Чарльз Сперджен

spurgeonr

Не глупо ли со стороны человека доверяться Христу, что Он его спасет, в то время, когда он не может предложить ничего доброго? Не является ли чистой самоуверенностью так доверяться Христу? Нет, это несравнимо великое действие Духа Святого, когда человек, несмотря на свои грехи, которые он признает, способен верить. Когда он может поручиться в том, что Бог верен, и верует в силу Крови Иисуса. Но почему кто-то вообще решается веровать во Христа? Я спрашиваю тебя сейчас об этом. Один говорит: “Я собрал все свои силы и решился поверить во Христа потому, что я почувствовал, как Дух Святой трудится во мне”. Ты вообще не веруешь во Христа. Другой говорит: “Я думаю, что имею право верить во Христа, потому что я чувствую нечто”. Но в таком случае ты вообще не имеешь права веровать во Христа. Какую же гарантию имеет человек, который верует во Христа? Она в следующем: Христос повелевает ему делать это! Это его гарантия. Слово Христа – это гарантия для грешника, который верует во Христа – не потому, что он чувствует и не потому, кем он является, но потому – что Христос повелел ему это делать. Слово Евангелия таково: “Веруй в Господа Иисуса Христа и спасешься” (Деян. 16:31) и: “Верующий в Него не судится” (Иоан. 3:18).

Итак, вера во Христа – это одновременно и поручение, и преимущество. И это действительно милость, что вера является обязанностью, т.к. в этом случае никогда не появится вопрос, имеет ли человек право исполнять свои обязанности. На том основании, что Бог повелевает мне веровать, я имею право на это, все равно, кто я есть. Благая весть предназначена для всех, и к этим всем принадлежу также и я. Не может быть ошибкой поступать так, потому что я получил повеление делать это. Я не могу поступать неправильно тогда, когда я послушен Божьему повелению.

Итак, веровать в Иисуса Христа, посланного Богом, является заповедью Божией ко всем людям. Это твоя гарантия как грешника и притом гарантия с благословением, которое ад не может оспорить, а небо – отнять. Тебе не нужно смотреть внутрь себя, на слабую гарантию твоего опыта, тебе не нужно смотреть на свои дела или на свои чувства для того, чтобы обрести блеклую и кратковременную гарантию для твоего упования на Христа. Ты можешь веровать в самого Иисуса Христа потому, что Он говорит тебе это. Это надежная почва, на которой ты можешь стоять, и одновременно основание, не допускающее никакого сомнения.

Я представляю себе, будто бы мы все терпим голод, наш город осажден, ворота его заперты, все люди терпят величайшую нужду. Мы на грани голодной смерти. Но вот мы получаем приглашение тотчас явиться во дворец царя для того, чтобы там есть и пить; но мы сделались глупыми и не принимаем приглашения. Представь себе, что нами овладело ужасное замешательство, мы предпочитаем лучше умереть от голода, чем явиться туда. Представь себе, глашатай царя провозглашает: “Придите и ешьте вы, бедные и голодные люди. Я знаю, что вы не хотите прийти, поэтому я вас предупреждаю в том, что если вы не придете, я пошлю на вас моих солдат, они дадут вам почувствовать острие своих мечей”. Я думаю, мы должны быть благодарны царю за эту угрозу. Теперь мы не можем больше сказать: “Я не хочу идти”, потому что мы не можем больше оставаться на месте. Итак, я не могу больше говорить о том, что я еще не готов для того, чтобы прийти, потому что я получил приказание прийти и буду наказан, если не приду, поэтому я иду на царский обед.

Страшные слова: “А неверующий уже осужден” (Иоан. 3:18) сказаны не в пылу гнева, но потому, что Господь знает наше неосновательное заблуждение и знает то, что мы откажемся от своего счастья, если Он не будет сражаться за нас для того, чтобы мы отозвались на Его призыв. “Убеди их прийти”, – сказал Господь от начала и этот текст показывает, как Он исполняет это увещевание: “убеди их прийти”.

Ты не погибнешь, если будешь надеяться на Христа, но ты погибнешь тогда, когда ты не будешь на Него надеяться, и именно потому, что ты не надеешься на Него. Я повторяю это еще раз: приди! Я прошу тебя, не оставайся под гневом Божиим в то время, когда ты отклоняешь Его призыв. Врата благодати широко открыты, почему ты не хочешь прийти? Почему? Почему ты так горд? Почему ты снова и снова отклоняешь Его голос и погибаешь в своих грехах? Если ты погибнешь, то это не вина Бога и не вина Христа, но твоя собственная вина. Тогда Он скажет о тебе: “Но вы не захотели прийти ко Мне, чтобы иметь жизнь вечную” (Иоан. 5:40) Ты, бедный сомневающийся, если ты хотел бы прийти, то в Слове Божием нет ничего, что удерживало бы тебя от этого намерения. А именно, оно одновременно и угроза, которая толкает тебя к действию, и сила, которая влечет тебя. Но я все еще слышу твое робкое возражение: “Я не могу надеяться на Христа”. И все-таки ты можешь, потому что повеление надеяться на Него дано всей твари поднебесной, а все то, что повелевает тебе Бог, ты можешь также и исполнить. “Но хорошо, – скажет кто-нибудь, – “но я все еще не чувствую, что я могу это”.

Этим самым ты снова возвращаешься к началу, ты говоришь, что ты не хочешь быть послушным своим глупым чувствам по отношению к Богу. Ты должен надеяться на Христа не потому, что ты чувствуешь что-то, но просто потому, что ты грешник. Теперь ты знаешь, что ты грешник. “Я знаю, – скажет некто, – и именно это удручает меня”. Чем ты озабочен? Это признак того, что ты чувствуешь. “Но, – скажет некто, – я чувствую не достаточно сильно, и это причиняет мне заботы. Я чувствую не настолько, насколько я должен”. Довольно, чувствуешь ты или нет, все равно. Ты грешник, но “верно и всякого принятия достойно слово, что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников” (1 Тим. 1:15).

“О, но я старый грешник и живу уже шестьдесят лет во грехе”. Где написано, что ты после шестидесяти лет не можешь быть больше спасен? Христос может спасти тебя и столетним грешником – даже если ты прожил столько же, сколько Мафусал. “Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха” (1 Иоан. 1:7), – “посему и может всегда спасать приходящих чрез него к Богу” (Евр. 7:25).

“Ладно, – подумает кто-то, – но я был пьяница, хулиган, погрязший в похотях мирской человек”. Тогда ты являешься грешником. Ты не можешь дойти в своей греховности дальше, чем до предела, и Христос все еще может спасти тебя. “Ну да, – скажет кто-нибудь другой, – но ты же не знаешь, как тяжки мои грехи”. Но это только доказывает, что ты грешник и именно тебе дано повеление надеяться на Христа для того, чтобы быть спасенным. “Но, – восклицает другой, – ты же не знаешь, как часто я уже отклонял Христа”. Согласен, но это еще яснее подтверждает, что ты грешник. “Ты также совершенно не знаешь того, как черство мое сердце”. Опять верно, но это только доказывает твою греховность и то, что ты только один из тех, для спасения которых пришел Христос.

“Но во мне нет ничего доброго. Если бы во мне было бы сколько-нибудь добра, это ободрило бы меня”. Тот факт, что ты не можешь представить ничего доброго, говорит мне о том, что ты являешься именно тем человеком, к которому я обращаю свою речь. Христос пришел спасти погибшее. Все то, что ты сказал, только доказывает, что ты погибший. Итак, Он пришел для того, чтобы спасти тебя. Доверься Ему.

“Но если я буду спасен, – скажет кто-то, – я буду величайшим из тех грешников, которые когда-либо были спасены”. Тем величественнее будет музыка на небе, если ты придешь; тем более будет прославлен Христос, ибо чем больше грешник, тем большей славы заслуживает Христос, когда тот возвращается в дом отчий. “Да, но мои грехи так многочисленны”. Тогда Его благодать явит себя в еще большем изобилии. “Но мои грехи достигают даже до неба”. Так, но Его милость простирается много выше. “Моя вина шире самого мира”. Так, но Его праведность шире тысячи миров. “Да, но мои грехи красны как пурпур”. Так, но Его кровь краснее твоих грехов, и она в состоянии смыть самую сильную краску. “Но я заслужил погибели, смерть и ад требуют суда надо мною”. Да, и это правда, но Кровь Христа говорит громче смерти и ада, и она взывает сегодня: “Отче, пусть живет этот грешник”.

О, как я желаю сделать доступными для твоего восприятия эти мысли. Когда Бог спасает тебя, то это не твоя заслуга, а только Его Одного. Причина, по которой Бог милует грешника, находится в Его собственном сердце, а не в сердце грешника. В пользу твоего спасения столько же шансов, сколько и для спасения кого-то другого, а именно – ни одного. Ты не можешь привести ни одного довода, по которому Бог должен был бы помиловать тебя, но Он и не ожидает ничего этого, ибо единственное основание для твоего спасения находится в Нем Самом.