Комментарии Адама Кларка к Рим. 9

Комментарии Адама Кларка к Рим. 9

Перевод Александра Новикова
Редакция Геннадия Гололоба

Глава 9

Павел выражает большое сожаление о неверии и упорстве евреев (ст. 1-2). Перечисляет их высокие привилегии (ст. 4-5). Указывает на способ, который избрал Бог для передачи знания об Имени Его как евреям, так и язычникам; и как Он действует (судом или милостью) с людьми на примерах в случае с Авраамом, Исааком, Исавом и фараоном (ст. 6-17). Бог показывает милость и суд по Своему изволению, и ни у кого нет права усматривать несправедливость Его судов (ст. 18-20). Он имеет такую же власть над людьми, какую имеет горшечник над глиной (ст. 21-23). Пророки предвидели как призвание язычников, так и отвержение евреев (ст. 24-29). Язычники приобрели знание Божьего пути спасения грешников; в то время как евреи не приобрели его (ст. 30-31). Причина, по которой евреи не получили спасения, провозглашенного им посредством проповеди Евангелия (ст. 32-33).

Заметки к главе 9 доктора Тейлора

Эту и десятую главу доктор Иеремия Тейлор (1613-1667) озаглавил следующим резюме:
В предыдущих главах апостол детально показал, что благодать Божья распространяется на язычников так же, как на евреев; что закон милости Божией был полностью, и сам по себе, доступен для всех верующих (евреев или язычников) в противоположность заслугам по делам или послушанию какому-либо закону; что язычники верой получают право на благословения Божьего Завета и что евреи не имеют возможности получить эти благословения никаким другим путем. До сих пор апостол не рассматривал евреев как отверженных, разве только косвенно. Наоборот, в их ответственность входит пребывать в Церкви и не пытаться препятствовать вхождению в Церковь язычников, но позволять им быть соучастниками в милости Божьей. Таким образом, его мысль в общем такова: Почему же верующие из язычников не могут быть допущены к Божьей милости, оправданы и спасены так же, как и вы?

Однако в этой главе, как и в двух последующих, апостол рассматривает принятие язычников в Царство и Завет Божьи с позиции призвания и приглашения, а также избрания и выбора. А это показывает, что он рассматривает эти две группы людей в свете, отличном от того, как он распределил их ранее: язычников он видит приглашенными в Царство Божье и избранными быть Его народом, а евреев оставленными и отверженными. Поскольку большая часть евреев отвергла Евангелие Христово, он предполагал, что Бог собирался отринуть их, низвергнуть их государство, разрушить их храм и рассеять их по лицу земли. Таким образом он опасался, что они будут прокляты, или отлучены от Христа, и низвергнуты до уровня языческих наций мира. И последующие события показали, что эти его опасения были продиктованы Духом истины.
Примечательно, что, согласно его осторожной манере письма и его тактичного и мягкого обращения со своими соотечественниками, он никогда не упоминает вопрос их отвержения – тему весьма болезненную для его размышлений – иначе, чем в желании самому быть отлученным от Христа за них, лишь бы предотвратить их отлучение от Христа (9:3). Павел не упоминает об этом до тех пор, пока не доходит до одиннадцатой главы, где он почел за нужное сказать многое в их поддержку, даже учитывая их отверженность на тот момент. Весьма очевидно, что его доводы в этой главе основываются на предположении, что большая часть еврейского народа будет изгнана из видимого Царствия Божия. Именно по этой причине в этой и двух последующих главах он рассматривает принятие любого человека в Царство и Завет Божьи, используя сравнительные понятия призвания и избрания или приглашения и выбора. Евреи были отвержены и лишены спасения, а язычники были избраны и призваны или предопределены. Это – наиболее очевидный смысл сказанного Апостолом, и очень странно, что кое-кто намеревается применить его доктрину к исключительному и безусловному предопределению или осуждению на вечные муки отдельных личностей.
Именно на этом отвержении евреев основано призвание и предопределение язычников. Если же евреи не отвержены, но остаются видимой Церковью и Царством Бога, тогда язычники, в соответствии с богословием апостола, не имеют права на благословения Царства. И вместо призванных и избранных они есть незваные гости на небесном празднике. Именно это неверующие из евреев и старались доказать верующим из язычников, убеждая их в том, что они не заслужено приняты в Церковь Божью. Что только евреи были и будут всегда оставаться единственной Церковью и Царством Божьим, поскольку они не могут быть отвержены до тех пор, пока Бог остается верным Своему обетованию, данному Аврааму. Что язычники весьма обманывались, когда полагали, что они приняты в Царство верой во Христа, тогда как нет другого пути вхождения в него, кроме как посредством исполнения закона Моисеева. Это твердое убеждение евреев было отправной точкой, исходя из которой, они оказывали сопротивление язычникам и пытались подорвать основание их надежды на спасение посредством Евангелия Христа.

Таким образом первоочередной задачей Павла было доказать, что евреи, отвергнув Христа и Его Евангелие, сами оказались отлученными от Церкви, и что это не противоречит обещанию Божьему, данному Аврааму. Он немного коснулся этой темы в начале третьей главы, однако рассмотрение данного вопроса там могло привести к разбиению на слишком много нитей рассуждения и, вероятно, поэтому Павел отложил его до этого места, в котором он:
(1) искренне выражает свои нежные чувства по отношению к своим соотечественникам и непритворную скорбь своего сердца об их неверии и последующем отвержении (Рим. 9:1-5);
(2) отвечает на возражения против факта такого отвержения (Рим. 9:6-23);
(3) доказывает призвание язычников самим Писанием (Рим. 9:24-30);
(4) разъясняет истинное состояние и причины отвержения евреев и призвания язычников (Рим. 9:30-10:14);
(5) доказывает необходимость апостольской миссии к язычникам для их спасения (Рим. 10:14-21).
Все это вместе было предпринято Павлом для защиты Божьих заповедей, т.е. убеждения неверующих евреев и укрепления веры верующих язычников в том, что призвание или приглашение в Церковь Божью язычников было правомерным. Одним словом, Павел хотел защититься от придирок и возражений неверующих евреев и расположить евреев-христиан к тому, чтобы они принимали и рассматривали верующих из язычников как членов семейства и Церкви Божьей, по Божественному праву, что в равной степени относилось и к самому Павлу». (Смотри комментарии на Послание к Римлянам доктора Иеремии Тейлора, стр. 321).

Стих 1. Истину говорю во Христе, не лгу
Это одна из самых торжественных клятв, которую может дать человек. Павел обращается к Христу, как к исследователю сердец, в доказательство того, что он говорит истину. Он утверждает, что его совесть чиста от любой лжи в этом вопросе и что Сам Дух Святой свидетельствует ему, что сказанное им является истиной. Отсюда мы видим, что свидетельство совести человека и свидетельство Духа Святого есть две различные вещи, и что апостол имел оба эти свидетельства одновременно.
А поскольку апостол все еще должен был передать весьма ужасное поручение – объявить евреям, что Бог не только избрал язычников, но и отверг их самих, потому что они отвергли Христа и Его Евангелие, – то было необходимо уверить их в том, что, несмотря на то, что они преследовали его за принятие Евангелие, ему вовсе не приносило какого-либо удовольствия то, что они оказались в немилости у Бога. Напротив, это было причиной его постоянных душевных страданий, поскольку производило в его сердце большую тяжесть и постоянную печаль.

Стих 3. я желал бы сам быть отлученными от Христа
Этот и два предыдущих стиха излагаются доктором Тейлором следующим образом: «Я настолько далек от того, чтобы настаивать на данной доктрине (отвержении евреев), исходя из какой-либо враждебности к моим соотечественникам, что торжественно заявляю следующее, в искренности моего сердца, без малейшей выдумки или лицемерия – и притом я имею свидетельство моей совести, научаемой и направляемой Духом Святым: Истина об отвержении Богом еврейской нации не только не приносит мне какое-либо удовлетворение, но причиняет постоянную боль и тревогу до такой степени, что я хочу быть здесь подобным Моисею: когда Бог намеревался истребить непослушных израильтян и вместо них произвести от него многочисленный народ (Исх. 32:10), он умолял Бога, чтобы ему лучше умереть, чем кто-либо из детей Израиля погиб (Исх. 32:32). Подобно ему, я тоже желал бы сам быть изгнанным из видимой Церкви, лишь бы этого не случилось с евреями. Пусть эта судьба пала бы на меня, если таким способом они могли бы быть сохранены. К этому я побуждаем естественной любовью, потому что евреи суть мои дорогие братья и родные».
Очень немного отрывков Нового Завета озадачивало критиков и комментаторов более, чем этот. Каждый из них видел абсолютную бессмыслицу понимания его в буквальном смысле, так как ни один человек в здравом рассудке не пожелает себе вечного проклятия ради спасения другого или для спасения даже всего мира. Да и предположение, что такая жертва произведет такой эффект, было так же абсурдным и чудовищным. Поэтому было предложено несколько переводов этого места и представлено несколько решений.
Уэйкфилд (Mr. Wakefieid) говорит: «Я не вижу иного способа разрешения затруднения, содержащегося в этом стихе, который так сильно проявил образованность и мастерство комментаторов, кроме как при помощи выражения из Гомера «еюхомаи эинаи», что означает «Я исповедую, что я был…» Поэтому он заключает этот отрывок в скобки, так что в итоге получилось: (Ибо я также был однажды чужд Христу) за братьев моих и далее по тексту. Но как понять, что Савл из Тарса был некогда чужд Христу ради своих соплеменников, это остается для меня совершенной загадкой.
Давайте обратимся к греческому тексту: «Еюхомен гар аютос эго ана(т)эма эинаи апо ту Христу хупэр тон адэлфон му», т.е. «Ибо я желал бы сам быть отлучённым от Христа («хупо», т.е. Христом, согласно некоторых чтений древних манускриптов) за братьев моих». Поскольку «еюхомен» («я молился») является первым лицом, единственного числа несовершенного времени, то существует мнение, согласно которому Павел здесь вспоминает то, что прошло через его сознание, когда он, исполненный любовью Божьей, узнал об отвержении евреев. Он упоминает здесь о нем, лишь как о том, что, в потоке выражения его веры, было испытано им спонтанно, т.е. без какого-либо Божественного озарения, которое вело бы его к этим переживаниям. Однако Апостол не хотел здесь сказать, что и сейчас он переживает такое же безрассудное и нелепое желание». Я боюсь, что будет необдуманно полагать, что это объяснение разрешает данное затруднение.
Греческое слово «ана(т)эма» («анафема») должным образом обозначает любую вещь, посвященную Богу для уничтожения. Оно соответствует слову «хэрэм» в иврите, которое Септуагинта именно так и переводит, и которое означает либо вещь, либо человека, отделенных от их прежнего состояния или условий использования и подлежащих уничтожению. В этом смысле оно использовано в текстах Втор. 7:25-26, Нав. 6:17-18, 7:12.
Определённо это слово употреблялось как евреями, так и греками, для изображения человека, преданного (посвященного) уничтожению ради общественной безопасности. В Мидраше (Midrash hanneelam), в разделе Зoѓap Хадаш (Sohar Chadash), мудрый рабби Йохаи (Rabbi Chaijah) сказал: «Нет такого пастыря, как Моисей, который пожелал бы положить свою жизнь за паству; ибо Моисей сказал прости им грех их, а если нет, то изгладь и меня из книги Твоей, в которую Ты вписал (Исх. 32:32)». Такие анафемы в смысле людей, посвященных на уничтожение ради общественного блага, были общепринятыми среди всех древних народов. Марк Курций (в 362 г. до Р.Х. он пожертвовал собой, чтобы исправить трещину в Римском Форуме, – прим. пер.) и Деций Траян (когда погиб его сын в бою, он воскликнул «гибель одного воина не имеет для республики большого значения!», – прим. пер.) – примеры, взятые из среды римлян. Когда начиналась эпидемия или какое-либо другое общественное бедствие, было обычным делом брать одного из низших или наиболее отвратительных людей и посвящать его душам предков (Dii Manes почитались как боги, – прим. пер.) или богам преисподней. Доказательства тому смотри у Шлойзнера (Schleusner наиболее известен как составитель греко-латинского лексикона, – прим. пер.) в конце этой главы.
Только одного этого обстоятельства достаточно, чтобы объяснить данное слово в этом тексте. Павел пожелал быть посвященным уничтожению, на что были определены в его время евреи, для того, чтобы искупить своих соотечественников от наиболее ужасной участи – от отлучения от Церкви. Он хотел сам стать жертвой ради общей безопасности и отдать свою жизнь, чтобы спасти их жизни. И поскольку Христос, возможно, посвятил их уничтожению (см. Мф. 24), Павел желает, чтобы вместо них Христос посвятил его: желал бы я сам быть (согласно чтению лучших манускриптов «хюпо») посвященным Христом этому временному (земному) уничтожению, т.е. приговору на осуждение, вынесенному своенравным евреям, если, поступая так, я смогу искупить их. Это и является, пожалуй, сутью данного желания апостола.

Стих 4. то есть Израильтяне
Израильтяне – потомки Иакова, человека, снискавшего благоволение Божье и получившего от Него особое имя «Израиль», т.е. – принц Божий, согласно сказанному в тексте Быт 32:28 (только одна из версий понимания значения имени «Иаков», означающая на иврите буквально «держащий за пяту», а в переносном смысле «преследующий, состязающийся, вытесняющий», – прим. пер.). От этого имени его потомки и стали называться израильтянами, будучи отделены Богу для демонстрации Его славы и величия. Само имя израильтяне подразумевает их очень высокое положение, поскольку они были королевской нацией или принцами всевышнего Бога.
Усыновление
Израильтяне были приняты в Божью семью и названы его первородными сыновьями (Исх. 4:22; Втор. 14:1; Иер. 31:9; Ос. 11:1). И это усыновление произошло, когда Бог заключил с ними завет при Хориве.
Слава
Обитание Бога посреди них осуществлялось преимущественно в облаке и столбе, а так же в виде Шехины, или Божьего присутствия, которое проявляло себя над крышкой ковчега, между двумя херувимами. Эти проявления были свойственны только евреям; никакая другая нация никогда не получила такого благоволения.
Заветы
Это – заветы, заключенные с Авраамом, оба относящиеся к духовному семени и принадлежащие к его наследию по плоти (Гал. 3:16-17). Эти заветы были обновлены впоследствии Моисеем (Втор. 29:1). Есть предположение, что здесь множественное число обозначено единственным, и что под заветами мы должны понимать Декалог (т.е. Десятословие, или десять заповедей, – прим. пер.), который и означает слово завет (Втор. 4:13). Но более вероятно, что апостол здесь указывает на великий завет, заключенный с Авраамом в виде его различных обновлений и дополнений, так же, как и на его двойной замысел – обетование о получении земли Ханаанской и покоя, который остается для народа Божьего (Евр. 4:9).
Законоположение
Самораскрытие Бога в виде письменно выраженного закона, содержащего систему моральных и политических правил. Это была также преимущество евреев, ибо никакой другой нации Бог никогда не открывал Свою волю.
Богослужение
«Латреиа» – это особенные предписания, обряды и церемонии религиозного поклонения израильтян, особенно система жертвоприношений, указывающая на греховность людей и святость Божью.
Обетования
Это – земля Ханаанская и благословения Мессии и Его царства; эти обетования были даны патриархам и пророкам и часто повторялись.

Стих 5. Их и отцы
Авраам, Исаак, Иаков, двенадцать патриархов, Моисей, Иисус Навин, Самуил, Давид и так далее – бесспорно величайшие и наиболее выдающиеся люди, когда-либо жившие под небесами. От них, как преемственное и чистое наследие, произошел еврейский народ. И было не малой славой иметь в своем генеалогическом древе людей такого несравненного достоинства и превосходства.
и от них Христос по плоти, сущий над всем Бог
Эти праотцы наиболее прославились тем, что они были прародителями человеческой природы Мессии. Христос, т.е. «Помазанник», произошел от них «ката сарка», т.е. по плоти. Но Христос был более, чем человек. Он есть Бог, Превознесенный над всем, и та Жизнь, Которая дала жизнь самим евреям, хотя казалось, что Он получил жизнь от них.
Здесь апостол наиболее отчетливо указывает на двойную природу нашего Господа – Его непреходящую Божественную и временную человеческую. И никакие в мире перестановки служебных слов в предложении, так же как и различных знаков препинания, не смогут опровергнуть эту доктрину. Поскольку этот стих содержит настолько явное доказательство Божественности Христа, то не удивительно, что противники этого должны прилагать огромные усилия и всевозможное мастерство и хитрость, чтобы разрушить силу этих слов. Разуму, который придерживается только истины, доставляет подлинную боль видеть средства и лицемерные методы, используемые для уклонения от сути этого текста.
Мало кто встретил его столь достойным и смелым путем, как сделал это, рассматривая эту тему, доктор Тейлор (Dr. Taylor), который был сознательным арианином. «Христос, — говорит он, — есть Бог над всеми, так как он есть назначенный Отцом Господь, Царь и Правитель всего. Отец весь суд отдал Сыну (Ин. 5:22); дал Ему всякую власть (Мф. 28:18); Сей есть Господь всех (Деян. 10:36). Бог дал Ему имя превыше всякого имени (Флп. 2:9), превознесенное над всяким именем, именуемым не только в сем веке, но и в будущем (Еф. 1:21); и всё покорил под ноги Его (1 Кор 15:27);  и поставил Его выше всего (Еф. 1:21-22). Такова исходная Божественность нашего Господа. И то, что Он есть «эюлогетос», т.е. Благословенный вовек или цель вечного благословения, ясно из сказанного в тексте Откр. 5:12,13: достоин Агнец закланный принять силу и богатство, и премудрость и крепость, и честь и славу и благословение… Сидящему на престоле и Агнцу – благословение и честь, и слава и держава во веки веков. Таким образом получается, что эти слова могут быть справедливо отнесены к нашему благословенному Господу» (Ук. соч., стр. 329).
Да, но как только мы примем во внимание другие цитаты, в которых Его неотъемлемая Божественность особенно выражена, такие как Кол. 1:16,17: Ибо Им создано всё, что на небесах и на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, – все ИМ и ДЛЯ НЕГО создано; И Он есть ПРЕЖДЕ всего, и всё ИМ стоит (англ. перевод «…и всё ИМ составлено», – прим. перев.), то мы обнаружим, что Христос является Богом не только по Его формальной должности или обязанностям, но по Своему существу и природе. Ибо невозможно человеческим языком более полно и закончено передать человеческому же пониманию то, что внутренне присуще Божественности и неотъемлемо от неё. Это непередаваемо другому тварному существу иначе, чем посредством тех слов, которые содержатся в приведенных стихах. А поскольку эти слова допущены быть частью Божественного Откровения, то неотъемлемая Божественность Иисуса Христа продолжает быть доктриной этого Откровения.
Я опускаю беспочвенные и бесконечные гипотезы о перестановке служебных слов и размещении знаков препинания в разных местах, так как их изобрели для избавления от доктрины Божественности Христа, которая так явно подтверждается этим простым текстом. Достаточно указать на то, что эти важные слова – не лакуна в источниках и манускриптах, или любых других, известных на сегодня версиях Нового Завета.

Стих 6. Но не то, чтобы слово Божие не сбылось
Любой еврей мог бы возразить Павлу, как, например, в Рим. 3:3: «Не должен ли Бог, по Его верности, оставаться с евреями, как избранным Им народом или Церковью, вопреки неверности большей их части? А если они оказались уравнены с язычниками, то разве из этого не следует, что Бог потерпел неудачу в исполнении Его обетований, данных Аврааму?» Именно об этом говорит текст Быт. 17:7: «И поставлю завет Мой между Мною и тобою и между потомками твоими после тебя в роды их, завет вечный в том, что Я буду Богом твоим и потомков твоих после тебя». На это Павел отвечает: эта величественная заповедь Божья по отношению к евреям не противоречит истине Божьего обещания спасти язычников; ибо не все евреи по рождению представляют собой всех Израильтян, которых охватывает обетование о спасении. Авраам – отец многих народов; и его семя не только то, которое по закону, но также и то, которое по вере Авраама (Рим. 4:16-17). Язычники были включены в завет Авраамов так же, как и евреи; и, следовательно, евреи не обладают исключительными правами на благословения Царствия Божьего.

Стих 7. И не все дети Авраама, которые от семени его
Евреи не могут прийти к заключению, что благодаря их происхождению от Авраама по плоти все они, без исключения, есть дети, в которых только и должно исполниться обетование Божье о даровании им спасения.
Но сказано: «в Исааке наречется тебе семя».
Обетование не ограничено прямым кровным наследником, но может быть исполнено в любой части потомства Авраама. Действительно, Авраам имел нескольких сыновей помимо Исаака (Быт. 25:1-2), в частности Измаила, который был обрезан еще прежде, чем был рожден Исаак, в котором Авраам жаждал исполнения данного ему обетования (Быт. 17:18), и в котором Бог мог бы исполнить Свое обетование, если бы пожелал. Но всё же Он говорит Аврааму (Быт. 21:12), что не в Измаиле, но в Исааке наречется ему семя.

Стих 8. То есть не плотские дети
Отсюда получается, что ни дети, которые произошли от чресл Авраама, ни те, кто был обрезан как он, ни даже те, кого он возможно ожидал и жаждал увидеть в качестве носителей Божьего обетования, являются, таким образом, Церковью и народом Божиим; но те, кто был усыновлён по доброй воле и вере в обетование Божье. Подобно Исааку, единственно они будут считаться семенем, с которым был установлен спасительный завет.

Стих 9. А слово обетования таково
Очевидно здесь подразумевается обетование, записанное в Быт. 18:10: Я опять буду у тебя в это же время (и проявлю Мою Божественную силу), и Сарра (в свои девяносто лет) будет иметь сына. Этим показана суверенная воля и действие одного лишь Бога, Который избирает и назначает особое семя для наследования обетования, данного Аврааму.
«Следует принять во внимание, что, в этом и следующем цитировании, апостол не приводит полностью текст, который он намеревается обсудить в своей дискуссии с евреями, но только дает намёк или ссылку на относящиеся к нему эпизоды. Этим самым он побуждает нас вернуться и внимательно перечитать весь отрывок, и только затем перейти к рассмотрению и обсуждению данной дискуссии.
А то, что его именно так и нужно понимать – следует из вывода, который он приводит в тексте Рим. 9:16: Итак [помилование зависит] не от желающего и не от подвизающегося, но от Бога милующего (В тексте оригинала нет слов «помилование зависит», приведенных в Синодальном переводе Библии на русский язык, поэтому в роли недостающих здесь по смыслу слов может быть и следующее: «благословение или избрание быть обетованным семенем Авраама зависит». В любом случае, речь здесь идет не о спасительном помиловании, а о земной участи носителей Божьего обетования, избранных для этого на Его собственных условиях, не учитывающих фактор человеческих заслуг. Стало быть, милость Божья противопоставляется здесь не согласию людей воспользоваться ею в качестве незаслуженного дара, а лишь их плотскому желанию или подвизанию, стремящемуся заслужить эту милость, – прим. ред.). В своей дискуссии, представленной в тексте Рим. 9:7-8, Павел ни единого слова не говорит ни о желании Авраама, чтобы Измаил стал семенем, в котором бы исполнилось Божье обетование; ни о желании Исаака относительно Исава; ни о том, как Моисей подвизался, ходатайствуя о пощаде Израильтян; ни о том, как Исав подвизался в ловле дичи, чтобы получить отцовское благословение; но помещая эти подробности в свои выводы, он дает нам понять, что его цитаты должны быть восприняты в связи со всей историей, частью которой они и являются сами по себе. А без этого невозможно уловить мысль апостола.
То же самое следует сказать и о его выводе, приведенном в тексте Рим. 9:18: кого хочет, ожесточает: ожесточает – это часть не дискуссии, а вывода. Соответственно детали этого «ожесточения» в данной дискуссии лишь подразумеваются, так что Павел со всей очевидностью ссылается на случай с фараоном (В Библии существует два вида «ожесточения»: совершенного самим фараоном (Исх. 7:13-14, 22; 8:15, 19, 32; 9:7, 34-35; 13:15) и приписываемого Богу (Исх. 4:21; 7:3; 9:12; 10:1, 20, 27; 11:10; 14:4, 8, 17). При этом анализ глагольных форм относящихся к этому вопросу еврейских слов примечателен: порода «Пиел» обычно относится к Богу, а «Хифил» – к фараону, что доказывает возможность истолкования Божьего «ожесточения» в качестве наказания за «ожесточение» фараона, – прим. ред.). Большинство евреев было хорошо знакомо с Писанием, и данного намёка было достаточно, чтобы оживить в их памяти целое содержание этого отрывка» (Ук. соч., стр. 330).

Стих 10. И не одно это
Иудей мог возразить: «Измаил был отвержен не по суверенной воле Бога, но потому что он был сыном наложницы, или рабыней, и, следовательно, был недостоин быть особым семенем». Но заметьте, что это было не единственным примером ограничения семени Авраама по отношению к наследованию обетования, потому что, когда Ревекка жила с тем человеком, которому принадлежало обетование Авраама, то есть с нашим отцом Исааком, она пошла вопросить Господа, «Господь сказал ей: два племени во чреве твоем, и два различных НАРОДА произойдут из утробы твоей; один НАРОД сделается  сильнее  другого [НАРОДА], и больший будет  служить  меньшему» (Быт. 25:22-23). То есть, потомки меньшего будут нацией гораздо более процветающей, чем потомки большего.

Стих 11. Ибо, когда они еще не родились
Слово они отсутствует в тексте оригинала, правильнее было бы использовать народы; потому что апостол говорит о народах, как и показывают последующие стихи и история, на которую он ссылается.
и не сделали ничего доброго или худого
Они «не сделали ничего доброго», чтобы заслужить привилегию быть особым народом Божьим; или худого, чтобы заслужить быть оставленными за пределами этого завета и славных благословений нации, которой они были дарованы. Дабы изволение Божие в избрании происходило –  чтобы различие не зависело ни от чего другого, кроме как от Божьего суверенного выбора: не от дел или достоинств людей или национальностей, избранных таким образом, но совершенным намерением Того, кто призывает любых людей, которых Он пожелает, чтобы сделать их кладезем Его особых благословений, и таким образом отличить их от всех остальных.

Стих 12. Больший будет в порабощении у меньшего
Апостол цитирует слова Малахии «и однако же Я возлюбил Иакова, а Исава возненавидел» (Мал. 1:2-3), чтобы доказать, что, согласно их обычному смыслу, изволение Божье в избрании является и будет зависеть не от дел, но от Того, кто призывает. Иными словами, изволение Божье, которое является основанием для избрания, которое Он производит среди людей к получению чести быть семенем Авраама, являлось неизменным в Нём; и оно есть точно то же изволение, которое Он объявил Аврааму. То, что эти слова использованы здесь в национальном, а не в персональном, смысле видно из следующего: взятые во втором смысле они не могут быть истинными, потому что Иаков никогда не имел власти над Исавом, равно как и Исав никогда не был в подчинении у него. Скорее наоборот, Иаков был в подчинении у Исава и был весьма напуган им; и сперва через своих посланцев, а затем и лично признал своего брата своим господином, а себя – его слугой (см. Быт. 32:4 и 33:8-13). Таким образом представляется верным утверждение о том, что ни Исав, ни Иаков, ни даже их потомство, не приведены здесь апостолом в качестве примера какого-либо персонального отвержения от вечности: ибо совершенно определённо, что очень многие, если даже не наибольшая часть, наследия Иакова были грешниками, отверженными Богом; и не менее определённо то, что некоторые из наследия Исава были соучастниками веры их отца Авраама.
Исходя из этих предпосылок, истинный смысл слов «и однако же Я возлюбил Иакова, а Исава возненавидел» (Мал. 1:2-3) раскрывается полностью: то есть то, что уже процитированные слова Моисея относительно двух наций, именованных в соответствии с их главами, Иаковом и Исавом, имели ту же суть, что и сказанное пророком Малахией много лет спустя. Во времена Малахии неблагодарные иудеи, словами ли или в их сердцах имели протест против Бога и спрашивали Его, в чем же проявляется Его любовь к ним. «Я возлюбил вас, говорит Господь. А вы говорите: «в чем явил Ты любовь к нам?»». На это Господь отвечает: «Не брат ли Исав Иакову? говорит Господь; и однако же Я возлюбил Иакова, а Исава возненавидел и предал горы его опустошению, и владения его — шакалам пустыни. Если Едом скажет: «мы разорены, но мы восстановим разрушенное», то Господь Саваоф говорит: они построят, а Я разрушу, и прозовут их областью нечестивою, народом, на который Господь прогневался навсегда. И увидят это глаза ваши, и вы скажете: «возвеличился Господь над пределами Израиля!»» (Мал. 1:2-5).
1. Из этих отрывков неоспоримо видно, что пророк вообще не говорит о личности Иакова или Исава, но об соответствующих им потомках. Потому что это не лично Исав сказал «мы разорены», так же как это были не его горы или владения. Итак, если пророк не говорит ни об одном из них в личном смысле, но единственно об их потомках, то очевидно также и то, что и сам апостол говорит о них таким же образом.
2. Если ни пророк, ни апостол не говорят персонально об Иакове или Исаве, но об их потомках, тогда очевидно, что ни любовь Бога к Иакову, ни ненависть Его к Исаву не были таковыми, в соответствии с которыми вечность конкретного человека, т.е. его блаженство или мучения, должны быть предопределены. Одновременно здесь не имеется никакого ни библейского, ни логического обоснования для утверждения Божьего постановления о безусловном персональном избрании или отвержении, которое в наше время кое-кто пытается построить на этих стихах. Это верно, потому что: 1) выше уже было доказано, что Исав не упоминается здесь в личном рассмотрении, но только как глава его потомков; 2) в Писании содержится много свидетельств тому, что абсолютно всё потомство Исава не было, даже в этом смысле, отвержено; равно как и абсолютно всё потомство Иакова избрано; 3) так же и порабощение, или подчинение, Иакову, которое Божественное пророчество наложило на Исава, не подразумевает никакого отвержения, как это некоторые пытаются доказать, поскольку раб может быть избранным, а господин при этом оказаться в состоянии отверженности; 4) даже если бы кто-то и сумел доказать, что рабство подразумевает такое отвержение, всё же определенно лично Исав никогда не служил Иакову; 5) равным образом такая ненависть Бога к Исаву не подразумевает никакого личного отвержения Исава, потому что вполне доказуемо то, что она относится не персонально к Исаву, а лишь к его потомкам; 6) ход размышлений апостола здесь таков, чтобы показать Божью суверенность в Его действиях, т.е. Его право раздавать благословения, как Он пожелает, а также предоставлять людям возможность спасения, не решая вместо них кому спастись, а путем, который наиболее подходит Его безграничной мудрости и доброты.
Таким образом мы можем заключить, что: 1) Бог избрал еврейский народ среди других и открыл Себя им. Соответственно они были избраны, а все остальные нации человечества –  отвержены; 2) когда пришла полнота времени, Он так же открылся язычникам, которые с радостью приняли Евангелие, а евреи, отвергнув его, оказались отверженными. В итоге получилось, что избранные стали отверженными, а отверженные – избранными; 3) Он объявил всему человечеству, что прощение грехов может и должно быть получено ТОЛЬКО по вере в Его Сына Иисуса, а не через повиновение какому-либо закону. И евреи, потомки Иакова, которые отвергли этот путь спасения, уподобились едомлянам, потомкам Исава; они строили, но Бог разрушил; их горы и наследие опустошены СЕЙЧАС, и владения их отданы шакалам пустыни. Именно их сейчас можно назвать областью нечестивою и народом, на который Господень прогневался навсегда: они отвергли Господа, который искупил их, и таким образом навлекли на себя скорое опустошение.
Из этого мы узнаем, что не было предназначено никакого личного, полного и вечного отвержения Исава; что он сполна примирился со своим братом, который так глубоко обидел и оскорбил его, отняв у него его первородство и благословение. И это его прощение преступлений брата своего было лучшим доказательством того, что Бог так же простил и его (см. слова нашего Господа в Мф. 6:14). Следовательно, для его проклятия нет законных оснований, тем более для личного лишения им вечного спасения.
И если бы такое персональное отвержение подразумевалось, разве не было бы шокирующим полагать, что Бог бесконечной милости, в глазах Которого праведные родители Исава нашли благоволение, говорит им, ещё до того, как их ребенок был рождён, что Он уже полностью предназначил его Своим окончательным решением на вечные мучения? Извещение такой ужасной сути, обращенное непосредственно из уст Божьих к заботливой, слабой и чувствительной женщине, час родов у которой был близок, не могло избежать участи преждевременного прекращения беременности и уничтожения её жизни. Но родители прекрасно понимали своего Бога и не видели в Его послании решения о полном отвержении; два различных народа произойдут из утробы твоей – и больший будет служить меньшему.
Нет никакой причины, подобающей премудрому и всеведущему Богу, из-за которой Он бы объявил всему миру о еще не рожденном Исаве, что он уже отвержен Им от вечной участи. Такое откровение не несло бы никакой духовной пользы или назидания, кроме такого вредного воздействия, как непосредственное основание к резкому обвинению их Создателя и восприятию Его, как недобросовестного Творца, не имеющего ни заботы, ни любви, ни сострадания по отношению к изделию рук Своих (см. Вступление Гудвина и мои комментарии к главе 27 книги Исход).

Стих 14. Что же скажем?
К какому выводу следует нам прийти, имея перед собой эти факты? Следует ли нам предположить, что Божье дарование особых привилегий таким неравным образом тем, кто находится во всём прочем в равных условия, не соответствует справедливости и не является беспристрастным? Никак. Что Бог ни делает, все является истинным, так что Он в праве распределять Сам Свои благословения, кому и на каких условиях Он пожелает.

Стих 15. Ибо Он говорит Моисею: «Кого миловать … »
Божьи слова Моисею, Исход 33:19, показывают, что Бог имеет право распределять Свои благословения, как Он пожелает; потому что Он объявил, что сохранит иудеев и не отвергнет их, как народ избранный, в то время как они заслужили быть отверженными за их идолопоклонничество, и сказал: «Я проведу перед тобой всю славу Мою и провозглашу имя Господа пред тобою, и кого помиловать – помилую, кого пожалеть – пожалею». Как если бы Он сказал: «Я покажу тебе Моё совершенство так, чтобы убедить тебя в том, что естество Моё является добрым и благодетельным; но знай, что Я не должник Своему творению. Мои даяния и благословения происходят единственно от Моей доброй воли: не может никакой человек, тем более мятежный духом, объявить их своими по справедливости или объективности. Я пощажу евреев и окажу им милость и сострадание не потому, что ты, кто ходатайствует за них, или они сами имеют какое-либо притязание на Моё благорасположение, но по Моей свободной и независимой милости к ним. Я дам им спасение Моим путем и на Моих условиях. Тот, кто уверует в Моего Сына Иисуса, спасен будет; кто не уверует – будет проклят». Таким является предвечный план Божий, и Бог никогда не изменит этой цели; именно это Он объявил в Своём вечном Евангелии. Это – главное ПОСТАНОВЛЕНИЕ об избрании к спасению и к отвержению.

Стих 16. Итак, не от желающего и не от подвизающегося
Таким образом из этих нескольких примеров можно сделать заключение о том, что избрание или принадлежность к особому народу Божьему установлено праведным образом: не по суждению, надежде или желанию людскому, но единственно по воле и премудрости Божией. Потому что Авраам полагал, что благословение должно принадлежать Измаилу, и он сильно желал и хотел того, чтобы оно было дано ему; и Исаак так же желал и намеревался дать его своему первенцу Исаву; да и сам Исав, желая и надеясь, что оно должно принадлежать ему, с готовностью побежал на охоту за олениной, чтобы он мог принять это благословение по всем правилам. Но все они – и Авраам, который хотел помочь Богу исполнить обещанное путем вхождения к Агари, и Исаак, который любил больше старшего сына, и Исав, который подвизался, т.е. побежал на охоту, чтобы получить себе отцовское благословение – были разочарованы, потому что Бог изначально предназначил, что благословение быть великой нацией и избранным народом, по Его абсолютной доброй воле, будет отдано Исааку и Иакову и осуществлено в их потомках, которым оно и было действительно дано. Когда же, по их отступничеству, они потеряли право на эту привилегию, Бог возобновил им это благословение, что случилось ни по желанию Моисея, ни по какому-либо иному обязательству, к которому Бог был бы принужден, но по Его собственной суверенной милости.

Стих 17. Ибо Писание говорит фараону
Вместо того, чтобы оказать милость Израилю, Бог мог бы законно позволить им и дальше грешить, до тех пор, пока Он не явил бы Свою мудрость и справедливость в их уничтожении, как это хорошо показано в том, что Бог объявил в Своём слове касательно Его отношения к фараону и египтянами: «Так как Я (говорит Господь) простер руку Мою (в виде наказания из нарывов и язв), то поразил бы тебя и народ твоя язвой, и ты (этим наказанием) истреблен был бы с земли (подобно тому, как был истреблен мором твой скот); но для того Я сохранил тебя, что бы показать на тебе силу Мою и что бы возвещено было имя Моё по всей земле» (Исх. 9:15-16). Другими словами Господь говорит: «Я вернул тебе здоровье, удалил нарывы и язвы, отложил заслуженное тобой уничтожение на поздний день для того, чтобы Я мог на твоем примере дать такое явление Моей силы в твоём окончательном ниспровержении, что все народы познали бы, что я Бог, праведный Судья по всей земле, Мститель за нечестие» (см. основание для такого перевода в моих комментариях к тексту Исх. 9:15-16; а об ожесточении фараона см. мои комментарии к тем местам в этой же книге, где употреблено это слово).

Стих 18. Итак, кого хочет, милует
Это – заключение апостола из выше изложенных фактов, состоящее в том, что Бог дарует милость по Своей воле и мудрости, и в согласии с Его совершенной праведностью. Иными словами, Бог дарует Свое благословение в виде оказания милости одной части человечества (в прежнем времени евреев, а в настоящем – также и язычников), в то время как Он позволяет, по Своему великодушию и терпению, другой его части (в прежнем времени египтян, а в настоящем – евреев) продолжать наносить Ему оскорбления, ожесточая себя грехом, пока Он не обрушит на них справедливое и показательное наказание, что может быть предотвращено единым путём – глубоким покаянием и возвращением к Богу через Иисуса Христа, обещанного и истинного Мессию.

Стих 19. За что же еще обвиняет?
Апостол здесь представляет евреев, возражающих наподобие того, как в третьей главе: «Ибо, если верность Божия возвышается моей неверностью (то есть, если Божья милость прославляется моей греховностью), за что еще меня же судить как грешника?» (Рим. 3:7). Почему я осужден за то, что приносит так много славы Ему? Итак, этот вопрос состоит в следующем: «Если Божья слава так уж сильно возвышается и обнаруживается нашим упорством, и он позволяет нам продолжать упорствовать и оставаться в неверии, то почему же Он ругает или наказывает нас за то, что соответствует Его доброй воле?»

Стих 20. А ты кто, человек?
Как если бы Он сказал: «Слабый, невежественный человек, как смеешь ты в своем неверии возражать праведному и благому БОГУ? Рассуди в себе и скажи мне: после того, как ты оскорбил милость Божью и преступил Его законы, будешь ли ты пытаться находить недостатки в Его произволении? Бог задумал, создал и придал форму еврейскому народу; должна ли сформированная вещь, после того как она исказила сама себя, осмеливаться поправлять мудрого и милосердного Автора своего существования, говоря: «Зачем ты меня так сделал?» Зачем ты меня сделал таким способом. Ты причинил мне урон, дав мне существовать в таких-то и таких-то условиях».
Комментарий Джона Гудвина на этот стих как минимум любопытен: «Я едва ли (говорит он) знаю другой стих из Писания, который бы настолько неправильно употреблялся, как этот. Когда люди объясняют великий вопрос о предопределении к спасению и отвержению, то иногда приводят какой-либо текст из Писания, который, как им думается, поддерживает их мнение. Хотя смысл, который они вкладывают в него, неуклюж и несообразен истинному намерению Духа Святого, всё же они часто наступают на возражающего им человека этим «А ты кто, человек?», как будто святой Павел оставил их наследниками и преемниками непогрешимости его духа! Но если человек даёт им веский ответ на их беспочвенные измышления о значении Писания касательно содержания этого спора с Богом, то их поведение оказывается более приправлено духом того, который ниспал с неба, как молния, нежели Того, Кто видел его в этом падении».

Стих 21. Не властен ли горшечник над глиной
Апостол продолжает отвечать евреям: «Разве Господь не показал в притче из Иер. 18:1-11 Свое предопределение судеб народов, и в частности евреев, таким образом, что Он, в соответствии со Своей безграничной мудростью, может судить их наиболее справедливо и приемлемо, как горшечник имеет право сделать из кома глины сосуд для более почетного употребления или менее почетного, и тем способом, как направляет его собственное суждение и навыки?» Разве может горшечник приложить все усилия с целью создания сосуда только ради того, чтобы показать, что он имеет власть разбить его вдребезги? Слово, которое было к Иеремии от Господа: «Встань и сойди в дом горшечника, и там Я возвещу тебе слова Мои». И сошел я в дом горшечника, и вот, он делал работу на кружале. И сосуд, который горшечник делал из глины, развалился в руках его; и он снова сделал из него другой сосуд, какой горшечнику вздумалось сделать» (Иер. 18:2-4). Сосуд не подходил для занимания более почётного места во дворце, поэтому горшечник, хотя и сделал его для менее почётного места, как угодно было владельцу, но с таким же усердием, как если бы он делал его для более почётного употребления. «И было слово Господа ко мне: «Не могу ли Я поступить с вами, дом Израилев, подобно горшечнику этому? – говорит Господь. – Вот, что глина в руке горшечника, то вы в Моей руке, дом Израилев. Иногда Я скажу о каком-либо народе и царстве, что искореню, сокрушу и погублю его; но если народ этот, на который Я это изрек, обратится от своих злых дел, Я отлагаю то зло, которое помыслил сделать ему. А иногда скажу о каком-либо народе и царстве, что устрою и утвержу его; но если он будет делать зло пред очами Моими и не слушаться гласа Моего, Я отменю то добро, которым хотел облагодетельствовать его» (Иер. 18:5-10). Ссылка на эту притчу ясно показывает, что апостол говорит не об отдельных людях, а о нациях, так что очень странно, что некоторые люди, имея этот текст Писание перед своими глазами, дают словам апостола другое применение.

Стих 22. Что же, если Бог, желая показать гнев
Апостол ссылается на происшедшее с фараоном и египтянами и применяет к этому притчу Иеремии о горшечнике, а через них приходит к состоянию евреев в свое время. Фараон и египтяне были сосудами гнева – людьми, глубоко виновными перед Богом. По причине их упрямого отвержения Его милости и оскорбления Его благодати они призвали на себя ту погибель, которую гнев Божий, или Его карающая справедливость, производит после того, как Бог долготерпит упрямое сопротивление людей. Это представляет собой наиболее полное доказательство того, что ожесточение их сердец и их окончательное наказание были последствиями их своевольного отвержения Его благодати и оскорбления Его добродетели, что убедительно показывает и история Исхода. Подобно египтянам грешили и евреи времен апостола, ожесточая свои сердца и оскорбляя Его добродетель после каждого проявления Его долготерпеливой любви, так что созрели к наказанию и, таким образом, подготовили себя к уничтожению. Власть же Бога, с помощью которой Он известил их о спасении, была так долго и так сильно оскорбляема и раздражаема, что тотчас была готова проявить себя в уничтожении их, как нации. Но даже в этом случае в Писании нет ни слова об их окончательном осуждении. Тем более ни они, ни кто-либо другой, не был лишен спасения в вечности по суверенному постановлению Бога, так что и сами их грехи, непосредственная причина их наказания, не были неизбежными последствиями этого постановления, которое от вечности обрекло бы их на бесконечные мучения. Поскольку такая доктрина никогда не могла происходить от Бога, она никак не может быть обнаружена в словах апостола.

Стих 23. дабы вместе явить богатство славы Своей
Бог щадил с великим долготерпением сосуды гнева: 1) чтобы явить Свой гнев и показать Свою силу, а так же 2) чтобы Он мог явить богатство славы Своей сосудам милосердия.
которые Он приготовил к славе
Евреи были уготованы к истреблению задолго до этого, но наиболее подходящее время для их уничтожения пришло только после того, как Бог привел в славу верующих из язычников. «Жезл силы Твоей пошлет Господь с Сиона» (Пс. 109:2). Еврейский народ был поставлен Богом для того, что бы первые проповедники Евангелия понесли Божье Слово из Иерусалима по всей земле. Таким образом статус евреев, несмотря на их развращенность, был сохранен до прихода Мессии и даже до тех пор, пока проповеданное апостолами Евангелие не пустило глубокие корни в мире язычников. Еще одним показателем времени, когда уничтожение еврейского государства было наиболее уместным, было то, что непосредственным поводом для отпадения евреев от Бога было проявление изобилия благодати Божьей, явленной язычникам. Поскольку евреи не могли позволить язычникам быть принятыми в Церковь Божью; но напротив стремились прекословить, поносить и отвергнуть Господа, искупившего их, можно сказать, что изобилие благодати Божьей и вызвало их неверие (Рим. 9:33, 10:3, 11:11-12, 15, 28, 30). Одним словом, евреи были унижены этим преизбытком благодати, которая обогатила язычников. Таким образом была показана благодать Божья, или так Бог явил богатство славы Своей над сосудами милосердия – апостолами, простыми верующими из евреев и языческим миром, который принял Евангелие, проповеданное апостолами и их последователями.

Стих 24. над нами
Все евреи и язычники, призванные проповедью Евангелия принять оправдание по вере в Господа Иисуса Христа, и пришли на евангельский пир в ответ на это призвание.

Стих 25. как и у Осии говорит
То, что в орфографии личных имен Ветхого и Нового заветов не соблюдено единообразие, стало причиной не малой путаницы (в английской версии Библии короля Иакова, – прим. пер.). И что бы человек, не знакомый с нашим Святым Писанием, не был озадачен, Осия (в англ. тексте Osee, – прим. пер.) в этом отрывке подразумевает пророка Осию (в англ. тексе Hosea, – прим. пер.), из книги которого взята эта цитата: «и помилую Непомилованную, и скажу не Моему народу: «Ты Мой народ»» (Ос. 2:23). Апостол показывает, что это призвание язычников было не случайным событием, но твердым намерением Божественной мысли, которую Он ранее неоднократно открывал Своим пророкам. Поэтому, отвергая призвание язычников, евреи в действительности отвергают и свидетельства своих пророков, ведя таким образом борьбу против Бога.

Стих 26. названы будут
Эти слова взяты из текста Ос. 1:10, причем сразу после того, как Бог отверг десять колен, или Израильское царство («И сказал Он «Нареки ему имя Лоамми, потому что вы не Мой народ и Я не буду вашим Богом»» (Ос. 1:9)), Он добавляет «Но будет число сынов Израилевых – как песок морской, которого нельзя ни измерить, ни исчислить; и там, где говорили им: «Вы не Мой народ», будут говорить им: «Вы сыны Бога живого»» (Ос. 1:10). Он как будто сказал: «Уменьшение в Божьем народе или Ветхозаветной Церкви, произошедшее от того, что Господь отверг десять колен (Ос. 1:6), будет с избытком восполнено тем, что произойдет впоследствии, т.е. призванием в неё язычников. Они, отверженные евреи, которые были народом Божьим, станут Лоамми – не Мой народ. С другой стороны они, язычники, которые ранее были Лоамми – не Мой народ, станут сынами Бога живого. И снова в тексте Ос. 2:23 мы читаем: «И посею её (еврейскую Церковь) для Себя на земле (возможно это – указание на рассеяние евреев по всей Римской империи, что показало на практике плодородие в деле подготовки язычников к принятию Евангелия) и (более того) помилую Непомилованную (великое множество верующих из язычников, которые ранее не имели прощения)».

Стих 27. А Исаия провозглашает
Апостол продолжает свою аргументацию, которая имеет своей целью доказать, что Бог отвергнул великое множество евреев за их неверность, и что лишь остаток из евреев примет Евангелие и будет спасён от уничтожающей метлы, которая грядет для того, чтобы смести с лица земли их государство. Доктор Тейлор излагает этот и следующие стихи таким образом: «То, что только малый остаток евреев будет сейчас принят в Церковь, находится в согласии с прежними откровениями, поскольку относительно евреев пророк Исаия чётко объявил: «Ибо, хотя бы народа у тебя, Израиль, было столько, сколько песка морского (так как обетование, данное Аврааму, было щедро исполнено), только остаток его обратится. Истребление определено изобилующей правдой, ибо определенное истребление совершит Господь» (Ис. 10:22-23)».

Стих 28. ибо дело оканчивает и скоро решит
Эти слова являются судебными терминами и ссылаются на окончательный вердикт судебного процесса: Господь провёл расследование и нашёл их виновными, и Он незамедлительно приведёт в исполнение наказание, соответствующее их проступкам.

Стих 29. И как предсказал Исаия
То, что Бог замыслил сделать с евреями в этот момент, по их упорству и противлению, похоже на то, что Он уже делал ранее, о чем этот же пророк говорил следующее: «Если бы Господь Саваоф не оставил нам небольшого остатка, то мы были бы то же, что Содом, уподобились бы Гоморре» (Ис. 1:9). Иными словами, если бы Бог, Который главенствует и властвует над всеми силами на земле и на небе, по милости Своей не сохранил бы малый остаток, чтобы сохранить имя и нацию, они были бы отсечены и род их бы пресекся, как было с Содомом и Гоморрой. Итак мы видим, что уже были примеры, когда Бог, по причине порочности и безнравственности, оставлял большинство еврейской нации и ограничивал Свою поддержку и благословение лишь праведной ее частью, верным или верующим остатком.
Вместо слова остаток (sarid) и Септуагинта, и апостол употребляют слово «сперма», т.е. семя, подразумевая, что праведников осталось как раз достаточно для того, что бы быть семенем для будущей жатвы из истинных верующих людей. Посему праведники не были истреблены с лица земли: верная Богу часть Израиля осталась, а жатва произошла в дни апостолов.

Стих 30. Что же скажем?
Какой же окончательный вывод сделаем из всех этих пророчеств, фактов и рассуждений? Отрывок «язычники, не искавшие праведности», вместе со стихами на эту же тему со следующей главы, уже были мной обширно прокомментированы при анализе текста Рим. 1:17, к которому я вынужден отослать читателя. Далее я привожу содержание этого места Писания словами доктора Тейлора: «Мы можем полагать, что апостол выразился здесь в следующем смысле. «Таким образом я привел доказательства в пользу отвержения евреев и призвания язычников, представленные в свете Божественной истины или правосудия». Давайте сейчас рассмотрим истинную причину и состояние дела самого по себе. В первую очередь, какое мнение должны мы иметь о призвании язычников и отвержении евреев? Истинное понятие о призвании или избрании язычников таково: несмотря на то, что они не имели представления о своем восстановлении в правах в Божьем Царстве и, следовательно, не прилагали никаких стараний для получения этого благословения, всё же они достигли оправдания в виде прощения их грехов и обретения почестей Божьего народа. И это произошло не по их прежним достоинствам и послушанию, но истинно по благодати и милости, полученной по вере с их стороны. Иными словами, принимая образ жизни, объявленный Евангелием, они были приняты в семью и Церковь Божью. Таким образом язычники были призваны или избраны».

Стих 31. А Израиль, искавший
Но евреи, которые до этого были народом Божьим, хотя и были прилежны в соблюдении закона, который по их мнению обеспечивал им благословение Божьего Царства, все же не пришли к истинному и единому закону, которым это благословение достигается в реальности.

Стих 32. Почему?
В чём же была их ошибка? Не разумея Божьей праведности – Его пути спасения грешников по вере в Иисуса Христа, они пытались утвердить свою собственную праведность – их собственный способ приобретения вечного спасения. Они шли не заветом Авраама, который основан на исчерпывающих принципах благодати и веры, но обратили всё своё внимание на закон Моисеев. Они вообразили, что их подчинение этому закону даст им право на благословение Царства Мессии. Но, обнаружив, что Евангелие требует нашей личной заинтересованности в Боге и полагает другое основание преимуществам Его Церкви, они соблазнялись и отказывались входить в неё.

Стих 33. Как написано: «Вот, я полагаю в Сионе…»
Христос, Мессия, стал «камнем преткновения» для них, и таким образом, написанное в пророчестве Исаии исполнилось в их случае: «Вот, Я полагаю в основание на Сионе камень» (Ис. 28:16, см. также 8:14). Другими словами эту мысль можно выразить таким образом: «Я дам им обещанного Мною Мессию, но Он будет совсем не таким, каким ожидают увидеть Его евреи: в то время, как они ожидают Мессию в виде всесильного земного царя, который устроит земное царство, Он будет мужем скорбей и изведавшим болезни. Он искупит человечество не мечом или земной властью, но путем перенесения Своих унижения, страданий и смерти. Таким образом они будут соблазняться о Нём и отвергнут Его, считая недостойным доверить Такому Мессии их спасение».
но всякий, верующий в Него
Но бывает ли смятение или разочарование у верующих во Христа (даже доныне)? Напротив, каждый искренний верующий находит спасение, т.е. прощение грехов, здесь, и вечную славу –впоследствии (см. также мои комментарии к Рим. 1:16-17 и перевод комментариев доктора Тейлора).
На тему заместительной жертвы, или же того, как можно стать проклятьем или жертвой ради общего блага, см. пример к тексту Рим. 9:3. Я не имею нужды оправдывать необходимость приведения здесь следующего отрывка из сочинения автора, чьё знание обширно и благочестие безупречно – Джозефа Таунсенда.
«Когда человечество потеряло из виду своего благодетельного Создателя, Бога истины, и сделало священным алтари солнцу, луне и воинству небесному, демонам и богам-героям под именами Молоха, Астарты и Валаама, то эти объекты поклонения привели людей к наиболее ужасным по жестокости и всякого рода непристойности деяниям, наибольшим из которых было принесение в жертву богам своих дочерей и сыновей, особенно в периоды бедствий. Таким было поведение царя Моава, который, из опасения впасть в руки врагов своих, взял старшего сына, который должен был править после него, и принёс его в жертву всесожжения на стене города.
Во всех отношениях древний и современный мир точно соответствуют эти примерам, взятым из Писания. Гомер, который, как мы помним, писал за девятьсот лет до Христа, хотя и описывает, как мы знаем, в основном жертвоприношения животных, всё же приводит и примеры принесения в жертву богам и людей. В следующих поколениях, когда люди осознали, что только один великий и наиболее злобный дух был подходящей целью их боязни или что их собственные, настолько же злобный, как nesciaque humanis precibus mansuescere corda, которые располагали всем в этом мире, тогда они привязали себя к жертвеннику, на котором во времена бедствий приносили наиболее ценные жертвы – либо своих детей, либо самих себя.
Геродот рассказывает нам, что когда армия Ксеркса пришла в Стримон, волхвы принесли в жертву реке белых лошадей. По взятии Скамандера царь взошёл в цитадель Приама. После её осмотра он приказал принести в жертву тысячу быков тройской Минерве (богиня ремёсел и искусств у древних римлян, – прим. пер.). Но в других случаях он избирал человеческие жертвы; ибо мы знаем что, когда он миновал Стримон, то достиг перекрёстка девяти дорог, где заживо похоронил девять юношей и девять девушек, обитателей той страны. В этом он последовал примеру своей жены, которая приказала избрать четырнадцать детей выдающихся людей знатного рода и подобным образом принести в жертву божеству, правящему землей.
Таким же образом мы видим в раннем Риме Курция (Curtius), который для спасения своей страны принёс себя в жертву злым богам, когда, по легенде, землетрясение произвело глубокую расселину на территории форума и прорицатель объявил, что зловещий пролом никогда не закроется до тех пор, пока нечто, соответствующее силе и мощи римлян, не будет брошено в него; с другой стороны, такой жертвой они приобретут бессмертие их республике. Когда все были в недоумении, как понимать эти слова прорицателя, Курций, снарядившись, как на битву, появился на форуме и объяснил это так: «Что ценится в Риме больше за его мужество и силу?» Сказавши это, он пришпорил своего горячего коня и похоронил себя в бездне. Его благодарные соотечественники восторгались силой его духа и приписывали возросшее великолепие их государства жертве, которую он принёс. Воодушевленный этим примером, во времена войны между Римом и Лацием, Деций (Decius) торжественно принёс себя в искупительную жертву, атаковав в одиночку наиболее многочисленные ряды изумлённых латинов, чтобы своей смертью умиротворить гнев богов, перенося таким образом их гнев на врагов и обеспечивая победу Рима. Conspectus ab utroque acie aliquanto augustior humano visu, sicut Caelo missus, piaculum omnis deorum irae, qui pestem ab suis aversam in hostes ferret.
Мы видим отчётливо обозначенную идею заместительного страдания и мнения, что наказание за вину может быть перенесено с виновного на невинного. Боги требуют жертвы – жертва проливает свою кровь – расплата сделана – гнев адских сил в полной степени обращается на врага. Таким же образом Фемистокл (Themistocles) в битве при Саламине (Salamine) принёс в жертву трех пленных, сыновей Санданца (Sandance) и племянников Ксеркса (Xerxes), выделявшихся своей красотой, одевавшихся и выглядевших изящно, как надлежало им по роду их, украшенных золотом. Когда их привели на борт его галеры, то стоящий справа пленник чихнул. В это же время прорицатель Ефрантид (Euphrantides) увидел яркое пламя, исходящее от алтаря, которое он расценил, как благоприятное знамение. Он схватил руку Фемистокла и приказал принести их в жертву Бахусу (Bacchus, «оместедионюс(о)» – жестокий и безжалостный Бахус! Гомер выражается точно так же), предвещая, что в таком случае они получат безопасность и победу Греции. Тотчас толпа в один голос призвала бога, повела захваченных принцев к алтарю и принудила Фемистокла принести их в жертву.
Подобным же образом, когда Эней (Aeneus) совершал похоронный обряд для своего друга Палланта (Pallas), он принес в жертву богам преисподней (помимо многочисленных волов, овец и свиней) восемь пленников. В этом он последовал примеру Ахилла (Achilles), который, используя жреческий нож, спустил кровь двенадцати знатных троянцев на пепел своего друга детства Патрокла (Patroclus).

Быстро сложили костер, в ширину и длину стоступенный;
Сверху костра положили мертвого, скорбные сердцем;
Множество тучных овец и великих волов криворогих,
Подле костра заколов, обрядили; и туком, от всех их
Собранным, тело Патрокла покрыл Ахиллес благодушный
С ног до главы; а кругом разбросал обнаженные туши;
Там же расставил он с медом и с светлым елеем кувшины,
Все их к одру прислонив; четырех он коней гордовыйных
С страшною силой поверг на костер, глубоко стеная.
Девять псов у царя, при столе его вскормленных, было;
Двух и из них заколол и на сруб обезглавенных бросил;
Бросил туда ж и двенадцать троянских юношей славных,
Медью убив их: жестокие в сердце дела замышлял он.
После, костер предоставивши огненной силе железной,
Громко Пелид возопил, именуя любезного друга:
«Радуйся, храбрый Патрокл, и в Аидовом радуйся доме!
(Гомер, Иллиада, перевод Н. Гнедича, XXIII, стих 164 и далее)

Сколько раз нужно было бы сокрушаться о том, что хотя бы люди образованные должны были забыть замысел, ради которого жертвы были учреждены изначально! И всё же, скверные влияния не были бы такими всесторонними и обширными, если бы они полностью не утратили знание об Иегове. Учтите так же то, что объектом их страхов был злой и отступнический дух, который был предельно точно назван Аполлион (Apollyon), т.е. «истребитель», поклонение которому было повсеместно рассеяно по земле в разное время среди всех народов.
Практика человеческого кровопролития перед алтарем их богов была присуща не только жителям Трои и грекам, римляне также последовали их примеру. В эпоху ранней республики они приносили детей в жертву богине Мании (Mania – дух, или группа духов, представляющих безумство, – прим. пер.). В поздние периоды множество гладиаторов проливало кровь на могилах патрициев ради умиротворения душ умерших. Это особенно заметно у Августа (Augustus), который после завоевания Перуджи (Perusia), принес в мартовскую жертву (15-го марта, – прим. пер.) три сотни сенаторов и рыцарей «божественному» Юлию Цезарю.
Карфагеняне, как повествует нам Диодор Сицилийский, связывали себя торжественным обетом Хроносу (божеству в греческой мифологии, создавшему время, а затем огонь, воздух и воду, – прим. пер.), которому они жертвовали детей именитых родителей. Правда, со временем они заменили своих детей на детей рабов, и эту практику продолжили, до тех пор, пока, будучи завоёванными Агафоклом (Agathocles), тираном Сицилии, приписывая своё положение гневу богов, не принесли в жертву двести детей, взятых из наиболее знатных семей Карфагена.  Помимо этого ещё три сотни граждан представили себя в добровольную жертву, принесенную в уплату за благосклонность богов к их стране. Способ принесения в жертву детей был в высшей степени ужасен: их бросали на руки медной статуе, откуда они скатывались прямо в горнило печи, точно так же, как это практиковалось среди первых обитателей Лации. Наверное, таким же способом аммонитяне жертвовали своих детей Молоху. Так же Пеласги (группа народов, населявших древнюю Грецию, – прим. пер.), подчиняясь жрецу, одномоментно принесли в жертву десятую часть всех детей.
В Илиополе (Heliopolis) ежедневно египтяне приносили в жертву Юноне (Juno) троих человек. Спартанцы и аркадийцы карали смертью юных девушек, первые для того, чтобы отвратить гнев Бахуса, вторые – чтобы удовлетворить Диану (богиню луны и охоты, – прим. пер.). Сабийские (Sabian) идолопоклонники в Персии приносили в жертву людей богу Митре (Mithras), жители острова Крит – Юпитеру, спартанцы (Lacedemonians) и лузитанцы (Lusitanians; нация, жившая на территории современной Португалии и Испании, – прим. пер.) – Марсу, лесбийцы (Lesbians; развращенные жители острова Лесбос – прим. пер.) – Бахусу, жители Фоциса (Phocians; район центральной части Древней Греции, – прим. пер.) – Диане, фессалийцам (Thessalians; северо-восток Эллады, побережье Эгейского моря, – прим. пер.) – Хирону (кентавр, изначально бессмертный, – прим. пер.)
Галлы (Gauls), равно жестокие в их богослужении, приносили людей в жертву Марсу (Eso) и Меркурию (Teutate), а позже Меркурию, Аполлону (богу солнца), Марсу, Юпитеру и Минерве (римская богиня мудрости, – прим. пер.). Цезарь (Caesar) рассказывает, что когда бы они ни чувствовали себя в опасности, от болезни ли или от значительного поражения в войне, они имели убеждение, что гнев богов не может быть умиротворен иначе, как принесением жизни за жизнь. Поэтому они воздвигали из ивовых ветвей огромного размера идола, которого наполняли людьми, затем удушали их дымом, после чего предавали их огню. Для этих целей они обычно избирали преступников, но, когда не могли найти достаточное их количество, то восполняли недостаток из самого населения.
Германцы (Germans) отличались от галлов тем, что не имели друидов и не имели привычки служить при алтаре. Единственными их богами были солнце, вулкан и луна. И всё же среди объектов их поклонения были Туиско (Tuisco; земнородный бог и праотец германских народов, – прим. пер.) и Один (Woden, главный бог управитель, – прим. пер.), герой севера. Правда, что ни Цезарь, ни Тацит (Tacitus) не упоминают о том, что они проливали кровь, принося ее в жертву. Всё же есть вероятность что они, как и саксонцы (Saxons) и другие северные народности, не только приносили в жертву кровь, но и сами избранные ими жертвы были из человеческого рода.
В Швеции алтарь Одина постоянно воскурял кровь, которая текла наиболее обильно на священном празднестве, празднуемом каждый девятый год в Упсале (Upsal; главный языческий центр языческой Скандинавии, – прим. пер.). Тогда король, сопровождаемый сенатом и вельможами его двора, входил в храм, который сверкал со всех сторон золотом, и приводил на алтарь девять рабов, а во времена войн – девять пленников, с которыми все обходились ласково, так как они вскоре должны были отвернуть от общества гнев богов, а потом предавали их уготованной судьбе. Но во времена особых страданий проливалась кровь более благородных жертв: зарегистрирован случай, когда их король Ауне (Aune) был болен и принес в жертву Одину девять своих сыновей для того, чтобы получить продление своей жизни.
Даны (Danes) имели такие же ужасные обычаи. Каждый девятый год, в январе месяце они приносили в жертву девяносто девять человек, а так же много лошадей, собак и петухов. Хокон (Hacon), король Норвегии, принёс в жертву своего сына для того, чтобы одержать победу над Гарольдом (Harold), с которым он в то время воевал.
В России славяне поклонялись многим богам и воздвигли им бесчисленное множество алтарей. Среди их божеств главным был Перун, или громовержец, перед идолом которого проливали кровь их пленники. Разделял жертвы с Перуном также и их бог врачевания, который владел священным огнём. Великие реки, считавшиеся богами, тоже имели свою долю человеческих жертв, которых они покрывали своими безжалостными волнами. Но Свитовид, бог войны, был наибольшим объектом их восхищения, которому ежегодно приносили в жертву триста пленников, сжигаемых вместе с их лошадьми. Когда же всё догорало, жрецы и люди садились есть и пить, пока все не упивались. Стоит упомянуть, что местожительством Свитовида считалось солнце.
Более всех известны Перуанцы, приносившие в жертву детей, пока их не обуздали Инки.
Среди священных книг индусов Рамаяна (Ramayuna) привлекает особое внимание своей древностью, охватом стран, которые ее почитают, а также взглядом на религию, учение, мифологию, обычаи и поведение их далеких прародителей, которые выражает эта индийская поэма. В ней описана золотая эра, длившаяся недолго, которой последовало состояние общей порочности и насилия, продолжавшейся до тех пор, пока воплотившееся божество не уничтожило угнетателей человечества и, таким образом, восстановило правление благочестия и добродетели.
Эта поэма содержит описание Ашвамедхи (Ushwamedha), наиболее священной жертвы в виде белой лошади, учрежденной Сваямбху (Swuymbhoo), то есть самостоятельно существующему божеству. На праздновании этого торжества монарх, как представитель всей нации, исповедовал свои проступки; и, когда приношения были охвачены жертвенным огнём, он считался совершенно очищенным от его преступлений. Затем следовала особая процедура, включающая в себя своеобразное «жертвоприношение» человека. В ней жертва, отличавшаяся почтением к предкам, покорностью воле отца и чистотой сердца, связывалась самим королём и приводилась к жрецу. Но в момент, когда кровь жертвы должна была пролиться, этот прославленный человек чудом освобождался и монарх получал силу, процветание и славу, как награду за его намерение принести жертву. Хорошо известно, что брахманы (Brahmins) во все века приносили человеческие жертвы и даже в наши дни тысячами гибнут под колёсами их бога Джагернаута (Jaghernaut)» (Townsend J. Сharacter of Moses, Р. 76).
Хотя в предшествующих комментариях я пытался сделать каждую мысль максимально ясной и понятной, возможно всё-таки необходимо для того, чтобы увидеть пределы замысла апостола, сделать общий итоговый обзор. Никто не писал более рассудительно об этом послании, чем доктор Тэйлор, и из его комментариев я взял основную часть нижеследующих замечаний.

Главное, что нужно решить в этой главе, о каком именно виде избрания или отвержения говорит здесь апостол. Либо это – избрание, по безусловному решению и замыслу Божьему, к жизни вечной, а также, по такому же безусловному Его решению, и к осуждению, т.е. к вечным мукам; либо же избрание к получению привилегий настоящего времени и внешних преимуществ Царствия Божьего в этом мире, а осуждение, или непринятие, в значении лишения возможности получения этих привилегий и преимуществ. Я считаю ясно доказуемым, что, из этих двух вышеупомянутых возможностей, рассуждения апостола совпадают со вторым пониманием избрания и осуждения, а не с первым. Мне кажется, что это доказывают следующие соображения.
I.    Привилегии, которые были ясной темой дискуссии апостола, перечислены в Рим. 9:4-5: «то есть Израильтян, которым принадлежат усыновление». Павел считал, что эти привилегии евреи уже потеряли или потеряют, либо же они на долгое время будут лишены их преимуществ. Потому что именно из-за опасности потери этих привилегий он был так обеспокоен за своих братьев, его родных по плоти (Рим. 9:2-3). По вопросу возможности лишения ими этих привилегий он защищает истинность Слова Божьего и праведность Бога (Рим. 9:24). Не то, что бы Слово Божие не сбылось или не имело успеха, показывая, что Бог, по Своему замыслу избрания, был вправе даровать их любому из потомства Авраама. Следовательно, эти привилегии и были особым благословением, (дабы изволение Божие в избрании происходило не от дел, но от Призывающего), дарованным потомству Иакова. Однако эти привилегии были исключительно такими, которыми все израильское сообщество владело в этом мире, пока оно было Ветхозаветной Церковью или «народом Божьим», а также такими, которые они могли впоследствии потерять или которых их могли лишить. Следовательно, избрание потомков Иакова к этим привилегиям не было безусловным избранием к вечной жизни.

II.     В соответствии с изволением Божьим, (проявившемся) в избрании, Ревекке сказано было: «И больший будет служить меньшему», имея в виду потомство большего и меньшего. «Господь сказал ей: два племени во чреве твоем, и два различных НАРОДА произойдут из утробы твоей; один НАРОД сделается  сильнее  другого [НАРОДА], и больший будет  служить  меньшему» (Быт. 25:22-23). Поскольку эти слова обозначают изволенье Божие в избрании, избрание относится к потомству Иакова или ко всей израильской нации. Однако взятая полностью израильская нация не была безусловно избрана к жизни вечной, поэтому изволенье Божие в избрании касалась земных, а не вечных благословений, поэтому и было привилегией, которой они могли лишиться.

III.    В соответствии с изволеньем Божьим в избрании, Ревекке было сказано: «И больший будет служить меньшему», но «служить» никогда не означает в Писании «быть вечно проклятым в грядущем мире». Как следствие, противоположное благословение, дарованное наследию меньшего, не может являться вечным спасением, но определенными привилегиями, реализуемыми сугубо в этой жизни. Отсюда изволение в избрании касается только этих привилегий подобно тому, как рабство не предполагает вечных мук.

IV.    Избрание, о котором говорит здесь апостол, не есть от дел (Рим. 9:11), но от Призывающего, Который призывает и приглашает. Оно не упоминает какие-либо качества людей, таким путём призванных или приглашенных. Поскольку же ни в одной части Священного Писания не сказано, что спасение дается кому-либо еще, кроме тех, кто своим личным стремлением к святости оказался пригодным принять и обладать им, избрание к вечной славе не может быть темой разговора апостола в этом послании.

V.    Избрание, о котором говорит апостол, относится к Аврааму и его семени до того, как это семя родилось: вначале (исключая Измаила и его потомство) к Исааку и его семени до того, как они родились, а затем (исключая Исава и всё его потомство) к Иакову и его семени до того, как они родились. Но Писание нигде не представляет вечную жизнь как благословение, дарованное какому-либо семейству или народу таким, т.е. наследственным, способом. По этой причине избрание, упомянутое апостолом, не может быть избранием к вечной жизни.

VI.    Сосуды милосердия (Рим. 9:23) явно противопоставлены сосудам гнева (Рим. 9:22). Сосудами милосердия является всё сообщество евреев и язычников, которые были приглашены или призваны в Царство Божье через принятие Евангелия (Рим. 9:24). Следовательно, сосудами гнева являются всё сообщество неверующих евреев. Таким же образом в тексте Рим. 9:30-31 всё сообщество верующих язычников, которое, в соответствии с «изволением Божьем в избрании», достигло оправдания, противопоставляется сообществу израильтян, не достигших его. Но люди не будут приняты в вечную жизнь или подлежать вечному осуждению в последний день в составе своих сообществ, но в соответствии с тем, как конкретный член своего общества поступал – хорошо или плохо. Поэтому избрание к вечной жизни происходит не через принадлежность к обществу.

VII.    Внимательно читающий девятую, десятую и одиннадцатую главы Послания к римлянам обнаружит, что неверующими (Рим. 11:31) названы суть отверженные в настоящее время евреи или Израиль, у которого ожесточение произошло… до времени (Рим. 11:25); они же отпадшие (Рим. 11:22); они же природные ветви, которых Бог не пощадил (Рим. 11:21); это те, кто отломился от маслины (Рим. 11:17,19-20); кто был отвержен (Рим. 11:15); кто оскудел и пал (Рим. 11:12); кто преткнулся (Рим. 11:11); кто был народом непослушным и упорным (Рим. 10:21); кто не разумел праведности Божией и стремился установить собственную праведность (Рим. 10:3); потому что праведность искали не в вере, а в делах закона (Рим. 9:32) – и именно поэтому они не достигли закона праведности (Рим. 9:31). Люди, о которых говорится во всех этих местах, суть сосуды гнева, готовые к погибели (Рим. 9:22) и они же, по которым Павел имеет печаль и непрестанное мучение сердцу (Рим. 9:2). Говоря кратко, по той причине, что они не являются верующей нацией или народом Израильским, в девятой главе он спорит и отстаивает истину, справедливость и мудрость Божью в отношении осуждения или оставления этих людей.

В то же время, если мы вернёмся и пересмотрим эти три главы, то мы обнаружим то, что апостол (Рим. 11:1) искренне желал и молился о том, чтобы этот же осужденный и оставленный народ Израиля мог быть спасен. Он утверждает, что они не преткнулись, чтобы совсем пасть, окончательно и невозвратно (Рим. 11:11); что они будут опять иметь полноту (Рим. 11:12); что они снова будут приняты в Церковь (Рим. 11:16); что святость всё еще принадлежит им (Рим. 11:16); что если не пребудут в неверии, то привьются к своей маслине опять (Рим. 11:23-24); что ожесточение произошло в них отчасти, до времени, пока войдет полное число язычников (Рим. 11:25). Затем он доказывает из Писания, что весь Израиль – все те колена, которые сейчас пребывают в ожесточении, будут спасены (Рим. 11:26-27); что по отношению к истинному избранию они всё ещё возлюбленные Божии ради отцов или патриархов (Рим. 11:28); что в их случае дары и призвание Божии непреложны (Рим. 11:29); что через наше (т.е. верующих язычников) помилование и сами они, после определённого периода времени, могут быть помилованы (Рим. 11:31). Все эти факты касаются земного положения Израиля, т.е. сообщества людей, отвержение которых Богом апостол доказывает в девятой главе. Таким образом непринятие, о котором он говорит, не может быть безусловным осуждением к вечным мукам, но, поскольку Павел рассматривает их как нацию, оно означает лишение этих почестей и привилегий Божьей Церкви и Царства в этом мире, в которых, через определенное время в будущем, они будут снова восстановлены.

VIII.    Более того, внимательно читающий эти три главы обнаружит, что народ, который некогда был непослушным Богу, а ныне помилован по непослушанию евреев (Рим. 11:30), есть всё сообщество верующих язычников, т.е. те, которые отсечены от дикой по природе маслины и были привиты к хорошей маслине (Рим. 11:24, 17); те самые, которым Бог оказал благость (Рим. 11:22); это – «мир», который примирился (Рим. 11:15) и «язычники», которые получили богатство по оскудению евреев (Рим. 11:12); это – те, которым спасение пришло через преткновение евреев (Рим. 11:11); которые достигли праведности и оправдания (Рим. 9:30); которые некогда не были ни Божьим народом, ни верующими, но сейчас стали Его народом, возлюбленными и сынами Бога живого (Рим. 9:25-26); это – те (см. «нас»), которых Он призвал не только из иудеев, но и из язычников (Рим. 9:24); кто стали сосудами милосердия, которые Он приготовил к славе (Рим. 9:23), т.е. сосудами для почётного употребления (Рим. 9:21). Апостол говорит об одном и том же сообществе людей во всех этих местах, а именно: о верующих язычниках в большинстве своём, не исключая, однако, маленький остаток из верующих евреев, который был объединен с ними. И это – то сообщество людей, чьё призвание и предопределение он доказывает, в случае с которыми изволение Божие в избрании происходило (Рим. 9:11) и которые есть дети обетования, признанные за семя (Рим. 9:8). Эти и были предопределены или избраны Богом для получения Его благословений.
И вот относительно этого призванного или избранного сообщества людей, как и любого конкретного человека, принадлежащего этому сообществу, апостол пишет следующее: «Хорошо. Они (евреи) отломились (осуждены, отвержены) неверием, а ты держишься (в Церкви, среди призванных и избранных Божиих) верой: не гордись, но бойся. Ибо если Бог не пощадил природных ветвей (евреев), то смотри, пощадит ли и тебя (язычника). Итак, видишь благость и строгость Божию: строгость к отпадшим (евреям), а благость к тебе (верующим язычникам), если пребудешь в благости Божией; иначе и ты будешь отсечен (осужден, отвержен) » (Рим. 11:20-22). Это доказывает, что призвание и предопределение, о которых апостол спорит в девятой главе, не являются безусловным избранием к жизни вечной, но суть существующие сейчас привилегии Церкви – слава и преимущества особого народа Божьего. Это предопределение может быть аннулировано и стать недействительным по причине неверия и злоупотребления свободой» (см. Ук. соч. доктора Тейлора, стр. 330).

Таким образом, тщательно рассмотрев рассуждения апостола, проанализировав его намерение и замысел, а также взвесив различные его выражения в их взаимосвязи с фактами из Писания и терминами, которые в Писании использованы для описания этих фактов, мы полностью убедились в том, что доктрина вечного, полного и безусловного избрания как к вечной жизни, так и к осуждению на вечные муки здесь не утверждается. Поэтому ничто, кроме предубежденного верования и полного упущения подлинных намерений и замысла апостола, не могло бы побудить людей связать содержание Писания с вышеуказанной целью и, таким образом, попытаться основать в качестве догмата веры доктрину, которая не только не производит славу в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение, но и наполнила Церковь Божию разногласиями, обратила меч человека против брата его и осуществила, таким образом, работу Аполлиона под именем Христа. Если люди будут защищать эти и подобные им доктрины, относящиеся к Священному Писанию, то будет совершенно здраво требовать от них того, чтобы это делалось ими лишь в духе Евангелия.Image   

Advertisements
Запись опубликована в рубрике Экзегеза. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s