Право на свободу

Головин С.Л

г. Симферополь,Украина

Свобода – это то, к чему мы стремимся, и чем боимся распорядиться. Обещаниями свободы закабаляют других политические, религиозные и идеологические лидеры. Одни считают ее неотъемлемым атрибутом личности, другие – иллюзией или утопией. Провозглашая ее непреложную ценность, люди в то же время – как персонально, так и в сообществах – с легкостью готовы разменять ее на эфемерные гарантии безопасности или безответственности. Вспомним хотя бы договор Чемберлена-Риббентропа 1938 г., суливший (наряду с политикой невмешательства в гражданскую войну в Испании и признанием притязаний Муссолини в Эфиопии) британской короне «почетный мир» «до конца наших дней».

В эпоху постиндустриального общества и очередного витка глобализации понятие «свобода» стало размытым пропагандистским слоганом, чаще всего ассоциирующимся с идеями демократии, а также (гражданских и/или общечеловеческих) прав и свобод. Идя этим путем, мы добиваемся все большего числа прав – на однополые браки; на репродуктивное клонирование; на запрет выражать отличающиеся от наших религиозные убеждения. Мы уже добились права на аборт по требованию и, в виде отмены смертной казни, – права жить самим, посягая на жизнь других. В итоге, в обществе процветания прав и свобод человека самым опасным местом пребывания для него стала утроба его матери, а самым безопасным – камера смертника.

Полезно будет вспомнить, что понятие «права человека» в современном их значении появилось в следующем контексте: «Мы считаем самоочевидным, что каждый человек создан, наделенным неотъемлемыми правами, среди которых право на жизнь, свободу и на стремление к счастью» (Декларация Независимости США). Обладание особыми правами определялось особым местом человека в замысле Творца.

Лет десять назад в прессе сообщалось о частном самолете, потерпевшем аварию в джунглях Амазонки. Пилот остался жив, и, спустя несколько недель, вышел к людям. Все это время он питался, отлавливая ворон. А через некоторое время Общество защиты прав животных подало на него судебный иск с обвинением в жестоком обращении с воронами. Действительно, если права человека не зиждутся на замысле Создателя, почему у человека больше прав есть ворон, чем у ворон – есть его?

Этот пример может показаться комичным, но, стоит вспомнить историю, и мы увидим, что в обществах, где идея «прав человека» лишена библейского основания, прекрасная риторика о свободе, равенстве и братстве неизбежно заканчивается деспотией, гильотиной, ГУЛАГом. Погоня за правами сверх тех, что даны нам Творцом, не ведет к свободе.

Не делает нас свободнее и демократия (греч. «народовластие») когда, по меткому утверждению Бернарда Шоу, власти не назначаются коррумпированной горсткой, а выбираются невежественным большинством. На деле она всегда оборачивается либо охлократией (властью толпы, управляемой охламонами-демагогами (греч. «представитель толпы» и «народный вождь» – основное значение, которое приобрели в современном языке эти некогда политическими термины, говорит за себя), либо олигархией (властью небольшой группировки), либо плутократией (властью наиболее богатых), либо тиранией. Как говаривал Черчилль, приемник вышеупомянутого Чемберлена, демократия – наихудшая форма правления, если не считать всех остальных.

Стремясь избежать обвинений в политической предвзятости и не задеть чьих-либо политических предпочтений, я с трудом воздерживаюсь от примеров из современной украинской или российской действительности. Для иллюстрации демократии в действии, обратимся к событиям волнений 55-го г. Н.Э. в Эфесе (Римская провинция Асия, Западное побережье п-ова Мала Азия), мастерски описанным врачом, историком и блестящим литератором I-го века Лукой. С их детальным изложением можно ознакомиться в книге Деяний Апостольских 19:23-40. Хотя с тех пор минуло почти две тысячи лет, общие черты по-прежнему различимы в любом демократическом движении.

Итак, глобализационные процессы, достигнувшие пределы Ассии, резко снизили конкурентоспособность и, в результате, – прибыльность традиционных ремесел Эфеса. Возмущение ремесленников, не привыкших сообразовываться с изменениями рыночной конъюнктуры, выплескивается на улицы. Подспудно понимая неправомерность своих мотивов, они провозглашают лозунги и скандируют речевки, апеллирующие к ценностям сограждан («Да здравствует чистая и прозрачная демократия!», «Крепим дружбу братских малоазийских народов!», «Отстоим суверенитет и территориальную целостность!», «С Римом навеки!», «Защитим избирательные права восточно-ассийких инвалидов!», «Руки прочь от льгот ветеранам Второй Пунической войны!»,  «Нет – насильственной латинизации Восточного Средиземноморья!», «Греческому языку – статус государственного!», «Верните народные вклады в казну Ассирийской империи!», «Чем нас больше, тем мы лучше!» «Велика Артемида Эфесская!» и проч.). В результате на городском ристалище (амфитеатре, стадионе, центральной площади), где собралась многотысячная толпа, царила полная неразбериха: одни кричали одно, другие другое, большинство даже не знало, зачем они здесь (Деяния 19:32). Мелкие политические деятели пытаются использовать ситуацию для провозглашения собственной программы, но никому нет до них дела. У каждого – свой «шкурный» повод для недовольства, и ничто кроме этого ощущения недовольства и демагогических (греч. «ведущих народ») лозунгов не объединяет собравшихся. Мало кто из собравшихся ясно представляет, чего именно он в данный момент добивается.

Через несколько часов, когда все уже порядком устали митинговать, к собравшимся выходит государственный чиновник (депутат, секретарь, канцлер, президент – некто, живущий на налоги, взимаемые с народа), и произносит проникновенную речь.

Подобно классическому жанру симфонического концерта, речь состоит из трех частей (можете законспектировать – вы распознаете эту структуру в любом подобном выступлении):

1.     «Вы». Я почитаю за честь руководить таким прекрасным народом, как вы. Всему миру известно, что вы, эфессяне, совсем не такие, как остальные. Это бесспорно, и никто не сможет отнять у вас этой славы.

2.     «Мы». Мы, госслужащие, существуем исключительно ради вас и вашего блага. Мы заботимся, чтобы у вас были школы, детские сады, пенсии и т.п. Мы – ваши слуги. По любому вопросу обращайтесь непосредственно к нам. Для этого у нас  существуют приемные, комитеты, суды, и т.д. Приходите – ваш вопрос не останется без рассмотрения. Мы – всегда к вашим услугам.

3.     «Они». Я полностью на вашей стороне и всецело разделяю вашу озабоченность. Однако данное собрание организовано не совсем в соответствии с законодательством. Надо мной имеются вышестоящие власти, и если они прибегнут к силовым методам наведения порядка, формально они будут правы, и я, будучи солидарен с вами лично, никоим образом не смогу им воспрепятствовать. А потому давайте пока мирно разойдемся, и будем решать все вопросы в рабочем порядке. Пишите, приходите, звоните по телефонам горячей линии.

Довольные граждане расходятся. Ничего не меняется. Это – воплощение демократии. Но при чем тут свобода?

Что же это такое – свобода? Как она достигается? Обилие и разнообразие определений и подходов свидетельствует, что, подобно таким понятиям как, скажем, «счастье» или «любовь», это нечто, что трудно поддается описанию, но легко распознается на практике. К примеру, почему Вы, глубокоуважаемый, склонившись над текстом, вникаете во весь этот бред, а не лезете на близлежащую антенну сотовой связи, чтобы, прыгнув вниз головой, ощутить радость свободного падения? Мы же свободные люди!? Почему мы этого не делаем? Ответ совершенно прост: «Потому что не хотим». Это – не в нашей воле. Именно потому, что мы свободны, мы не делаем того, чего не хотим. И если некий доброхот пожелает помочь нам ощутить «радость падения», это будет противно нашей воле, и не будет свободным действием с нашей стороны.

Вывод из этого умозрительного эксперимента очевиден: свобода связана с возможностью действовать в соответствии с собственной волей. Но тогда оказывается, что безграничная свобода – это ложь! Наша воля является постоянной естественной границей нашей же свободы.

Рисунок 1. Воля человека — естественная граница его свободы

Представим плоскость Рисунка 1 полем мыслимых действий. Кривая линия, условно изображающая нашу волю, является естественной границей нашей свободы. Все, что в нашей воле – свободные действия (например – действия «1» и «2»); вне нашей воли – несвободные действия (как «3» и «4»).

Но если наша воля играет определяющую роль по отношению к свободе, если именно воля задает ее границы, то естественным способом развития нашей свободы будет развитие нашей воли. Развивать же волю мы можем не утопическим путем стремления к безволию по рецепту Шакьямуни или вседозволенности по Ницше. Если мы стремимся к совершенной свободе, нам нужно совершенствовать свою волю. Это же, в свою очередь, требует существования эталона – воли совершенной. Ни воля отдельного человека, ни коллективная воля нации, партии или общества таковой не является. Совершенная воля, подобно источнику неотъемлемых свобод, может быть только идеальна, абсолютна и трансцендентна. Это – воля Божья.

Познаете истину, и истина сделает вас свободными – утверждает Христос (Иоанна 8:32). Когда мы согласуем свою волю с волей Божьей (окружность на Рисунке 2), подчиняемся ей и воспринимаем ответственность за следование ей как императив, нам становится очевидным, в каком направлении следует развивать свою волю, совершенствуя ее.

Рисунок 2. Воля Божья по отношению к человеку — эталон для совершенствования его собственной воли и свободы

Так, действие «1», находящееся в нашей воле, оказывается вне воли Божьей, и нам следует отказаться от него. Вожделенное же нам действие же «2» воле Божьей соответствует, и мы с удовольствием можем его осуществлять. Действие «3», лежащее за пределами нашей воли, оказывается в воле Божьей и нам нужно прилагать усилия для его достижения. Ну, а действие «4» не угодно ни нам, ни Богу, и мы можем смело о нем забыть, не боясь ответственности за это.

Все тот же Лука Евангелист рассказывает о случае, произошедшем несколькими годами раньше вышеописанных событий в Европе, в римской колонии Филиппы – древней столице Македонского царства (Деяния 16:22-34). Павла и Силуана – инородцев, иноверцев и распространителей чуждой Риму идеологии, обвиняемых в подстрекательстве к государственному перевороту, заключают в городскую тюрьму. Зная, что по закону им грозит смертная казнь, начальник тюрьмы, приказывает заковать узников в колодки и запереть в карцер. Как человек опытный, он знает: смертникам терять нечего – они воспользуются любой возможностью бежать, ежели таковая представится. А в этом случае, все по тому же закону Римской империи, ему грозит то же самое, что предназначалось заключенным, то есть – смерть.

Ночью происходит землетрясение, начальник бежит к тюрьме с проверкой, и видит, что все двери, запоры и решетки вышибло сейсмической волной. Тут же он достает меч, чтобы покончить собой и избежать позора. Даже на грани смерти у него нет и тени сомнения, что темница пуста. К чему тешить себя иллюзиями? И тут он слышит голос с восточным акцентом, кричащий ему: «Не делай себе ничего плохого, ибо мы все здесь». Не веря своим ушам, он, потребовав света, вбежал в тюрьму и припал к ногам Павла и Силы, весь дрожа (Деяния16:28-29). Оказывается, не только эти двое политических никуда не собирались бежать, но вокруг странников собрались прочие узники – нарушители общественного порядка, должники, уголовники – послушать их рассказ. Зачем куда-то бежать, если есть о чем поговорить? Старый начальник тюрьмы впервые в жизни увидел, что такое совершенная свобода – свобода, не зависящая от обстоятельств. Свобода, на которую не влияют узы, решетки и запоры.

Именно такую свободу невозможно не распознать в миссионере Павле Апостоле и учителе Януше Корчаке; драматурге Вацлаве Гавеле и литераторе Александре Солженицине; в епископе контролируемого Советами Кракова Кароле Войтыле – во всех тех, кто уже обрел ее. Священное Писание говорит: где Дух Господень, там свобода (2 Коринфянам 3:17).

Ответственность перед Создателем – единственный путь к совершенствованию своей свободы. Но идет этот путь не через демократизацию общества или борьбу за права человека, которые лишь отчасти и весьма ненадежно защищают нас от произвола и коррупции, а через познание воли Божьей и поверку своей воли по Его стандартам. «Не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная», – пишет апостол Павел (Римлянам 12:2), и призывает вышедших на этот путь: «стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства» (Галатам 5:1).

Реклама
Запись опубликована в рубрике Статьи с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s