Как Иуда сделался предателем

С.Д.  Гордон

«Иуда Искариот, который и предал Его» (Мф. 10:4)

Иуда Искариот был избран Иисусом Христом, чтобы быть Его учеником и апостолом, но в конце своей жизни он находился совершенно под руководством сатаны. Его история — одна из самых мрачных во всей книге Божьей. Иуда — зеркало, поставленное перед нашим лицом, и в нем и сегодня многие могут узнать самих себя в большей или меньшей мере.

Думаю, что нет никого, кого бы так проклинали и против кого бы так говорили, как против Иуды, а все же не мешало бы помнить, что он не столь единичная личность, как мы обыкновенно думаем. Характер Иуды в конце его жизни был настолько плох, что хуже и представить себе трудно. Нет слов на языке, чтобы изобразить ту низость поведения, какую он проявил, когда предавал нашего Господа. Но столь же верно это и относительно всех, кто похож на Иуду, а этот класс людей не так уж мал, как может казаться на первый взгляд.

Над жизненным поприщем Иуды я хотел бы написать следующий стих: «Кто думает, что он стоит, берегись, чтобы не упасть» (1 Кор. 10:12). Пусть тот, кто думает о себе, что у него все обстоит благополучно, что он прав и таким всегда будет, что он никогда не стал бы Иудой предателем или отрекающимся Петром, но был бы всегда подобен верному Иоанну, — пусть тот, кто так думает, будет очень осторожен, ибо и его ноги могут поскользнуться.

Иоанна мы представляем себе апостолом любви, Петра — горячим делателем. Так как Иоанн — апостол любви, мы возьмем его как некоторого рода идеал при определении характера Иуды. Запомним следующее: Иуде можно было сделаться Иоанном, равно как и Иоанн мог стать Иудой; есть возможность стать Иоанном или Иудой для каждого из нас, чья жизнь еще не сказала своего последнего слова.

Со стороны человека его будущность зависит от решения его воли — что он изберет для своих сознательных действий, то и решит вопрос о его жизни. Если мы сделаемся Иудой, это будет, вследствие нашего выбора, силой сатаны. Если мы больше и больше уподобляемся Иоанну, даже Иисусу Христу по характеру, это происходит благодаря нашему выбору и находящейся за ним и действующей удивительной благодати Божьей.

Первое, на что укажем, это на первоначальный характер Иуды. Он добровольно пришел к Иисусу, будучи увлечен Его учением, личностью и жизнью. Учитель нравился ему. Его чудное учение прекрасно укладывалось в его сердце, и он пошел за Учителем. Это внушает столько мыслей, что можно было бы несколько книг написать о его прежнем характере, до того, как Господь избрал его в число близких к Нему последователей.

Во-вторых, нужно указать на следующее: Господь избрал его быть одним из двенадцати. Этот выбор был сделан Господом после того, как Он всю ночь провел в молитве. Всех тех, кто последовал за Ним, Господь как бы просеивал в молитве, обдуманно, в ту ночь, когда Он перебирал одного за другим тех, кого Он знал. И Он избрал Петра и Иоанна, Иакова и Андрея, каждого особо, и Иуду. В молитве и размышлениях Он избрал его вместе с другими, и избрал его, не спрашивая, кто и что он был. В Иуде было в начале нечто такое, что и нужно было Господу, чтобы приблизить его к Себе. У него была слабость. Она была у Иоанна и у Андрея, была у каждого из учеников; суть была в следующем: слабость могла быть побеждена, и тогда такой человек мог стать одним из великих руководителей Церкви.

Заметьте сразу, что делал Иуда вместе с другими: он проповедовал, исцелял больных, изгонял бесов, трудился для Господа, был послан Им для исполнения порученного, вернулся и рассказывал, подобно другим, об успехах. Он был одним из тех, которые свидетельствовали о Божьей силе, явленной чрез них (Лк. 10:20).

В-третьих, нужно отметить также его особое положение среди апостолов. Он был кассиром, избранным казначеем, и это свидетельствует о некотором его старшинстве. У него была деловитость и особый дар вести денежные дела, а также справляться с разными деловыми вопросами.

В-четвертых, отметим, что Иуда прожил с нашим Господом от полутора до двух лет. Иуда ел с Господом, спал вместе с Ним, вместе ходил с Ним по дорогам, жил с Ним бок о бок; вся сила Христова, в личном Его прикосновении, в нежности, в мудрости, была в распоряжении Иуды все это время.

Вот начало жизни этого человека. Между этим благословенным состоянием и предательством произошли известные перемены. Месяцев за шесть до предательства Господь сказал ему: «Не двенадцать ли вас избрал Я? Но один из вас диавол». По внешности он не отличался от других, по крайней мере, насколько другие могли заметить. Они и не думали ничего такого про него. Он был одним из близких к Господу двенадцати учеников, проповедовал, трудился для своего Учителя; но Господь заглянул в глубину его сердца и увидел там дух дьявола, воодушевлявший его в жизни.

Затем, в последнюю неделю были сказаны слова, свидетельствующие о перемене характера Иуды.

Иоанн, говоря о нем, называет его вором. Быть может, он был виновен в этом когда-нибудь раньше, уличен и сидел в тюрьме, но здесь не это имеется в виду. Слова Иоанна указывают на то, что Дух Святой открыл ему внутренний поворот в Иуде, в его уме, воле и жизни. Он не был вором в обыкновенном смысле этого слова. Во всей стране не было человека, кто думал бы об Иуде, как о воре, но Дух Святой открыл после Иоанну, что в сердце Иуды было то, что сделает его вором, если оно вырастет в нем и созреет.

Укажем еще на одну черту, характеризующую происшедшую в нем перемену, — неискренность. В Евангелии от Иоанна описано помазание головы нашего Господа. Иуда выразил неудовольствие, обращаясь ко всем: «Для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим?» Какие благородные слова, не правда ли? И всякий бы так сказал. Есть люди, которые много говорят о бедных, но лучше не заглядывать в их чековые, расходные книжки, которые далеко не покажут заботы о бедных. Иоанн просто говорит: «Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому, что был вор; он имел при себе денежный ящик». Иуда думал о чем-то другом. Ему было нежелательно, чтобы деньги эти миновали ящик, который находился в его ведении, приход в котором был, очевидно, без контроля. Он просто проявил неискренность, лицемерие, что уже от дьявола! Быть одно извне, а другое изнутри — это дьявольский дух.

Затем — предательство. Прошу, не забудьте, что между первой главой о характере избранного Господом человека и этим отвратительным предательством произошли коренные перемены. В продолжение полутора-двух лет Иуда из человека, обдуманно избранного Господом, чтобы быть одним из руководителей Церкви, превратился в человека, имевшего в себе семена дьявола, — предателя.

Нужно отметить, что перемена происходила постепенно. Не все пришло сразу. Лука пишет: «Иуду Искариота, который потом сделался предателем» (Лк. 6:16). Это был рост. Плохое в вас не проходит все сразу. Если вы заметите худой поступок, можно быть всегда уверенным, что он таился внутри уже некоторое время. Зло не выливается наружу все сразу. Если бы кто-нибудь сказал Иуде за шесть месяцев до предательства, что он изменит Господу и предаст Его, он не только был бы удивлен, но оскорбился бы и ужаснулся бы от такой мысли.

Нужно также указать на следующее: перемена шла в ту сторону, куда тянула врожденная наклонность его характера. Иуда был делец. У него была деловая сноровка, которая развилась потом в планомерную заботу о деньгах, жажду получения их. Это было согласовано с его врожденными взглядами на деловые вопросы. Затем, он имел дар руководства, но этот дар выродился в стремление заставлять все идти так, как ему хотелось.

Мне совершенно ясно, что Иуда не думал, что Иисус будет распят. Он стремился принудить Господа удостоверить о Себе, явить нечто такое, что Иуда находил нужным сделать. Способность руководить делами и другими людьми была использована на то, чтобы повернуть обстоятельства по-своему — искушение, встречающееся очень часто у тех, кто имеет дар руководства. Это — по-диавольски, хотя и встречается часто среди христиан.

Затем, Иуда был человеком сильного духа — так сказать, высоко настроенный и одухотворенный, но это у него превратилось в упорство и буйное своенравие.

Выше сказано, что само предательство было неожиданным для Иуды, оно было неожиданностью для первосвященников, но только не для Иисуса, ибо Он знал, что должно случиться. Весь этот случай с Иудой является примером того, как сатана неожиданно овладевает человеком, но всегда чрез какое-нибудь место, которое человек дал ему в себе. В данном случае Иуда проявил свой своенравный характер, и чрез это сатана использовал его для своих целей.

Была вечеря в Вифании, и женщина, движимая благодарностью к Иисусу за оказанное ей благословение, принесла фунт драгоценного миро и помазала им ноги Господа, а Иуда заявил неудовольствие, он критиковал (Ин. 12:3-8). Критиковать всегда легче, чем сделать что-либо другое. Это может объяснить, почему критика так распространена. С другой стороны, требуется гораздо больше ума для критики разумной, так, чтоб она принесла пользу, чем для чего-либо другого. Не это ли причина, почему критика этого рода так редко встречается? Иуда критиковал, а Господь защитил заслуги Марии, одобрив помазание, и сделал выговор Иуде. Это рассердило Иуду.

Если присмотритесь внимательнее, то увидите, что Иуда вышел из дома Симона в Вифании прямо на Иерусалимскую дорогу, вошел в тесный круг врагов Христовых и предложил предать Его (Мф. 26:14-16). Это поразительно. Он пошел прямо после выговора, данного ему Господом, и сказал: «Что вы дадите мне, и я вам предам Его?» Сделка была очень плохая — только тридцать серебренников! А ведь он был способный делец. Ведь он мог свободно получить тысячу серебренников. Если бы враги Христа и тысячу заплатили за такую жертву, они все же считали бы это дешево, но Иуда, в порыве своего горячего характера, был неверен даже свои деловым наклонностям. Замысел был осуществлен внезапно, в момент проявления его своенравного духа.

Окончательный перелом произошел в Иуде в тот вечер, когда совершено было предательство. Был двойной праздник в доме одного доброго человека — Пасха и прощальная вечеря нашего Господа. Трогательна полная любви настойчивость Господа, с какой Он старался вернуть Иуду обратно к Себе. Вы помните, что Он сделал? Он умыл ноги Иуды. Это было наиболее нежным проявлением личной любви, какую Господь оказывал двенадцати до тех пор. Господь старался удержать всех двенадцать — Иуду удержать от предательства, удержать Петра от отречения, Иоанна сохранить верным и, вообще, всех двенадцать удержать стойкими и верными. Девять убежали, но после вернулись. Петр отрекся, но он вернулся. Иуда предал, и хуже всего было то, что он не вернулся.

Рука, которая прикасалась в тот вечере к ногам Иуды, не протягивалась прежде всего к ногам, и только к ним. Господь стремился достичь его сердца и его головы. Рука, которая прикоснулась к ноге Петра, достигла его головы и его сердца; но рука, которая стремилась коснуться сердца Иуды чрез его ноги, не была допущена туда характером и волей этого ученика.

Во второй раз Господь явил Свою особую любовь к Иуде, когда Он подал ему, обмакнув, кусок хлеба, ибо нет сомнения, что подача господином праздника омоченного солью куска означала прикосновение любви. Когда праздник начался, Он дал кусок хлеба тому, кому Он хотел показать Свою любовь, и подачей его Он выразил Свою последнюю надежду, горячую мольбу, чтобы Иуда отстал от своего замысла (ср. Мф. 6:50; Лк. 22:48). Писание свидетельствует, что «после этого куска вошел в него сатана».

Как мог сатана войти в него? Есть только один путь, каким Бог или сатана входит в человека, а именно — чрез открытую внутри дверь. Нет другого пути, чтобы войти в человеческую волю, как только изнутри. Сатана вошел в Иуду, когда последний, получив кусок, сказал сам в себе: «Он старается склонить меня на Свою сторону и привлечь к Себе, но я не хочу этого».

И, наконец, предательство — последний и заключительный поступок. Нет достаточно резких слов, чтобы достойно осудить этот поступок Иуды, а между тем всякий раз, когда я думаю об Иуде, я думаю и о том, что есть тысячи других, которые сделали или делают то же, что сделал Иуда. Иуда, Пилат, Каиафа выделяются так резко в нашем сознании, потому что свет всей истории падает на них. Совершенно бессознательно для себя самих они образуют центр, или известную часть центральной группы всей этой истории. Но тот Пилат вовсе не был хуже современных Пилатов. Выделился он просто потому, что свет Духа Святого был направлен на него и ясно осветил его дурные свойства. И Каиафа не является единичным, только все зло в нем и черты его ужасного, достойного вечного осуждения характера мы видим в свете Духа Святого.

Конец повествования таков: Иуда повесился! Прошу понять меня правильно, когда я говорю, что это было самое худшее, что он сделал! Предать Господа — это было ужасно, и действительно превышает всякое разумение и описание, и все же это не было главное. Худшее в жизни Иуды было то, что он не поверил, что любовь Господа была достаточно велика, чтобы простить его. Без сомнения, он мог получить прощение, насколько дело касалось его поступка. Петр вернулся и был прощен, но этот человек сомневался в прощающей любви Господа. Это было худшее. Тут сатана захватил и стеснил его сильнее, чем когда-либо. Он внушил Иуде: «Ты не можешь быть прощен!»

Мы читаем, что Иуда повесился. Почему? Из-за угрызений совести. Сатана никогда не вешался. Почему? Он слишком верит в себя. Он никогда не может быть угнетаемым совестью. Но угрызение совести человека рассказывает нам историю его души, оно говорит об отвращении его к самому себе. Иуда понял, что он сделал. Когда Учитель дал Себя арестовать и добровольно пошел на смерть, я думаю, Иуда был крайне удивлен и потрясен этим. И опять хуже всего то, что он сомневался, что любовь Господа могла простить его. Она могла простить. Нет предела любви Божьей в прощении того, кто хочет вернуться к Нему.

Вы, может быть, спрашиваете, знал ли Господь, что Иуда предаст Его? Да, Он знал. В Писании ясно сказано, что Он знал это; но ясно поймите следующее: хотя Он знал об этом, но Иуда, несмотря на это знание, все же сам избрал свой путь.

Прошу вас, запомните следующее: Бог не нуждался в Иуде, Ему не нужен был ни Пилат, ни Каиафа. Бог никогда не нуждается в чем-либо плохом для Своего хорошего. Одна практическая сторона всего этого такова: всякий из нас находится в первоначальном положении Иуды, как избранный Господом, если доверяется Ему; ибо Он избрал нас Своей смертью, пострадав за всех; эту жертву Он простирает на всю нашу жизнь, но мы решаем сами вопрос, каким путем должна идти наша жизнь.

Пусть тот, кто думает, что он стоит, будет очень и очень осторожен! Его ноги могут поскользнуться в то время, когда он самонадеянно закинул голову с уверенностью, что положение его совершенно безопасно. Одному он может научиться из жизни Иуды. Без всякого сомнения, лукавый пользовался Иудой, хотя Иуда ничего не знал об этом (предполагая, что это он сам так поступает). Нет никакого сомнения в том, что и сегодня лукавый пользуется многими для своих планов, хотя они в ужас пришли бы от такого предположения.

Для Иуды была полная возможность уподобляться в характере Иисусу Христу, когда он был избран, и та же самая возможность есть и у меня и у вас. Но есть возможность для всякого из нас уподобляться и «диаволу». Для каждого из нас есть возможность уподобляться характеру Иисуса или Иуды, и, изучив вопрос основательнее, мы увидим, что от нашего решения зависит, какой характер сделается нашим.

Я обращаюсь к близким к Христу, к христианам; только к таким относится та истина, что каждый из нас, без сомнения, может уподобиться Иуде и дойти даже до предательства, и до такого состояния, когда прощение будет казаться нам невозможным.

Выбор человека решает все. Через открытую дверь его воли сатана входит в него, и только так; и через открытую дверь его воли и Господь наш Иисус Христос входит в него, когда Ему угодно. Единственное, что мы можем делать, это — говорить ежедневно: «Господи, по Твоей благодати я избираю одно: дать Тебе возможность господствовать в моей жизни», А затем бодрствуй и наблюдай, и не успокаивайся в неведении, ибо многие из нас так же, как и Иуда, дают возможность лукавому пользоваться ими. Молись смиренно вместе с псалмопевцем: Испытай меня, Боже, и узнай сердце мое; испытай меня и узнай помышления мои и побуждения мои и намерения мои. Испытай меня и узнай мои мысли и мои основания, самые сокровенные и подсознательные, и зри, нет ли во мне чего, что огорчает Тебя, и тогда выведи меня из этого и направь меня на Твой путь, на путь вечный» (Пс. 138:23-24).

Источник: Журнал «Гость», №2 , 2010, с. 5-7.

 

С.Д. Гордон (1859-1912) — американский проповедник, автор многих книг на духовную тематику, в частности «Тихие разговоры о молитве» (1903).

Реклама
Запись опубликована в рубрике Статьи с метками , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s