирпенская Библейская семинария и Славянское Евангельское Общество, 2005.

Еннс, Пол Підручник з богослівя. Пер. Тарас Марчук. Львів: Благовісник Галичини, 2003.

Зауэр, Эрих. Бог, человечество и вечность. Ред. Я. К. Духонченко. Пер. Г. Е. Адамович, Киев: Радянська Украина, 1991.

Зауэр, Эрих. Триумф распятого. Ред. Я. К. Духонченко. Пер. Г. Е. Адамович. Киев: Радянська Украина, 1991.

Зоц, В. А., Ред. От Лютера до Вайцзеккера. Великие протестантские мыслители. Очерки. Москва: Раритет, 1994.

Кальвин, Жан. О христианской жизни. Москва: «Протестант», 1995, (CD Большая Богословская Библиотека).

Карпунин, В. А. Логика и богословие, Ред. С. С. Гусев. СПб.: Библия для всех», 2002.

Корнер, Дэниел. Вечное спасенне на условии веры. Б.м.: Titel Verlag, 2003.

Кремер, Эмиль. Открытые глаза на хитрость сатаны и полное спасение на кресте. Люберцы: ВИНИТИ, 1992.

Крук, Роджер. Основы христианской этики. Пер. Д. и Е. Ватуля. Москва: Триада, 2004.

Леон-Дюфура, Ксавье. Ред. Словарь Библейского богословия. Киев: КАИРОС, 2003.

Лейдло, Роберт. Почему я верю. Луцьк: Християнське життя, 2006.

Лосский, Н. О. Условия абсолютного добра. Москва: Политиздат,1991.

Лютер, Мартин. 95 тезисов. СПб.: Роза Мира, 2002.

Мальцев, Юрий. Классные заметки по курсу сотериологии. Чернигов: Региональный библейский колледж, 2006. Рукопись.

Мак-Артур, Джон. Учебная Библия с комментариями Джона Мак-Артура. Б.м.: Славянское Евангельское Общество, 2004.

Мак-Артур, Джон. Наша достаточность во Христе. Ред. В. Зелинская. Пер. С. Омельченко. Б.м.: Славянское Евангельское Общество, 2005.

Мак-Артур, Джон. Свобода и сила прощения. Ред. В. Зелинская. Пер. С. Омельченко. Б.м.: Славянское Евангельское Общества, 2005.

Мокк, Денис. Обзор библейского учения, Учебное пособие. Киев: Киевская Богословская Семинария, 2001.

Нюстрем, Эрик. Библейский словарь. Ред. И. С. Свенсон. Торонто: Мировая христианская миссия, 1980.

Пинк, Артур. Божественный суверенитет. Пер. В. А. Григоровик. Минск: Альфом, 1998.

Пикирилли, Роберт. Кальвинизм, арминианство и богословие спасения. Ред. А. Г. Земцова. Пер. О. А. Рыбаковой. СПб.: Библия для всех, 2002.

Произ, Роберт Д. Оправдание и Рим. Ред. А. Комаров. Б.м.: Фонд «Лютеранское наследие», 1999.

Прохоров, Константин. Тайна предопределения. Минск: Принткорп, 2003.

Рендалл, Джон. Я более всех вас говорю языками…Электронная версия.

Ретинг, Герхард Ян. Толковый словар Нового Завета. Луцк: Християнське життя, 1999.

Рогозин, Павел. Существует ли загробная жизнь. Луцк: Християнське життя, 2006.

Савченко, П. Д. Сравнительное богословие. Москва: Славянское Евангельское Общество, 1991.

Стронг, Д., Библейская симфония с ключом к еврейским и греческим словам. Greenvile, SC: Bob Jones University, 1998.

Стюарт, Дж. Холл. Учение и жизнь ранней церкви. / Джанлоренцо Бернини. Святой Августин Аврелий (Большая Богословская Библиотека, электронный вариант).

Тени, Мерил. Обзор Нового Завета. Москва: Духовное возрождение, 1998.

Тиссен, Генри Кларенс. Лекции по систематическому богословию. Ред. В. Д. Дерксена. СПб.: Библия для всех, 1994.

Турконяк, Рафаїл. Пер. Український переклад Нового заповіту. Київ: Українське Біблійне Товариство, 2001.

Уолл, Джозеф Л. За наградами в вечности. Goind For Tha Cold (Wall). «Библиология».

Фасмер, М. «Свобода» / Этимологический словарь русского языка. Том 3. Москва: Астрель АСТ, 2003.

Хислоп, Александр. Два Вавилона, или папское поклонение, являющееся на самом деле поклонением Нимроду и его жене. Перевод с английского.

Воля Божья / Большой Библейский словарь Пер. О. А. Рыбакова. Элуэлл, Уолтер., Филипп Камфорт. Ред. – СПб.: Библия для всех, 2005.

Евангельский словарь Библейского богословия. Элуэлл, Уолтер. Ред. – СПб.: Библия для всех, 2000.

Эриксон, Милард. Христианское богословие. СПб.: Библия для всех, 2002.



[1]Кэтрин Барнуэл, Пол Дэнси, Тони Поп, Ключевые понятия Библии в тексте НовогоЗавета, Словарь-справочник (СПб.: Библия для всех, 2000), 73.

[2]Пол Еннс, Підручник з богослівя, Пер. Тарас Марчук (Львів: Благовісник Галичини, 2003), 519.

[3]Роберт Пикирилли, Кальвинизм, арминианство и богословие спасения, Под ред. А.Г. Земцова, пер. О.А. Рыбаковой (СПб.: Библия для всех, 2002), 25, 26.

[4]Berkhof, цит. по: Пикирилли, Кальвинизм, арминианство и богословие спасения, 25.

[5]Berkhof, цит. по: Пикирилли, Кальвинизм, арминианство и богословие спасения, 21.

[6]Пикирилли, Кальвинизм, арминианство и богословие спасения, 116, 117.

[7]Shedd, цит. по: Пикирилли, Кальвинизм, арминианство и богословие спасения, 26.

[8]Berkhof, цит. по: Пикирилли, Кальвинизм, арминианство и богословие спасения, 26.

[9]Милард Эриксон, Христианское богослововие (СПб.: Библия для всех, 2002), 530-532.

[10]Nicole, цит. по: Пикирилли, Кальвинизм, арминианство и богословие спасения, 72.

[11]Berkhof, цит. по Пикирилли, Кальвинизм, арминианство и богословие спасения, 145.

[12]Даниел Д. Корнер, Вечное спасение на условии веры (Germany: Titel Verlag, 2003), 23.

[13]Пикирилли, Кальвинизм, арминианство и богословие спасения, 46.

[14]Arminius, цит. по: Пикирилли, Кальвинизм, арминианство и богословие спасения, 46.

[15] Arminius, цит. по: Пикирилли, Кальвинизм, арминианство и богословие спасения, 65.

[16]Arminius, цит. по: Пикирилли, Кальвинизм, арминианство и богословие спасения, 42, 43.

[17]Arminius, цит. по: Пикирилли, Кальвинизм, арминианство и богословие спасения, 188.

[18]Пикирилли, Кальвинизм, арминианство и богословие спасения, 126, 127.

[19]Arminius, цит. по: Пикирилли, Кальвинизм, арминианство и богословие спасения, 188.

[20]В. Дж. Ситон, Пять пунктов кальвинизма. http://www.reformedbelarus.org/Statyi/Kalvinizm-obshchie-voprosy/5-punktov-kalvinizma

[21] Arminius, цит. по: Пикирилли, Кальвинизм, арминианство и богословие спасения, 51.

[22]Arminius, цит. по: Пикирилли, Кальвинизм, арминианство и богословие спасения, 84.

[23]Arminius, цит. по: Пикирилли, Кальвинизм, арминианство и богословие спасения, 160.

[24]Роберт Пикирилли, Кальвинизм, арминианство и богословие спасения (С.-Петербург: «Библия для всех», 2002), 72-73.

[25] Впрочем, даже в древнееврейском языке слово «йада» («познать») трудно представить в значении «избрал». Например, в Быт. 18:21 Господь говорит: «Сойду и… узнаю», что в кальвинистской трактовке должно означать не предузнание греха содомлян, а его избрание, т.е. причинение. Действительно, Бог знает все наперед, однако это не означает того, что Он и все причиняет, поскольку в таком случае было бы бессмысленно сопротивляться греху, который также был в Божьих планах.

[26]Д. Стронг, «4267», Библейская симфония с ключом к еврейским и греческим словам (Greenvile, SC: Bob Jones University, 1998), 1527.

[27]Стронг, «4309», 1527.

[28]Константин Прохоров, Тайна предопределения (Минск: Принткорп, 2003), 155.

[29]Геноцид (гр. genos — род + лат. caedere – убивать; букв, «уничтожение рода, племени») — истребление отдельных групп населения по расовым, национальным или религиозным мотивам. Геноцид органически связан с фашизмом и расизмом, являясь тягчайшим преступлением против человечества.

[30]Артур Пинк, Божественный суверенитет, пер., В.А. Григоровик (Минск: Альфом, 1998), 52.

[31]К. Фишер, Учение о религии в Новой философии в Мартин Лютер, 95 тезисов (СПб.: Роза Мира, 2002), 402.

[32]Стронг, «5021», 1534.

[33]Эрих Зауэр, Бог, человечество и вечность, Под ред., Я.К. Духонченко, пер., Г.Е. Адамович (Киев: Радянська Украина, 1991), 22.

[34]Стронг, «4286», 1527.

[35]Стронг, «1589», 1502.

[36]Эрик Нюстрем, Библейский словарь, ред., И. С. Свенсон (Торонто: Мировая христианская миссия, 1980), 313.

[37]Роберт Т. Бойд, Курганы, Гробницы, Сокровища (Корнталь: Свет на востоке, 1991), 144, 147.

[38]Луис Беркхоф, История христианских доктрин Под ред. К. Пеннера (СПб.: Библия для всех, 2000), 168.

[39]о. Рафаїл Турконяк, пер. Український переклад Нового заповіту (Київ: Українське Біблійне Товариство, 2001), 131.

[40]Стронг, «1588», 1502.

[41]Джон МакАртур, Учебная Библия с комментариями Джона Мак-Артура (Минск: ПРИНТКОРП, 2004), 1957.

[42]Артур Пинк, Божественный суверенитет, пер. В.А. Григоровика (Минск: Альфом, 1998), 69.

[43]Корнер, Вечное спасенне на условии веры, 242.

[44]Герхард Ян Ретинг, Толковый словарь Нового завета (Луцьк: Християнське життя, 1999), 206-207.

[45]Эрих Зауер дает такое значение греческому слову «екклезиа»: «екклезиа» означает «призывать» или «избирать», однако этому не следует придавать слишком большого значения, в силу которого его можно было бы избрать в качестве главного наименования нового общества верующих, чтобы этих верующих можно было называть «призванными» или «избранными». В принципе происхождение этого слова (этимология) и смысл этого слова (определение) не должны непременно совпадать друг с другом. Тот факт, что церковь является призванным, через Евангелие обществам искупленных выражается не обязательно посредствам слова «екклезиа», в противном случае необходимо было хоть однажды употребить в Новом Завете лежащий в основе этого слова глагол «еккалео» (избирать, призывать). Однако этот глагол ни разу не употребляется в Новом Завете, хотя применение его в таком именно смысле было бы весьма соответствующим в определенных местах Нового завета. (1 Петр. 2:9; 1:15; Гал. 1:6; 2 Фес. 2:14; Рим. 8:28 и далее). Словом «Екклезия» в Ветхом Завете греческой Библии «Септуагинте», встречающемся около ста раз, уже назывался Израильский народ» (Эрих Зауэр, Триумф распятого, Под ред. Духонченко Я.К., пер. Г.Е. Адамович (Киев: Радянська Украина, 1991), 52-53, 195).

[46]Джон Мак-Артур, Наша достаточность во Христе, Под ред. В. Зелинской, пер. С. Омельченко (Б. м.: Славянское Евангельское Общество, 2005), 42.

[47]В.А. Карпунин, Логика и богословие, Под ред. С.С. Гусева (СПб.: Библия для всех, 2002), 117.

[48]Юрий Мальцев, Классные заметки по курсу сатериологии (Чернигов: Региональный библейский колледж, 2006), 7.

[49]Эрих Зауэр, Триумф распятого, Под ред. Духонченко Я.К., пер. Адамович Г.Е. (Киев: Радянська Украина, 1991), 57-58.

[50]Ретинг, Толковый словарь Нового Завета, 178-188.

[51]Джон Рендал, Я более всех вас говорю языками…

[52]Роберт Лейдло, Почему я верю (Луцьк: Християнське життя, 2006), 19.

[53]Shedd, цит. по: Пикирилли, Кальвинизм, арминианство и богословие спасения, 73.

[54] «В 1 Тимофея 2:4 говорится, что Бог хочет, «чтобы все люди спаслись и достигли познания истины», но эти слова не следует понимать буквально. Скорее всего, апостол имеет в виду «всех избранных людей». Такое учение о предопределении к спасению вновь оказалось в центре внимания во времена Реформации благодаря Жану Кальвину. До той поры средневековая Церковь принимала этот догмат Августина с одной важной оговоркой: предызбрание Божие не является случайным, а зависит от заслуг человека, которые премудрый Господь предвидел от века» (Стюарт Дж. Холл, Учение и жизнь ранней церкви, Новосибирск: Посох, 2000, с. 275. См. также Джанлоренцо Бернини. Святой Августин Аврелий, (Большая Богословская Библиотека, электронный формат).

[55]Девід Гудінг, Джон Леннокс, Світогляд: для чого ми живемо і яке наше місце у світі, под ред. М.А. Жукалюка (К.: Українське Біблійне Товариство, 2003), 224.

[56]От Лютера до Вайцзеккера. Великие протестантские мыслители. Почерки, ред. В.А. Зоца (М.: Раритет, 1994), 86-87. Под

[57]Генри Геллей, Библейский справочник (СПб.: Библия для всех, 1998), 529.

[58]М. Фасмер, «Воля», Этимологический словарь русского языка, том 3 (Москва: Астрель АСТ, 2003), 348.

[59] «Воля Божья», Большой Библейский словарь, Под ред. Уолтера Элуэлла и Филиппа Камфорта, пер. О.А. Рыбакова (СПб.: Библия для всех, 2005), 256.

[60]Фасмер, «Свобода», Этимологический словарь русского языка, том 3, 582.

[61] «Свобода», Иисус и Евангелия, словарь, Под ред. Джоэля Грина, Скота Макнайта, Говарда Маршалла (Москва: Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2003), 561 — 562.

[62] С. С. Аверинцев, ред. Христианство, Энциклопедический словарь, том 2 (Москва: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия», 1995), 522.

[63]Норманн Л. Гейслер, Энциклопедия христианской апологетики (СПб.: Библия для всех, 2004), 840.

[64]Стронг, «1849», 1504.

[65]Стронг, «2307», 1508.

[66]Ж. Кальвин, О христианской жизни (Москва: «Протестант», 1995, Большая Богословская Библиотека). Фрагменты  из «Наставлений в христианской вере».

[67]Томас Бостон, Природа человека в ее четырех состояниях, 151.

[68]Павел Рогозин, Существует ли загробная жизнь (Луцьк: РТ МКФ Християнське життя, 2006), 113.

[69]Артур Пинк, Божественный суверенитет, пер. В.А. Григоровик, (Минск: Альфом, 1998), 90.

[70]Денис Мокк, Обзор библейского учения. Учебное пособие (Киевская Богословская Семинария, 2001), 16.

[71]Что подразумевается под словом «тварь»? Знаток языка Шлаттер, отрицает, что здесь имеется в виду только растения и животные. Раввины пользовались словом «ктисис» («творение», «сотворенное») исключительно для обозначения человека и человечества, как мы и встречаем в текстах Марк. 16:15 и Кол. 1:23. Поэтому у нас нет оснований именно этот отрывок читать иначе (см. Вернер де Боор, Послание к Римлянам (Корнталь: Свет на востоке, 1989), 180).

[72]Вернер де Боор, комментируя послание к Римлянам, заявляет, что «главу 7 по существу следует считать «дохристианской». Здесь появляется только сам человек, который, с одной стороны, является плотью, т.е. эгоистическим плотским существом, а с другой стороны, разумом, т.е. «внутренним» человеком, обладающим нравственной силой суждений» (Вернер де Боор, Послание к Римлянам, 159).

[73]Р.Б. Дехтяренко, Бог и человек, Под ред. Брынзы А.Г. (Ирпенская Библейская Семинария и Славянское Евангельское Общество, 2005), 154-163.

[74] Вернер де Боор, Послание к Римлянам, 102.

[75]Августин, Энхиридион или о вере надежде и любви (Киев, УЦИММ-ПРЕСС-ИСА, 1996), 306-307.

[76]Константин Прохоров, Тайна предопределения (Минск: Принткорп, 2003), 65.

[77]Стюарт Дж. Холл, Учение и жизнь ранней церкви. См. также Дж. Бернини. Святой Августин Аврелий (Большая Богословская Библиотека).

[78]Эмпиризм (от греч. empeina – опыт) — философское учение, признающее чувственный опыт единственным источником знаний. Эмпиризм преувеличивает роль чувственного познания, недооценивая роль мышления, научных абстракций, теоретических конструкций, логических выводов.

[79]Детерминизм (от лат. determinare – «определять») — философская концепция, признающая объективную закономерность и причинную обусловленность всех явлений природы и общества (противоположна индетерминизму).

[80]Николай Бердяев, О книге Н. Лосского «Свобода воли», в «Путь«, №6. Январь 1927 г. Цит. по: Типы религиозной мысли в России (Собрание сочинений. Т. III) Париж: YMCA-Press, 1989), 656-658.

[81]Клайв Льюис по этому поводу отметил следующее: «Если Бог считает, что война во Вселенной это справедливая цена свободы воли, и создал мир, в котором Его создания могут совершать настоящее добро и зло, значит может произойти что-то действительно важное — в отличие от игрушечного, механического мира, приводимого в движение веревочками, — то и мы можем признать, что наша свобода воли стоит цены, которую мы платим за нее» (К. Льюис Просто христианство (Чикаго: 1990), 55, 56).

[82]Комментируя данную фразу Христа, д-р Р. Б. Дехтяренко называет ее «трудной» и замечает, что ее «похоже, лучше всего понимать как сражение сатаны с Мессией» Др. Р.Б. Дехтяренко, Дисциплина в церкви. Библейское учение об ангелах. Христианская распорядительность, Под ред. А.Г. Брынзы (Ирпенская Библейская семинария и Славянское Евангельское Общество, 2005), 463. Однако «трудной» она является действительно лишь для кальвинистов. Представители арминианского учения понимают, что для произведения веры и покаяния также нужна некоторая сила воли человека. Дела же действительно не влияют на вопрос спасения таким же непосредственным образом, как покаяние и вера.

[83]Вернер де Бор, Послание к Римлянам, 23.

[84]Бостон, Природа человека в ее четырех состояниях, 269.

[85]Меррил Тенни, Обзор Нового завета (Москва: Духовное возрождение 1998), 101.

[86]Билли Греем, Секрет счастья (Б.м.: ХЦ Возрождение-ЕХБ, 2005), 47.

[87]Н.О. Лосский, Условия абсолютного добра (Москва: «Политиздат»,1991), 209.

[88]Константин Прохоров, Тайна предопределения (Минск: Принткорп, 2003), 180, 219, 221.

[89]Стронг, «4102», 1525.

[90]От Лютера до Вайцзеккера. Великие протестантские мыслители. Очерки. Под ред. В.А. Зоца, Москва: Раритет, 1994, 87.

[91]Гудінг, Джон Леннокс, Світогляд: для чого ми живемо і яке наше місце у світі, 236.

[92]Августин, Энхиридион или о вере надежде и любви, 313.

[93]Роберт Д. Произведения, Оправдание и Рим, Под ред. А. Комарова (Фонд «Лютеранское наследие», WORLD WIDE PRINTING DUNCANVILLE, 1999), 76.

[94]Arminius, цит. по: Пикирилли, Кальвинизм, арминианство и богословие спасения, 84.

[95]Др. М. Р. Де Гаан, Буття й эволюція, пер. С. Котляра (Луцк; Християнське життя, 2004), 44.

[96]«После грехопадения каждый человек все еще имеет заложенное Богом в процессе создания внутреннее желание или необходимость кому-то, или во что-то верить. Неверие ведет от веры в Бога в противоверье, или веру в суеверия и идолов. Действительная вера в Бога ведет к полному послушанию Его Слову, неверие или вера в ложь, наоборот, приводят человека в непослушание» (Эмиль Кремер, Открытые глаза на хитрость сатаны и полное спасение на кресте (Люберцы: ВИНИТИ, 1992), 20-22).

[97]Если говорить о спасительной вере, как о даре Божьем, то надо разъяснить, что это значит: способность верить исходит от Бога, возможность веры тоже от Бога, содержание веры, как истина Благой вести, также зависит от Бога; и, наконец, убеждение веры – тоже от Бога. Однако прийти к самой вере должен, в конечном счете, сам человек, который призван поверить в Благую весть. И это желание принять спасительную веру – свободное решение личности. Все предварительное действие благодати направлено лишь на просвещение разума грешника, без которого воля неспособна к правильному принятию решения. Сама же воля, будучи неотъемлемой частью «образа Божьего» в природе человека, от грехопадения не пострадала абсолютным образом (ср. Пикирилли, Кальвинизм, арминианство и богословие спасения, 192).

[98]Артур Пинк, Божественный суверенитет, пер. В.А. Григоровика (Минск: «Альфом», 1998), 90.

[99] См. Эрих Зауэр. Бог, человечество и вечность. Под ред. Я.К. Духонченко, пер. Г.Е. Адамович (Киев: Радянська Украина, 1991), 2.

[100] «Строматы», 7.10.57.3-5. Цит. по: Стюарт Дж. Холл. Учение и жизнь ранней церкви.

[101]Дехтяренко, Бог и человек, 250, 252.

[102]о. Рафаїл Турконяк, переклад. Український переклад Нового заповіту, 2001, 167.

[103]Arminius, цит. по: Пикирилли, Кальвинизм, арминианство и богословие спасения, 122.

[104]J. I. Packer цит. по: Пикирилли, Кальвинизм, арминианство и богословие спасения, 128.

[105]Бачинин В.А. Совесть / Антропология, психология, этика (СПб.: Шандал, 2005), 220.

[106]Совесть // Евангельский словарь библейского богословия, Под ред. Уолтера Элуэлла (СПб.: Библия для всех, 2000), 994.

[107]Роджер Крук, Основы христианской этики, пер. Д. и Е. Ватуля (Москва, Триада, 2004), 76.

[108]Словарь библейского богословия, Под ред. Леон-Дюфура, 1086.

[109]Томас Ватсон, Доктрина покаяния (Dutch Reformed Tract Society, 2003), 64.

[110]Томас Бостон, Природа человека в ее четырех состояниях, 151.

[111]Эрик Нюстрем, Библейский словарь, Под ред. И.С. Свенсона (Торонто: Мировая христианская миссия, 1980), 424.

[112]Беркхоф, История христианских доктрин, 147.

[113]Зауэр, Бог, человечество и вечность, 62.

[114]Генри Кларенс Тиссен, Лекции по систематическому богословию, Под ред. В.Д. Дерксена (СПб.: Библия для всех, 1994), 100.

[115]Корнер, Вечное спасенне на условии веры, 9.

[116]Мальцев, Классные заметки по курсу сотериологии, (рукопись), 14.

[117]Бостон, Природа человека в ее четырех состояниях, 361.

[118]Мак-Артур, Учебная Библия с комментариями, 1423.

[119]Мак-Артур, Учебная Библия с комментариями, 1949, 1958.

[120]Карпунин, Логика и богословие, 101.

[121]Shedd, цит. по: Пикирилли, Кальвинизм, арминианство и богословие спасения, 148.

[122]Стронг, «1500», 1501.

[123]о. Рафаїл Турконяк, пер., Український переклад Нового заповіту, 236. См. также перевод Нового Завета еп. Кассиана.

[124]Генри Тиссен, Лекции по систематическому богословию, 321.

[125]Ден Корнер, Вечное спасение на условии веры, 477.

[126]Константин Прохоров, Тайна предопределения (Минск: Принткорп, 2003), 197.

[127]Джозеф Л. Уолл, За наградами в вечности (Goind For Tha Cold (Wall). Библиология), 204.

[128]Карпунин, Логика и богословие, 22.

[129]Стронг, «2100», 1507.

[130]Мартин Лютер, 95 тезисов (СПб.: Роза Мира, 2002), 87.

[131]П. Д. Савченко, Сравнительное богословие (Москва: Славянское Евангельское Общество, 1991), 128.

[132]Тени, Мерил. Обзор Нового Завета (Москва: Духовное возрождение, 1998), 273.

[133]Эрих Зауэр, Бог, человечество и вечность, 98.

[134]Томас Бостон, Природа человека в ее четырех состояниях, 8.

[135] Сервет Мигель, Христианство, Энциклопедический словарь, том 2 / Под ред. С.С. Аверинцева (Москва: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия», 1995), 548.

[136]Пикирилли, Кальвинизм, арминианство и богословие спасения, 17.

[137]Вопреки призывам к милосердию по отношению к провинившимся бунтовщикам Августин поддержал суровый указ императора. В Библии он подыскал тексты, оправдывающие насильственные меры: например, в Лук. 14:23 в латинском переводе слова «приведи сюда» подразумевали принуждение в отношении нищих, увечных и хромых. Он рассказал несколько случаев, когда человек против воли принимал христианство, а в итоге его обращение оказывалось искренним. Также Августин признался, что раньше осуждал применение силы, однако жизненный опыт убедил его в обратном («Послания», 93.5-18). Предложенные им догматические уловки проложили дорогу средневековым «крестовым походам» и инквизиции, а также дали благовидное объяснение жестоким войнам XVI века, т.е. повлияли на все христианство последующих столетий (см. Дж. Холл Стюарт, Учение и жизнь ранней церкви; Джанлоренцо Бернини. Святой Августин Аврелий (Большая Богословская Библиотека), электронный вариант).

[138]Berkhof, цит. по: Пикирилли, Кальвинизм, арминианство и богословие спасения,127.

[139]Пример опровержения кальвинистом логических выводов кальвинизма находится в книге Джона МакАртура, Свобода и сила прощения, пер. С. Омельченко, ред. В. Зелинская (Славянское Евангельское Общество), 2005, 53-62.

[140]Цит. по: Дж. МакАртуру, Свобода и сила прощения, 59.

[141]«Студенты одной из высших библейских школ в Америке, отвечая на вопрос, что бы они сказали Господу, если бы внезапно умерли, ответили примерно следующее: «Господи, я знаю, что жил не той жизнью, какой должен жить христианин. Я совершал ужасные поступки, о которых говорится в Библии, и я не должен был их совершать. Но поскольку в семь лет я уверовал в то, что Ты — мой Спаситель, Ты не осудишь меня за сделанное; теперь я с Тобой и буду с Тобой всегда, и это замечательно!» Мы чувствуем, что в ответе, похожем на этот, что-то неверно. Однако не только студенты, но и многие взрослые христиане могли бы ответить подобным образом» (Джозеф Л. Уолл, За наградами в вечности (Goind For Tha Cold (Wall).  Библиология), 12).

[142]Berkhof, цит. по: Пикирилли, Кальвинизм, арминианство и богословие спасения, 25.

[143]Августин, Энхиридион или о вере надежде любви, 411.

[144]Девид Гудинг, Верные вере, Новое прочтение Деяний святых Апостолов (Duncanville, USA: World Wide Printing, 1998), 393.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Статьи с метками , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий на «СПАСЕНИЕ: ЗАСЛУГА БОГА И ПОТРЕБНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА»

  1. Слава Богу за такой хороший труд! Может вразумится кто из попавших в обольщение кальвинизмом.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s