О ПРИЛЕПЛЕНИИ К ДОБРУ ИЛИ К ЗЛУ

Макарий Египетский

Источник: Макарий Египетский. Новые духовные беседы. М.: Интербук, 1990, Беседы 13-17.

Беседа XIII

1. Два есть царства, царство света и царство тьмы. Какого ты царя, разберись сам в себе. С кем ты в союзе и кому даешь обеты, того ты и сообщник. В писании сказано: «Любящим Бога все содействует во благо» (Рим 8, 28). У тебя есть собственная воля, и чему ты отдаешь свой порыв и свое послушание, того ты становишься рабом и сыном и другом. Если будешь любить греховные желания и в них находить удовольствие, они сразу начнут содействовать и прилепляться к тебе, потому что грех легок на подъем и быстро опутывает (Евр 12, 1); это властелин, радующийся несчастью людей. И опять же, если ты любишь благо и в нем находишь удовольствие, оно тоже приходит и помогает. Но с ним соединяются после великого борения, ведь его царство не имеет конца (Лк1, 33); потому редка эта драгоценность и славно вечною славой с трудом достигаемое благо, что все неутомимо стремятся войти в него и соединиться с ним, но к нему ведут долгий путь и борьба, и из множеств пробиваются к цели немногие. Однако победившие дошли до Владыки и Царя мирного и кроткого, радующегося человеческому благу; такие наследуют отныне землю обетования (Мф 5, 5) и входят в пристань мира и в город святых и в покой (Евр 4, 3). Как есть небо видимое, называемое твердью, так выше его есть другое небо, световидное, где ангельское воинство (хотя, конечно, Бог и ангелы всего менее очерчены телесными пределами), и там есть храм нерукотворный. Все это божественно, несказанно и светозарно, потому что духовно и существенно, будучи не от века сего, но от иного мира, где нет ни тьмы, ни ночи, ни вражды, ни геенны. Но поскольку нельзя всем рассматривать телесным зрением те небесные таинства, то вместо занавеса сотворена эта твердь, чтобы невозможно было просто их видеть никому, кроме чистых сердцем и святившихся умом (Мф 5, 8), сограждан и сопосвященных святым; и когда затмевается это небо, тогда то, невидимое, принимает избранников. Многие, будучи частицами добра и движимые добрым духом, сочли себя уже совершенными и после этого подверглись нападению и козням злых духов, – как воины, посчитавшие себя уже победителями, отбросившие оружие и беззаботные, из которых враги, устроив засаду и внезапно подступив, одних убили, других связали, третьих взяли в плен. Так и грех сначала, воровски подкравшись, внушил их уму возомнить себя совершенным, а потом обманул их и одних заключил в свою бездну и в петли зла, других продал в рабство постыдным страстям (Рим 1, 26). И никто из людей, ни праведник, ни грешник, если не сделается свободным через закон духа (то есть через Иисуса Христа), не может освободиться от зла и вырваться из владычества диавола, как Павел говорит, описывая падение человека: «Бедный я человек! кто избавит меня от смерти? Благодарю Бога моего Иисусом Христом, что закон духа жизни освободил меня от смерти» (Рим 7, 24-25; 8,2).

2. Как бьющий из-под земли ключ не убывает, сколь бы многие ни пили из него, так имеющие внутри в уме источник и сокровище духа, сколько бы ни проповедовали, помогают слушающим своею верою, сами же остаются, какими были прежде. Для духовных уже сейчас Дух строит великие дворцы и ложа и покои; приготовляется им и одеяние различное и славное, и когда они разрешаются ко Христу, то с великой радостью принимают их свои, духи праведников и весь небесный собор. И Господь говорит: «Хорошо, добрый и верный раб! в малом ты верен, над многим тебя поставлю; войди в радость Господина твоего» (2 Тим 4, 18; Мф 25, 21-23); малое – это обетования, которые дано получить в веке сем верующим в Него, многое – дары вечного и нетленного века. И многие из братьев, принимающие благодать и согласные ей, с каждым днем движутся вперед, возрастая, преуспевая и достигая великих ступеней; есть, однако, другие, которые принимают дар от Бога, но даже и в присутствии благодати уклоняются в бесчинства и другие пороки.

3. – А когда впадают в прегрешения, остается благодать или сразу отступает?

– Бывает, что хотя сам человек и безрассудствует, благодать по человеколюбию Божию не уходит, пока он во плоти; когда же душа отделится от тела, то и благодать отступает, и душа отправляется в свои края, преданная злым духам. В человеке есть два закона, закон зла, похищающий его в свои края, и закон благодати, увлекающий его к небесам. И насколько человек входит в испытания, настолько он крепнет и укореняется и делается нерушимым камнем; его ум, твердо стоящий у врат и не показывающий спины врагу, но противоборствующий ему, при исходе из тела принимают в Царство правые ангелы, и он идет в вечную жизнь. Как в видимом мире царь раздает дары своим служителям, и одни из принимающих расточают их на блуд, распутство и чревоугодие, другие же, приняв, сохраняют и еще приобретают себе драгоценную утварь, так и в духовном причастны славе те, кто приумножает из предложенных ему благодатных дарований свое добро. И вкусившие той сладости и веселия, глядя на видимого царя, облаченного в порфиру, и видя почести и сокровища, поистине зловонием считают все это, мерзостью и ничтожеством оно им представляется, потому что они вошли в царственные и небесные покои Христовы, перед ними раскрылись сокровища небесные и они унаследовали другое богатство, приобрели другое достоинство, став сынами Небесного Света, века бесконечного. Сравнивая земное с небесным, они познают тогда бездну между тем и другим и различие. Как если ты возьмешь и человеку, сотрясаемому лихорадкой, когда недуг еще в разгаре, поднесешь разные яства или какую сладость или другую пищу, то он отворачивается от нее словно от тошнотворной гадости, будучи сыт и напоен лихорадкой и имея ее себе вместо пищи, – так и духовные, горя жаром небесной любви и Божественного огня, сколько бы ты ни предлагал им видимостей этого мира, чины, царство, богатство, славу, чувствуют тошноту и омерзение, подобные отвращению человека, проходящего мимо трупов и великого зловония. Подобным же образом и одержимые противоположной силой и подвластные духу мира, когда слышат духовное слово о свете, о царстве, об ином веке и о Божественной силе, неким образом чувствует отвращение и презрение, неспособные вместить слово Божие. Воистину те мудры и мужественны, те отважные воины, кто возвышен умом и гневается на возникающие в нем сластолюбивые желания и противодействует закону зла и послушествует и радуется закону Божию (Рим 7, 22). А что такое ритор или философ? Восстает на него похоть и прельщается он и жадность его обуревает и злые духи играют его разумом – где же его мудрость великая?

4. – Отчего, когда я встаю на молитву, меня обуревает множество помыслов и я шатаюсь разумом?

– Мужественно и решительно приступай, и не леностно и словно во сне, но с трезвенной мыслью, как имеющий дело, и не блуждай помыслами, словно ничем не занятый. Как делая плотское дело ты весь погружаешься в него умом и мыслью и телом, так же надо приступать к молитве, как бы надеясь совершить какое-то духовное дело; а Бог твой ум видит и за мыслями следит. Старайся всегда сосредоточиться на своем деле, на искании Бога и на стремлении к нему; тому внимай, о том думай и заботься, чему тело молится, – в голос ли, или молча, или как еще потребно, только бы с трезвенной и сосредоточенной мыслью. Ибо как если живописец, пишущий изображение царя, все части сделает хорошо, в глазах же какую-нибудь мелочь упустит или исказит и напишет не как должно, вся работа пропала: он исказил царский образ и подлежит наказанию за свое нерадение, – точно так же мысленный образ небесного Царя пиши каждый верно и истинно в своей душе и изукрашивай всеми добрыми помыслами. Или как зодчий измеряет прямизну правила, чтобы не было отклонения, или как земледелец, склоняясь над бороздою, никоим образом не отвлекается, но весь в своем деле, чтобы провести борозду правильно. И если все так обстоит в телесных делах, то насколько сосредоточеннее душа должна быть в молитве как истинном деле, с каким великим трезвением должна всегда направлять свои помыслы и рассуждения к Богу, на добро (Рим 16, 19). Так человек сумеет, трудом выправив прямоту своего ума, удостоиться хвалы и получит духовные дары; так он сможет довести свою работу до завершения, с каждым днем продвигаясь вперед и совершенствуясь и делаясь для многих причиной спасения (Евр 5, 9); а показав себя боголюбцем и угодником Божиим, он становится наследником Царства Небесного во Христе Иисусе Господе нашем, Которому слава во веки. Аминь.

Беседа XIV

1. – Почему не имеющие в себе Святого Духа не могут сказать разумного и живого слова?

– Как новорожденное дитя исходит из чрева со здравыми членами, не имея повреждения в теле, так и родившиеся из чрева духа, от духовной благодати. Хотя мы видим их в этом мире во плоти, но духом они всецело в том мире, успокоены вместе с Господом, от Которого и рождены. Только они могут сказать братьям совершенное слово, имея в себе духовные члены совершенными. А кто не рожден свыше, тот не может сказать и духовное слово, потому что не имеет живого духа, который внушил бы ему небесное. Словно бы ребенок, вышедший из чрева уродом, или слепой от рождения, или хромой (а это как бы знак и примета мира) – так мудрецы, которые хотят быть толкователями писаний, не имея небесного духа и не слившись с Божеством; это уроды, не имеющие здоровых членов, передающие ущербное и гнилое слово. Словно бы монета, которая с одной стороны кажется имеющей отпечаток, а с другой стороны повреждена и негодна, таковы поврежденные грехом; от своего ума или своей мудрости они хотят вещать о небесном, от которого не родились. В самом деле, представь мне некое лицо и пусть он мудрец, девственник и в видимом безупречен, постится, бодрствует, отрекся от мира, молится. Тогда я поведу с ним рассуждение: ты девственник? Более тебя я. Ты в видимом постишься? Больше тебя я. Нищ ты? Я тебя превзошел. Потому что не должен никто оставаться среди всего этого видимого, и уму следует не беззаботно успокаиваться на нем, словно уже достигнув совершенства, а стремиться к тому, чтобы некая небесная сила слилась с ним, и ожидать ежечасно, чтобы небесный дар, который выше твоей природы, смешался с действиями твоей природы, чтобы все, что ты ни делаешь, ты бы делал, сохраняя чистоту. Как царь, имеющий все члены тела здравыми, если бы не был облачен в порфиру, не получил бы царских почестей, так и ты, хотя природные члены имеешь здравыми, если, сохраняя все это, не наденешь порфиру Духа, который выше твоей природы, то ни увенчаться, ни на царский трон воссесть не можешь.

2. Но ты скажешь мне: если в тридцать лет или сорок я не приму Божию силу, а придется мне уходить из жизни, что тогда? А я тебе на это отвечаю, что не судит и не осудит тебя Бог как богохульника, если только ты показал незаурядное стремление к добру. Бог скажет тебе: поскольку ты пошел вслед за Мной и плакал и искал денно и нощно и, хотя вначале был беззаботным среди видимых своих достижений и надмевался от них, сейчас еще больше прилагаешь сил, ища по писанию истину и желая принять в себя Божию силу, Я не осуждаю тебя в этом как богохульствующего; наоборот, Я приемлю тебя как ставшего более прекрасным, чем ты был прежде. И ты сам испытай себя и разберись, стали ли твое гражданствование и твой труд более возвышенными. Я же скажу тебе по писанию, что идущий находит, и просящий получает, и стучащему отворят (Лк 11, 10).

Однако ты говоришь: покажи-де мне, как сопутствует людям Божия сила в этом веке. Отвечаю: как убеждать тебя, что Божия сила присуща верующим, – от Ветхого Завета или Нового? Обратимся сперва к тени (к прообразам Ветхого Завета). Кто дал силу Аврааму, который был уже старцем и имел тело омертвелое (Рим 4, 19; Быт 17, 17), снова омолодиться и породить сына? Ты, однако, говоришь мне: Бог принял жертвоприношения Авраама, с ним же самим не был. А какой друг, желающий беседовать со своим другом, направляется сперва в его владения, на поле или в виноградник, и тогда только смотрит на него и приветствует целованием? Неужели Бог жертвоприношения Авраама, то есть нечто как бы принадлежащее ему, принял, с ним же самим не был и не обитал в нем? А когда Авраам вышел на войну, кто был победителем (Быт 14, 14-20)? Только ли одна его природа или Бог, обитающий в нем и доставляющий ему победу? Перейдем к Ною. Кто был Подчинивший перед ним все роды зверей (Быт 7, 8-9)? Природа его или нечто небесное, сверхприродно ему присущее, нечто создавшее живых существ и его самого и подчинившее перед ним зверей? Неужели Иаков своей собственной силой сумел отвалить огромный камень (Быт 29, 10) – или Божья сила, присущая ему и отвалившая громаду камня? Настолько неразлучно был с ним Бог, что и во время его сна не покидал его. Ибо Он растворил небесные врата (Быт 28, 11-12) и показал ему небесную обитель, в виде лестницы она ему явилась. Потом, Он боролся с ним как человек с человеком (Быт 32, 25-26).

Беседа XV

Христиане, достойные Христа, не по грамоте учатся и говорят, но от Духа Божия все узнают, – не от человеческой (как говорит Апостол) мудрости вычитанными из сочинений словами, но услышанными от Духа Святого (1 Кор 2, 13). Завет их и закон их и книга их есть Дух, как Дух возвращает через пророка: И сбудется в последние дни, заключу новый завет с домом Иакова, «не такой завет, какой Я заключил с отцами их, но вот завет, который Я заключу с домом Израилевым: вложу закон Мой во внутренность их, и на сердцах их напишу его», и прочее (Иер 31, 31-33). Как древние люди Ветхого Завета читали телесными очами вещественное рукописание, так христиане внутренними очами души читают и учатся от завета Духа и новым внутренним языком говорят и внутренним слухом слушают. Ведь и Апостолов каких избрал Господь? Мужей простецов и некнижных (Деян 4, 13). Но исполнил их Святого Духа, и они говорили, умудренные Духом, уча мудрецов и книжников. И если, сказал Он, они умолкнут, то камни возопиют (Лк 19, 40). Господь сказал это или об Апостолах, или о всех душах, избавившихся от тягчайшего камня греха, который лежит на них, и когда он снят с них, то они вопиют, восхваляя Бога. Как некогда расселись скалы и камни, узревшие Господа, и отверзлись гробы (Мф 27, 51-52), так, когда воссияет в душе и явит свое всеблагое лицо Господь наш Иисус Христос (Пс 66, 2), расседается тяжкий камень греха, давая место Господу, чтобы, придя, он поселился в ней. Когда же видят эти подобные камню души желанный лик Христов, то вопиют. И как если бы к горе, внутри которой нет жилищ, но она вся камень, пришел бы некий муж художник, умеющий высекать в камне и изготовлять там прекраснейшие жилища, таким же образом и Христос, истинный и прекрасный художник, приходит к возлюбившим его душам и ваяет, и отсекает от них дух греха и устраивает Себе покои и поселяется в них. Итак, вопиют подобные камню души, когда являет Господь лицо свое. Об апостолах же сказано потому, что они волей-неволей возопили, словно флейта, когда повеяло дыханием Духа. Как хочет дующий, так говорит флейта; вот и апостолы и подобные им, рожденные свыше и принявшие Духа-утешителя, говорили, как хотел в них сам Дух. Объясняя Никодиму, что значит «рожденный свыше», Господь сказал: «Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит» (Ин 3, 3; 7-8). Как никто не знает ни где дом дыхания ветра, откуда он приходит, ни конца его пути, куда он стремится, и никто не может ни помешать ему, ни измерить его, ни уловить, равно как и течение рек никто не может ни направить, ни сдержать, – то же самое и в душе: никто не может ни удержать свои мысли, ни помешать течениям ума, ни овладеть источником помышлений разума, ни узнать, откуда он исходит, ни сдержать там, куда уходит. Ибо где его нет? И здесь он пребывает, и вне ума и разума в дальних пределах. И если, говорит Господь, земное и лежащее у нас в руках таково и настолько непостижимо, то тем более рожденный свыше, вместивший небесный дух Господень и водимый Им во внутреннем человеке: насколько непостижимее его душа! Куда она стремится, вот, она уже там, потому что, когда она еще здесь, небесный и Божественный Дух, придя, увел ее в небеса, и научил, и во всем эта душа непостижима. Слава величию Его во веки веков. Аминь.

Беседа XVI

1. Господь говорит в Евангелии: «Тесны врата и узок путь, ведущий в жизнь, и немногие находят их» (Мф 7, 14). Подразумевается, во-первых, что каждый обретает ее высочайшей добродетелью, проходя через тесноту, в подвиге и борьбе. А во-вторых, тесным Он называет путь для не хотящих идти по нему: тесен путь для врагов Его, для не могущих вступить на него, по слову Писания: «Для невежд он очень суров; и неразумный не останется на нем» (Сир 6, 12); потому что нужны большой разум, мудрость, терпение и вера, чтобы человек уверенно и не колеблясь достиг блаженства и Божьего пути правды (2 Петр 2, 21). Как если была бы безмерно высокая и отвесно крутая гора с очень тесной тропой шириною, скажем, в след ноги, и по ней не могли бы ступать и проходить четвероногие звери или иное что, кроме только легких птиц, возносимых своими крыльями, – так и высочайшие заповеди Евангелия и путь Божий тесны и узки людям мира сего, непричастным Духа Божия, и этим путем невозможно идти (то есть стать послушниками и безупречными во всех евангельских заповедях) никому, пока они не приобретут крыл Святого Духа; тогда, возносимые Святым Духом, они легко смогут пройти по евангельскому пути правды и удостоятся войти в жизнь, по слову Господа: «Иго Мое благо, и бремя Мое легко» (Мф 11, 30). Они узнают, что не тяжелы заповеди Иисуса, когда, окрыленные Святым Духом, пойдут с великой легкостью и радостью по тесному для остальных людей пути. И невозможно без святых крыл духовных никому вступить на сказанный путь (то есть в совершенной и безупречной чистоте исполнить все заповеди Господа) и удостоиться войти так во врата Царства Небесного.

2. Многими и разнообразными благодатными способами, через преуспеяние, возрастание и по прошествии немалого времени удостаивает духовная благодать прийти в совершенную меру чистоты души, послушные ей во всем. Как некоторые птицы, боясь наземных зверей, строят гнезда в самых высоких недосягаемых местах, на кровле или на каком-нибудь высоком дереве, и сама мать, перелетая, приносит птенцам нежную пищу, какую они только и могут принять по младенчеству своему, а потом в свою пору подносит каждый раз более твердую пищу смотря по возрастанию птенцов, одновременно уча их по мере образования и вырастания крыл мало-помалу упражняться в воздушном полете, сперва перепархивая внутри гнезда, потом по ветвям дерева, с ветви на ветвь, затем немного дальше, пока птенцы не возмужают и крылья их не окрепнут, а там уж они станут проворно и беструдно, ничего не опасаясь, летать с холма на холм и с горы на гору, – так и чада Божии, которых рождает Дух Святой от своей силы. Сперва для начала Он дает им в глубине сердца молочную духовную пищу, исполненную сладости и небесной любви: «Молоком, – говорит Апостол, – я питал вас, а не твердою пищей» (1 Кор 3, 2); и Петр так же сказал: «Как новорожденные младенцы, возлюбите чистое словесное молоко» (1 Петр 2, 2). Потом по мере преуспеяния и возрастания обновленной души Он дает ей более твердую духовную пищу; а одновременно и крылья благодати (то есть сила Духа) растут в душе, преуспевшей в благих делах. Дальше Божия благодать (добрая и небесная матерь) учит разум летать сперва в гнезде сердца, или помышлений (то есть без блуждания молиться Богу в силе духа). А там – чем более твердую пищу Духа Божия принимает душа, тем дальше и выше может она и взлететь, направляемая и несомая Духом. Когда она наконец возмужает и придет в меру духовного возраста (Еф 4, 13), то с холма на холм и с горы на гору (то есть из мира сего в вышний мир и из века сего в блаженный и нетленный и нескончаемый век) легко летит ум с великой беспечностью и спокойствием, крылами духовными несомый и направляемый к видениям и откровениям небесных тайн (2 Кор 12, 1), к неизреченным духовным созерцаниям, которых языком плоти высказать не может. Наконец чада Божии, получая силу от Духа и в небесах свое питание, становятся выше зла, уже не боясь свирепости нечистых духов. Как возмужавшие птенцы, когда у них подросли крылья, уже не боятся злоумышления звериного или человеческого, потому что большей частью живут в воздухе, и как никто из людей не знает разговора птиц, так и язык Духа не может знать никто из людей, угнетенных мирским духом (1 Кор 2, 12); только сыны духовной благодати знают речь своей матери, по Апостолу: соображая духовное с духовным; душевный же человек не принимает ничего от Духа Божия, потому что это для него безумие (1 Кор 2, 13-14). Как людям невразумительна речь ласточек и других птиц, так невразумительны для плотских слова духовных. Подобно тому и для духовных слова плотских, то есть мудрость мира сего, есть безумие (1 Кор 3, 19), и хотя они понимают их, но отвращаются от них как от слов мирской бессмыслицы и тщеты.

3. Обо всем этом я рассказываю на примере видимого, на примере птиц и зверей и всего зримого, потому что иначе выразить или истолковать духовное невозможно, как и Господь говорил большей частью притчами, беря в пример видимые вещи и уподобляя Царство зерну горчичному, закваске и сокровищу: «Отверзу, – говорит Он, – в притчах уста Мои; изреку сокровенное от создания мира» (Мф 13, 35). Ибо несказанно духовное и неизреченно человеческим словом, если только сам Дух на опыте и на деле не научит достойную и верную душу: о духовном рождении, возрастании и совершенствовании рассказать невозможно, можно только уверовать, что именно так все делает Бог для людей, предпринявших угодное Ему гражданствование. Потому и речь духовных невразумительна для мирских людей. Ибо как рыбы моря знают все в нем, его пути и глубины, а человеку или зверю или прочим живым существам недоступно познать сокрытое там или подолгу там пребывать, потому что они гибнут от удушья, так невозможно никому, если он не рожден от Святого Духа, от будущего века, ведать сущее там и познать глубины Божии (1 Кор 2, 10) и пути Его Царства, кроме обитающих в самом Духе и Им живущих, ему причастных и в Нем ходящих, по слову Апостола: «Наше жительство – на небесах» (Фил 3, 20); и еще: никто не познал Божьего, кроме Духа Божия, а нам Бог открыл это Духом своим; и опять же: «Дух проницает и глубины Божии» (1 Кор 2, 10-12). Так что невозможно человеку мирского духа, не родившемуся в Святом Духе, приобрести опытное знание духовных предметов, как они есть, и даже если он хочет вникнуть в них, то попусту надмевается от своего плотского ума. Опираясь на мирскую мудрость и воображая, будто они могут собственным разумением постичь духовные предметы без посещения и откровения Духа, мирские теряются и гибнут без истинного основания, то есть Господа, благодаря Которому духовные вбирают все духовное знание. В некую слепоту и воображение мнимых успехов впадает ум людей, собственным разумением и силой полагающих объять духовное знание; но если и все Писание они пересказывают наизусть, смысла того, что произносит их язык, они не знают. Как дети по велению учителя затверживают рассуждения великих риторов и устами пересказывают слова мудрецов, а силу слов не знают и по своему неразумению не понимают, что сами же читают или пересказывают, так и выучивающие и пересказывающие Писание, если не воспримут от духовных мужей заключенный в них истинный смысл и не обретут в самих себе живого голоса (то есть самой Божественной силы, внушившей Писание), то они не получили от Писания той помощи, какую надлежало получить. Они еще облечены в ветхого человека, то есть в дух мира, то есть в закон греховный, противоборствующий закону ума (Кол 3, 9; 1 Кор 2, 12; Рим 7, 23). Как еще не родившийся человек не существует в видимом мире, когда же родится, то существует в веке сем, так и не рожденный в Духе Святом не существует в духовном веке, да и войти туда не может. Если он не примет оттуда нового и небесного рождения (то есть душа родится в веке том от Духа и Им напитается, и возрастет, и повзрослеет в Духе), будущего века он конечно не достигнет. Ибо такое учение преподано Господом, так Он благоволил и объявил: если кто не родится свыше, не войдет в Царствие Небесное, потому что рожденное от Духа есть дух, как рожденное от Духа есть дух, как рожденное от плоти есть плоть (Ин 3, 3-6). Сам Дух Святой пожелал слиться с душой и очистить ее от духа греха, действующего в членах ее (Рим 7, 5; 23), и стать одним целым с нею, чтобы приблизить ее к Себе как невесту чистую и непорочную! Слава Возлюбившему так сильно созданную по Его образу душу, Освободившему ее из царства тьмы и Перенесшему ее в царство света жизни.

4. Призовем же и мы Бога и будем молить Его, чтобы Он родил нас от Духа Святого, избавил от духа этого мира и ввел отныне в Божественный духовный мир. Да не сможет смерть (которая и есть дух сего мира, «помышления плотские», 1 Кор 2, 12) удержать нас под своей властью, да не будем мы преданы геенне вечной и да не постигнет нас тогда бесполезное раскаяние в том, что, имея время, мы не просили у Него избавления и милосердия, хотя Он с готовностью (если мы просим и ищем и стучим) и человеколюбиво дает обещанное Им; ибо верен и правдив Обещавший подарить Свою благодать и жизнь домогающимся Его с верою (Мф 7, 7; 21, 22; Евр 10, 23). Будем всегда ожидать Господа, истинного Животворна, Который один в силах прийти и избавить наши души от невидимых врагов, постыдных страстей (Рим 1, 26), сделав нашу жизнь незапятнанной и безупречной во всех добродетелях. Не будем похожи на дурных и неверных жен, которые, когда потрудившийся муж приходит домой отдохнуть, идут прочь со двора бродить где-то на стороне. Как жаждет отдохнуть в Своем доме, в телах и душах наших, добрый и единственный Муж Христос, много потрудившийся ради нас и искупивший нас собственной Своею кровью (Евр 9, 12)! Всегда стучится Он в двери сердец наших, чтобы мы открыли Ему и Он, войдя, отдохнул бы в душах наших и обитель у нас сотворил (Ин 14, 23), да не будет нам упрека, – как Господь упрекает не омывшего и не отершего ноги Его и не утешившего Его. А в другом месте говорит Господь: «Вот, стою у двери и стучу; если кто отворит мне, войду к нему и буду вечерять с ним, и он со Мною» (Лк 7, 44; Апок 3, 20). Но мы удаляемся от Него, не ища Его по-настоящему. А сам Он всегда близок к душам нашим, стуча и стремясь войти и успокоиться в нас. Для того Он и великие страдания претерпел, отдав Свое Тело на смерть и искупив нас от рабства тьмы, чтобы, войдя в каждую душу, сотворить в ней обитель для Себя (Ин 14, 23) и успокоиться в ней после великих перенесенных ради нее трудов. Таким было желание Его доброй воли, чтобы, еще пока мы в веке сем, Он вселился и обитал в нас, по Его обетованию (2 Кор 6, 16). Недаром Он говорит стоящим в судный день по левую сторону, посылаемым от Господа в геенну, где диавол: «Был странником, и вы не приняли Меня; был наг, и не одели Меня, болен, и не посетили Меня, алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня, в темнице был, и вы не пришли ко Мне» (Мф 25, 36-43). В явном смысле здесь подразумеваются добрые дела, сделанные Ему Самому, потому что Господь принимает помощь, оказываемую рабам Его; в более же истинном и глубоком смысле тут подразумевается внутренний человек в каждом из нас; ибо подлинная пища Его и питье и одежда и кров и успокоение – это души наши. Когда душа, вместив в себя Господа и соединившись с духом Его, становится с Ним в один дух (1 Кор 6, 17) и в нас происходит обновление и изменение сердца и ослабление и угашение страстей, обнаруживаются действования Духа Святого и дела добродетели, – то вот истинная пища и питие Господа. Поэтому алчет Господь и жаждет душ наших словно усталый странник, пока не успокоится и не сотворит обитель в душах наших. Всегда стучит Он, желая войти к нам на покой, и все Его промышление о нас служит этой цели.

5. Так примем же Его с великой верой и любовью и введем Его во внутренность нашу и приветим как гостя и напитаем Его и напоим и оденем, всецело и преданно вручив Ему самые наши произведения и следуя воле духа Его, а вернее, напитаемся и упиемся духом Его и оденемся в Самого Господа, ведь это Он – питание и питие и одежда наша и сокровище и наследие и владение наше и покой и дом наш, и вообще наша вечная жизнь; и всякая душа, не приявшая Его в себя ныне и не удовлетворившаяся плодами добродетели, а вернее, не удовлетворенная и не живущая жизнью духа, в Царстве Небесном со святыми своей доли не имеет и в небесный град первенцев (Евр 12, 22-23) войти не может. Ведь если придя к смоковнице, чтобы напитаться, и не найдя на ней плодов, Господь присудил ей наказание и она тотчас засохла («да не будет же, – сказал Он, – впредь от тебя плода вовек», Мф 21, 19), то насколько страшнее наказание душе, в которой не обнаружится плода решимости и обычаев праведности в пищу Господу! Что станет с нею или какому наказанию она подвергнется, невозможно сказать. Ибо вечен Господь; как говорит Апостол: «Если через Ангелов возвещенное слово было твердо, и всякое преступление и ослушание получало праведное воздаяние, то как мы его избежим, вознерадев о толиком спасении!» (Евр 2, 2-3). Господь ищет от нас доброго плода, доброй нашей решимости и нераздельного желания нашего возлюбить Его от всей души; и взяв, словно добрую пищу, добродетели душ наших, Он заставляет их приносить в нас неизменные и истинные плоды Духа, Божественные и исполненные жизни вечной. Как там еще не время было собирания смокв (Мк 11, 13) а Господь потребовал плодов от смоковницы, так и здесь Господь приходит еще до духовного единения, требуя от души плода доброй решимости. Там в явном образе подразумевается Израиль, который достойного плода Господу не дал, не уверовав в Него. А в отношении каждой души это означает, что еще до действия благодати и принесения душою плодов духа (Гал 5, 22) Господь требует какого-то собственного плода самой души, искреннего желания и решимости и всю веру, и всю любовь Ему отдать, и всю, насколько есть сил, способность к добрым делам, внутренним ли или внешним. Этого вот Господь ищет от нас, то есть неотступного стремления к Нему; и когда видит такое доброе произволение души и правое стремление к Господу, тогда дарует ей благодать, приходя и обитая в нас, и тогда удостаивает душу, в пору ставшую смоковницей зрелой, плод духа. И в каждую душу заглядывает Господь, взыскуя плода, чтобы Ему войти и успокоиться в ней; ведь за всех Он умер и весь род Адама искупил Своею смертью. Каждая душа должна поэтому умереть в себе самой и Им начать жить и принять Его и устроить и приготовить дом свой и тело свое для Господа, чтобы, войдя и найдя утешение в добрых навыках нашей воли и пищу и питье и одежду и отдых в добродетелях души нашей, Он сказал тогда: «Приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте царство, уготованное вам от создания мира. Ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня (Мф 25, 34-35).

6. Имея такое ожидание и такую надежду, что Господь войдет и поселится в душах наших, вернее же, наши души успокоются в Господе, ты все, что видишь делающегося в этом мире, должен умным взором и добрым произволением переводить на духовную пользу. Например, если видишь земное богатство, ты мысленно мечтай о духовном богатстве. Если видишь веселье в мире и наступление праздников, скажи сам себе: когда же моя душа удостоится отпраздновать духовный праздник благодати и примирить со святыми Ангелами и с небесными силами, внутреннего моего человека? И, прилагая все видимое к духовному, загорайся влечением к нетленному и незримому, чтобы получить от зримого не вред, а даже пользу, незримым и умным оком правя свой разум, от видимых вещей получая понимание небесных благ. Будем же стремиться к тому, чтобы, во всем угождая Господу и храня в неослабной вере упование на благодать Его, живя в добрых нравах, от всего сердца уверовать Его неизъяснимым обетованиям (ибо истинен Обещавший, Евр 10, 23) и возлюбить Его и терпеливо и неустанно стараться всячески во всей добродетели и в молении принять обетование Духа Его, всецело и совершенно, да животворятся души наши, когда мы еще во плоти. Ибо если душа не получит еще в мире сем освящение Духа через великую веру и молитву и не приобщится к Божией природе, слившись с благодатью, силою которой она сможет исполнить все заповеди, то не готова она для Царства Небесного. И какое приобрел здесь человек добро, такое и будет ему жизнью в «тот день» (Мф 7. 22).

7. Итак постараемся, с нераздвоенной верою моля Господа, получить обещанное Духом, Который есть животворение души (Деян 2, 23; Гал 3, 14). Ибо если даже нищий ради телесного хлеба с такой дерзостью стучит в дверь и просит, и если не получит, то подступает ближе и еще неотвязчивое выпрашивает себе хлеба или одежды или обуви для удовлетворения своих телесных нужд и пока не дадут ему не отстает, хотя бы и гнали его, – то насколько упрямее мы должны стремиться получить истинный и небесный хлеб во укрепление души и одеться в небесные одежды света и обуться в мысленную обувь духа, для удовлетворения бессмертной души! С каким неотступным упорством должны мы в вере и любви и долготерпеть всегда, и стучать в духовные двери Божии, и просить с великой настойчивостью, чтобы Он удостоил нас вечной жизни, если Сам Господь сказал притчу о том, что нужно всегда молиться и не унывать (Лк 18, 1). А рассказав ее, Он добавляет: Насколько же более Отец наш небесный сотворит отмщение вопиющих к Нему день и ночь (18, 17); и еще Он говорит, рассказывая о друге: даже если по дружбе с ним не даст ему имущий, то по неотвязчивости его все-таки поднимется и даст, сколько тот просит; и опять же: «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам; ибо каждый просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят»; и Он заключает: «Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец ваш небесный даст Духа Святого просящим у Него» (Лк11, 8-13; 18, 7; Мф 7, 11). В этих словах Господь наставляет нас всегда без уныния и неотступно просить и искать и стучаться, – всегда: молящим, ищущим, стучащим обещал Он дары, не тем, кто не просит; вечную жизнь хочет Он дать нам в ответ на просьбы, призывание и любовь.

8. Приступим же к Нему, к духовным Вратам, и будем стучаться, чтобы Он открыл нам; будем молить у Него хлеба жизни, скажем Ему: дай мне, Господи, хлеба жизни, чтобы жил я, ибо, страшно теснимый голодом зла, погибаю. Дай мне одежду из спасительного света прикрыть срам души моей, потому что в наготе, без одежд силы Духа Твоего, постыдно я в своих страстях безобразен. И если Он скажет тебе: имел ты одежду, что сделал с нею? – отвечай: разбойникам попался я в руки, и, раздев догола, они бросили меня едва живым, а снятую с меня одежду унесли (Лк10, 30). Дай мне обувь духовную, ибо умопостигаемые тернии и шипы рвут мне ноги, в пустыне заблудившись, идти не могу. Дай мне сердечное зрение, чтобы я прозрел; раствори взор сердца моего, ибо ослепили меня невидимые враги мои, покрыв покровом тьмы, и не могу поглядеть на Твой небесный и желанный лик. Дай мне духовный слух, ибо глух мой разум и услышать не могу твою сладостную и благую речь. Дай мне елея радости (Пс 44, 8) и вино веселия духовного (Пс 103, 15), чтобы я полил им свои и раны и смог немного передохнуть. Излечи меня и верни мне здоровье, ибо, избив меня до полусмерти (Лк10, 30), враги мои, жестокие грабители, бросили меня бессильного на земле. Блаженна душа, которая всегда без уныния с постоянством и с верою просит как нищая и израненная, потому что моление ее будет принято и она получит вечное исцеление и избавление и отомстит врагам своим, греховным страстям; ибо верен обещавший Бог, и Он исполнит прошения наши (Рим 1, 26; Евр 10, 23). Слава благости Его.

9. Как начальник в городе, разгневанный, выступает против злодеев и заговорщиков, и если кто ограбленный грабителями или ворами обратится к нему и скажет: «Прошу тебя о помощи, враг мой ограбил меня и причинил насилие и ранил меня, и то-то и то-то мне сделал», то, воссев в суде, начальник быстро разыскивает врага и злодея и, найдя, казнит его мучениями и наказаниями, – так могут люди получить и помощь свыше и отмщение, приходя к Господу, обращаясь и настоятельно взывая к Нему. Ибо Он в силах поднять и мысленную землю души, утонувшей в море страстей, горечи и мрака злых сил, и сделать ее выше того моря, – но только той души, которая верует обетованиям Его и любит и по-настоящему призывает Его и всегда надеется на совершение в ней силою Духа полного избавления от страстей через беспредельную любовь Его. Слава величию Его во веки веков. Аминь.

Беседа XVII

1. Строющие на песке строение своего сердца и принявшие на каменистую землю жестокого сердца семя Слова истинного основания в себе не имеют и не могут выдержать испытания потеснениями лукавого; у них нет терпения перенести все постигающие их беды и они не в силах устоять перед нападениями и искушениями злых духов, преследующих их за искание Царства. У подобных людей намерения такие: если-де, говорят они себе, сразу не получу духовную благодать, то отступлюсь, устоять мне невозможно: терпеть долгое время не могу; если же получу, то устою. Такой и получив не устоит, потому что мужественно переносить потеснения не может, как раз к этому себя заранее и не приготовив. В самом деле, разве после получения благодати уже нет борьбы, уже нет тесноты, уже не подымаются бури лукавым? Наоборот, тогда еще больше испытаний, тогда великие труды, тогда великие возмущения. Соразмерно благодатным успехам души подступают и искушения лукавого; и настолько попускается сила зла испытывать душу, насколько душа в силах претерпеть. А люди, о которых сказано выше, пришли служить Господу как бы за плату, как сторонние и чужие, а не верные домашние слуги берутся работать и угождать хозяину в его доме. Первые и не трудившись уже требуют себе платы, когда следовало бы им как должникам и добрым и верным слугам своего Господа и волей и неволей самих себя принуждать к доброму и прекрасному служению по заповедям Христовым и ко всегдашнему и неотступному богоугождению, независимо от того, получили они уже какой дар от Него или еще нет; и следовало бы им рассудить, что-де Хозяину моему обязан я по доброй воле всегда служить и угождать, так что дает ли Он мне благодать Духа Своего или еще не дает, не оставлю своего пути и своего служения, насколько есть во мне силы, и от надежды на Господа моего не отступлюсь (ибо истинен Обещавший), и обязан всегда Его благодарить сверх уже бывшей благодарности, Ему принадлежать и Ему подчиниться и всего промышления Его удостоиться и принять ради Него весь этот образ жизни усилия и борьбы: Он может и благодатью Своей наполнить меня, ибо верен и истинен, и обещанное подаст, если я до конца в терпении сохраню веру и всей своей силой буду держаться всех добродетелей. Больше того. Человек, который рассудит так: «Кто я такой и какого достоинства удостоюсь, даже и призвав Имя Его на себя, когда я во всем оказываюсь нехорош? Если же потерплю и по доброй воле буду угождать Ему до конца со всем усилием и послужу Ему во всей добродетели, то Он, будучи благим и справедливым, рано или поздно совершит обещанное Им, ибо неложен Он; да если и геенне захочет предать меня в наказание за мои грехи, я не оставлю Его и от любви к Нему не отступлюсь, как блаженный Иов говорит: «Даже если убьешь меня, не оставлю Тебя и от непорочности моей не отступлюсь» (Иов 27, 5), – такой человек как верный раб и добрый домоправитель, показавший преданность одному лишь своему хозяину, много потрудившийся и претерпевший и не упустивший ничего из благого служения во всех добродетелях, правый и чистый, становится наследником жизни, потому что не как за плату приступал к служению и угождению, но с решимостью отдал себя до конца на испытание и на благоугождение своему Господину, и за то удостаивается духовного усыновления и становится наследником Царства. Пастырь добрый, говорит Господь, полагает жизнь свою за овец (то есть борется за Царство и хранит свою душу), даже до смерти отдает себя; а наемник, не пастырь, если увидит приходящего волка (то есть тесноту и испытания), отступается и бежит (Ин 10, 11-12) – бежит от службы Божией и от соблюдения сердца своего в святых заповедях.

2. Так потрудимся в надежде и вере и всяческом долготерпении, чтобы отдать себя Господу совершенными, держась всех заповедей и исправляя себя всяческим благим образом, и Он Свои обетования скоро исполнит среди нас, ибо неложен Он, лишь бы как верные и доверенные слуги по доброй воле с неослабным старанием и исполнили все служение Ему и тогда, удостоившись благодати и приобретя в своем сердце истинное основание, силу Духа, мы сумеем перенести все искушения и скорби и, управляемые Духом и безупречные, сделаемся достойны вечных благ во веки веков. Аминь.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Ранняя патристика с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий на «О ПРИЛЕПЛЕНИИ К ДОБРУ ИЛИ К ЗЛУ»

  1. Михаил:

    Почему только эти беседы вы вырвали из полного соченения.можно было поставить и Беседа 2. О царстве тьмы, то есть греха, и о том, что один Бог изберает и может отъять от нас грех и избавить нас от рабства лукавому князю? И ссылался ли на него Арминий или вы хотите чтобы появился еще и Головобий? не разделяете ли вы неграмотных христиан, ине застовляете ли поклонятся гололобу?

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s