Публичные диспуты

Публичные диспуты

Якоб Арминий

Глава 1 из книги «Арминий говорит». С разрешения миссии «Гамалиил и друзья» (http://gamalielfriends.com)

1.1. О СВОБОДНОЙ ВОЛЕ ЧЕЛОВЕКА И ЕЕ ВОЗМОЖНОСТЯХ

Слово arbitrium – “выбор” или “свободная воля” собственно означает как способность мышления или понимания, благодаря которой разум может выносить суждения о любой поступившей информации, так и сами эти суждения, которые разум формирует благодаря этой способности. Данный термин часто применяют по отношению к воле, а не к разуму, так как между ними существует очень тесная связь. Свобода, приписываемая воле, есть ни что иное, как чувственное выражение воли, уходящее корнями в понимание и разум. Различают следующие виды свободы:
• свобода от контроля или юрисдикции со стороны командующего, т.е. освобождение от обязанности проявлять послушание ему;
• свобода от инспектирования, заботы и управления со стороны вышестоящего;
• свобода от необходимости, имеющей внешние или внутренние источники;
• свобода от греха и его власти;
• свобода от страдания.

Из этих пяти видов свободы, две первых относятся только к Богу; имеющему autexousia – атрибут совершенной независимости от внешнего воздействия или полной свободы действия. Остальные три модели могут относиться к человеку, да и не могут не относиться к нему. Свобода от неизбежности всегда характеризует человека, так как присуща воле в качестве ее естественного атрибута, так что не может быть никакой воли, если она не свободна. Свобода от страданий относится лишь к первоначально сотворенному человеку и не имеет отношения к человеку, впавшему в грех, но она вновь станет его атрибутом, когда он, душой и телом, войдет в блаженство небес. Однако мы не будем здесь дискутировать по поводу свободы от необходимости и свободы от страданий, так как это не спорные вопросы. Следовательно, нам остается обсудить тему свободы от греха и его власти, вызывающую много прений в наше время.

Вопрос состоит в том, имеет ли человек в себе свободу воли от греха и его власти и насколько далеко она простирается? Или какие силы делают человека способным понимать, желать и делать добро? Чтобы рассмотреть и дать ответ на этот вопрос, следует принять во внимание различие между благом и отличительными признаками определенных состояний человеческого существования. В распоряжении человека есть три вида благ: 1) природа, которой он пользуется вместе с другими сотворенными существами; 2) животные, принадлежащие ему, так как он является человеком; 3) духовные вещи (их также называют небесными или Божественными), которые имеют отношение к человеку как к соучастнику Божественного естества. Есть также три состояния или условия человеческого существования: 1) первичная невинность, этим состоянием наделил Бог человека при его сотворении; 2) последовавшее за ним состояние порочности, в которое он впал, совершив грех и утратив первичную невинность; и, наконец, 3) состояние обновленной праведности, в это состояние его восстанавливает благодать Христа.

Мы не будем исследовать вопрос, в чем именно заключается способность свободной воли понимать, желать и делать природные и плотские добрые дела, так как для нашей цели это не является столь важным в данный момент. Мы сосредоточим внимание на духовном благе, духовной жизни человека, характеристикой которой должно быть благочестие; и исследуем Писания, чтобы узнать какие силы побуждают плотского человека понимать, желать и делать нечто духовное. Лишь духовные проявления и действия благи и угодны Богу. В данном исследовании будут рассмотрены три состояния, которые мы уже упоминали, и силы, способствующие изменению каждого из этих состояний.

В состоянии первичной невинности разум человека имел дар понимания небесного света и истины о Боге, Его делах и воле, достаточных для спасения человека и достижения славы Бога. Его сердце было наполнено “праведностью и истинной святостью”, подлинной спасающей любовью к добру и способностями, полноценно заслуживающими и достаточными для исполнения закона, данного ему Богом. На это указывают «образ Божий», по которому был сотворен человек (Быт. 1:26, 27); заповедь, данная человеку Богом и содержавшая в себе благословение и предостережение (2:17); и аналогичное восстановление того же образа в Иисусе Христе (Еф. 4:24; Кол. 3:10).

Однако это состояние невинности оказалось нарушено: предоставление человеку блага (как низшего, относящегося к плотской жизни, так и высшего, имеющего отношение к духовной жизни) привело к тому, что человек, устремив на него свой взор, пожелал его и, совершив спонтанное и свободное действие в нелепом желании обладать этим благом, проявил непослушание.

Человек, отвернувшийся от Бога

Но, отвратившись от света собственного разума и от высшего блага, которым на самом деле является Бог, и сделав предпочтение низшему благу, человек нарушил данную ему заповедь жизни. Совершив этот неблаговидный поступок, человек лишил себя прекрасного и возвышенного состояния и вверг себя в бездну бед и несчастий, которыми характеризуется власть или господство греха. Ибо “кому вы отдаете себя в рабы для послушания, того вы и рабы” (Рим. 6:16) и “кто кем побежден, тот тому и раб” (2 Пет. 2:19).

В этом состоянии свободная воля человека по отношению к истинному (высшему) благу не только ранена, изувечена, немощна, искалечена и ослаблена, но и порабощена, разрушена и потеряна. Без побуждения со стороны Божественной благодати, она не только слаба и бесполезна, но и лишена силы.1 Ибо Христос сказал: “Без Меня не можете делать ничего”. Святой Августин, после тщательных размышлений над каждым словом из этого отрывка, сказал: “Христос не говорит: ‘Без Меня не можете делать ничего, кроме малого’; Он не говорит: ‘Без Меня не можете делать ничего сложного’; Он не говорит: ‘Без Меня вам будет тяжело что-либо сделать’. Он говорит: ‘Без Меня не можете делать Ничего!’ Он не говорит: ‘Без меня не можете ничего завершить’; но: ‘Без Меня не можете делать ничего’”. Для более ясного понимания, мы последовательно рассмотрим разум, привязанности или волю и способность к действиям, как каждое в отдельности, так и во всей жизни невозрожденного человека.

Разум человека, в таком состоянии, не просвещен, лишен спасающего знания Бога, и, по мнению апостола, не может судить о том, что происходит от Духа Божьего. Потому что “душевный человек не принимает того, что от Духа Божия” (1 Кор. 2:14), где человек назван “душевным”, а к душе – наиболее благородной части человека, окруженной облаками невежества, применялись эпитеты “тщетная” и “безрассудная”. Люди, омрачающие свой разум, названы как “несмысленные”, “безумцы”, «суетные умом» и даже “тьма” (Рим. 1:21, 22; Еф. 4:17, 18; 5:8; Тит. 3:3).

Это верно не только тогда, когда на основании истины закона, которая была в некоторой степени начертана в его разуме, человек собирался сформулировать определенные выводы, но также и тогда, когда посредством одного лишь понимания он принимал истину Евангелия, предложенную ему извне. Человеческий разум “Божью премудрость” считает “юродством” (1 Кор. 1:18, 24). Поэтому, все сказанное здесь, следует понимать как в целом, так и в частностях.

1 Важно отметить, что Арминий верил в непринудительный характер предварительной благодати, предшествующей возрождению. “Из Писаний явственно следует, что покаяние и вера не могут существовать кроме как посредством дара Божьего. Однако некоторые места Писания и природа обоих этих даров учат нас тому, что это одарение (благодатью) осуществляется посредством убеждения” (The Works of James Arminius, 3:334). Такая благодать является эффективной лишь в человеке, который «выражает свое согласие, веру и обращение от греха” (там же, 335).

За мраком разума следует развращенность желаний сердца, питающего ненависть и отвращение ко всему, что действительно хорошо и угодно Богу; сердце склоняется и стремится к злу. Апостол очень ясно сказал о развращенности сердца невозрожденного человека: “Потому что плотские помышления суть вражда против Бога; ибо закону Божию не покоряются, да и не могут. Посему живущие по плоти Богу угодить не могут” (Рим. 8:7–8). По этой причине, человеческое сердце часто называют «лживым», «испорченным», «необрезанным», «твердым» и «каменным” (Иер. 17:9; Иез. 36:26). Сказано, что его помышления “зло во всякое время” и являют собой “зло от юности его” (Быт. 6:5; 8:21). А также: “Ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления” и т.д. (Мф. 15:19).

В точном соответствии с помраченным разумом и развращенным сердцем является крайняя слабость сил совершать истинное благо и уклоняться от зла, как и следовало ожидать в конце концов. Христос говорил насколько это важно: “Не может… дерево худое приносить плоды добрые” (Мф. 7:18). “Как вы можете говорить доброе, будучи злы?” (Мф. 12:34).

Следующее относится к благу, которое в узком смысле слова предписано в Евангелии: “Никто не может придти ко Мне, если не привлечет его Отец” (Ин. 6:44). А также, слова апостола: “Потому что плотские помышления… закону Божию не покоряются, да и не могут” (Рим. 8:7), так что, находясь в их власти, человек не может соблюдать заповеди закона. Апостол также сказал: “Ибо, когда мы жили по плоти, тогда страсти греховные… действовали в членах наших” (Рим. 7:5). О том же говорят все отрывки Писания, в которых утверждается, что человек, пребывающий в таком состоянии, находится под властью греха и сатаны, унижен до положения раба и попал в “сети диавола, который уловил их [людей] в свою волю” (Рим. 6:20; 2 Тим. 2:26).

К тому же, следует принять во внимание жизнь человека, находящуюся под игом греха, на что проливает свет Писание. Совершенно ясно, что наиболее полно это состояние описывается при помощи словосочетания “мертв по преступлениям” (Еф. 2:1; Рим. 3:10–19). К этому следует прибавить свидетельство Писания о преимуществах во Христе, о которых Божий Дух свидетельствует человеческому разуму и воле, то есть человеку целиком (1 Кор. 6:9-11; Гал. 5:19-25; Еф. 2:2-7; 4:17-20; Тит. 3:3-7).

Человек, опустошенный грехом

Благословения, отнятые у человека грехом, наиболее видны во множестве преимуществ, которыми наделяет его Святой Дух; ведь человеческая природа оказывается лишенной всего того, что, согласно свидетельству Писаний, совершается в человеке и передается ему силой действия Святого Духа. Писание говорит: “Где Дух Господень, там свобода” (2 Кор. 3:17) и “если Сын освободит вас, то истинно свободны будете” (Ин. 8:36). Из этого следует, что наша воля не свободна от последствий грехопадения. Она не свободна делать добро, если Сын не сделает ее свободной через влияние Духа.

Однако достаточно далеко от этого отстоит мнение, согласно которому, свободная воля человека устанавливается или учреждается в третьем состоянии – обновленной праведности. Когда разум человека озаряет знание Бога и Христа, а также знание Божьей воли, в результате чего, его предпочтения, привязанности и действия меняются в соответствии с Божьим законом; так как человек освобождается от царства тьмы и теперь он – “свет в Господе” (Еф. 5:8), поскольку понимает истинное и спасающее благо.

После того как его окаменевшее сердце было изменено и стало мягким и плотяным и, согласно завету благодати, на нем был написан Божий закон (Иер. 31:32–35), он любит и воспринимает доброе, праведное и святое. Сделавшись способным к этому во Христе, теперь он в сотрудничестве с Богом, стремится к добру, которое знает и любит, и сам начинает осуществлять на практике.

Однако, эти знания, сила и святость, помещены в его сердце Духом Святым; Который назван “духом премудрости и разума, духом совета и крепости, духом ведения и благочестия” (Ис. 11:2), “духом благодати” (Зах. 12:10), “духом веры” (2 Кор. 4:13), “Духом усыновления” (Рим. 8:15-16), и “духом святыни” (Рим. 1:4), по действию Которого совершаются просвещение, возрождение, обновление и утверждение, как утверждается в Писании.

Следует отметить две вещи. Во-первых, труд просвещения и возрождения не совершается в одно мгновение; это – процесс, осуществляющийся и прогрессирующий в течение времени, и усиливающийся с каждым днем. Ибо “знаем то, что ветхий наш человек распят с Ним, чтобы упразднено было тело греховное” (Рим. 6:6), и наш “внутренний [человек] со дня на день обновляется” (2 Кор. 4:16). По этой причине в телах возрожденных людей, доколе они живут на земле “плоть желает противного духу, а дух – противного плоти” (Гал. 5:17). Итак, они не могут сделать ничего доброго или удержаться от зла без оказания сильного сопротивления и борьбы.

Случается, что в силу невежества или в силу того, что они не утверждены и обладают падшей природой, такие люди грешат, как это видно из жизни Моисея, Аарона, Давида, Варнавы и Петра. Это не случайно. Даже о наиболее совершенных людях, исполняющих Писание, сказано: “ибо все мы много согрешаем” (Иак. 3:2) и “ибо нет человека, который не грешил бы” (3 Цар. 8:46).

Во-вторых, следует отметить, что совершение первого хорошего поступка, равно как и его прогресс, продолжение, подтверждение и даже сохранение в добре – не наша заслуга и исходит не от нас, но от Бога посредством Духа Святого. Ибо “начавший в вас доброе дело будет совершать его даже до дня Иисуса Христа” (Флп. 1:6); и “силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению” (1 Пет. 1:5). “Бог же всякой благодати… да совершит вас, да утвердит, да укрепит, да соделает непоколебимыми” (1 Пет. 5:10).

Если же возрожденный человек впадает в грех, он может покаяться и получить обновление лишь по действию Божьей силы через Его Духа. Наиболее убедительно это подтверждают примеры Давида и Петра. “Всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отца светов” (Иак. 1:17), силой Которого мертвые возрождаются к жизни, упавшие получают возможность подняться, слепые получают озарение и могут видеть, нежелающие и подстрекатели обретают желание, слабые укрепляются и могут стоять, имеющие желание получают помощь или содействие, так что могут сотрудничать с Богом. “Тому слава в Церкви во Христе Иисусе во все роды, от века до века. Аминь” (Еф. 3:21).

“За благодатью следует много хорошего, но все это не было бы возможно без предварительной благодати. Хотя благодать споспешествует каждому доброму желанию человека, с момента когда это желание появляется, но в то же время, подобного рода желания или побуждения не могут возникнуть без благодати, но вдохновлены Богом, о Котором апостол Павел писал: “Благодарение Богу, вложившему в сердце Титово такое усердие к вам”. Если Бог влагает в чье-либо сердце усердие к другим, Он вложит в сердце других также и усердие к этому человеку”.2

“Что же делает свободная воля?” – спросите вы. Я отвечу: “Она спасает”. Отнимите свободную волю, и спасать будет нечего. Отнимите благодать, и не станет источника спасения. Труд [спасения] не возможен без двух сторон: источника и получателя. Бог – автор спасения. Свободная воля есть только согласие быть спасенной.

2 Святой Августин, Contra. 2 Epist. Pelag. l. 2. c. 9. Примечание: поскольку многие источники, на которые ссылается Арминий, опубликованные в его время или ранее, весьма редко встречаются в наши дни, его цитаты оставлены в оригинальной форме.

Никто, кроме Бога, не может даровать спасение, и ничто, кроме свободной воли, не может его получить”.3

1.2. О Божественном предопределении

“Предопределение” на греческом языке звучит как proorismon, этот термин происходит от глагола proorizein, имеющего значения: «определять», «назначать» или «постанавливать что-либо» прежде, нежели это произойдет. Согласно общему представлению, предопределение как атрибут действия воли Бога представляет собой Его постановление относительно управления всем мирозданием. Это проявление Божьей воли также называют Провидением (Деян. 2:28; 17:26). В более узком смысле, этот термин принято применять к спасению или осуждению мыслящих существ – ангелов и людей.

В строгом смысле имеется две точки зрения относительно предопределения людей. Так, иногда говорят о предопределении как избранных, так и отверженных. В другом случае говорят о предопределении лишь избранных, в таком случае отвержение является противоположностью избранию. Мы будем использовать термин «предопределение» во втором смысле, именно в этом смысле он почти постоянно используется в Писании (Рим. 8:29).

Итак, предопределение, как оно означает само по себе, есть предвечное решение доброй воли Бога во Христе оправдать, усыновить и наделить вечной жизнью к похвале Своей славной благодати верующих, которых Он решил наделить верой (Еф. 1; Рим. 9).

Предопределение – Божье постановление, которое названо в Писании следующими словами: prothesis tou theou, т.е. “изволение Божие” (Рим. 9:11) и ton boulen tou theleuatos autou, т.е. “изволение воли Своей” (Еф. 1:11). Это постановление не является законным в свете следующих слов: “Исполнивший его [закон] человек жив будет им” (Рим. 10:5), однако его евангельский смысл звучит следующим образом: “Воля Пославшего Меня есть та, чтобы всякий, видящий Сына и верующий в Него, имел жизнь вечную” (Ин. 6:40; Рим. 10:9). Следовательно, это постановление безапелляционно и бесповоротно, потому что окончательное проявление “всей воли Божьей” относительно нашего спасения содержится в Евангелии (Деян. 20:27; Евр. 1:2; 2:2, 3).

Причина Божьего постановления – “благоволение Его воли” (Еф. 1:5). Воистину, причина спасения заключается в Боге, Он имеет право определять по Своему усмотрению как будущность людей, т.е.. сотворенных Им существ, и особенно грешников, так и их благословения (Иер. 18:6; Мф. 20:14, 15) “по изволению воли Своей”, по которой Он некогда постановил спасти людей. Это “благоволение” исключает в качестве причины не только человеческое содействие в этом вопросе или представление об этом содействии, но также позволяет Богу, какими бы ни были перемены, происходящие в или из человека, по справедливости не предпринимать этого благодатного постановления (Рим. 11:34, 35).

Основанием данного постановления является Иисус Христос, Посредник между Богом и человеком (Еф. 1:4), “в Котором (пребывает) Мое (Отцовское) благоволение” (Мф. 3:17; Лк. 3:22); “потому что Бог во Христе примирил с Собою мир, не вменяя [людям] преступлений их, и дал нам слово примирения”. Бог “не знавшего греха сделал для нас [жертвою за] грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом” (2 Кор. 5:19, 21).

Его целью было “привести правду вечную” (Дан. 9:24), совершить усыновление, дать дух веры и благодати (Гал. 4:5, 6, 19), даровать вечную жизнь (Ин. 6:51) и наделить человека множеством духовных благословений, все это Он постановил совершить посредством предопределения. Согласно Божьему предопределению был назначен Глава всех, которые уверуют и в равной степени будут наслаждаться этими благословениями (Еф. 1:22; 5:23; Евр. 5:9).

Это есть предвечное постановление, ибо все, что делает Бог, Он постановил от вечности. Ибо “ведомы Богу от вечности все дела Его” (Деян. 15:18), и “Он избрал нас в Нем прежде создания мира” (Еф. 1:4). В противном случае, Его можно было бы обвинить в непостоянстве.

Предопределение затрагивает две стороны: благословения Бога и людей, предопределенных к получению этих благословений.

3 Бернард Клервосский, О свободной воле и благодати (De Libero Arbit. et Gratia). Богослов-схоласт XII столетия.

Апостол Павел говорит о благословениях, как о “духовных” (Еф. 1:3). В нынешней жизни это: оправдание, усыновление (Рим. 8:29, 30), а также Дух благодати и усыновления (Еф. 1:5; Ин. 1:12; Гал. 4:6, 7), а по завершении земной жизни – вечная жизнь (Ин. 3:15, 16). Богословы называют все это славой и благодатью.

Касаясь получателей благословений Божьих, мы говорим об ограниченной группе людей, т.е. о “верующих”, что подразумевает также и наличие греха: ибо никто не нуждается в вере во Христа, кроме грешника, признающего собственный грех (Мф. 9:13; 11:28). Следовательно, эти обильные благословения, приготовленные во Христе, были необходимы только грешникам. Мы называем “верующими” не тех людей, которые являются таковыми благодаря собственным заслугам или способностям, но тех, которым Бог по Своей благости даровал веру в Христа (Мф. 11:25; 13:11; Ин. 6:44; Рим. 9:32; Гал. 2:20; Флп. 1:29).

Согласно Своему постановлению, Бог дает благословения верующим, которые с Его точки зрения имеют предвечные отношения с Главой Церкви – Христом. Плод этого постановления они получают через действительный, фактический союз с их Главой, Христом. В этой жизни плод является благодатным посредством начала и укрепления союза. В будущей жизни плод является славным через полное осуществление данного союза (Ин. 1:16, 17; 17:11, 12, 22–24; Еф. 4:13, 15; 2 Тим. 1:9, 10).

Конец предопределения – хвала преславной благодати Бога. Поскольку благодать или дар Божьей любви во Христе является причиной предопределения, справедливо воздать всю славу этой благодати (Рим. 11:36; Еф. 1:6).

Постановление предопределения

По словам апостола Павла, постановление предопределения осуществилось “согласно избранию” (Рим. 9:11). Избрание к спасению подразумевает так же и осуждение. Осуждение – противоположность избрания к спасению, его также называют “отвержением” (Рим. 11:1), “предназначением к… осуждению” (Иуд. 4) и “определением на гнев” (1 Фес. 5:9).

По закону противоположностей, мы определяем осуждение как постановление гнева или строгой воли Бога. От вечности, Он решил осудить на вечную смерть, и возвестить Свой гнев и силу по отношению к неверующим, которые не будут верить по своей воле и по справедливому Божьему суду (Лк. 7:30; Ин. . 3:18; 12:37, 40; Рим. 9:22; 2 Фес. 2:10, 11).

Верующие получают прощение всех своих грехов по вере в Иисуса Христа, и эти грехи больше не вменяются им (Рим. 4:2–11). В то же самое время, осужденные должны будут понести наказание не только за неверие (ведь если бы они наказывались лишь за неверие, это позволило бы им избежать наказания за другие, совершенные ими грехи): они будут наказаны и за грехи против закона, поэтому и “подвергнутся наказанию, вечной погибели, от лица Господа и от славы могущества Его” (2 Фес. 1:9).

Говоря о постановлениях предопределения и осуждения, следует сказать и о времени их исполнения. Они осуществляются в том порядке, в котором были постановлены. Цели постановлений и их исполнения взаимосвязаны и полностью единообразны (Пс. 114:11; 32:9, 11).

Это учение Писания весьма полезно и важно. Оно служит Божьей славе и благодати, успокаивает муки совести верующих и наводит страх на нечестивых, лишая их покоя.

Это учение провозглашает Божью благодать, когда приписывает наше призвание, оправдание, усыновление и прославление лишь Божьей милости, а не нашей силе, трудам или заслугам (Рим. 8:29, 30; Еф. 1:14).

Оно успокаивает муки совести людей, ведущих борьбу с грехом, давая им уверенность в благодатной воле Бога во Христе относительно них, которая была постановлена от вечности, осуществлена в должное время и пребудет вечно (Ис. 54:8). Данное учение также показывает, что цель Бога в избрании является неизменной, она зависит не от дел призванных, а от воли Призвавшего (1 Кор. 1:9; Рим. 9:11).

Оно может вселить страх в сердца нечестивых, ибо учит, что Божье постановление относительно неверующих является неотвратимым (Евр. 3:11, 17-19): “Будут осуждены все, не веровавшие истине, но возлюбившие неправду” (2 Фес. 2:12). Именно таковых ожидает вечное осуждение.

Это учение должно звучать не только в частных домах и школах, но и в собраниях святых и в Церкви Бога. Однако следует проявлять осторожность и не учить сверх того, чему учит Писание, чтобы цель включения этой доктрины в Писание была соблюдена. Полагаю, что с Божьей помощью, это было нами соблюдено. “Тому слава в Церкви во Христе Иисусе во все роды, от века до века. Аминь” (Еф. 3:21).

“Ибо велико могущество Господа, и Он смиренными прославляется. Чрез меру трудного для тебя не ищи, и, что свыше сил твоих, того не испытывай. Что заповедано тебе, о том размышляй; ибо не нужно тебе то, что сокрыто. При многих занятиях твоих о лишнем не заботься: тебе открыто очень много из человеческого знания” (Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова 3:23)4

О ПРАВЕДНОСТИ И ДЕЙСТВЕННОСТИ БОЖЬЕГО ПРОВИДЕНИЯ ОТНОСИТЕЛЬНО ЗЛА

Присутствие зла в мире заставило некоторых людей отрицать Божье Провидение относительно творений, наделенных разумом, свободой воли и свободой действий. Они считали, что поскольку Бог – благ, справедлив, всеведущ и всемогущ, Он бы полностью воспрепятствовал совершению любого греха, если бы в Своем Провидении действительно заботился о разумных существах и их действиях (Пс. 146:5; Мал. 2:17; 3:14; Мк. 10:18; Откр. 4:8).

С их точки зрения, у Божественного Провидения в вопросе зла нет иной возможности, кроме как снять всю вину с человеческих существ и возложить ее целиком и полностью на Бога, как если бы люди неминуемо согрешали, будучи не в силах противостоять Его Провидению.

Поскольку вера в Божье Провиденье абсолютно необходима (Лк. 12:28), отрицание того факта, что Ему есть дело до разумных существ и их действий, сильно бы умалило Его правление. Поэтому мы попытаемся кратко объяснить действенность Божественного Провидения относительно проблемы зла. В то же время, на основании этой действенности мы покажем, что Бога нельзя винить в несправедливости, и Он не может быть запятнан грехом. Напротив, действенность Его Провидения есть веское свидетельство в пользу Божьей праведности.

Под грехом следует понимать не только действие (или бездействие), но также “преступление закона”. Действие относится к естественному добру и называется материальной причиной греха. Преступление – это нравственное зло, его называют формальной причиной греха. Рассмотрение того и другого является необходимым, когда мы говорим о действенности Бога в решении проблемы греха. Когда совершается действие, запрещенное законом, в силу совершения данного действия нарушается закон.

4 Эта книга считается канонической у католиков и у православных христиан, но не признается в качестве таковой протестантами.

Действенность Бога имеет отношение:
• к началу греха, к зарождению первой греховной мысли в сердце разумного существа;
• к попытке совершения греха и ее осуществлению;
• к греху, когда он закончен.

Действенность Бога в начале греха – это препятствие греху или позволение этого греха, так же как и управление доводами и поводами, ведущими к греху, а также непосредственным стечением обстоятельств, подталкивающих к совершению греха. Действенность Бога относительно развития греха заключается в его направлении, цели и завершении, за которым следует прощение или наказание.

Во-первых, Бог препятствует греху или ставит ему преграду. Это действие имеет три аспекта, как в смысле действенности, так и в отношении тех, на кого оно направлено. В смысле действенности:
• препятствие может быть достаточно серьезным, но при этом не делать полностью невозможным совершение греха (Мф. 11:21, 23; Ин. 18:6);
• препятствие может быть настолько серьезным, что его невозможно обойти;
• по Божьей мудрости и в соответствии с Его предвидением, препятствие может наверняка стать преградой к совершению греха, даже если оно не является непреодолимым (Быт. 20:6).

В отношении тех, на кого действие направлено, также следует выделить три аспекта:
• препятствие может затрагивать силы, способности или волю разумного существа;
• Препятствие может выражаться в запрете совершить то, что человек желает и физически способен сделать. Дается заповедь или закон, при нарушении которых человек совершает грех (Быт. 2:16, 17);
• Препятствие может выражаться в неспособности совершить то, что человек желает и физически мог бы сделать, если бы не было этого препятствия.

Это препятствие может влиять на способности человека четырьмя путями:
1) человек может быть лишен жизни, которая есть основа способности (3 Цар. 19; 4 Цар. 1);
2) способность человека может быть отнята или уменьшена (3 Цар. 13:4; Рим. 6:6);
3) способности может противостоять другая способность, равная ей по силе или превосходящая ее (2 Пар. 26:18-21; Гал. 5:17);
4) может быть удален объект, на который было направлено действие (Ин. 8:59).

Поставление препятствий

Препятствие воле может быть поставлено, когда, в силу определенных доводов, человека убеждают не совершать греха. Довод может основываться на невозможности или сложности совершить то или иное действие (Мф. 21:46; Ос. 2:6, 7). Основой довода может быть информация о непривлекательности, неудобстве, бесполезности или вреде действия (Быт. 37:26, 27). Наконец, довод против совершения действия, может быть основан на том, что такое действие несправедливо, позорно и непристойно (Быт. 39:8, 9).

Позволение греха – противоположность препятствия греху. В то же время, оно не противоречит препятствованию, так как последнее представляет собой запрещение определенного действия человека посредством силы закона. Так как в этом случае одно и то же действие может быть грехом, если оно запрещено, а может и не являться грехом, если никакого запрета не было. Позволение – противоположность препятствия. Позволение – это приостановка преград, которые, как известно Богу, могли воспрепятствовать совершению греха. Это необходимый результат, так как любая из перечисленных выше преград, могла бы воспрепятствовать греху.

Следовательно, грех позволяется, когда Бог не ставит ни одного из описанных выше препятствий, в таком случае это позволение предшествует действиям Бога или связано с ними. Продолжение жизни человека, сохранение его силы, забота о том, чтобы ему не противостала большая или равная сила и, наконец, доступность объекта, на который направлен грех (Исх. 9:16; Ин. 18:6; 1 Цар. 20:31, 32; Мф. 26:2, 53).

Воле дается позволение грешить, когда приостанавливаются все препятствия, способные удержать волю от совершения греха. Благой Бог имеет множество таких препятствий в Своей мудрости и силе.

Среди оснований позволения:
• Свобода выбора, которую Бог Творец даровал разумным существам и которую не отнимает у них в Своем постоянстве;
• Предвечная мудрость и сила Бога, посредством которых, Он имеет знание и может обращать зло в бодро (Быт. 1:2, 3; 2 Кор. 4:6).

Итак, Бог позволяет то, что желает позволить, не игнорируя способностей и склонностей разумных существ, так как Ему известно все (1 Цар. 23:11, 12). Он делает это без отвращения, потому что в Его воле было не творить человека со свободной волей или же уничтожить его, после того как он был сотворен (Откр. 4:11). Бог способен воспрепятствовать совершению греха, так как Он всемогущ и всеведущ (Пс. 93:9, 10; Иер. 18:6). Он не является безучастным наблюдателем, небрежно относящимся к происходящему, ибо еще до того как, что-либо произошло, Он предпринял необходимые меры и внимательно следит за происходящим, чтобы дать ему должное направление, а также наказать или даровать прощение (Пс. 80:13, 14). Но, каким бы ни было Его позволение, а Бог позволяет его сознательным и добровольным образом, Его воля заинтересована в этом позволении и обеспокоена следующим за ним грехом, поскольку нарушение этого порядка нанесло бы ущерб справедливости и истине Бога (Пс. 5:5, 6).

Нам следует более подробно объяснить некоторые различия греха, о которых мы упомянули в общем, когда вели речь о препятствовании и позволении греха.

Важно видеть разницу между грехом и его причинами, такими как невежество, слабость, злоба и халатность. Препятствием невежеству служит откровение Божественной воли (Пс. 118:105), греху слабости препятствует укрепление Святым Духом (Еф. 3:16), о препятствии греху злобы, Бог говорит следующее: “И возьму из плоти их сердце каменное, и дам им сердце плотяное” (Иез. 11:19), т.е. Бог напишет на плотяном сердце Свой закон (Иер. 31:33), греху же халатности препятствует святая внимательность, которую Он вызывает в сердцах верующих (Иер. 32:40). Поэтому нам становися ясным, какой грех допускается Богом в силу отсутствия того или иного препятствия.

В отношении закона, повелевающего творить добро и запрещающего делать зло, запрет, данный в законе, может быть нарушен неправильным действием, мотивом или результатом. Повеление закона может быть нарушено неисполнением или недолжным исполнением предписанного. Предписание закона нарушается и в том случае, если предписанное действие совершается с неправильной целью или из неверных побуждений. Например, братья Иосифа не убили его по причине определенного препятствия, однако, даже в этом случае, мотивы и результат их действия были неправильными (Быт. 37:26, 27).

Следование совету

Авессалом не смог последовать полезному для него и пагубному для Давида совету Ахитофела, однако у Авессалома не было благих целей и мотивов (2 Цар. 17). Бог воспрепятствовал Валааму проклясть израильтян, заставив его благословить их, однако, Валаам сделал то и другое неискренне и лицемерно (Числ. 23).

Мы лучше поймем причины и основания препятствий и позволений, если, четко усматривая в грехе действие и нарушение закона, применим Божественное позволение и препятствие к тому и другому. Так как понятие греха неразделимо объединяет в себе действие и нарушение закона, одно нельзя предотвратить или допустить, не затрагивая при этом другого. Однако их можно разграничить в разуме, когда Бог может предотвратить или допустить только действие или только нарушение; в другое же время действия Бога направлены на оба эти аспекта, и в таком случае нам приходится поразмышлять над одними Его действиями. Когда Илию пытались привести к царю Охозии, чтобы убить его перед царем, Бог помешал этому не как греху, а как действию. Это становится очевидным на основании изучения результата и метода Божьего препятствования.

Что касается результата, Его воля заключалась в том, чтобы пророк был жив, а не в том, чтобы удержать Охозию от греха против Бога. Что касается метода препятствования, Охозия уничтожил два подразделения воинов, каждое из которых насчитывала по пятьдесят человек, отправив их схватить пророка. Это было знаком Божьего гнева на царя и его людей, обычно таким образом не ставится препятствие греху как таковому, потому что он наносит ущерб другим. Но по действию Божьей благодати, грех не был совершен (4 Цар. 1).

Воспрепятствовав убийству Иосифа, Бог допустил, чтобы его продали. Он допустил продажу не как грех, а как действие, в результате которого Бог достиг Своей цели (Быт. 37:1, 20; Пс. 104:17). Но Бог не позволил Давиду причинить вред Саулу, препятствуя в первую очередь греху, нежели действию. Это следует из доводов Давида: “Да не попустит мне Господь сделать это господину моему, помазаннику Господню, чтобы наложить руку мою на него” (1 Цар. 24:6).

Бог позволил Ахаву убить Навуфея, позволив это как грех, а не как действие. Таким образом Ахав наполнил чашу своих грехов и навлек на себя наказание. Ибо Бог мог взять Навуфея к Себе иным способом (3 Цар. 21). Авимелеху не было позволено прикоснуться к Сарре, это не было допущено как действие, весьма прискорбное для Авраама, которого любил Бог, и как грех, ибо Бог не желал, чтобы Авимелех осквернил себя грехом, поскольку Авимелех “сделал [бы] сие в простоте сердца” (Быт. 20:6).

С другой стороны, Бог допустил Иуде войти к его невестке Фамари, позволив случиться этому как действию (ибо Бог желал, чтобы Христос был прямым потомком Иуды), так и греху (Быт. 38:18). Воля Божья заключалась в том, чтобы показать нам: нет ничего настолько испорченного, чего нельзя было бы предложить в жертву Богу во Христе Иисусе. Матфей не просто так указал, что Христос был потомком Иуды и Фамари, а также потомком Давида и бывшей за Уриею (Мф. 1:6). Размышление об этом помогает нам увидеть Божью мудрость и извлечь пользу для нас, когда мы анализируем то, от чего мы были удержаны и что нам было позволено совершить.

Помимо этого позволения, есть еще один результат Божьего Провидения, состоящий в том, что связано с началом греха. Это – управление доводами и обстоятельствами, ведущими к действию, которое человек не может осуществить, при этом не согрешив, если не по Божьему намерению, то по собственным склонностям, как видно из некоторых событий (2 Цар. 12:11, 12; 16:21-23).

Эти доводы присутствуют в разуме (2 Цар. 24:1; 1 Пар. 21:1; Пс. 104:25) или во внешних и внутренних ощущениях (Иов 1, 2; Ис. 10:5–7); они могут исходить от других людей или от Самого Бога. Цель управления состоит в том, чтобы испытать пожелает ли человек воздержаться от греха, даже при наличии некоторых стимулов (ведь если человек воздерживается от греха, к которому не было стимулов, похвала его усилий будет небольшой). Если же человек поддастся искушениям, тогда эта цель будет состоять в том, чтобы совершить Божье дело через это действие человека. Богу не нужна помощь человека для достижения Его целей, но Он желает показать богатство Своей мудрости.

Примите во внимание доводы, в силу которых братья Иосифа злобно желали убить его: обвинения в адрес Иосифа, рассказывавшего о делах братьев отцу, любовь Иакова к Иосифу, сон и его обнародование. Подумайте также о поручении отца, отправившего Иосифа к братьям и своевременное появление измаильтян, шедших в Египет (Быт. 37:28).

Действенность Бога

Последнее действие Бога относительно греха – Божественное согласование обстоятельств, которое необходимо для совершения любого действия, потому что без Него ничто не может начать существовать, Он – источник всего. Божье согласие не второстепенно, но синхронно решению и действию человека, так что действие производится одновременно Богом и человеком.

Хотя согласие Бога является частью Его воли и руководства, Бог никогда не отрицает разума свободного человека, но позволяет ему проявлять свободу действий и свободу воли. Следующие две фразы противоречат друг другу: “позволить человеку использовать свои силы и свободу воли для осуществления действия” и “отрицать Божественное согласие, без которого не может быть совершено действие”.

Согласие относится к действию как таковому, но не к греху. Таким образом, Бог одновременно и совершает, и позволяет действие, но сначала Он его позволяет, а затем совершает. Ведь если бы человеческая воля не желала совершить действие, Богу не нужно было бы реагировать на него и давать согласие. Но поскольку человек не может совершить его не согрешив, Бог не должен в этом случае отказывать в согласии человеку, склонному совершить подобное действие. Повиновение человека должно быть испытано, ибо человек сам должен воздерживаться от беззакония и от склонности потакать собственным желаниям, а не благодаря отсутствию согласия Бога. В этом смысле, человек воздерживается от проступка, поскольку это – естественное благо, но также и воля Божья заключается в том, чтобы он воздержался от нравственного зла.

Приведенные выше размышления относятся к началу греха. Что касается прогресса греха, следует сказать о двух аспектах Божественного Провидения: о направлении и ограничении. Направление греха – действие Божественного Провидения, посредством которого Бог мудро, справедливо и властно направляет грех куда пожелает: “Она быстро распростирается от одного конца до другого и все устрояет на пользу” (Премудрости Соломона 8:1). Что касается направления, Бог задает направление по Своей воле. Говоря о направлении, необходимо упомянуть объект и цель. Порой Бог позволяет, чтобы грех, помимо воли человека, был направлен на объект уязвимый грехом, что могло первоначально, вообще или частично, не входить в планы и намерения грешника (Притч. 16:9; 21:1).

Яркий пример этого – Навуходоносор, собиравшийся покорить народы, но Бог таким образом повлиял на его мечтания, что царь пошел войной на иудеев, а не на аммонитян (Иез. 21:19-22). Что касается направления к цели, Бог может не позволить человеку, совершающему грех, допущенный Богом вначале, достичь намеченной им цели. Но Он использует его для достижения Собственных целей, не зависимо от того, была ли цель человека, совершающего этот грех такой же или противоположной (в любом случае, человек не освобождается от ответственности за совершенный грех). Продажа Иосифа в Египет, искушение Иова, поход царя Ассирии на иудеев – иллюстрируют этот аспект Божьего Провидения (Быт. 1:20, 21; Иов 1 и 2; Ис. 10:5-12).

Ограничение греха заключается в том, что Бог ставит определенные рамки или границы греху, так что человек не сможет предаваться данному греху в неограниченных масштабах или до бесконечности. Ограничивается как время, так и масштаб греха. Богом ограничивается время в том смысле, что Бог ставит временные рамки, за пределами которых не может продолжаться тот или иной грех (Мф. 24:22). Это справедливо в отношении действия как такового и в отношении греха как такового. Бог ограничивает время совершения действия: “Ибо не оставит [Господь] жезла нечестивых над жребием праведных, дабы праведные не простерли рук своих к беззаконию” (Пс. 124:3) и “Конечно, знает Господь, как избавлять благочестивых от искушения” (2 Пет. 2:9).

Бог сокращает длительность греха, когда заграждает путь Израиля тернами и обносит его оградою, чтобы прекратить идолопоклонство израильтян (Ос. 2:6, 7), а также когда “Бог ныне повелевает людям всем повсюду покаяться”, после того как Он “в прошедших родах попустил всем народам ходить своими путями” (Деян. 14:16; 17:30).

Бог ограничивает величину греха, когда не позволяет ему умножиться, увеличиться или усилиться. Это касается как действия, так и греха. Что касается действия, Бог поставил преграду ярости врагов на израильтян, желавших “поглотить их живыми”, хотя и позволил врагам восстать на Израиль (Пс. 123:2, 3). Он допустил, чтобы коринфян “постигло искушение не иное, как человеческое” (1 Кор. 10:13). Он запретил дьяволу лишить жизни Иова (1 и 2). Он воспрепятствовал Сусакиму, царю Египта, уничтожить иудеев, позволив ему сделать их рабами (2 Пар. 12:7-9).

Бог препятствовал Давиду

Что касается греха, Бог помешал Давиду оскверниться кровью Навала и его домашних, которую Давид, в пылу гнева, поклялся пролить (1 Цар. 25:22, 26). Он также помешал Давиду присоединиться к армии царя Анхуса (27:2; 29:6, 7), перед которым Давид “притворился безумным” (21:13). Таким образом Он не позволил Давиду причинить ущерб соплеменникам, израильтянам, и навести бедствие на армию Анхуса. То и другое было бы крайне нечестным поступком, так что в этом случае, была поставлена преграда и действию, и греху.

Что касается Божественного позволения, т.е. предоставления доводов, возможностей, направления, ограничения и согласия, Бог говорит, что это Он совершил зло, когда в действительности оно было совершено людьми и сатаной: послал Иосифа в Египет (Быт. 45:8); забрал собственность Иова (1 и 2); открыто сделает “пред солнцем” то, что Давид тайно сделал против Урии (2 Цар. 12:11, 12; 16:11, 21-22). Такой вид речи используется по следующим причинам:
• Бог был главной движущей силой, в совершении действий, приведших к таким результатам;
• Результаты и следствия всего, даже действий совершенных людьми, в большей мере соответствуют цели Бога, нежели замыслу совершивших их людей (Ис. 10:5-7);
• Мудрости Божьей известно, что если Бог совершит это действие, его результатом будет то, что человек не смог бы совершить без этого нечестия, так как воле Божьей угодно использовать это в Собственных целях (1 Цар. 23:11-13);
• Бог, являющийся причиной всего, действует более могущественно, нежели человек, сила которого полностью зависит от Бога.

Действие Божественного Провидения относительно совершенного греха состоит либо в наказании, либо в прощении. Это действие направлено на грех как таковой: грех наказывается и прощается, поскольку он – зло, и потому что он – зло.

Наказание греха – действие Божьего Провидения, наказывающего грех по Божьей справедливости. Наказание может быть осуществлено в теперешней жизни или в будущей. Последнее – это вечное отделение человека от Бога, мучения и страдания человека в озере огненном (Мф. 25:41; Откр. 20:15).

В этой жизни наказание может быть физическим или духовным. Физические или телесные наказания относятся к телу, и нет необходимости их перечислять. В то же время, необходимо обратить внимание на духовное наказание за предшествовавший ему грех, что может повлечь за собой другие грехи, совершенные по злобе тех, кто был затронут первоначальным грехом.

Духовное наказание есть лишение человека благодати и предание его силам зла. При этом человек может быть лишен как естественной благодати, так и благодати содействующей. Первое происходит через ослепление ума и ожесточение сердца (Ис. 6:9, 10). Второе представляет собой, прекращение содействия Святого Духа, внутренне “подкрепляющего нас в немощах наших” (Рим. 8:26), а внешне подавляющего искушения сатаны и мира. Конечно же, в Своем служении Святой Дух задействует и ангелов (Пс. 90:11; Евр. 1:14).

Предать человека силам зла можно путем предания его “превратному уму” и действию заблуждения, так что он будет верить лжи (Рим. 1:28; 2 Фес. 2:9–11), или предать человека похотям его сердца (Рим. 1:24), либо силе сатаны, “бога века сего” (2 Кор. 4:4), “действующего ныне в сынах противления” (Еф. 2:2). Такой вид наказания приводит к появлению множества других грехов, не только в соответствии со знанием Бога, но также в соответствии с Его целью, по причине которой, Он решает дать человеку именно такое наказание, что видно из следующих фраз: “Я ожесточу сердце его [фараона]” (Исх. 4:21; 7:3).

“Но они [сыны Илия] не слушали голоса отца своего, ибо Господь решил уже предать их смерти” (1 Цар. 2:25). “Но не послушался Амасия, так как от Бога [было] это, дабы предать их в руку [Иоаса] за то, что стали прибегать к богам Идумейским” (2 Пар 25:20). Божья власть и управление в сфере совершения грехов включает в себя как грешников с ожесточенными сердцами, так и тех, чьи сердца не были ожесточены.

Действие Провидения

Прощение или отпущение греха – действие Божьего Провидения, дающего прощение и удаляющего вину и наказание за грех. Прощение восстанавливает благоволение Бога к человеку, бывшему прежде врагом Божьим, так что по действию Божьего Провидения человек получает благодать, как того требуют беспристрастность и справедливость. Благодаря прощению, человек освобождается от духовных наказаний, перечисленных выше (Пс. 2:10-12). Хотя человек не избавляется от физических наказаний, они представляют собой не Божий гнев, имеющий своей целью наказать грех, а желание Бога показать, что Он ненавидит грех. Кроме того, эти наказания направлены на то, чтобы воспрепятствовать грешнику впасть в грех (2 Цар. 12:11-13).

По этой причине действие Провидения по отношению к прощенному человеку кардинально отличается от Его действия по отношению к человеку до получения им прощения (Пс. 31:1, 6; 118:67; 1 Кор. 11:32). Данное понимание крайне важно для поощрения в человеке стремления всячески стараться получить Божью благодать, которой достаточно, чтобы сохранить человека от греха и которую Бог в Своей мудрости сможет использовать, чтобы удержать человека от совершения греховного действия.

Таково действие Божьего Провидения относительно греха, и его нельзя уличить в малейшей несправедливости. Что касается препятствования греху, избранные Богом для этого средства эффективны по своей природе и действенны, если только человек сознательно и намеренно не воспротивится им и таким путем не отпадет от благодати. В то же время, Бог не обязан использовать все возможные методы препятствия греху (Ис. 5:4; Мф. 11:21-23; Рим. 1 и 2).

Причину греха нельзя приписывать Божественной воле, так как человеку была дана свобода выбора относительно греха. Божественное вмешательство – прерогатива Бога, чтобы показать, что Бог может предотвратить или простить грехи тех, кто этого желает или позволить тем, кто этого прощения не желает, иметь недостаток, который удержит его от получения прощения.

Предоставление доводов и возможностей не может стать поводом для греха, кроме как per accidens, случайно. Они распределяются таким образом, что человек может действовать спонтанно, а также свободно осуществлять свои мотивы и действия. Бог же в такой манере совершенно свободен испытать повиновение человеческого существа.

Управление Богом обстоятельствами ни в коей мере нельзя назвать лишенным справедливости. У Бога нет причин отказываться от обстоятельств, приведших к нарушению, данного Им закона, который человек не мог нарушить не согрешив (Быт. 2:16, 17). Бог поместил бы человека в те же самые обстоятельства, если бы подобного закона не существовало.

Таким образом с определением пределов и управлением человеческой деятельностью Богом не возникает сложностей. Наказание и прощение показывают в них беспристрастность Бога, что справедливо даже по отношению к наказанию, в ходе которого сердце человека ослеплено и ожесточено, так как Бог посылает его лишь в случае крайнего нечестия и полного неповиновения разумного существа (Ис. 6:7; Рим. 1; 2 Фес. 2:9-12).

О ПРИЗВАНИИ ЧЕЛОВЕКА К СПАСЕНИЮ

Заглавие содержит три термина: призвание, человек, спасение.
• Термин призвание означает как сам этот акт, так и его части, вместе или по отдельности, предназначенные для того, чтобы сделать человека способным откликнуться на Божественное призвание (Притч. 1:24; Мф. 11:20, 21; 23:37).
• Известны два состояния человека: состояние до грехопадения и состояние после грехопадения, когда человек полностью подвластен греху. Мы будем говорить о человеке во втором состоянии (Быт. 2:16, 17; Мф. 9:13).
• Спасение, согласно синекдохе (синекдоха – риторическая фигура, при которой одно понятие выявляется через другое, ему родственное, – прим. ред.), в дополнение к призванию, посредством которого мы призваны к спасению, по Божьему определению содержит все необходимое для получения спасения или вечной жизни (Лк. 19:9; 2 Кор. 6:2).

Мы определяем призвание как акт Божественной благодати, явленной во Христе, при помощи которого, через Свое Слово и Дух Святой, Бог призывает грешников из животной жизни, запятнанной грехом и развращенностью этого мира (Быт. 6:3; Мф. 11:28; 1 Пет. 2:9, 10; 3:19; 2 Петр. 2:20; Рим. 10:13-15; Гал. 1:4; 2 Тим. 1:9) в “общение Иисуса Христа” и в Его Царство, чтобы объединенные Главой, Христом, они могли получить от Него жизнь, чувства, мотивацию и полноту духовных благословений к славе Бога и их собственному спасению (1 Кор. 1:9; Гал. 2:20; Еф. 1:3, 6; 2 Фес. 3:14).

Причина призвания – Бог Отец в Своем Сыне. Сын, Которого Отец назначил Посредником и Главой Церкви, призывает людей к спасению Духом Святым. Дух Божий был дан Посреднику, так как Он – Дух Христа, Царя и Главы Церкви, через Которого “доныне действуют Отец и Сын” (Ин. 5:17; Еф. 2:17; 4:11, 12; 1 Фес. 2:12; Откр. 3:20). Однако Святой Дух обеспечивает и призыв людей к служению: Он назначает епископов, посылает учителей, наделяет их дарами, содействует им и наделяет их действенным авторитетом (Деян. 13:2; 20:28; 1 Кор. 12:4, 7, 9, 11; Евр. 2:4; 3:7).

Внутренняя причина – благодать, милость и “человеколюбие Спасителя нашего, Бога” (Тит. 3:4, 5), побудившие Его смилосердиться над грешником и даровать ему вечное блаженство (2 Тим. 1:9, 10). Распределяющая причина – мудрость и справедливость Бога, благодаря которым Он знает, как должным образом осуществить призвание, а также законно и правильно распорядиться им; на основании этого Он сформулировал методы и способы призвания (1 Кор. 1:17, 18).

Внешняя причина, движущая Богом, – повиновение и ходатайство Иисуса Христа (2 Тим. 1:9). Инструментальная причина – Слово Божье, применяемое людьми обычно через проповедь или в письменном виде (1 Кор. 12:28-30; 2 Фес. 2:14). Иногда же спасение применяется к людям без участия проповеданного Слова Божьего, когда Бог сверхъестественным образом непосредственно предлагает Свое Слово разуму или воле человека. Слово Божье представляет собой одновременно и закон, и Евангелие, которые взаимно подчиняются друг другу.

Действие призвания направлено на человечество, находящееся в животном состоянии, т.е. на мирских, душевных, плотских людей, отчужденных от Бога и мертвых в своих грехах. Следовательно они не достойны призвания и непригодны к тому, чтобы должным образом ответить на призыв, если только Сам Бог по благодати не приведет их к достоинству и не восстановит их пригодность откликнуться на спасительный призыв (Мф. 9:13; 10:11-13; Ин. 5:25; 6:44; Деян. 16:14; Еф. 2:11, 12; 4:17, 18; 5:14; Тит. 2:12).

Управление

Форма призвания отдана в ведение Слова Божьего и Святого Духа. Бог распределил управление должным образом, по Своей воле и справедливости, а также по милости Христа. Бог оставляет за Собой право и власть не употреблять для обращения людей все возможные методы, давать равным во всех отношениях между собой людям неравную меру благодати и наделять в равной мере благодатью тех, которые не равны между собой, а также применять больше благодати к более нечестивым людям (Иез. 3:6; Мф. 11:21, 23; Рим. 9:21-26; 10:17-21; 11:25, 29-33;).

В призвании есть начальный и завершающий этапы. Начальный этап – Бог призывает человека не только из состояния животной жизни, но также из страданий, вызванных его виной, грехом и осуждением (1 Пет. 2:9; 2 Пет. 1:4; Рим. 6:17, 18; Еф. 2:1-6). Завершающий этап – в настоящей жизни это, прежде всего, состояние благодати, или причастности к высшему благу и всякому духовному благословению во Христе, в Котором обитает вся полнота благодати и истины; а в будущей жизни – состояние славы и наслаждение общением с Богом (Ин. 1:14, 16; Рим. 8:28-30; Еф. 1:3, 4).

Ближайший этап призвания – люди, которые были призваны, откликнулись верой, и через Христа, Посредника Нового Завета, стали народом Божьего завета. Они любят, боятся, почитают и поклоняются Богу и Христу, а также во всем повинуются Божьим заповедям “в праведности и святости истины” и таким образом делают “твердым свое звание и избрание” (Втор. 6:4, 5; Иер. 32:38, 39; Притч. 1:24; Лк. 1:74, 75; 2 Пет. 1:1, 10; Еф. 2:11-16; Тит. 3:8; Евр. 3:7; Откр. 3:20).

Отдаленный этап призвания – спасение избранных и слава Бога, ради чего Бог приготовил призвание и благодать в качестве средств передачи спасения (Еф. 1:14; Флп. 1:6). Для того, чтобы достичь этого этапа, необходимо откликнуться на спасительный призыв и проявить повиновение ему (Притч. 1:24-26; Лк. 7:30; Деян. 13:46). Слава премудрого, благого, милостивого, справедливого и могущественного Бога наиболее ярко проявляется в передаче спасения, отображающего Его благодать и славу и побуждающего ангелов и людей воспевать хвалу Иегове (Откр. 4:8-11; 5:8-10).

Призвание является частично внешним, а частично – внутренним. Внешнее призвание осуществляется благодаря служению людей, возвещающих Слово закона или Евангелия. Эти люди названы “соработниками Бога, служителями, которые насаждали, поливали и строили», посредством чего члены Церкви проявляют веру” (1 Кор. 1:5-9; 3:3-6). Внутреннее призвание совершается благодаря делу Святого Духа, озаряющего разум и касающегося сердца, чтобы человек обратил серьезное внимание на сказанное и поверил Слову Божьему. Действенное призвание есть одновременное осуществление внутреннего и внешнего призвания (Деян. 16:14; 1 Пет. 1:22; 2 Кор. 3:3).

Само же распределение призыва осуществляется не благодаря отдельно взятым его частям, но благодаря их сотрудничеству, ведущему к одному результату – к отклику на спасительный призыв в виде повиновения ему. Собрание или общину призванных и откликнувшихся на призыв людей называют “Церковью” (Рим. 1:5; 1 Кор. 3:5, 6). Различают видимую и невидимую Церковь. Видимая – это те, кто “устами исповедуют”, а невидимая – кто “сердцем веруют” (Рим. 10:10). Подобным же образом каждый человек различает в себе “внешнего” и “внутреннего” человека (2 Кор. 4:16).

Избегая мистицизма

Нам следует проявлять осторожность и не считать, подобно мистикам и энтузиастам, что Слово Божье, предлагаемое людям через служение проповедью, является только предварительным, но другое Слово действует изнутри их и усовершенствует первое. Или же (что то же самое), мы не должны верить тому, что Дух Святой, действуя внутри человека, озаряет его разум таким знанием Бога и Христа, которое отличается от проповеданного извне. Иными словами, нам следует опасаться того, что Дух Святой сообщает душе и сердцу иной смысл, нежели тот, который был проповедан через Слово Божье, родственное Ему (1 Пет. 1:23, 25; Рим. 10:14-17; 1 Кор. 15:1-4; 2 Кор. 3:3-6).

Порой результатом призвания становится не такой отклик, который угоден Господу, когда человек отвергает Слово благодати, Божье обличение и противится Святому Духу. Результатом такого отклика являются злоба и ожесточение человеческого сердца. За таким результатом часто следует другой – праведный Божий суд, т.е. возмездие за презрение к спасительному призыву и Слову Божьему, а также за оскорбление Святого Духа. Следствием этого суда является ослепление ума и окаменение сердца, “предание превратному уму” и “предание власти сатаны” (Пс. 80:12-15; Ис. 6:9-10; 63:10; Лк. 7:30; Ин. 12:37-40; Деян. 7:51; 13:46; 2 Кор. 4:4; 2 Фес. 3:2).

Но поскольку “ведомы Богу от вечности все дела Его” (Деян. 15:18), и Он совершает лишь то, что постановил совершить от вечности, Он от века постановил и это призвание. Так что человек, получающий призыв, был от вечности предопределен получить этот призыв в определенном состоянии, времени, месте, определенным образом и с определенной действенностью. В противном случае, исполнение отличалось бы от постановления, в то время, как известно, что в Боге нет ни изменения, ни тени перемены (Иак. 1:17, 18; Еф. 3:5, 6, 9-11; 2 Тим. 1:9).

Реклама
Запись опубликована в рубрике Без рубрики с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

3 комментария на «Публичные диспуты»

  1. Приветствую Вас, брат Олег. Находясь в тех условиях, когда за возражение доктрине Кальвина легко могли осудить на смерть, Арминию приходилось быть предельно осторожным в споре. Нельзя забывать того, что если бы Арминий не умер, его бы реально ждала участь его друзей: одного казненного, а другого посаженного в тюрьму пожизненно вследствие решений Дортского собора. Поэтому все формулировки Арминия были очень сдержанными, так что он уступал кальвинистам настолько, насколько это можно было сделать. Конечно, его можно обвинить в неопределенности некоторых его выражений, но время тогда было смутное и опасное. Поскольку в одних местах он говорит более ясно, в других менее, труды Арминия нужно изучать в комплексе. Но мы благодарны ему и за то, что он и таким образом выступил против этого заблуждения, тем самым заложив хорошее начало для развития доктрины, ставшей в оппозицию к кальвинизму. Поразительно, но сами кальвинисты ничего кальвинистского в трудах Арминия не находят!!! Даже умеренные кальвинисты клеймят его во всех мыслимых и немыслимых грехах. Только некоторые американские пресвитериане считают его «настоящим» кальвинистом — в отличие от самого Кальвина!!! А вот этому действительно приходится только удивляться. Желаю Вам обильных Божьих благословений!

  2. В своем «Объявлении мнений» (глава 5) Арминий объясняет данную ситуацию:
    «Кроме этого, я считаю, что как свободная воля, так и поступки человека зависят от Божественного Провидения, поэтому ничего не может произойти без воли Божьей, включая и то, что совершается в разрез с Его волей. Тем не менее, мы должны замечать разницу между хорошими и плохими поступками, говоря: «Бог и желает, и совершает хорошие дела», но «Он только допускает плохие дела». Более того, я готов допустить, что любые поступки, относящиеся к злу, которые возможно могли появиться в мыслях у человека, могут быть приписаны Божественному Провидению с одним только предупреждением – не делать из этого предположения заключения о том, что Бог является причиной греха. Я достаточно ясно заявлял о своих убеждениях во время одной дискуссии о Праведности и Действенности Божественного Провидения в отношении того, что является злом, которая проходила в Лейдене при двух разных обстоятельствах, как богословском мероприятии, на котором я председательствовал. Во время этой дискуссии я попытался приписать Богу все действия, какие совершал Он в отношении греха, какие я только смог найти в Священных Писаниях. Я настолько далеко ушел в своих попытках, что некоторые присутствующие посчитали верным в этом случае обвинить меня в том, что я представил Бога автором греха. Такое же серьезное заявление против меня часто высказывалось с кафедры в Амстердаме в отношении тех же самых вопросов; но для каждого очевидным является то, что данное обвинение с таким пафосом было представлено на основании содержимого моего письменного ответа по поводу Тридцать одной статьи, о котором я уже упоминал ранее и который ошибочно приписали мне, и этот вопрос был одним из них».
    Разумеется, Арминий не противоречил своему мнению, а лишь отвечал на поставленные ему вопросы, причем в той мере, в которой они были сформулированы. Чтобы лучше понять его личное мнение о предопределении, нужно обратиться к другим его сочинениям по данной теме. Желаю всем друзьям обильных Божьих благословений!

  3. В другом своем произведении («Защита некоторых распространившихся доктрин») Арминий пишет по этой теме следующее:

    «Это прекрасно, что любой человек, вне зависимости от его квалификации в богословских вопросах, мог отважиться составить из моих слов эту клевету против меня. Я всегда говорю «против меня», когда не могу согласиться с некоторыми мнениями и учением моих братьев, и они это сами хорошо знают, по одной единственной причине – я убежден, что именно от них исходит мнение о том, что Бог является автором греха! Но я не могу согласиться с ними по этому вопросу, потому что мои братья преподают такое, из чего я могу посредством ясных и определенных закономерностей сделать вывод о том, что Бог имел абсолютное намерение ввести Свое творение в грех. И Он управляет всем таким образом, что когда это управление Им отлагается, человек вынужден грешить, так что не может избежать проявления греха ни в самом этом действии, ни в окружающей его реальности.

    Если они покажут, что то, что я говорю, не следует из их мнения, тогда я не буду переживать в связи с их согласием, по крайней мере, по этому вопросу. Если прочесть мои тезисы полностью, то станет очевидным, как страстно я защищался против того, чтобы оставалась даже малейшая возможность вынести из них эту ересь. Но, в то же время, я был осторожен, чтобы ничего не отнять из провидения Божьего, что, в соответствии с Писанием, должно присутствовать там. Но я не считаю необходимым для меня долго доказывать, что факт силы Божьего Провидения в отношении зла является именно таким, каким я преподавал его в тех моих словах, особенно после того, как я уже дал им необходимо пояснение. Но я, однако, сделаю это очень кратко:

    Ева была не просто «творением, не до конца погрязшим во грехе», но она вообще не была порочной. Она добровольно пожелала воздержаться от запретного плода потому, что «он был связан с грехом», это видно из её ответа змею: «Бог сказал не есть от плода». Её согласие с этим повелением было легким из-за изобилия других плодов, а испытание её послушания было бы очень малым, если бы оно было единственным аргументом, с помощью которого она была прельщена искусителем. Поэтому, так случилось, что в дополнение к этому, змей предложил Еве убедительный аргумент, которым побудил её съесть запретный плод, говоря: «Вы, конечно же, не умрете, но будете как боги». Этот аргумент, по намерению змея, был стимулом совершить грех. Без этого, как понимал змей, она не захотела бы съесть этот плод, так как уже слышал, как она выразила свое волеизъявление воздержаться от этого действия потому, что оно было «сопряжено с грехом».

    Теперь я спрашиваю, нужно ли приписывать организацию или управление (administratio) этого искушения Богу, или нет? Если мне скажут: «Это не должно быть приписано Ему», то тем самым они заденут Провидение, Писание и мнение всех наших богословов. Если же они признают, что такое поведение должно быть приписано Ему, то тем самым они соглашаются с тем, что я сказал. Но какая была цель всей этой организации или управления? Ею был эксперимент или испытание того, решит ли Ева, привлеченная аргументами и стимулированная сатаной, отказаться от этого действия, чтобы получить от её Господа и Спасителя похвалу за послушание? Случай с братьями Иосифа, цитируемый в пятнадцатом тезисе моего девятого публичного диспута, доказывает это самым простым образом, как я это и показал в том тезисе.

    Можно исследовать случай с Авессаломом, который совершил инцест с наложницами своего отца. Разве это не было случаем совершенного преступления, где Бог отдал наложниц его отца ему в руки, т.е. отдал их в его распоряжение? Разве этот аргумент не побуждал его сделать это действие, природа которого вызывает отвращение, через подтверждение решением Ахитофела, к чьим советам относились, как к прорицаниям (2 Цар. 16:20-23)? Несомненно, имеются реальные факты этого случая, но то, что Бог Сам руководил всеми этими событиями, видно из Писания, которое гласит, что Бог сделал это (2 Цар. 12:11, 12).

    Исследуем, что Бог говорит во Второзаконии 13:1-3: «Если восстанет среди тебя пророк, или сновидец, и представит тебе знамение или чудо, и сбудется то знамение или чудо, о котором он говорил тебе, и скажет при том: «пойдем вслед богов иных, которых ты не знаешь, и будем служить им», — то не слушай слов пророка сего, или сновидца сего…»
    Разве предсказание «знамения» лжепророком, когда оно подтверждено самим совершением этого события, не является доводом, дающим (authoritatem) ему авторитет? И разве авторитет, полученный таким образом, не является стимулом или доводом, влияющим на полное убеждение в том, в чем этот пророк учил убедительно? И какая существует необходимость для доводов, мотивов и стимулов, если рациональное творение имеет такую склонность к действиям, которые нельзя совершить без необходимости попадания в грех, и которые он желает совершить вообще без каких бы то ни было доводов?

    В таких обстоятельствах главный искуситель исчезнет из-за своего бесполезного труда. Но так как искуситель знает, что творение не желает совершить эти действия без мотивирующих доводов и предоставленных возможностей, то он делает все, что может, чтобы побудить и склонить творение к греху. Но Бог, однако, руководит всеми этими процессами и Своим Провидением управляет ими всеми, но ведет к совершенно другим целям, чем искуситель. Потому что Бог управляет этим, прежде всего, для испытания Своего творения, и впоследствии (если человек пожелает смириться) совершает для Себя что-либо посредством этого действия.

    Если кто-либо считает, что в этом взгляде есть что-то предосудительное, то тогда он настолько ограничивает права и возможности Бога, что предполагает, что Он не может испытывать послушание Своего творения любым другим способом, как только путем создания такой ситуации, в которой приходится совершить грех, от которого Он повелел Своим законом воздерживаться. Но если Он может испытать послушание Своего творения каким-либо другим способом, то пусть эти люди покажут нам, в чем заключается этот метод, а не только представляют нам только доводы и обстоятельства. Пусть они покажут также и то, почему Бог больше использует этот метод, а не тот, который упомянул я. Разве не потому, что Он считает, что Его творение будет побуждаться к злу первым методом в равной степени сильно, и поэтому ему не представляет труда воздержаться от греха, к совершению которого он не был спровоцирован никакими другими стимулами?

    Давайте хорошо поразмыслим над историей Иова, чье терпение Бог испытал столькими многими способами, и кому было предоставлено столько много стимулов согрешить против Бога посредством нетерпения; и сразу все эти вопросы проявятся очень ясно. Бог сказал сатане: «Обратил ли ты внимание твое на раба Моего Иова? … человек непорочный, справедливый, богобоязненный и удаляющийся от зла. И отвечал сатана Господу и сказал: разве даром богобоязнен Иов? Не Ты ли кругом оградил его и дом его и все, что у него? Дело рук его Ты благословил, и стада его распространяются по земле; но простри руку Твою и коснись всего, что у него, — благословит ли он Тебя? И сказал Господь сатане: вот, все, что у него, в руке твоей; только на него не простирай руки твоей» (Иов. 1:8-12)».

    Какое ещё может быть значение этих слов, как не это: «Вот, побуди его проклясть Меня! Я даю тебе разрешение потому, что ты думаешь, что малая награда принадлежит этому человеку, который получает изобильные благословения и боится меня». Сатана сделал то, что ему было позволено, но не получил ничего из ожидаемого (из того что он прогнозировал). Поэтому Бог сказал: «(Иов) был тверд в своей непорочности; а ты возбуждал Меня против него, чтобы погубить его безвинно» (Иов. 2:3). Это испытание закончилось, когда сатана попросил разрешение применить против Иова еще больший стимул ко греху и, получив разрешение, снова не добился ничего. Поэтому Бог был прославлен в терпении Иова, а планы сатаны оказались разрушены».

    Желаю всем друзьям обильных Божьих благословений!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s