Проблема зла с личной и богословской точки зрения

Риз Брайант

г. Киссимми, США

Перевод с английского Е. Канищевой

Проблему, которую философы и богословы именуют «проблемой зла», приходится решать большинству мыслящих людей, даже если они называют её как-то иначе. Эта проблема впервые вошла в мою жизнь, когда я учился в средних классах школы. Я видел страдания моей матери, у которой был тяжёлый маниакально-депрессивный психоз. Время от времени её клали в больницу и лечили электрошоком. Я видел, как моя жизнерадостная, любящая мама постепенно замыкается в своём втором «я», как она целыми днями сидит в кресле, монотонно повторяя: «Как мне плохо, как мне плохо» — или: «Хоть бы завтрашний день никогда не настал!» — или что-то ещё, столь же пессимистичное. Вся наша семья была измучена, и я никак не мог понять, что происходит и почему. Почему Бог допускает, чтобы добрый, хороший человек так ужасно страдал?

Именно этот вопрос люди задают чаще всего. Почему? Боже, если Ты и вправду, как учит Библия, всемогущ и любишь всех нас, то почему Ты допускаешь столько горя и страданий? Почему Ты позволил Гитлеру и Сталину пролить кровь миллионов невинных людей? Почему в мире столько горя, скорби, несправедливости, бедности, издевательств над детьми? Почему столько наводнений, засух, землетрясений, торнадо и других катастроф? Почему столько войн, в которых достигло апогея бесчеловечное отношение человека к человеку? Почему Ты допускаешь «тысячи лишений, присущих телу»? Как и Иван в «Братьях Карамазовых», мы не в силах понять, почему должны страдать и умирать маленькие дети. Мы помним, как он кричал брату Алёше: «Я не говорю про страдания больших, те яблоко съели, и чёрт с ними, и пусть бы их всех чёрт взял, но эти, эти!»«

К. С. Льюис обозначил проблему зла следующим образом:

Если Господь благ, Он хочет счастья Своим созданиям, а если Он всемогущ, Он может всё, что хочет. Однако создания Его несчастливы. Значит, Бог недостаточно благ или недостаточно могуществен. (1953:14)

А вот как сформулировал её Р. А. Армстронг:

Зло в этом мире огромно. Если Бог не может предотвратить его, значит, Он не всемогущ; если может, но не делает этого, значит, Он не всеблаг. (1898:144)

Это очень серьёзная проблема, проблема, которая часто приводит людей к атеизму.
Атеисты «решают» проблему зла просто: они утверждают, что Бога нет. Согласно их убеждениям, всемогущего и милосердного Творца, создавшего и держащего Своей силой Вселенную, попросту не существует, а всё сущее — лишь бессмысленная пляска атомов. Мы пришли ниоткуда; человеческая жизнь бесцельна; наше предназначение — смерть; после смерти мы приходим в никуда. Поскольку в этой системе нет места Богу, то нет и проблемы зла, так как нет того, кто мог бы её породить.

Но такое «решение» ставит атеистов перед другой очень серьёзной проблемой — «проблемой добра». Неужели логическое мышление — всего лишь биохимический процесс в головном мозгу? Неужели мораль — не более чем стадный инстинкт или социальная условность? Неужели красота — просто-напросто субъективная иллюзия? Неужели чувство, которое мы испытываем, слушая симфонию Баха, Бетховена или Чайковского в исполнении музыкантов-виртуозов, — всего-навсего вибрация диафрагмы? И любовь — просто «холодок в животе»? Торжество интеллекта, самопожертвование, эстетическое наслаждение — неужели всё это мираж?.. Да, со своей точки зрения, атеизм вроде бы «решает» проблему зла. Но это редукционистское «решение» даётся слишком дорого; его цена — отрицание объективной ценности разума, этики и эстетики, поскольку, если исходить из атеистических предпосылок, всё это — иллюзии.

Иллюзии? Может, тут и кроется решение? Что, если боль, страдание, несправедливость и даже сама смерть — плоды нашего искажённого воображения? Если зла нет, то откуда взяться проблеме зла? Но и это «решение» лишено всякой логики. Ведь если человеческий разум полагает зло реальностью (в то время как оно всего лишь иллюзия), то выходит, что сам человеческий разум и есть худшее из зол. Если, пытаясь определить, реально ли зло, я не могу положиться на собственный разум, то и во всём остальном я тоже не могу на него положиться. Если моё восприятие зла — иллюзия, то столь же иллюзорно и моё восприятие всего остального — других людей, внешнего мира, научного опыта.

Отрицание объективной реальности страдания и других разновидностей зла противоречит и библейскому учению о всемогущем и любящем Боге. Всё учение Библии зиждется на той истине, что Иисус из Назарета (воплотившийся Бог, согласно Евангелиям) страдал, истекал кровью и умер на кресте. Он сказал истинно верующим в Него взять свой крест и следовать за Ним (Мк. 8:34). После Его Воскресения и Вознесения на небеса Его апостолов избили — а они «пошли из синедриона, радуясь, что за имя Господа Иисуса удостоились принять бесчестие» (Деян. 5:41). Апостол Пётр предостерегал ранних христиан: «Только бы не пострадал кто из вас, как убийца, или вор, или злодей, или как посягающий на чужое», — и продолжал: «А если как Христианин, то не стыдись, но прославляй Бога за такую участь» (1 Петр. 4:15-16). Апостол Павел пишет: «…думаю, что нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас» (Рим. 8:18). Нигде, ни разу Библия не отрицает реальность зла и не говорит, что страдание — иллюзия; если кто и провозглашает эту идею, то религии востока и так называемый «Нью Эйдж».

Скажем больше: отрицание реальности зла противоречит и простому человеческому опыту. Если вы получили ожог, или если вас сразила тяжёлая болезнь, — вы чувствуете боль. Кто может сказать, что это не так? Нелепо было бы стоять подле роженицы, в муках дающей жизнь младенцу, или у изголовья больного, умирающего от рака, и говорить: «Тебе не больно. Боль — всего-навсего иллюзия. Ты вовсе не страдаешь!» Попробуйте предложить тому, кто отрицает реальность боли, полить ему голову кипятком. Вряд ли в ответ вы услышите: «Пожалуйста! Мне не будет больно. Ведь боль — это иллюзия!» Назвать страдание и зло иллюзией — это не решение проблемы.

У атеизма же, как мы уже отметили, имеется серьёзная проблема — проблема добра. Нелегко объяснить, откуда взялись разум и логика в иррациональной, возникшей по чистой случайности вселенной. Нелегко объяснить, откуда взялась мораль в мире, начисто лишённом нравственных абсолютов. Только «рывок веры» может объяснить красоту во вселенной, где реальность — это не более чем материя в движении.

Но есть ли у этой неподатливой задачи решение, удовлетворяющее условиям? Я полагаю, что есть. Я утверждаю, что адекватное решение проблемы зла лежит в верном понимании Божьей силы, Божьей любви и Божьих дел.

Божьей силе подвластно лишь то, что вообще возможно

Бог, согласно Библии, всемогущ. Он создал «небо и землю» (Быт. 1:1). Апостол Иоанн слышал «как-бы голос многочисленного народа, как-бы шум вод многих, как-бы голос громов сильных, говорящих: аллилуия! ибо воцарился Господь Бог Вседержитель» (Отк. 19:6). Бог всемогущ — и всё же в мире есть зло? Как это может быть? Почему «Господь Бог Вседержитель» не уничтожил или не предотвратил его? Почему бы Богу попросту не избавить мир от боли и страданий?.. Мне кажется, потому, что всемогущество распространяется лишь на то, что вообще возможно. Существуют вещи, которых не может сделать даже Бог!

Может ли Бог создать квадратный круг или круглый квадрат? Может ли Он сотворить два холма, но чтобы между ними не было ущелья? Разумеется, нет. И не потому, что Он недостаточно могуществен, а потому, что это абсурд. Бог не может сделать того, что противоречит Его сущности или миру, который Он создал. Нелепость есть нелепость, даже когда мы пытаемся применить её к Богу. Сама Библия утверждает, что для Бога есть нечто невозможное. Это нечто — ложь; «невозможно Богу солгать» (Евр. 6:18). Мы же с вами, напротив, солгать можем. Означает ли это, что мы сильны, а Бог — слаб? Нет. Это означает, что Бог (будучи источником абсолютной истины и абсолютной чистоты) не может солгать не потому, что Он слаб, а потому, что ложь противна Его природе. Следовательно, Богу не может солгать, хотя Он и всемогущ.

Подобным же образом даже Господу Богу Вседержителю невозможно наделить Свои создания свободой морального выбора — и одновременно заставить их повиноваться Себе силой, но так, чтобы они при этом оставались свободными. Несомненно, Бог способен заставить нас повиноваться Себе, равно как галактики и атомы. Но тогда мы были бы не людьми, а роботами. Ведь Он наделил нас свободой выбора. С самого начала нам, людям, дана была свобода — славить Бога и слушаться Его, или же отвергать Бога и бунтовать. Люди, возжелав стать «богами», употребили данную им свободу себе во вред — и продолжают это делать по сей день. Именно в этом, согласно Библии, источник всех людских бед, страданий и зла (Быт. 3:1-24).

Но не слишком ли много дано нам свободы? Именно это обвинение выдвинул против Иисуса Великий Инквизитор в романе Достоевского «Братья Карамазовы». Он пенял на то, что Иисус слишком легко позволяет Себя отвергнуть. По мнению Великого Инквизитора, Иисус должен был использовать Свою силу для того, чтобы принудить людей веровать и повиноваться. Он считал, что церковь исправила эту ошибку, силой — вплоть до сжигания еретиков на кострах — заставив людей верить в Бога. Но Бог никого ни к чему не принуждает. Он дарует нам свободу. Вот как понимает это Филип Йенси (Philip Yancey):

Божье требование свободы столь страшно и столь абсолютно, что Он позволил жить так, будто Его нет, плевать Ему в лицо, распинать Его.

Далее Йенси пишет:

Я думаю, Бог ввёл все эти ужасные ограничения потому, что никакие ослепительные демонстрации Его всемогущества не породят в нас того отклика, которого Он ждёт. Силой можно принудить к послушанию, но только любовью можно вызвать ответную любовь — то единственное, чего Бог хочет от нас и ради чего Он нас сотворил. «И когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе», — сказал Иисус. На случай, если смысл этих слов ускользнёт от нас, апостол Иоанн добавляет: «Сие говорил Он, давая разуметь, какою смертью Он умрет». Сущность Бога — в самопожертвовании; Он взывает к нам из жертвенной любви. (1995:78)

Может быть, с нашей точки зрения такая свобода не стоит цены, уплаченной за неё, но с точки зрения Бога — стоит. Он не принуждает нас Своим всемогуществом, но молит Своей любовью.

Божья любовь — ради нашей святости, не ради нашего счастья

Если Бог любит нас, значит, Он хочет, чтобы мы были счастливы, разве не так? Если бы Он любил нас, то не позволил бы, чтобы с добрыми людьми происходило что-то плохое!.. Именно так это выглядит на поверхности. Но Божья любовь, какой она изображена в Библии, — это не сентиментальное сонное благодушие «небесного дедушки» — пусть, мол, молодёжь вдоволь тешится и творит что хочет. Библейский Бог — это «огонь поядающий» (Евр. 12:29). Пламя Его святости стремится поглотить весь наш моральный шлак и, как бы больно это ни было, очистить нас, чтобы мы могли предстать перед Ним.

Библейский Бог — это и Отец, который укоряет нас: «кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает» (Евр. 12:6). Какой земной отец согласится с тем, что его ребёнок станет трусом, преступником или наркоманом, лишь бы на внешнем уровне ему было «хорошо»? Нет, хороший отец станет перевоспитывать и наказывать ребёнка по своему разумению, стремясь улучшить его характер. Так и Отец наш Небесный наказывает нас «для пользы, чтобы нам иметь участие в святости Его» (Евр. 12:10). Богу угодно, чтобы мы очистились от моральной нечистоты — гордыни, похоти, зависти, алчности, ненависти — и разделили с Ним Его святость. Он хочет, чтобы мы уподобились Ему. Вот почему Его любовь далеко не всегда приносит нам удовольствие. Бог любит нас не ради нашего удовольствия, а ради нашей святости. Вот как выразил это К. С. Льюис:

Когда христианство говорит, что Бог любит человека, оно имеет в виду, что Бог человека любит, а не равнодушно желает ему счастья. Мы хотели, чтобы Бог нас любил, — вот Он и любит нас. (1953:34, 35)

Бог не бездействует

Когда мы задаёмся вопросом о зле в том виде, в каком он у нас сформулирован, мы по умолчанию исходим из того, что Бог ничего не сделал для искоренения зла в нашем мире. Но так ли это? Представьте себе любящего земного отца, который видит, как его не умеющий плавать малыш падает в глубокое озеро. Сам же отец плавать умеет. Что он будет делать? Разумеется, бросится в воду и спасёт ребёнка — или же погибнет, пытаясь спасти. Библия рассказывает, как Бог, видя, что мы тонем в озере греха, стал одним из нас, чтобы броситься в это озеро и нас спасти. Мы можем принять это спасение или отвергнуть его. Но что бы мы ни выбрали, мы не вправе говорить: «Почему Бог ничего не делает?» В минуты страданий мы поддаёмся искушению воскликнуть: «Боже, почему ты позволил, чтобы это случилось со мной? Ты не знаешь, как я мучаюсь!» Но, хорошенько прислушавшись, мы сможем различить ответ Бога: «А знаешь ли ты, каково быть распятым?»

Людской мудрости не дано «решить» проблему зла, не дано построить идеальную теодицею. Спрашивая Бога, почему Он допустил, чтобы моя больная маниакально-депрессивным психозом мать изнывала в психиатрической лечебнице, почему Он допустил прочие «тысячи лишений, присущих телу», я порой слышу Его ответ. Он отвечает мне вопросом — тем же, который задавал Иову: «Давал ли ты когда в жизни своей приказание утру?» (Иов 38:12). Иными словами, Бог спрашивает меня: «Брайант, если ты так мало знаешь о Моей власти над миром природы и не можешь сделать даже такую простую вещь, как приказать солнцу взойти, то какое право имеешь ты ставить под сомнение Моё всемогущество во Вселенной?» Он мог бы «ответить» мне десятками тысяч подобных вопросов.

Но, как было отмечено выше, истинный ответ Бога на загадку страдания простирается куда дальше слов и божественного самооправдания. Его ответ — дело. Бог не бездействует! Главный, подлинный ответ — это Христос распятый и воскресший. Возможно, этот ответ не полностью удовлетворяет наше интеллектуальное любопытство, наше желание разобраться в проблеме зла. Но этот ответ, как я полагаю, наилучшим образом соответствует библейскому откровению о сущности Бога. Этот ответ не противоречив и не предполагает, что Всемогущий Бог будет силой принуждать Свои свободные создания к повиновению. Это ответ, который мы вольны принять или отвергнуть. Он ясно говорит нам, что непреклонная Божья любовь не есть нечто слащаво-сентиментальное. Богу нужно, чтобы мы были святы, чтобы мы вернулись к Его образу и подобию, а не чтобы мы были веселы и довольны прямо сейчас. Это — подлинный ответ.

Бог не бездействует. И не нужно никогда спрашивать: «Почему Бог ничего не делает для истребления зла?» Бог не дал нам оснований задаваться таким вопросом. Полагаю, что не случайно.

Ссылки

The Holy Bible: New International Version. Grand Rapids: Zondervan, 1988.
Armstrong, R.A. God and the Soul. London: Phillip Green. 1898
Lewis, C.S. The Problem of Pain. New York: The Macmillan Company. 1953
Yancey, Philip The Jesus I Never Knew. Grand Rapids: Zondervan. 1995

Реклама
Запись опубликована в рубрике Статьи с метками , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s