ТАИНСТВА ВЕРЫ

Николай Кузанский

Фрагменты из книги: Николай Кузанский. Сочинения. В 2-х тт. М: Мысль, т. 1, 1979.

ОБ УЧЕНОМ НЕЗНАНИИ. КНИГА 3.

ОГЛАВЛЕНИЕ:

ТАИНСТВО СМЕРТИ ИИСУСА ХРИСТА

ХРИСТОС — СУДЬЯ ЖИВЫХ И МЕРТВЫХ

О ПРИГОВОРЕ СУДЬИ

ТАИНСТВА ВЕРЫ

О ЦЕРКВИ

ПРИМЕЧАНИЯ

ТАИНСТВО СМЕРТИ ИИСУСА ХРИСТА

Чтобы яснее понять таинство креста, надо сделать небольшое отступление и сказать об изначальном замысле [бога о человеке]. Как известно, человек состоит (exsistit) из чувства, интеллекта и посредника-рассудка (20). Ощущение стоит порядком ниже рассудка, рассудок — интеллекта. Интеллект не погружен во временное и вещественное, он абсолютно свободен от них; чувство целиком зависит от мира, подчиняясь временным движениям; рассудок по отношению к интеллекту как бы на горизонте, а по отношению к чувству — в зените, так что в нем совпадает то, что ниже, и то, что выше времени. Чувство не улавливает надвременных и духовных вещей, оно животно, а животность не воспринимает божественного, ведь бог есть дух и больше, чем дух; вечность поэтому окутана для чувства мраком непознаваемости. Следуя законам плоти, чувство побуждается силой желания к плотским влечениям, а силой гневливого возбуждения — к преодолению препятствий (21). Возвышающийся над ним по природе (22) рассудок благодаря причастности к интеллектуальной природе хранит определенные законы, руководствуясь которыми управляет порывами страстей, умеряет их и приводит в равновесие, чтобы человек не сделал чувственные вещи своей целью и не лишился стремления к духовным и интеллектуальным вещам. ВЫСШИЙ СМЫСЛ ЗАКОНОВ РАССУДКА В ТОМ, ЧТОБЫ НЕ ДЕЛАТЬ ДРУГОМУ, ЧЕГО НЕ ХОЧЕШЬ СЕБЕ, ПРЕДПОЧИТАТЬ ВЕЧНОЕ ВРЕМЕННОМУ И ЧИСТОТУ И СВЯТОСТЬ — ГРЕХОВНОСТИ И ГРЯЗИ; этому и служат законы, выведенные святыми законодателями из самого рассудка и провозглашенные сообразно различиям места и времени для исправления людей, погрешающих против рассудка.

Интеллект взлетает выше и видит, что пускай чувство во всем подчинится рассудку, перестав служить своим природным страстям, человек сам по себе все равно не может достичь цели своих духовных и вечных стремлений. Человек родился из семени Адама среди плотских вожделений, животность с самого рождения преобладает в нем над духовностью, его природа в самом корне своего источника погружена в плотские наслаждения, через которые человек приходит к существованию от своего отца, и остается поэтому совершенно не способна выйти за пределы временных вещей для порыва к духовным. Так что если груз телесных страстей увлекает рассудок и интеллект книзу и они соглашаются с этим, не противясь чувственным порывам, то человек, увлеченный таким путем вниз и отвернувшийся от бога, сразу и совершенно лишится наслаждения высшим благом, которое в духовном смысле скорее наверху, то есть в вечности; наоборот, ЕСЛИ ЧУВСТВО ПОДЧИНИТСЯ РАССУДКУ, ТО СНАЧАЛА ЕЩЕ РАССУДОК ДОЛЖЕН ПОДЧИНИТЬСЯ ИНТЕЛЛЕКТУ, ЧТОБЫ, ВСТАВ НАД РАССУДКОМ, В ЛЮБЯЩЕЙ ВЕРЕ ЧЕЛОВЕК ПРИЛЕПИЛСЯ ПОТОМ К БОЖЕСТВЕННОМУ ПОСРЕДНИКУ (23) И БОГ ОТЕЦ МОГ ПРИВЛЕЧЬ ЕГО ТАК К СВОЕЙ СЛАВЕ.

Никто никогда не смог сам преодолеть себя и свою изначально подданную грехам плотского желания природу, собственной силой поднявшись над своим животным корнем к вечности и к небу, кроме сошедшего с небес Христа Иисуса, который и собственной добродетелью возвышался, и в своей человеческой природе, рожденной не от желания плоти, а от бога, не имел помехи для того, чтобы как власть имущий возвратиться к богу-Отцу. В Христе человеческая природа благодаря соединению с верховным всемогуществом поднята и вырвана таким образом из-под груза временных и гнетущих желаний. ГОСПОДЬ ХРИСТОС ЗАХОТЕЛ СОВЕРШЕННО УМЕРТВИТЬ И УМЕРЩВЛЕНИЕМ ОЧИСТИТЬ В СВОЕМ ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ ТЕЛЕ ВСЕ ГНЕТУЩИЕ НАС К ЗЕМЛЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПРИРОДЫ не для самого себя, потому что он греха не совершал, а ДЛЯ НАС, ЧТОБЫ ВСЕ ЛЮДИ ОДНОЙ С НИМ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПРИРОДЫ СМОГЛИ НАЙТИ В НЕМ ИЗБАВЛЕНИЕ ОТ ВСЕХ СВОИХ ГРЕХОВ. Добровольная и безвинная, считавшаяся самой позорной и жесточайшая крестная смерть человека Христа стала поэтому угашением, удовлетворением и очищением всех плотских желаний человеческой природы. Все, что только может человек сделать в любви к ближнему, с избытком исполнено в полноте любви, которую показал Христос, отдав себя на смерть даже за врагов.

ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ ВОСПОЛНИЛА ТАКИМ ОБРАЗОМ В ИИСУСЕ ХРИСТЕ ВСЕ СЛАБОСТИ ВСЕХ ЛЮДЕЙ. И в самом деле, поскольку его человечность — максимальная, она охватывает в себе потенцию человеческого вида целиком, сохраняя такое равенство бытию любого человека, что связана с каждым намного теснее, чем брат или ближайший друг. Благодаря максимальности своей человеческой природы Христос совершеннейшим образом соединяется с каждым человеком, прилепившимся к нему любящей верой, и становится самим этим человеком с сохранением индивидуальности каждого. Благодаря этому соединению становится истиной то, что он сам сказал: «Все, что вы сделали самому малому (minirno) из Моих, вы сделали Мне» (24). И наоборот: все, что Иисус Христос заслужил своим страданием, заслужили и они, раз они по природе одно с ним,- конечно, при сохранении различия в степени заслуги сообразно ступени, на какой каждый человек соединяется с ним своей оживотворенной верой. Поэтому, в нем совершив обрезание, в нем крестившись, в нем умерев, верующие в нем же и снова оживают в воскресении, в нем соединяясь с богом и прославляясь вместе с ним.

ЭТО ЗНАЧИТ, ЧТО НАШЕ ОПРАВДАНИЕ НЕ ОТ НАС, А ОТ ХРИСТА. ПОСКОЛЬКУ ВСЯ ПОЛНОТА — У НЕГО, МЫ ДОСТИГАЕМ ВСЕГО В НЕМ, ЕСЛИ ЕГО ИМЕЕМ. А ИМЕЕМ МЫ ЕГО В ЭТОЙ ЖИЗНИ БЛАГОДАРЯ ЖИВОЙ ВЕРЕ, ПОЧЕМУ И ОПРАВДАТЬСЯ МОЖЕМ ТОЛЬКО ЭТОЙ ВЕРОЙ (поп aliter quam ipsa fide), о чем подробнее скажем немного ниже (25).

Вот несказанное таинство креста, таинство нашего искупления. В нем Христос яснее всякой очевидности показал, что истину, праведность и божественные добродетели надо предпочесть временной жизни, как вечное — преходящему, и что в совершеннейшем человеке должны быть терпение и мужество, любовь и смирение.

Крестная смерть Христа обнаружила также, что в максимальности Иисуса эти и все другие добродетели присутствовали максимальным образом, и чем больше поднимается человек к этим бессмертным добродетелям, тем подобнее Христу становится. И здесь тоже минимальное совпадает с максимальным: величайшее унижение — с превознесением, позорная смерть праведника — с его жизнью в славе, как все это явлено нам жизнью Христа, его страстями и распятием.

ХРИСТОС — СУДЬЯ ЖИВЫХ И МЕРТВЫХ

Какой судья праведнее, чем тот, кто есть сама справедливость? Христос, вершина и начало всякого разумного творения, есть тот величайший разум (ratio), от которого всякий разум, а разум ведь и выносит различительные суждения; поэтому принявший в себя вместе со всем разумным творением и человеческую разумную природу, но оставшийся богом, всеобщим воздаятелем, Христос по справедливости есть судья живых и мертвых. Возвышаясь над всем временным, он судит все собой и в себе, потому что охватывает в своей максимальной человечности всякое творение. В нем все, поскольку он бог. Как бог он есть бесконечный свет, не имеющий в себе тьмы. БОЖИЙ СВЕТ ОСВЕЩАЕТ ВСЕ, так что все в нем самому ему совершенно ясно.

Этот бесконечный духовный свет в своей абсолютной надвременности свертывает как настоящее, так и прошедшее, как живущее, так и умершее, подобно тому как чувственный свет оказывается основой существования (hypostasis) всех цветов. Христос же есть как бы чистейший огонь, неотделимый от света и имеющий основу существования не сам по себе, а в свете. ДУХОВНЫЙ ОГОНЬ ЖИЗНИ И РАЗУМА, ПОГЛОЩАЮЩИЙ ВСЕ ВБИРАЕМОЕ ИМ В СЕБЯ (35), ОН ВСЕ ИСПЫТЫВАЕТ И СУДИТ подобно тому, как вещества проверяются через испытание материальным огнем. Каждый разумный дух испытывается Христом, словно раскаляемые в огне вещества, из которых одно полностью преображается по подобию огня (например, лучшее и совершеннейшее золото так жарко раскаляется, что, оставаясь золотом, предстает не больше золотом, чем огнем), а другое не в такой мере приобщается к накалу огня (например, очищенное серебро, медь или железо), но так или иначе все явственно превращаются в огонь, хотя КАЖДОЕ В СВОЕЙ СТЕПЕНИ. Причем суд в таком испытании выносится только огнем, а не раскаляемым веществом, потому что каждое раскаленное (36) в каждом раскаляемом ощущает только все тот же жар огня, а не отличительную особенность раскаляемого. Так, рассматривая расплавленные в максимальном огне золото, серебро и медь, мы не заметим разницы между этими металлами, преобразившимися в образ огня; наоборот, огонь, будь он разумным, знал бы степень совершенства всякого металла по разнице, с какой тот или другой вбирает в себя его накал.

И еще. Некоторые раскаляемые вещества устойчиво выдерживают огонь и способны вобрать в себя и его свет и его тепло, потому что их чистота позволяет им преображаться в подобие огня, пускай в разной, большей и меньшей мере, а другие ИЗ-ЗА СВОЕЙ НЕЧИСТОТЫ, даже если нагреваются, в свет все-таки не превращаются. Так судья Христос, верша единый, простейший и нераздельный суд, в один момент — как бы природным, а не временным порядком (37) — СПРАВЕДЛИВЕЙШЕ, БЕЗ ЗАВИСТИ СООБЩАЕТ ВСЕЛЕННОЙ ТЕПЛО СОТВОРЕННОГО РАЗУМА, после восприятия ею этого тепла разливая сверх того и божественный умопостигаемый свет (38), и через это его посредничество бог есть все во всем и все пребывает в боге, равняясь ему, как только возможно по способности каждой вещи; но что-то благодаря большей цельности и чистоте способно воспринимать не только тепло, но и свет, а другое из-за нерасположенности субъектов (subiectorum) едва воспринимает тепло без всякого света.

И еще. Бесконечный божественный свет есть сама вечность и истина, и, желая от него озарения, разумное создание обязательно должно подняться над мирскими и тленными вещами и обратиться тоже к истинным и вечным. Телесная и духовная природы ведут себя противоположным образом: вегетативная сила превращает в теле взятое извне питание в натуру питающегося и не живое существо превращается в пищу, а наоборот; но ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ ДУХ, ДЕЙСТВУЮЩИЙ НАД ВРЕМЕНЕМ КАК БЫ В ГОРИЗОНТЕ ВЕЧНОСТИ (39), не может, обращаясь к вечному, превратить его в себя, раз оно вечно, то есть нетленно. Однако поскольку и он сам нетленен, то преображается в вечную истину не так, что перестает быть духовной субстанцией, а так, что поглощается вечностью в уподобление ей, хотя опять-таки со степенями различия: глубже и ревностнее обратившийся полнее и выше усовершается вечностью и его бытие полнее скрывается (40) в вечном бытии. Поскольку Христос, жизнь и истина, отныне и навсегда бессмертен и жив, обратившийся к нему обращается к жизни и истине и, чем жарче обращается, тем выше от мирского и тленного поднимается к вечному, так что его жизнь оказывается сокрыта в Христе. Ведь добродетели бессмертны, праведность пребывает во веки веков и так же истина.

Обращающийся к добродетелям ходит путями Христа, путями чистоты и бессмертия. Добродетели суть божественные озарения (41), и человек, через веру обратившийся в этой жизни к Христу, в котором вся добродетель, после отрешения от этой временной жизни обретется в чистоте духа и сможет войти в радость вечного обладания Христом.

А ОБРАЩЕНИЕ НАШЕГО ДУХА СОВЕРШАЕТСЯ, КОГДА ВСЕМИ СВОИМИ РАЗУМНЫМИ СИЛАМИ ОН ЧЕРЕЗ ВЕРУ ОБРАЩАЕТСЯ К ЧИСТЕЙШЕЙ ВЕЧНОЙ ИСТИНЕ, избирает для любви и любит только такую истину, предпочитая ее всему остальному: ОБРАЩЕНИЕ В КРЕПЧАЙШЕЙ ВЕРЕ К ИСТИНЕ-ХРИСТУ ОЗНАЧАЕТ ОСТАВЛЕНИЕ ЭТОГО МИРА И ПОБЕДОНОСНОЕ ПОПРАНИЕ ЕГО. Но горячо любить Христа значит проникать в него духовным порывом, раз он не только желанен, а и есть сама любовь. И когда дух по лестнице влечения поднимается к самой любви, он проникает в глубину этой любви — не во времени, а над всяким временем и над всяким движением мирского чувства. Как всякий любящий пребывает в любви, так все любящие истину — в Христе, и, как всякий любящий любит силой любви, так все любящие истину любят ее силой Христа. ПОЭТОМУ НИКТО НИКОГДА НЕ ПОЗНАВАЛ ИСТИНУ, НЕ ИМЕВ В СЕБЕ ДУХА ХРИСТОВА. И как невозможно быть любовником без любви, так никому невозможно обладать богом без духа Христова, потому что только силой этого духа мы и можем поклоняться богу. Оттого неверующие, не обратившиеся к Христу, не вмещающие свет славы его преображения, ОСУЖДЕНЫ НА МРАК И ТЬМУ СМЕРТИ УЖЕ ТЕМ САМЫМ, ЧТО ОТВЕРНУЛИСЬ ОТ ЖИЗНИ, КОТОРАЯ ЕСТЬ ХРИСТОС. Только его полнотой насытятся все через соединение с ним в его славе.

О ПРИГОВОРЕ СУДЬИ

Ясно, что никто из смертных не может понимать этот суд и приговор этого судьи, потому что, совершаясь над всяким временем и движением, он не выражается в сравнительных или оценочных рассуждениях, в произнесении слов и подобных знаках, требующих длительности и протяжения, но как Словом все сотворено — бог сказал, и стало быть, — так тем же Словом, или Логосом (ratio), все и судится. Между приговором и исполнением тоже нет промежутка, а все происходит в мгновение: воскресение и принятие того или другого конца — прославление возносимых сынов бога и проклятие его отвергаемых врагов — не отделены друг от друга даже неделимым моментом времени.

Разумная природа, которая выше времени и не подвержена мирскому тлению, по своей сути свернуто заключая внутри себя нетленные формы — например, математические, по-своему абстрактные, и даже природные, способные сливаться с интеллектуальными и легко преображаться в них, причем те и другие служат нам путеводными знаками ее нетленности как нетленного места нетленных вещей,- природным движением порывается к чистейшей истине как цели своих стремлений и исполнению высших желаний. И поскольку такая цель есть все, раз эта истина — бог, то наш разум, ненасытимый до тех пор, пока не достигнет ее в меру этой своей неспособности насытиться ничем, кроме вечной цели, бессмертен и нетленен.

Поэтому если интеллект, отрешившись от земного тела, где подчиняется временным мнениям, к желанной цели не устремляется, а впадает в мрак невежества, вместо того чтобы порываться к истине и своим последним желанием желать только обладания истинной не в символе или знаках, а достоверно и лицом к лиц, то из-за своего отвращения от истины в час разделения и обращения к тленности он сообразно своим плотским желаниям, сообразно своей неуверенности и путанице падает в темный хаос пустой возможности, где нет никакой надежной действительности, и тогда его по справедливости называют сошедшим в духовную смерть.

Ведь бытие разумной души есть понимание и понимание желанного есть ее жизнь; поэтому КАК ПОСТИЖЕНИЕ НЕПОКОЛЕБИМО ВЕЧНОЙ ПРИРОДЫ ПОСЛЕДНЕГО ПРЕДЕЛА ЕЕ ЖЕЛАНИЙ ЕСТЬ ДЛЯ НЕЕ ВЕЧНАЯ ЖИЗНЬ, ТАК ВЕЧНОЙ СМЕРТЬЮ ДЛЯ НЕЕ БУДЕТ ОТДЕЛЕНИЕ ОТ НАДЕЖНОЙ ЦЕЛИ ЖЕЛАНИЙ И ПРОВАЛ В БЕСПОРЯДОЧНЫЙ ХАОС. Там вечным огонь мучит ее особенным образом, который мы можем отдаленно понять разве что по подобию мучений человека, лишенного не только жизненной пищи и здоровья, но и какой бы то ни было надежды на них и принужденного без угасания и конца вечно умирать и агонии. Мучительность такой жизни превосходит все, что только можно вообразить: ведь это значит жить в смерти, существовать в небытии, мыслить в безмыслии.

Кроме того, при восстании человечества над движением, временем, количеством и другими преходящими вещами тленное разрешится в нетленное, а животное в духовное, как показано выше (42), и весь человек станет интеллектом, то есть духом, а его истинное тело тоже растворится в духовной природе, перестав существовать в себе, в своих вещественных, количественных временных пропорциях, и превратится в дух — как бог наоборот по сравнению с нашим здешним телом, где видна не душа, а только тело, в котором душа как бы в плену, тогда как там тело пребывает в духе наподобие того, как теперь дух в теле, и, как здесь душа отягчена телом, так там тело облегчено духом. Поэтому как духовные радости небесной жизни максимальны, поскольку к ним приобщается в духе и одевшееся в славу тело, так адские муки духовной смерти тоже максимальны, поскольку их воспринимает и поглощенное духом тело. И еще. Наш бог, обладание которым есть вечная жизнь, не охватывается никаким понятием, потому и вечные радости в нем тоже превосходят все наше понимание и возвышаются над всем, что можно передать каким бы то ни было знаком; но точно так же и муки осужденных страшнее всех мыслимых или описуемых мук. Поэтому во всех прекрасных гармонических образах радости, веселья, славы, которые мы находим в учениях отцов как знаки, по своей доступности служащие для нас указателями в размышлениях свечной жизни, надо видеть только очень бледные чувственные символы, бесконечно далекие от своих духовных не уловимых уже ни для какого воображения прообразов; но точно так же уподобления адских мучений огню серной стихии, кипящей смоле и другим чувственным казням тоже никакого сравнения не имеют с теми огненными духовными муками, от которых да удостоит нас сохранить вовеки благословенный Иисус Христос, наша жизнь и спасение, аминь.

ТАИНСТВА ВЕРЫ

Все наши отцы единодушно утверждают, что с веры начинается всякое понимание. Так, в любой области знания, прежде всего, заранее предполагаются (praesuppoiiuntur) некоторые принимаемые только верой первоначала, на которых строится понимание всех последующих рассуждений. Всякий желающий достичь знания обязательно должен сначала верить этим первоначалам, без которых дальнейшее движение невозможно. «Если не поверите, то и не поймете», — говорит Исаия (43) . Вера свернуто заключает все умопостигаемое, познание (intellectus) есть развертывание веры; вера руководит разумом, разум распространяет веру. Где нет крепкой веры, никакое настоящее понимание поэтому невозможно. Всем известно, что влечет за собой ошибка в первоначалах и шаткость основания. Но нет более совершенной веры, чем сама по себе истина, то есть Иисус. Кому не понятно, что высший дар бога есть правильная вера? Апостол Иоанн говорит, что вера в воплощение Слова божия приведет нас к истине сделав нас сынами бога. Он сначала просто объявляет это во вступлении, потом рассказывает о многих делах Христа по этой вере, чтобы понимание озарялось верой почему в конце и завершает таким заключением: «Все это написано, чтобы вы уверовали, что Иисус есть Сын Бога».

Крепчайшую веру в Христа, непоколебимо утвержденную в своей простоте, можно постепенно распространять и развертывать [в знание], следуя изложенной науке незнания. Поистине максимальные, глубочайшие божественные тайны, скрытые от ходящих путями мира, какими бы мудрецами они ни были, открываются малым и смиренным через веру в Иисуса, потому что в Иисусе таятся все сокровища премудрости и знания. Никто без него не в силах ничего сделать ведь это он есть то всемогущее Слово, которым бог сотворил века; единый всевышний, он имеет власть над всем земным и небесным. Поскольку его нельзя познать в этом мире, где рассудок, мнение или учение своими символами водят нас к неизвестному через более известное (44), он постижим только там, где кончаются доказательства и наступает вера. Через веру восхищенные в превышающей всякий рассудок и разум простоте, на третьем небе простейшей духовности мы в теле, но не телесно, потому что духовно, и в мире не мирским, а небесным образом будем созерцать его непостижимо,- так, что будем видеть и саму эту его непостижимость, идущую от его безмерной высоты. Вот то знающее незнание, через которое всеблаженный Павел увидел в духовном восхождении, что Христа, которого одного апостол некогда только и знал (45), он теперь тем меньше знает, чем выше к нему поднимается.

Так нас, верующих в Христа, ведет к той горе, которая есть Христос, знающее незнание. Нам не дано прикоснуться к нему нашей животной природой, а когда мы пытаемся вглядеться в него оком ума, то погружаемся в непроглядный мрак и знаем лишь, что посреди этого мрака высится та гора, на которой только и пристало селиться одаренным силой разума существам.

И если приступим к Христу с большим постоянством, то скроемся в высоте от взора людей, следующих чувству, услышим внутренним слухом голоса и громы и увидим потрясающие знаки его величия, без труда начиная понимать, что он — единый господь, которому повинуется Вселенная, и по нетленным следам его стоп, как бы по неким божественным начертаниям, постепенно поднимаясь туда, где в священных органах, символах пророков и святых богословов услышим уже не голоса смертных созданий, а голос самого бога и яснее разглядим его как бы через истончившееся облако.

Потом, еще жарче горя стремлением, продолжая неустанное восхождение, верные восторгаются к чистой духовности, оставив пределы чувственного, как бы перейдя от сна к бодрствованию, от слышания к виденью, и видят вещи, которые изъяснить нельзя, потому что они выше любого слова и любого словесного поучения: ведь высказать открывающееся там значило бы сказать несказанное, услышать неслышимое подобно тому, как и видят там невидимое. Вовеки благословенный Иисус, последняя цель и всякого понимания, поскольку он истина, и всякого чувства, поскольку он жизнь, и всякого существования, поскольку он бытие, и совершенство всего творения, поскольку он богочеловек, непостижимо говорит там как предел (terminus) всякого человеческого слова. Ведь ЛЮБОЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ СЛОВО ОТ НЕГО ПРОИЗОШЛО И В НЕМ НАХОДИТ ПРЕДЕЛ, И ВСЯ ИСТИНА ЛЮБОГО СЛОВА ОТ НЕГО. В самом деле, всякое человеческое слово служит научению, — значит, служит ему, поскольку он есть сама премудрость; «все, что написано, написано нам в наставление». [Как] человеческие слова изображаются в знаках письма, [так] «словом Господа сотворены небеса», и ВСЕ СОТВОРЕННЫЕ ВЕЩИ ЗНАКИ БОЖЕСТВЕННОГО СЛОВА. Всякое звучащее тело слова — знак мысленного слова; причина всякого преходящего мысленного слова — вечное Слово, Логос. Христос, Слово, сделавшееся плотью, есть этот воплощенный Логос всякого смысла. Итак, он — последняя цель всего.

Подобные вещи постепенно приоткрываются человеку, который через веру восходит к Христу. Божественная действенность веры в него неисчерпаема: если вера велика, верующий единится с Иисусом и торжествует над всем, что не пребывает в единении с Иисусом; если вера безупречна, такой человек силой Иисуса, с которым соединяется, получает власть над природой и движением [временного], повелевает злым духам и — не сам, а силой действующего в нем Христа — творит чудеса, чему много примеров дошло до нас в житиях святых. Совершенная вера в Христа должна быть, однако, максимально чиста и оживотворена возможно более действенной любовью. Как вера во всемогущество чистейшей истины, она не терпит никакого смешения ни с чем. Выше часто говорилось о совпадении минимума и максимума. Так же точно и в вере: если она достигает простой максимальности в бытии и возможности, путник благодаря ей обязательно будет вместе и обладателем (46). Таков был Христос; но и у путника, который хочет обладать действительной и максимальной верой — пускай даже только в меру своей возможности,- эта вера тоже с необходимостью возвысится в нем до такой непоколебимой достоверности, что [благодаря совпадению максимума с минимумом] будет уже не верой, а высшей достоверностью без всякого колебания в чем бы то ни было. Всемогуща вера, которая так максимальна, что и минимальна, когда все подлежащее вере охватывается Тем, Кто есть сама истина.

И хоть вера одного человека, может быть, не достигает такой же ступени, как вера другого, из-за невозможности равенства — как разные люди не могут видеть одну и ту же вещь с равной степенью ясности,- однако надо, чтобы каждый имел максимальную возможную для него веру, и тогда, если у кого-то в сравнении с другими окажется веры едва с горчичное зерно, все равно ее сила будет еще так огромна, что и горы будут ему послушны: ведь он будет повелевать ими в силу Слова божия, с которым соединится благодаря максимально возможной для него вере, а господу ничто не может противостоять! Вот какое могущество придаст сила Христа твоему разумному духу, ЕСЛИ, ОСТАВИВ ВСЕ, ОН ПРИЛЕПИТСЯ К ХРИСТУ ТАК, ЧТО БУДЕТ ЖИТЬ ИМ, покоясь в нем благодаря этому единению — с сохранением своей индивидуальности,- как в собственной жизни.

Опять-таки, поскольку такое бывает только через обращение овладевшего чувствами разума в максимальной вере к Господу, то эта вера должна быть полна единящей любовью. ВЕРА И НЕ МОЖЕТ БЫТЬ МАКСИМАЛЬНОЙ БЕЗ ЛЮБВИ. Ведь если всякое живое создание полно желанием жить, а всякое разумное — понимать, то как можно верить, что Иисус есть сама бессмертная жизнь и бесконечная истина, и не любить его всей силой? Жизнь желанна сама по себе, и если мы максимально верим, что Иисус есть вечная жизнь, то не можем его не любить. Не живой, а мертвой, да вовсе не верой будет вера без любви. Любовь — форма веры (47), дающая ей истинное бытие; больше того, она — знак высшей крепости веры.

Так что если все оставляется для Христа, если тело и душа в сравнении с ним ставятся ни во что, то это знак максимальной веры.

Глубокой веры не может быть и без святой надежды обладать (fruitionis) самим Иисусом. В самом деле, как может быть крепкой вера, если она не надеется на обещанное ей Христом? Если не верить в получение вечной жизни, которую Христос обещал верным, то где вера в Христа? Где вера в то, что он есть сама истина? не имея твердой надежды на обещанное, то есть не надеясь на бессмертие, как человек пойдет на смерть за Христа? А поскольку он верит, что Христос не оставляет надеющихся на него, но дарит им вечное блаженство, то ему и легко перенести все за Христа ради такой великой награды.

ПОИСТИНЕ ВЕЛИКА СИЛА ВЕРЫ, ДАЮЩЕЙ ЧЕЛОВЕКУ ТАКОЕ ПОДОБИЕ ХРИСТУ, ЧТО ОН ПОДНИМАЕТСЯ НАД ЧУВСТВЕННОСТЬЮ, ИЗБАВЛЯЕТСЯ ОТ ЗАРАЖЕНИЯ (CONTAGIIS) ПЛОТЬЮ, ХОДИТ ПУТЯМИ БОГА СО СТРАХОМ, ИДЕТ ВСЛЕД ХРИСТУ С РАДОСТЬЮ И БЕРЕТ НА СЕБЯ ДОБРОВОЛЬНЫЙ КРЕСТ С ЛИКОВАНИЕМ, так что еще в теле становится как бы духом, для которого этот мир есть смерть ради Христа, а уход из него к Христу — жизнь. Кто, по-твоему, этот дух, в котором благодаря вере живет Христос? Что это за чудесный божий дар, благодаря которому мы, люди, состоящие из хрупкой плоти, в земном скитании можем силой веры подняться до такого могущества над всем, что не есть Христос) через соединение с ним?

Конечно же, это тот, кто в последовательном умерщвлении плоти постепенно восходит через веру к единению с Христом; конечно, ЭТО ТО ГЛУБОКОЕ ЕДИНЕНИЕ, КОГДА, НАСКОЛЬКО ВОЗМОЖНО НА ЗЕМНОМ ПУТИ, ЧЕЛОВЕК ПОГЛОЩАЕТСЯ ГОСПОДОМ. Вырвавшись за пределы всего видимого и мирского, человек тогда достигнет полного совершенства своей природы. Совершенна же природа, которую мы сможем обрести в Христе, преобразившись по его образу до умерщвления плоти, то есть греха, а вовсе не та воображаемая природа, о которой маги говорят, что человек некими действиями через посредство веры поднимается до природы якобы сродных ему влиятельных духов, силой которых, соединившись с ними посредством веры, маги производят многие и исключительные чудеса или в огне, или в воде, или через знание симпатических связей, с видимыми превращениями, с обнаружением скрытого и так далее.

Во всем этом явный соблазн и отпадение от жизни и истины. недаром маги так связывают себя союзами и соединяют договорами со злыми духами, что на деле показывают, во что верят, с великим тщанием и преданностью чтя подобающими только богу воскурениями и поклонениями этих своих духов, якобы способных исполнять желаемое и вызываемых такими средствами. Силой веры некоторые действительно дожидаются исполнения этих своих временных желаний, соединяясь тем самым с духом, к которому навеки прильнут потом в муках, окончательно разъединившись с Христом.

Благословен бог, избавивший нас через своего Сына от мрака великого невежества, так что мы можем видеть теперь ложь и обман всего совершающегося не через посредничество Христа, который есть истина, и с иной верой, чем вера в Иисуса; потому что всемогущ только господь Иисус, один в изобилии дающий все, чего нам не хватает.

О ЦЕРКВИ

Хотя понимание церкви Христа можно вывести из уже сказанного, добавлю все-таки несколько слов для полноты труда.

СТЕПЕНЬ ВЕРЫ У РАЗНЫХ ЛЮДЕЙ ПО НЕОБХОДИМОСТИ НЕОДИНАКОВА, А ЗНАЧИТ, ВСЕГДА МОЖЕТ СТАТЬ И БОЛЬШЕ И МЕНЬШЕ, и к максимальной вере, больше которой уже ничто не может быть, ни один человек поэтому не может прийти, как не может прийти к максимальной любви. Если бы у путника была максимальная вера, больше которой никак не может быть, он обязательно был бы вместе и обладателем: в любом роде максимум есть и его крайний предел и начало более высокого рода и вера в человеке не может достичь простой максимальности, не сделав его одновременно обладателем, как любовь не может стать в любящем просто максимальной, не сделав его вместе и любимым. Только в Иисусе Христе, который был одновременно и путником и обладателем, любящим человеком и желанным богом, сошлись просто максимальная вера и такая же любовь.

Всe заключается внутри пределов максимума, ведь он всеобъемлющ. Следовательно, вера Иисуса Христа заключает в себе всякую истинную веру, а любовь Христа — всякую истинную любовь. Различие ступеней веры, конечно, всегда существует; но, поскольку любая из этих различающихся ступеней ниже максимума и выше минимума, никто, даже актуально обладая максимально доступной ему верой в Христа, не может достичь самой по себе максимальной Христовой веры, благодаря которой он охватил бы в Христе бога и человека, и опять-таки никто не может так любить Христа, чтобы уже нельзя было любить его еще больше: Христос, сама милость и любовь, бесконечно желанен, и любить Христа бесконечно значило бы самому сделаться Христом, что для человека ни в этой, ни в будущей жизни невозможно. Все, соединяющиеся с Христом или верой и любовью в этой жизни, или созерцанием и блаженным обладанием в иной, с сохранением различий в ступени, при высшем возможном для каждой различной ступени единении, соединяются с ним так, что никто и не существует сам по себе без этого единения, и не оставляет вследствие единения своей ступени.

Такое единение и есть церковь, то есть собрание многих в едином, подобное тому, как многие члены сплочены в едином теле, каждое на своей ступени: каждый отличается от другого, всякий входит в единое тело, через посредство которого единится с любым другим, и ни один не может жить и самостоятельно существовать вне тела, потому что хотя каждый член тела есть все [члены], но это только через посредство тела.

Так истина нашей веры, пока мы странствуем на земле, может существовать только в духе Христа, с сохранением порядка различия среди верующих, и различие пребывает в согласии в едином Иисусе. Когда мы оставим эту воинствующую церковь и воскреснем, мы сможем воскреснуть только в Христе, так что и тогда тоже будет единая церковь торжествующих, и тоже каждый будет занимать свою ступень в порядке различия Истина нашей плоти окажется пребывающей не в самой этой плоти, а в истине плоти Христа, истина нашего тела — в истине тела Христа, а истина нашего духа — в истине духа Иисуса Христа, как ветви в стволе, так что человечность Христа соединит всех людей, а единый дух Христов — все души, и все будет в нем, и все составит единого Христа. И тогда окажется еще, что принимающий в земной жизни одного из людей Христа принимает Христа; что все сделанное одному из самых малых (minimus) делается Христу (подобно тому как задевающий руку Платона задевает Платона и вредящий крохотному мизинцу вредит всему человеку); и что радующийся в [небесном] отечестве о самом малом радуется о Христе и в каждом видит Иисуса, через Иисуса же и бога благословенного. Так наш бог через своего Сына будет всем во всем, и каждый — в Сыне, а через Сына — с богом и со всеми людьми, чтобы радость всякого могла быть полной и не было никакой зависти и ни в чем недостатка.

Поскольку во время земных скитаний вера может возрастать в нас постоянно и так же любовь — ведь пускай каждый, может быть, стоит на такой ступени, что актуально находиться на более высокой для него пока невозможно, но все-таки раз человек стоит на одной ступени, он потенциально способен и к другой, хоть не может прийти ступеньками этой прогрессии к бесконечности, что немыслимо по общему основанию,- то МЫ ДОЛЖНЫ ПО БЛАГОДАТИ ГОСПОДА НАШЕГО ИИСУСА ХРИСТА ТРУДИТЬСЯ НАД ПРЕВРАЩЕНИЕМ ЭТОЙ НАШЕЙ СПОСОБНОСТИ В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ, ПОСТОЯННО ПЕРЕХОДЯ ОТ ДОБРОДЕТЕЛИ К ДОБРОДЕТЕЛИ, ОТ ВЫСОТЫ К ВЫСОТЕ С ПОМОЩЬЮ ТОГО, КТО САМ ЕСТЬ ВЕРА И ЛЮБОВЬ И БЕЗ КОГО МЫ, КАК ТАКОВЫЕ, НИЧЕГО НЕ МОЖЕМ. Все, что можем, мы можем благодаря ему, который один в силах восполнить все наши несовершенства, чтобы в день воскресения мы оказались его цельными и достойными членами. Но ЭТУ БЛАГОДАТЬ УВЕЛИЧЕНИЯ ВЕРЫ И ЛЮБВИ, ВЕРУЯ И ЛЮБЯ ВСЕМИ СИЛАМИ, МЫ НЕСОМНЕННО МОЖЕМ ВЫМОЛИТЬ СЕРДЕЧНОЙ МОЛИТВОЙ, ПРИСТУПАЯ К ЕГО ТРОНУ С УВЕРЕННЫМ ЗНАНИЕМ, ЧТО ОН МИЛОСЕРД И НЕ ОСТАВИТ ОБМАНУТЫМИ НИЧЬИ СВЯТЫЕ ЖЕЛАНИЯ.

Стоит в глубине сердца задуматься над этими вещами, как они существуют в действительности, и рудная духовная сладость охватит тебя. Внутренним чувством ты вкусишь невыразимую благость бога, которая овеет тебя своим мимолетным присутствием, словно благовонный аромат, залог будущего насыщения его деленной славой,- насыщения без пресыщения, потому что та бессмертная пища есть сама жизнь, и, как всегда растет желание жить, так всегда сладостна пища жизни. Она никогда не превращается в натуру питающегося (48) — тогда пища пресыщала бы, тяготила и исчезая сама с превращением в питающегося, не могла бы даровать бессмертную жизнь,- но желание нашего духа есть духовная жизнь, то есть непрестанно возрастающее вхождение в жизнь и радость, и, поскольку такая жизнь бесконечна, блаженные непрестанно стремятся к ней. Они насыщаются, словно припав к источнику жизни и утоляя жажду, и, так как духовное питье не переходит в прошедшее, пребывая в вечности, блаженные всегда пьют и всегда насыщаются, но никогда не перестанут пить и никогда не почувствуют пресыщения. БЛАГОСЛОВЕН БОГ, КОТОРЫЙ ДАЛ НАМ РАЗУМ, НЕНАСЫТИМЫЙ НИЧЕМ ВРЕМЕННЫМ! По беспредельности своих стремлений, по неутолимости своих желаний временными вещами ум понимает, что бессмертен и неподвластен преходящему миру, и сознает, что желанная жизнь, способная духовно насытить его, может заключаться только в наслаждении высшим, максимальным, никогда не иссякающим благом, где наслаждение не становится прошедшим, потому что влечение к нему от обладания не уменьшается.

Это, возьмем телесный пример, как если голодающий сядет за стол великого царя, где ему дадут столь желанную пищу, что другой он не захочет, и природа этой пищи будет такова, что при насыщении ею она будет только разжигать его аппетит: будь эта пища неисчерпаемой, вкушающий ее, конечно, постоянно бы насыщался, всегда хотел только одной и той же пищи, все с большей жаждой стремился к ней и, значит, всегда был бы способен вкушать эту пищу, способную постоянно привлекать к себе его разгорающееся желание. Так вот разумная природа, вбирая в себя жизнь, способна претворяться в эту жизнь благодаря присущей ей обратимости, как воздух, вбирая солнечный луч, претворяется в свет. Имея природу, претворяющуюся в понимаемое им, разум сотому и понимает только всеобщее, нетленное и постоянное, что духовно увлекающая его цель — непоколебимая истина, которой он начинает обладать в покое вечного мира, в Иисусе Христе.

Торжествующая церковь вовеки благословенного бога нашего такова. Иисус Христос, истинный человек соединен в ней с Сыном божиим высшим единением его человечность существует только в божестве и сливается с ним в невыразимом ипостасном единстве так что глубже и проще соединиться для истины человеческой природы невозможно. Поэтому всякая разумная природа, обратившаяся в этой жизни к Христу высшей верой, надеждой и любовью, с сохранением своей личностной истины единится с господом Христом настолько, что — будь то ангел или человек,- существуя уже только в нем, через него пребывает и в боге. При этом истина тела каждого поглощается и вбирается духом.

Так каждый из блаженных без нарушения истины своего собственного бытия оказывается в Христе Иисусом Христом, и через него в боге — богом, как и бог, не утрачивая своей абсолютной максимальности, является в Христе Иисусе самим Иисусом и через него — всем во всем. Большее единение никакими другими путями для церкви и невозможно. В самом деле, церковь означает единство многих с сохранением личностной истины каждого без смешения природ и ступеней. Опять таки, чем более церковь едина, тем она выше (maior).

Значит, эта церковь, церковь вечно торжествующих, величайшая потому, что большее единство церкви невозможно. Подумай же теперь, как велико это единство, в котором оказывается и максимальное абсолютное божественное единство, и единство божества и человечности в Иисусе, и единство божества Иисуса с блаженными в торжествующей церкви. Причем абсолютное единство не больше и не меньше единения природ в Иисусе или блаженных в их отечестве, поскольку оно — максимальное единение, единение всех единений, вся суть любого единения, идущая непосредственно от единства и его равенства и потому не допускающая никакого увеличения и уменьшения, как показано в первой книге. И соединение природ в Христе тоже не больше и не меньше единения торжествующей церкви, потому что в качестве максимального соединения природ оно тоже не допускает в этом отношении никакого увеличения и уменьшения.

Или еще. Все различное, соединяясь [в торжествующей церкви], получает свое единство от максимального единения двух природ Христа; силой этого единения единение той церкви и есть то, что оно есть. Но единство той церкви есть максимальное соборное единство, и, значит, по этой своей максимальности оно совпадает с выше ее лежащим ипостасным единением природ в Христе. В свою очередь это единение природ Иисуса, будучи максимальным, совпадает с абсолютным единством, которое есть бог. Таким путем единение церкви, то есть единение в ней личностных субстратов (suppositorum), хоть оно кажется не таким единым, как ипостасное единство, соединяющее только чистые природы, или как простейшее божественное первоединство, исключающее любую инаковость или различие, тем не менее, в конечном счете разрешается через Иисуса в это божественное единство, от которого берет и свое начало.

Это можно увидеть и еще яснее, если помнить то, что не раз говорилось выше. Абсолютное единение есть святой Дух. Но максимальное ипостасное единение совпадает с этим абсолютным единением, и, значит, единение природ в Христе с необходимостью существует через это абсолютное единение, то есть святого Духа, и в нем. В свою очередь единение церкви совпадает с этим ипостасным, как только что было сказано, и значит, единение торжествующих совершается в духе Иисуса, а через него в святом Духе. Так говорит сама Истина в евангелии Иоанна: «Славу, которую Ты дал Мне, Я дал им: да будут едино, как Мы едино.

Я в них, и Ты во Мне; да будут совершены воедино», составляя в вечном мире столь совершенную церковь, что совершеннее быть не может, и столь несказанно преображенную светом этой славы, что во всем будет виден только бог. К ЭТОМУ ПРЕОБРАЖЕНИЮ, УВЕРЕННЫЕ В ТОРЖЕСТВЕ, МЫ ПЛАМЕННО СТРЕМИМСЯ, СМИРЕННЫМ СЕРДЦЕМ МОЛЯ БОГА-ОТЦА, ЧТОБЫ В СВОЕЙ БЕЗМЕРНОЙ МИЛОСТИ ОН СОБЛАГОВОЛИЛ ДАРОВАТЬ НАМ ЕГО ЧЕРЕЗ СВОЕГО СЫНА, ГОСПОДА НАШЕГО ИИСУСА ХРИСТА, А В НЕМ — ЧЕРЕЗ СВОЕГО ДУХА СВЯТОГО И ЧТОБЫ МЫ СМОГЛИ ТОГДА ВЕЧНО ОБЛАДАТЬ ИМ САМИМ, ВОВЕКИ БЛАГОСЛОВЕННЫМ.

ПРИМЕЧАНИЯ

20 Тело, названное одним из составляющих человека в «Предположениях» (II 14; 16), не упоминается здесь, поскольку речь идет лишь о том, благодаря чему он среди всех живых существ только и оказывается (exsistit) человеком. — 159.

21 Гнев и желание — две стороны человеческой чувственности (страстности); первый подлежит просветлению в мужество, второе — в любовь (см. Дионисий Ареопагит. О бож. именах 4,

25; О церк. иерархии 15, 8; Фома Аквинский. Сумма теол. I q. 81 а. 2). — 159.

22 Т. e. если не фактически, то по сути. Ср. II, прим. 27. — 159.

23 Посредник — Христос — см. 1 Тим. 2, 5; 2 Кор. 5, 19; 1 Иоан. 2, 1. — 160.

24 Матф. 25, 40. Ср. ниже III 12, 256. — 161.

25 Cм. III, 11. — 161.

26 Лук. 24, 25 («пострадать и войти в славу»). — 162.

27 Иоан. 12, 24-25. Слова Истины — т. e. Христа. — 162.

28 Ср. Иоан. 3, 14. — 162.

29 Т. e. путем знающего незнания. — 162.

30 Лук. 24, 46. — 165.

31 См. Иоан. 10, 17-18 (соединение двух стихов). — 165.

32 Природа человечности (natura humanitatis) — то же, что человеческая природа (humana natura), но в аспекте ее соединения в Христе с божественной. — 166.

33 О почитании Христа у мусульман см. О согл. веры 8, 23; II, 29-35; 12, 39; 41; 14, 46; Ю, 58. — 166.

34 Ср. Пс. 18, 2 («небеса проповедуют…»); 148, 1; 4. — 168.

35 Ср. Евр. 12, 29 («Бог наш есть огнь поядающий»). — 169.

36 Подразумевается: «…будь оно одушевленным и разумным». Самодеятельными, живыми и разумными выступают зеркала (II 2, 103), картины (II 2, III), железо (Прост, о мудр. 1 16), воск (Прост, об уме 7, 101 слл.) и др. «Претерпевания» геометрических фигур по сути дела тоже предполагают их одушевленность: вне образа ожившей линии, начинающей самопроизвольно осуществлять свои возможности, трудно понять, например, текст 1 13, 36. — 169.

37 См. кн. II, прим. 27, — 169.

38 Традиционный образ: дух относится к разуму, как свет к теплу; первый доступен только зрячим, второе — и слепым. — 169.

39 CM. Ill 6, 152: рациональность — зенит чувства, горизонт интеллекта. Ср. Охота за мудр. 32, 85. — 170.

40 Ср. Кол. 3, 1-3; 2 Кор. 5, 4. — 170.

41 Августиновское понимание добродетели как дара свыше. — 170.

42 О воскресении тела в его духовной истине см. Ill 7, 226 слл. — 172.

43 Ис. 7, 9 (в переводе Семидесяти толковников). — 173.

44 См. 1 1, 2-3; 3, 9-10. — 174.

45 1 Кор. 2, 2: «Я рассудил быть у вас не знающим ничего, кроме Иисуса Христа». Восхищенный до третьего неба (2 Кор. 12, 1 слл.), Павел «слышал неизреченные слова»; невыразимость этого откровения толкуется автором как знающее незнание. -174.

46 Путник и обладатель (ср. 1 Кор. 9, 24) — по Фоме Аквинскому (Сумма теол. Ill q. 15 а. 10; «Об истине» q. 10 a. II). — 176.

47 Любовь как форма (существо) веры-см. Фома Аквинский. Сумма теол. II 2 q. 4 а. 3; Об истине q. 14 а. 5.- 177.

48 Духовная пища поглощает питающегося — см. Ill 9, 236; Прост, о мудр. 1 13. — 181.

49 Формула inattingibile inattingibiliter attingitur в ее разных вариантах (1 2, 6; 4, II; 5, 13; 12, 33; 26, 89; III II, 245; Прост, о мудр. 1 12; О вид. бога 13, 52; Охота ва мудр. 12, 31;

26, 74; О вершине созерц. 2) имеет два смысла, смотря по тому, берется ли апофатическая или катафатическая сторона богопознания: а) постижение путем осознания непостижимости (признание непознаваемости), б) непостижимое (невыразимо таинственное) постижение. Те же два смысла у выражения docta ignorantia: а) незнание, осознавшее само себя; б) знание, знающее среди незнания и через него. — 184.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Средневековье с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s