Возрождение от взгляда веры на Голгофский крест

Возрождение от взгляда веры на Голгофский крест

Георгий Шипков

Оригинальное название статьи: Возрождение

Источник: Журнал «Гость», № 1, 2015, С. 26-27.

«Истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия» (Ин. 3:3).

«Рождение вновь», «рождение свыше», «возрождение» суть новозаветные слова, вы не встретите их в Ветхом Завете. В Ветхом Завете эта истина мессианских времен называется пророками иначе, как-то «обрезанием сердца», «заменой каменного сердца плотяным», «окроплением водою чистою» и т.п. (Втор. 30:6; Иез. 36:25-26). Поэтому житель Израиля и знаток Моисея и пророков, Никодим, недоумевал, услышав от Иисуса Христа в первый раз в жизни своей слова: «Должно вам родиться свыше». Недоумение Никодима перешло в смущение, когда Учитель, пришедший от Бога, повторил эти слова, и не иносказательно, а категорически относительно возрождения, как необходимого и главного условия входа в Царство Божье.

По природе и по делам своим мы «мертвы по грехам и преступлениям» и «чада гнева» (Ефес. 2:1-3). Но для нас открыт Самим Богом путь к милосердию Его и жизни вечной. Он «спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили, а по Своей милости, банею возрождения и обновления Святым Духом, Который излил на нас обильно через Иисуса Христа, Спасителя нашего, чтобы, оправдавшись Его благодатью, мы по упованию сделались наследниками вечной жизни» (Тит. 3:5-7).

Сам Иисус Христос, Бог, Который явился во плоти, уверяет нас в безусловной необходимости рождения вновь. «Если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царство Божье», – говорит Он, и представляет причиной такой невозможности тот факт, что «рожденное от плоти есть плоть», то есть испорченная человеческая природа, между тем как Царство Божье есть нетленное и духовное Царство.

Равным образом не может войти в такое Царство и тот, кто не полагается всецело на преобразующую силу искупительных заслуг Христа, а направляет свои усилия к тому, чтобы постепенно улучшаться, творить как можно более добрых дел, чтобы в день всемирного воздаяния, если надежда на заслуги Христовы не осуществится, у него остались свои собственные заслуги, в силу которых Бог примет его. Такой человек упускает из виду то, что ему необходимо родиться свыше, то есть от Бога, а не снизу, то есть от собственных усилий.

Саморождения не бывает. Как по естественному закону, так и по духовному, все рождаемое родится не от себя и не по своей воле, но от своих родителей и по воле их. Духовное рождение человека происходит исключительно только от божественной воли Отца Небесного: «Восхотев, родил Он нас словом истины» (Иак. 1:18). Это бывает в такой момент, когда человек безусловно предаст себя для спасения Богу, когда человеческая воля его перестанет быть личной волей его в этом деле, уступив целиком свое место возрождающему Духу Господню, Который и произведет «новую тварь во Христе».

Человек не может исправить себя сам без Христа. По адамовой природе своей он совершенно испорчен, воля его тяготеет ко злу более, чем к добру, совесть осквернена, ум извращен, чувства отчуждены от Бога, желания греховны и побуждения необузданны, – и если Святой Дух Божий не сообщит ему творчески новую духовную природу, не произведет в нем полную перемену всех свойств его ума и всех чувств его сердца, то он и останется таким, непригодным для святого Царства Божьего.

Господь наш говорит с Никодимом только о двух классах людей: о рожденных от плоти – плотских, и рожденных от Духа – духовных. По природе все мы рождены от плоти, и, следовательно, мы не годны для духовного Царства Божьего. Но для каждого из нас предоставлена Богом возможность выйти из такого жалкого состояния через духовное рождение вновь. Рождением вновь Спаситель наш называет освобождение духа человеческого от рабских мертвящих оков и просветление его через животворящее действие Духа Господня. «Сей самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы дети Божии. А если дети, то и наследники, наследники Божии, сонаследники же Христу» (Рим. 8:16-17).

Плотское рождение ничего не дает нам, кроме наследственной порчи, называемой первородным грехом, который служит корнем всех производных грехов. От первородного греха не спасает никакое происхождение, даже от самых святых родителей. То, что возрожденные родители рождают невозрожденных детей, – это вполне естественно. Тщетно говорить о наследственной святости детей от верующих родителей, которая будто бы дает право несознательным младенцам на членство в Церкви и на вход в Царство Небесное. То, что детям в невинном возрасте принадлежит Царство Небесное, в этом нет сомнения. Только право на вход туда дают им не родители и не поручители, а дает лишь Тот, Кто через воплощение Свое стал Главою самих родителей и Поручителем за всех людей.

Кроме первородного греха, передаваемого нам от родителей непрерывной цепью, у нас есть и такие грехи, которые соделаны по собственному выбору. Это не трудно понять. По природе нашей, падшей и обессиленной грехом Адама, всякий человек управляется прежде всего плотскими помышлениями, которые не только не покоряются закону Божьему, но и не могут. Напротив: «плотские помышления суть вражда против Бога. Поэтому живущие по плоти Богу угодить не могут» (Рим. 8:8).

Следовательно, для живущих и воинствующих по плоти помышление о входе в Небесное Царство будет бесполезным, такая надежда обманет их. Правда, есть люди нравственные от природы и воспитания, которые менее других людей живут по плоти. Но имеет ли нравственность спасительную силу? Без сомнения, Никодим был высоконравственным человеком, и все же Господь наш предложил ему, как необходимое условие входа в Царство Божье нечто такое, что глубже, обширнее и сильнее, чем следование известным нравственным правилам, что проникает сердце, расширяет совесть, то есть родиться вновь. Корнилий был приятен Богу за свою набожность и благотворительность, и все-таки он не был спасен до тех пор, пока не принял Христа верою и не исполнился Духа Святого. У Бога правилом приемлемости и мерилом святости служит прежде всего не нравственность, но духовность – жизнь во Христе.

Войти в Царство Божье для невозрожденного человека посредством нравственности невозможно. Если бы Бог допустил людей с неизменной природой их в Свое Царство, то вышло бы, что Сам Он изменил Свою природу. Но так как Бог неизменен, то людям должно измениться и стать другими для входа в Его Царство. Для этого требуется, чтобы законы Царя небес были начертаны божественным перстом на скрижалях сердца граждан вечного Царства.

Так как Царство Божье есть блаженное Царство, то необходимым условием счастья является полная соответственность между вкусом, склонностями и привычками человека и окружающим его, будь то общество, в котором привык он вращаться, или же занятие, которое приходится ему по душе. Для плотских людей и внешнее богослужение земного отдела Небесного Царства, то есть Церкви, не всегда приходится по вкусу, по мере того, что преобладает в нем, чувственное или духовное.

Если проповедник берет темой своей речи предметы, которые могут восприниматься такими чувствами, как зрение, слух, обоняние, вкус, осязание, то они готовы слушать его. Если текстом проповеди служат такие места Писания, как Псалмы 64 или 102, и проповедник говорит о щедротах Божьих, выразившихся в излиянии бесчисленных благ земных, о восхитительной красоте и чудной гармонии внешнего мира, о зеленеющих лугах, орошаемых обильными дождями, о щебетании птиц, о тихом шелесте листьев, о бесчисленных звездах, – пока говорится о подобных вещах с церковной кафедры, плотские люди слушают речь с напряженным вниманием и готовы выразить одобрение свое говорящему бурным рукоплесканием, если бы такое позволялось в собрании молящихся.

Но как только речь зайдет о вещах, касающихся духовного и вечного Царства Божьего, так эти же плотские слушатели начинают тяготиться такой проповедью, называя ее в уме сухою и отвлеченною речью, которая, по их мнению, вызывает только зевоту. И далее, если проповедник возьмет своим текстом такое место Писания, как 3-ю главу Послания к Римлянам, которое рисует человека по натуральным душевным свойствам его более похожим на сатану, чем на Бога, и, по плотским наклонностям его, более уподобляющимся животной твари, чем разумному существу, то плотские люди начинают шикать себе под нос, волноваться и выходить из собрания.

Почему это так? Только потому, что они плотские; в них отсутствуют духовные помышления и чувства, которые неминуемо следуют за рождением свыше. «Душевный человек не принимает того, что от Духа Божьего, потому что он почитает это безумием и не может разуметь, потому что об этом надобно судить духовно» (1 Кор. 2:14). Не является ли это поразительной истиной того, что родиться свыше не значит становиться постепенно лучше от слушания Слова Божьего, не значит быть соделанным от Бога новой духовной тварью во Христе в один момент?

Возрождение и обращение разнятся между собою следующими особенностями. Возрождение есть божественное дело Духа Святого; обращение же есть результат свободного действия человеческой воли в стремлении к Богу. Но человеческая воля сама по себе свободна не в направлении к Богу, а в направлении от Него, и поэтому бессильна для того, чтобы побудить необращенного обратиться к Богу и непокаянного – покаяться во грехах, если на нее не воздействует высшая божественная воля через убеждение и обличение Святого Духа. Обращение может быть и неоднократно в жизни человека, но возрождение имеет корни свои не в изменчивой человеческой воле, но в неизменном избрании «по предведению Бога Отца, при освящении от Духа к послушанию и окроплению кровью Христа» (1 Пет. 1:2).

Господь наш в беседе с Никодимом всю силу спасения полагает в распятии Своем. «Как Моисей вознес змею в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Иоан. 3:14-15). История вознесения змеи в пустыне известна. За ропот против Бога народ израильский был наказан ядовитыми змеями, что вызвало раскаяние в сынах израилевых, и они попросили Моисея помолиться Господу об удалении змей. Моисей помолился, «и сказал Господь Моисею: сделай себе змея и выставь его на знамя, и ужаленный, взглянув на него, останется жив» (Числ. 21:8).

Господь наш вознесение Свое на крест сравнивает с вознесением медного змея на высокий столб. Медный змей был сделан в подобии змей, жаливших народ израильский, и представлял им смертельный яд, вошедший от укусов в тела их, хотя в самом медном змее не было яда, а только подобие его. В Господе Иисусе не было никакого греха, ни первородного, ни личного; Он был послан Отцом только «в подобии плоти греховной, в жертву за грех, и осудил грех во плоти» (Рим. 8:3). Греховный смертоносный яд от укусов клятв преступленного закона отравлял все наше существо; но «Христос искупил нас от клятвы закона, сделавшись клятвой за нас» (Гал. 3:13). «Он грехи наши Сам вознес телом Своим на древо… ранами Его вы исцелились» (1 Пет. 2:24).

Каков яд, таково и противоядие. Итак, через взирание на распятого Сына Божьего происходит спасение, примирение и жизнь вечная. Иди же тогда, о друг, изъязвленный грехом, к вознесенному на крест Сыну Божьему Иисусу Христу, взирай на Него очами веры, и будешь жив! А если ты уже исцелился сам от взгляда веры на Голгофский крест, то веди туда же и ближайших к тебе, уязвленных грехом, и укажи их помраченному взору на Того, Кто умер за них, чтобы они жили вовеки. Это один исход ко спасению: воззреть на распятого Сына Божьего и исцелиться от грехов; и не только исцелиться, но и получить силу нескончаемого бытия – родиться свыше от Бога и получить бессмертие от Него.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Без рубрики. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s