Учение о Боге и спасении в кальвинизме и арминианстве

Учение о Боге и спасении в кальвинизме и арминианстве
Федор Стрижачук

Введение
Все составляющие нашего мировоззрения и богословия связаны друг с другом и влияют друг на друга. Некоторые думают, что богословия кальвинизма и арминианства отличаются друг от друга только в вопросе возможности потери спасения или понимании свободной воли человека или учении о предопределении и избрании. В действительности кальвинизм и арминиаство – это системы богословия, которые, не отличаясь друг от друга по некоторым вопросам, все же имеют существенные отличия по многим другим положениям богословия, в том числе по самым основным доктринам таким как «Собственно богословие» и «Сотериология». А это, в свою очередь, влияет на христианскую жизнь. Наши богословские убеждения не хранятся в отдельных файлах нашего мозга, а составляют сеть взаимосвязанных и влияющих друг на друга убеждений, которые в свою очередь определяют наше поведение. В этой статье я ставлю перед собой цель показать каковы отличия кальвинизма и арминианства в доктринах о Боге и спасении в более широком смысле.

1. Учение о Боге
Арминианство часто беспочвенно обвиняют в том, что оно антропоцентрично, а не богоцентрично. Критики арминианства говорят, что оно ставит человека или его свободную волю в центр богословия и придают им больше значения, чем Богу и Его спасительной благодати. К сожалению, эти обвинения не обоснованы ссылками на арминианских богословов или самого Арминия. Так как действия человека, его свобода и вера имеют какую-то ценность в арминианском богословии, то критики арминианства называют это возвышением человека над Богом, отрицанием Божьего суверенитета и антропоцентризмом. Но такое суждение является преувеличением и необоснованным обвинением.

Напротив, кальвинисты, возвышая Божий суверенитет и заботясь о Божьей славе, представляют Бога, как все превозмогающую и все определяющую непреодолимую Силу, в действительности не превозносят Бога, а подвергают опасности Его моральный облик.

Божья слава не зиждется исключительно на Его силе и власти, но также на благости и любви. Исключительное подчеркивание Божьего суверенитета создает искаженный образ Бога, как диктатора. На самом деле, Бог благости, любви, милости вызывает больше искреннего поклонения, служения, прославления и хвалы (сравнение матери Терезы и Гитлера).

Арминианское богословие не менее богоцентрично чем кальвинизм. Арминиаство говорит о свободе воли человека не во имя человека, не с гуманистических побуждений превознести человека, а с целью защитить Божью благость и любовь, а также, чтобы возложить ответственность за грех на человека, а не на Бога.

1.1. Доктрина о Провидении
Почему Арминий отвергал кальвинизм? Потому что кальвинизм богоцентричен? Вовсе не из-за этого. В книге «Объявление мнений» Арминий приводит много аргументов против кальвинистского учения о предопределении, но основные его возражения исходят из доктрины о Боге. Арминий говорит: «Доктрина о провидении несовместима с природой Бога. Она особенно противоречит трем атрибутам, которые имеют отношение к Божьему управлению миром: мудрости, справедливости и благости» (The Works of James Arminius — Vol. 1 A Declaration of the Sentiments of Arminius. 200).

Затем он дает объяснения: «Доктрина о предопределении противоречит мудрости в трех отношениях:
(1) Бог поставил себе цель, которая не является благой – погибель грешников, чтобы прославить свою справедливость.
(2) Бог хотел продемонстрировать свою милость и справедливость, но декрет о грехопадении человека не согласуется ни с милостью, ни со справедливостью.
(3) Доктрина о провидении переворачивает все с ног на голову, так как основополагающей является учение о кресте, которое является откровением Божьей мудрости.
Доктрина о предопределении противоречит справедливости Божьей в двух отношениях:
(1) Бог спасет отдельных людей, без какого либо внимания к их праведности и послушанию. Из этого следует, что Бог любит этих людей больше своей праведности.
(2) Бог подверг человека страдать от греха, который ему не был изначально свойственен. Следовательно, грех привнесен Богом извне. А затем, Бог вменил человеку грех в вину.
Доктрина о предопределении противоречит благости Божьей: Бог прежде создания мира определил часть людей к погибели, не проявив к ним никакой первоначальной благости» (Ibid. 201).

Но основную обеспокоенность Арминия вызвало то, что доктрина о предопределении наносит ущерб Божьей славе, так как из нее следует, что Бог является автором греха. Арминий объясняет:
«Кальвинистская доктрина о предопределении приписывает Богу определенные действия по отношении к человеку, как внешние, так и внутренние, и опосредованные (с помощью вмешательства других существ) и прямые – так что, человек должен обязательно, по необходимости совершить грех. Таким образом, это учение приписывает это действие Богу, и учит, что оно исходит из Божьего основного намерения, без каких-либо предвидения склонности, воли или действий со стороны человека. Из этих предпосылок, мы выводим, как дальнейший вывод, что Бог действительно грешит. Потому что, согласно этой доктрине, грех как действие является неизбежным, и согласуется с Божьей целью и первичным намерением. Исходя из этого мы могли бы также предположить, что Бог есть единственный грешник. О человеке, который движим непреодолимой силой к совершению греха не может быть сказано, что он сам грешит. Из этого можно сделать и другой правомерный вывод, что грех не является грехом, так как все, что делает Бог не может быть грехом и не должно называться так» (Ibid. 206).

1.2. Божий суверенитет, Триединый Бог и Божья любовь.
Кальвинизм представляет, что основным атрибутом Бога является всепреодолевающий суверенитет. Основным признаком, обнаруживающим Божий суверенитет, кальвинизм считает абсолютный контроль всех событий происходящих в тварном мире, включая все действия людей. Таким образом, Бог понимается как Абсолютный Субъект, исчерпывающе определяющий всю реальность. Немецкий богослов Юрген Мольтман утверждает, что радикальный монотеизм, граничащий с богословским унитаризмом, способствует возникновению идеологии политической и церковной монархии (Jurgen Moltmann, History and the Triune God: Contributions to Trinitarian Theology (New York: Crossroad, 1991), 195). Монархическое политическое богословие выстраивает иерархию: Один Бог – один император – одна церковь – одна империя. Такое политическое богословие способствует идеологии политического деспотизма и тирании (Ibid., 196).

Но если христиане действительно верят, что Иисус Христос является высшим и наиболее точным откровением Бога, то это откровение должно также определять наше понимание Божьего провидения в мире. Тот, кто серьезно воспринимает заявления Иисуса: «Видевший Меня видел Отца» должен понимать, что Божья сила состоит не в принуждении и абсолютном контроле (по образцу восточных диктаторов или средневековых феодалов), а в самоотдаче и влекущей любви. Иисус однажды обратил внимание учеников на радикальное отличие принципов власти этого мира и Его, т.е. Божьим управлением:

«Иисус же, подозвав их, сказал: вы знаете, что князья народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими; но между вами да не будет так: а кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом; так как Сын Человеческий не [для того] пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мф. 20:25-28).

Наставление Иисуса о самоотверженном служении – это не просто совет для создания эффективной стратегии формирования хороших человеческих отношений. Это также откровение сущности Божьего руководства вселенной. Иисус, воплощенный Бог, омыл ноги Своим ученикам. Именно это и является природой Божьей власти, власти любви.

То же учение о природе служения Иисуса Христа представляет апостол Павел, возможно цитируя ранний христианский гимн:

«Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе: Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной. Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца» (Флп. 2:5-11).

Слава Отца и честь Сына является результатом того, что Сам Бог принял образ слуги и именно это является откровением Божьей любви. Это откровение Бога в Его участии в нужде мира не является каким-то отклонением в истории Бога, а наоборот, это высшее проявление Божьей вечной любви к миру в человеческой истории. Центральной истиной христианской проповеди евангелия является не существование Бога или Его вечность или Его всемогущество. Сущностью евангелия является факт о том, что «Бог есть любовь» (1 Ин. 4:16).

1.3. Триединый личностный Бог и Божья любовь.
Современное арминианское богословие подчеркивает, что основным сущностным атрибутом Бога является любовь. Любовь Божья, во-первых, являет себя в тринитарной жизни Отца, Сына и Святого Духа. Бог, как Троица является образцом межличностных отношений любви. Триединый Бог также создает динамические межличностные отношения с тварным миром. Такие образы как отношения между мужем и женой, женихом и невестой, воспитание детей и усыновление являются доминирующими метафорами в Библии, которые описывают отношения Бога к своему творению.

Все эти метафоры могут быть описаны как «антропоморфные», но каждая из них подчеркивает важность подлинных отношений. Бог решил именно таким образом установить отношения с человечеством, чтобы эти отношения имели личностный характер. Наша любовь и послушание приносят Богу радость, а наша неверность Ему вызывает печаль. Между личностями Бога и людей устанавливается подлинная и динамическая открытость. Гнев Бога может измениться на благоволение, Его суд – на прощение, потому что Он является живым личностным Богом. Отношения завета между Богом и человечеством принимают форму динамичных и открытых Я-Ты отношений. А. Шуте говорит: «Бог создает для нас пространство свободного выбора, чтобы мы могли ответить либо положительно, либо отрицательно на благодатные действия Бога» (Augustine Shutte, “Indwelling, Intersubjectivity and God,” Scottish Journal of Theology 32 (1979), 201-16).

Божье избрание больше напоминает отношения любви между личностями, чем предустановленную компьютерную программу. Подобно как отношения между мужем и женой, родителями и детьми, учителями и студентами предполагают «взаимные решения», так и вхождение в отношения с Богом включают Божье избрание нас, так и наше избрание Бога как Господа. В процессе избрания роль человека не исключительно пассивна без права голоса, так как мы можем принять, или отвергнуть Божье предложение спасения. Мы не являемся равноправными сторонами Завета, так как инициатива исходит от Бога. Но Бог по своей благодати дает нам возможность принять реальную ответственность и внести реальный вклад в отношения с Ним.

2. Ограниченное или неограниченное искупление.
На Дортском Синоде в 1618 году были сформулированы «Пять пунктов кальвинизма». Третий пункт этого документа — «ограниченное искупление». Доктрина об ограниченном искуплении учит, что Иисус умер только за грехи избранных, а не всех людей. В защиту этой доктрины кальвинисты ссылаются на тексты, где говорится о том, что Христос умер за «Своих овец» (Ин. 10:11, 15), Свою церковь (Деян. 20:28, Еф. 5:25), «избранных» (Рим. 8:32-35), Свой народ (Мф. 1:21), «нас» (Тит. 2:14). Но Джек Котрелл считает, что когда Библия говорит об искупительной смерти Христа, используя личные местоимения «нас», «наши грехи» или «Свою церковь», то это следует понимать как персонифицированный язык обращения к определенной группе людей, с которой себя автор также отождествляет. И такое персонифицированное обращение не предполагает, что «Христос умер за нас и больше никого» (Jack Cottrell, Basic Theology Syllabus, 65). Таким образом эти выражения не являются достаточным аргументом в пользу концепции ограниченного искупления.

Арминианское богословие в отличие от кальвинизма исповедует, что искупительная смерть Христа за человечество никого изначально не исключает, но имеет спасительные результаты только по отношению к тем, кто принимает её, поверив в Иисуса как Спасителя и Господа. Такое учение об искуплении называется «неограниченное» или «общее» искупление. Арминианские богословы обращают внимание на то, что учение о «неограниченном искуплении» является исторической позицией: её придерживались отцы церкви, и оно присутствует во многих исповеданиях исторических исповеданиях веры (Terry L. Miethe, The Universal Power of the Atonement General. Editor Clark H. Pinnock (Minneapolis: Bethany House Publishers, 1995), 79). Доктрина о неограниченном искуплении исходит из библейских текстов, которые говорят о намерении Бога спасти всех. Пророческий текст Исаии говорит об искупительном деле Слуги Господа: «Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу: и Господь возложил на Него грехи всех нас» (Ис. 53:6).

О таких же всеохватывающих намерениях Бога говорит Павел в 1 Тим. 2:3-6: «…ибо это хорошо и угодно Спасителю нашему Богу, Который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины. Ибо един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус, предавший Себя для искупления всех. [Таково было] в свое время свидетельство» (1 Тим. 2:3-7). Но особенно интересен текст 1 Тим. 4:9-10 9 «Слово сие верно и всякого принятия достойно. Ибо мы для того и трудимся и поношения терпим, что уповаем на Бога живаго, Который есть Спаситель всех человеков, а наипаче верных». (1 Тим. 4:9,10). В этом тексте упоминаются «все люди», для которых Христос есть Спаситель, но определенно не все будут спасены, об этом ясно учит Писание, а только те, которые примут спасение – верные.

Когда Библия говорит о спасительном деле Христа по отношению к «миру», слово «мир» нельзя понимать как «избранные», оно действительно значит «мир». Мир, в библейском употреблении, особенно у Иоанна, действительно мир, который ненавидит Бога, отвергает Христа, управляем сатаной, но это мир, за который умер Христос. В Новом Завете нет ни единого текста, в котором слово «мир» значило «избранные».

Учение о неограниченном искуплении защищает честность и справедливость Бога, тогда как «ограниченное искупление» бросает тень нечестности на Бога. Если Бог осуждает тех, кто отвергли предложенное им спасение, то он поступает справедливо. Неверующие погибают не потому что Христос не умер за них, но потому что они отказались принять предложение Божьего прощения. Тери Мите заявляет, что, если Он искупил Своей смертью только избранных, как этому учит кальвинизм, то Бог тогда представляется или «несправедливым», потому что избрал одних людей «до создания мира» к спасению, а других к погибели, или лицеприятным, потому что избрал некоторых, или Его выбор произволен и случаен, так как нам не называют никаких причин, на которых он основан (Ibid., 81). Ничто из вышеперечисленного не является истинным по отношению к Богу. Бог – справедлив, Он нелицеприятен и Его выбор не может быть произвольным. Таким образом, только учение о неограниченном искуплении совместимо с природой и характером Бога, как мы Его знаем из Писания.

Писание ясно учит, что Христос умер за грешников (Рим. 5:6-8, 1 Тим. 1:15). Слово «грешник» нигде не имеет значения «церковь» или «избранные», но просто обозначает все человечество, «потому что все согрешили и лишены славы Божией» (Рим. 3:23). В 1 Ин. 2:2 мы читаем: «Он (Христос) есть умилостивление за грехи наши, и не только за наши, но и за [грехи] всего мира». Эти слова апостола Павла предельно ясно утверждают, что «жертва умилостивления Христа» не ограничивается церковью, «нами», потому что Христос заплатил цену за грехи людей всего мира.

3. Суверенитет, две воли и честность Бога.
Богословие кальвинизма говорит о двух волях Бога. Кальвинистский богослов Р. Спроул предупреждает: «Когда мы ищем воли Божьей, мы должны спросить себя какую волю Божию мы хотим узнать» (R. C. Sproul, God’s will and the Christian (Wheaton: Tyndale, 1985), 32). Одна воля Божья в кальвинизме называется «суверенной» или «провиденциальной». Суверенная воля Божья определяет каждое событие, происходящее в мире. Она относится к исчерпывающему, вечному и неизменному плану Божьему. Другая воля Божья называется «моральной» или «открытой». Открытая воля Божья – это то что Бог ожидает от Своего творения. Библейские заповеди, наставления, поучения и открытые Божьи желания относятся к категории открытой воли Божьей.

С точки зрение арминианства само разграничение двух воль Бога является оправданным, но то, как кальвинизм описывает взаимодействие этих двух воль, представляется очень проблематичным. Суверенную волю Божью кальвинисты называют ещё «скрытой» или «секретной», так как она неизвестна людям заранее. Гери Фризен отмечает, что суверенная воля Божья не может в полной мере быть «секретной», потому что мы не можем знать только будущих действий Бога, но можем знать прошлое, то есть уже осуществившуюся волю Божью (Garry Friesen, Decision Making and the Will of God (Portland, Multnomah, 1982), 201-27). Людям не следует искать знания скрытой воли Божьей, а только открытой, моральной воли Божьей, которая представлена в Писании.

До этого момента арминиане могут согласиться с кальвинистами. Но кальвинисты также утверждают, что суверенная воля Божья может противоречить открытой воле Божьей. И это противоречие, по сути, неизбежно, если исходить из кальвинистского понимания суверенитета Бога. Если согласно кальвинизму Бог определяет каждое событие в мире, то каждое трагическое, злое и греховное событие является скрытой волей Бога. Но в открытой воле Бог ведь не желает кому-либо зла, никого не побуждает к злу и осуждает греховный поступок. Как же согласовать так отличные друг от друга две воли Божьи? Может Бог от людей требует одно, а сам делает другое? Или к Богу не применимы нравственные требования или они у Бога совсем другие?

Но каков тогда смысл атрибутов Бога представленных в Библии: любящий, благой, милосердный, справедливый и т. д. Решение этой дилеммы возможно в арминианском богословии, которое допускает наличие реальной свободной воли не только у Бога, но и созданных Им существ: людей и ангелов. Хотя и правильно проводить разграничение между провиденциальной и открытой волей Бога, неправильно утверждать, что эти воли могут противоречить друг другу. Бог справедлив и честен, а Его провиденциальная воля не противоречит Его открытой воле.

Но не все события, происходящие в мире, исходят из провиденциальной воли Божьей, другие свободные существа могут действовать вопреки воле Бога и тем самым создавать трагические, злые и греховные события. Но это не следует понимать так, что Бог может потерять контроль над происходящим в мире ведь Он премудрый и всемогущий и соответственно способен достигнуть Своих провиденциальных целей даже если во вселенной есть существа действующие вопреки Его воле. Таким образом, арминианское богословие снимает с Бога тень обвинения в «двойной игре», которая падает на Бога, если воспринимать Бога и Его действия в мире с точки зрения кальвинизма.

4. Учение о спасении по Евангелию от Иоанна: нарративный подход.
Евангелие от Иоанна является рассказом, по которому можно легко проследить баланс между Божьим суверенитетом и человеческой ответственностью. Сотериология является центральной темой Евангелия от Иоанна. Иоанн написал Евангелие, «Чтобы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его. (Ин. 20:31). Книга включает серию драматических встреч с явным сотериологическим содержанием (1:35-50 призвание учеников, 3:1-15 беседа с Никодимом, 4:1-42 встреча с самарянкой, 9:1-41 исцеление слепорожденного, 11:1-44 воскрешение Лазаря). В то же время Иоанн выстраивает свою учение о спасении в нарративной форме, используя следующие ключевые слова: «знать» («ойдиа гиноско») 131 раз, «видеть» 114 раз, «верить» 98 раз, «истина» 48 раз, «жизнь» 66 раз.

Уже в прологе к Евангелию доминирует тема универсального просвещения мира, всех и каждого (Ин. 1:4, 7, 9, 11) Светом истинным, но в тоже время подчеркивается ответ человека, его ответственность принять Свет. Уже здесь есть принявшие, «рожденные от Бога» и не познавшие и не принимающие Его.

Первые события Евангелия от Иоанна сопровождаются заявлениями о спасительных действиях Бога ко всему миру. Иоанн Креститель свидетельствует об Иисусе: «…вот Агнец Божий, который берет на Себя, грех мира» (Ин. 1:29). Слово мир (гр. космос) 105 раз встречается в писаниях Иоанна, в основном в отрицательном смысле как сфера греха, бунта под предводительством Сатаны (Ин. 12:31, 14:30, 16:11). Но мир также является объектом Божьих спасительных действий и любви (Ин. 1:29, 3:16), так что всем людям предоставляется возможность покаяться (Ин. 1:7, 9,12).

Первые чудеса Иисуса также говорят о могуществе и суверенитете Бога в действиях Иисуса, но в ответ на эти чудеса следует вера учеников и других людей. В первом чуде в Кане Галилейской Иисус «явил славу Свою», а ученики Его «уверовали в Него» (Ин 2:1). Посещение Иерусалима в ранний период служения Иисуса также сопровождалось чудесами, а со стороны свидетелей этих чудес следовала вера: «то многие, видя чудеса, которые Он творил, уверовали во имя Его» (Ин. 2:23). Царедворцу, просившему об исцелении сына, Иисус говорит: «Вы не уверуете, если не увидите знамений и чудес» (Ин. 4:48).

Встреча Иисуса с Никодимом (Ин. 3:1-21) и последнее свидетельство Иоанна Крестителя (Ин. 3:22-36) также содержат заявления о Божьем суверенитете и человеческой ответственности. Иисус в 3:8 говорит: «Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким рожденным от Духа». Деятельность Духа здесь представлена, как свобода и непредсказуемая инициатива Бога. А Иоанн подчеркивает власть Бога, когда говорит: «не может человек ничего принимать на себя, если не будет дано ему с неба» (Ин. 3:27). В тоже время авторские слова в 3:16-21 говорят об всеохватывающей Божьей спасительной любви: «…возлюбил Бог мир…», «…Бог послал Сына Своего в мир…», «…свет пришел в мир…» и необходимости ответа человека «…дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную», «верующий в Него не судится, а неверующий уже осужден», «делающий злое» и «поступающий по правде».

История драматической встречи с самаритянкой также особенно подчеркивает важность принятие личного решения веры (Ин. 4:1-41). Иисус говорит о «воде, которую Он дает» как о даре Божьем, но эту воду нужно пить, её нужно попросить. История приходит к кульминации в исповедании самаритян: «Уже не по твоим речам веруем, ибо сами слышали и узнали, что Он истинно Спаситель мира, Христос» (Ин 4.42). Самаритяне «слышали и узнали», и соответственно их отклик — вера и высокое и универсальное христологическое исповедание, они называют Иисуса «Спасителем мира, Христом».

В речи Иисуса о жизни и суде в 5 главе Иоанна суверенитет Бога в спасении провозглашается в словах Иисуса об Отце и о Себе: «Ибо как Отец, воскрешает мертвых и оживляет, так и Сын оживляет, кого хочет» (Ин. 5:21). Но на Божье действие ожидается человеческий отклик веры: «Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь» (Ин.5:24).

Вторая половина пятой главы ст. 31-40 посвящена ответственности людей в принятии Иисуса как Спасителя. О Нем свидетельствует Отец 5:31-32, Иоанн Креститель 5:33-35, дела совершаемые Иисусом 5:37-37, Писания свидетельствующие о Нем 5:39 и Моисей и его писания 5:45-47. Но несмотря на это обилие свидетелей иудеи отвергают Иисуса, и Он говорит об этом следующим образом: «Но вы не хотите придти ко Мне, чтобы иметь жизнь» (Ин. 5:40), «…вы не имеете в себе любви к Богу (Ин. 5:42), «Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня» (Ин. 5:43), «славы, которая от Единого Бога, не ищете». (Иоан. 5:44), «Если же его писаниям не верите, как поверите Моим словам?» (Ин. 5:47).

Когда Иисус представляет Себя как хлеб жизни, «Который сходит с небес и дает жизнь миру» (Ин. 6:33), Он подчеркивает Божью инициативу и свободу в спасении. Но затем Иисус опять напоминает об ответственности иудеев в непринятии Его: «Но Я сказал вам, что вы и видели Меня, и не веруете» (Ин.6:36), тогда как «Воля Пославшего Меня есть та, чтобы всякий, видящий Сына и верующий в Него, имел жизнь вечную; и Я воскрешу его в последний день». (Ин.6:40). В стихах 36 и 40 мы можем увидеть следующие пары слов, которые указывают на два возможных ответа на инициативу Бога в откровении Иисуса «видите – не веруете» и «видящий Сына и верующий в Него».

На празднике Кущей в последний день праздника Иисус возгласил: «Кто жаждет, иди ко Мне и пей. Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой» (Ин. 7:37-39). Это опять призыв к человеческой воле, его свободе и выбору. А затем последовали разные ответы на услышанный призыв: одни говорили «Он точно пророк», другие говорили «это Христос», третьи сомневались «разве из Галилеи Христос придет?», а четвертые «хотели схватить Его» (Ин. 7:40-44).

После случая с женщиной, взятой в прелюбодеянии Иисус делает заявление, которое говорит о Его миссии и за пределами Израиля: «Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни» (Ин. 8:12). На протяжении всей 8 главы Иисус обличает неверие иудеев и призывает их к решению веры и в ответ встречает как верующих, так и неверующих в Него.

История об исцелении слепорожденного затем переходит в речь Иисуса о видящих и слепых в духовном смысле. На вопрос о причине слепоты слепорожденного Иисус указывает на суверенный замысел Божий: «Чтобы на нем явились дела Божии». А когда фарисеи недоумевали того что Иисус объявил их слепыми, то Он объяснил: «Иисус сказал им: если бы вы были слепы, то не имели бы [на] [себе] греха; но как вы говорите, что видите, то грех остается на вас» (Ин. 9:41). Таким образом, Иисус указал на ответственность фарисеев за их духовную слепоту, ведь они не приняли Свет мира пришедший к ним.

Десятая глава Евангелия от Иоанна в основном больше говорит о Божьей власти в избрании и призыве. Здесь представлен о образ Доброго Пастыря, который знает Своих овец, они следуют за ним а не за чужим, потому что они знают Его голос и принадлежат Ему.

В Своей прощальной речи Иисус много говорит о Божьей спасительной деятельности, об участии всей Троицы в спасении (Ин. 14:7-12), о роли Святого Духа (Ин. 14:15-26). Но ответственность человека также представлена в аллегории о Лозе и ветвях, Иисус призывает: «Пребудьте во Мне, и Я в вас. Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе: так и вы, если не будете во Мне. Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего. Кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет; а такие [ветви] собирают и бросают в огонь, и они сгорают. Если пребудете во Мне и слова Мои в вас пребудут, то, чего ни пожелаете, просите, и будет вам. Тем прославится Отец Мой, если вы принесете много плода и будете Моими учениками» (Ин. 15:4-8).

Истолковывая этот отрывок, Ховард Маршалл говорит: «Иоанн использует глагол «пребывать», чтобы выразить потребность учеников не оставлять свою личную преданность Иисусу; пребывание в Иисусе не автоматический процесс, который независим от их отношения к Нему» (Marshall, I. Howard, Kept by the Power of God: A Study of Perseverance and Falling Away (London: Epworth, 1969), 181).

Первосвященническая молитва Иисуса много говорит о Божьей заботе и охране спасенных. Грант Осборн приводит пять пунктов, которые говорят в пользу Божьей охраны спасенных: Иисус молится за своих учеников и всех спасенных по их проповеди, спасенные являются даром Отца Сыну (ст. 2, 6, 9,11, 12, 24), спасенные являются плодом единства Отца и Сына (ст. 9-10), они имеют жизнь вечную (ст. 2), Иисус молится за их сохранность в спасении (ст. 11, 24) (Osborne, Grant R., Soteriology in the Gospel of John in The Grace of God and the Will of Man, general editor Clark H. Pinnock (Minneapolis: Bethany House Publishers, 1995), 254).

Но все это не дает безусловною абсолютную гарантию безопасности спасения. В 12 ст. Иисус говорит: «Я соблюдал их во имя Твое; тех , которых Ты дал Мне, Я сохранил, и никто из них не погиб…», а затем Иисус делает оговорку «кроме Сына погибели, да сбудется Писание». Таким образом, отступничество остается открытой возможностью, хотя Бог работает над тем, чтобы сберечь верующего в сохранности и безопасности.

Заключение.
В итоге мы можем сказать, что Евангелие от Иоанна говорит о двух группах людей: дети Божьи и дети сатаны (Ин. 8:43-47), но это не абсолютная дихотомия. Мир является местом отвержения Христа, но в то же время и сценой спасительной деятельности Христа. Иисус призывает иудеев к вере и осуждает их неверие. Мир лежит во зле и отвергает Христа, но вместе с этим Бог желает спасти весь мир. Бог дает одинаковую возможность для всех, привлекая к Себе всех, тем самым, Он создает условия для каждого принять подлинное решение принять или отвергнуть Христа.

Те, которые приняли Христа, являются «избранными» и «дарованными» Христу. Это решение принять Христа невозможно без Божьей влекущей силы, но это решение является свободным решением и не причиняется неотразимым принуждением. Избрание как богословская категория здесь присутствует, но оно не абсолютно, а включает решение человека. Учитывая такие отрывки как Ин. 15:1-6 и 16:1 можно сделать вывод, что Иоанн учит обусловленной безопасности верующего.

Advertisements
Запись опубликована в рубрике Без рубрики. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s