Мирная победа Мессии Иисуса

Иисус Христос на кресте

Мирная победа Мессии Иисуса

Гололоб Г.А.

ОГЛАВЛЕНИЕ:
Введение
1. Понятие мира в Библии
2. Мирная победа Мессии предсказана в Ветхом Завете
3. Мирная победа Мессии осуществлена в Новом Завете
Заключение

Введение
Весть о мирном характере правления Мессии фактически не оспаривается исследователями Библии. Общепризнанно, что приход Мессии или Христа на землю должен положить коней каким-либо войнам и установить на Земле прочный и долгий мир. Вопрос заключается лишь в том, какими методами Мессия достигнет этой цели. Обычно считается, что Он должен использовать силу, как это делали и делают до сих пор все земные правители. Однако с появлением на мировой арене такого религиозного учения как христианство, этот вывод впервые был оспорен, а теперь — когда человечество убедилось в невозможности построения справедливого общественного устройства при помощи насилия — с ним вообще перестали считаться.

Если Христос был прав, и мирное царствование может быть достигнуто исключительном мирными средствами, тогда все наши устоявшиеся представления о Его царствовании должны уступить место мнению о том, даже святая цель не оправдывает средства. Действительно,  если для достижения святой цели нужны и соответствующие средства, тогда кто же другой должен доказать эту истину, как не сам Мессия — предсказанный еврейскими пророками и воплотившийся в христианском учении царь над всеми царями? Разумеется, из этого естественным образом следует представление о том, что царство Христа будет совершенно непохожим на все остальные, какие нам до сих пор были известны. Итак, нам следует разобраться в том, что же представляет собой царство Христа — предмет пылких дискуссий, ведущихся веками как иудаистскими, так и христианскими богословами.

Первые до сих пор верят в то, что Мессия еще не пришел, иначе на Земле был бы уже сразу установлен мир, но  мирный характер царствования Христа, если таковое можно назвать царствованием в общеупотребительном смысле, для евреев не является очевидным, о чем может свидетельствовать вся долгая истории насильственной христианизации Европы. Стало быть, Мессия только и может, что лишь старыми средствами заставить весь мир жить мирно. Ему просто не обойтись без насилия как «надежного» и «проверенного» средства, хотя мы в реальности не имеем каких-либо доказательств Его заинтересованности в насильственной методологии. В итоге, евреи не ждут от Своего Мессии ничего радикально нового, пропуская мимо своего внимания библейские свидетельства противоположному (см. напр. Ис. 52:15).

Однако и сами христиане не сразу осознали тот факт, что Христос был в действительности призван принести миру не только духовный, но и политический мир. Столкнувшись с серьезными проблемами во время исследования вопроса о «переходном» характере Его царствования, христианские богословы пришли к выводу о том, что царство Христа в одном отношении уже пришло, но в другом — еще наступило. Это утверждение можно понять следующим образом: царство уже наступило частичным образом, но еще не осуществилось полностью. Такой «переходной» характер царствования Христа можно было понять, как продолжительную подготовку для осуществления Его прихода к полноценной власти.

1. Понятие мира в Библии
Слово «мир» (евр. «шалом»; греч. «эйрене») обычно означает «покой», «согласие» или «соединение». Греческое «ειρηνη», вероятнее всего, происходит от слов «ειρω» («я связываю») и «εν» («один»), обозначая объединение или установление дружбы между теми, кто прежде был разобщен по причине каких-то разногласий. В Ветхом Завете слово «шалом» имеет широкий спектр значений (переводчики Септуагинты использовали для его передачи на греческий язык 25 аналогичных слов), группирующихся вокруг основного понятия: «быть совершенным», «быть успешным», «быть крепким (сдержанным)». «Иметь шалом» означало в те дни «жить хорошо, благополучно и счастливо». В древней культуре «иметь мир» было то же самое, что и «иметь все». Это был идеал обладания всеми Божьими благословениями. Некоторые еврейские имена включали в себя слово «шалом» (Авессалом («Отец мира»), Иерусалим («основание Божьего мира»), царь Салима («царь мира») и др.).

На древнееврейском языке слово «шалом» имеет четыре основных значения:
1. целостность (неповрежденность) жизни или здоровья отдельного человека или целого общества (Пс. 36:37; Притч. 3:2; Ис. 32:17). Поэтому евреи при встрече и при расставании желали друг другу мира (см. Пс. 121:6-8; 124:5; 127:6; Ис. 55:12).
2. гармоничность отношений между людьми (Числ. 6:24-26; 3 Цар. 5:12), закрепленные с помощью завета (понятие «завет мира» встречается в следующих текстах Писания: Числ. 25:12-13; Ис. 54:10; Иез. 34:25-26). По этой причине при заключении союза с Богом использовалась мирная жертва (Лев. 3; 7:12-14).
3. благополучие, процветание, преуспеяние, довольство (см. Исх. 18:23; Лев. 26:3-5; 3 Цар. 5:4; Ис. 48:18; Иер. 33:9).
4. отсутствие войны или победа над врагами (безопасность) (см. Лев. 26:6-8). Когда Гедеон испугался Ангела Господня, ему было дано обещание: «Мир тебе, не бойся, не умрешь» (Суд. 6:23). Поэтому Гедеон устроил в Офре жертвенник, который назвал «Иегова-Шалом».

Шалом в Ветхом Завете всегда представляет собой результат праведной жизни (Пс. 118:165), поскольку основан на соблюдении определенных условий (Ис. 26:3; 32:17-18). Неслучайно псалмопевец изображает отношения между правдой (праведностью) и миром в действии взаимного целования (Пс. 84:11). По этой причине пророки возвещали о том, что нечестивым нет мира (Ис. 48:22; 57:21; ср. Рим. 2:9-10). Источником мира и других благословений является Сам Бог (Числ. 6:24; Иов 25:2; Пс. 28:11; Ис. 26:12; 45:7; 48:18; ср. 1 Фес. 5:23), способный примирить даже врагов (Притч. 16:7). Впрочем, посредником в установлении мира между людьми и Богом, в учении пророков, всегда выступал Мессия (Ис. 9:6-7; Мих. 5:4-5; ср. Деян. 10:36).

Лишь с воцарением Мессии на земле будет установлен подлинный мир (Ис. 9:6; 11:6-11; 35:10; 52:7; 53:5; 54:10; 55:12; 65:17-25; 66:12), когда будут жить мирно бок о бок друг с другом даже звери, а дети будут играть со змеями. Тем не менее, такое состояния будет возможно лишь после прощения грехов народу Божьему (Иер. 33:8-9). Очевидно, что единственным способом к достижению мира между несовершенными людьми остается взаимное прощение. Поэтому во имя мира каждый человек призывается Богом простить своего обидчика (Исх. 23:4-5, Лев. 19:17; Притч 10:12; 20:22; 24:17). Еще одним условием обретения мира в те дни будет обладание совершенным знанием от Господа (Ис. 11:9).

В Новом Завете слово «эйрене» также имеет несколько значений:
1. Мир, как личный, так и общественный. В общепринятом смысле этого слова, мир подразумевает примирение и дружбу. Так, апостол обращается к этимологии этого слова в Послании к ефесянам: «Стараясь сохранять единство духа в союзе мира» (Еф. 4:3). В отношении к народам это слово используется в тексте Деян. 12:20: «они (тиряне и сидоняне)… просили мира».
2. Постоянство, благоустройство, добрый порядок. 1 Кор. 14:33: «Бог не есть Бог неустройства, но мира».
3. Сохранение или поддержание согласия (Мф. 10:34; Лк. 12:51; Деян. 7:26; Еф. 2:14, 17). Рим. 14:17: «Ибо Царствие Божие… праведность и мир…» — христианское учение не признает никакого соперничества, но заинтересовано в установлении мира между людьми. 1 Кор. 7:15: «К миру призвал нас Господь». Евр. 12:14: «Старайтесь иметь мир».
4. Состояние душевного или телесного удовлетворения (Лк. 1:79; 1 Фес. 5:23). Лк. 19:42: «Что служит к миру твоему!» Ин. 16:33: «Сие сказал Я вам, чтобы вы имели во Мне мир».
5. Добрые пожелания и искренние молитвы (см. Мф. 10:12; Лк. 10:6, Ин. 14:27). Мф. 10:13: «и если дом будет достоин, то мир ваш придет на него». Деян. 15:33: «они с миром отпущены были».
6. Хвала. Лк. 19:38: «Мир на небесах и слава в вышних!»
7. Доброта, благорасположение, благоволение. Рим. 5:1: «Итак, оправдавшись верою, мы имеем мир с Богом». Флп. 4:7: «мир Божий, который превыше всякого ума».

Слова Христа «Не мир пришел Я принести (на землю), а меч» (Мф. 10:34) не следует толковать, как оправдание войны, поскольку слово «меч» здесь имеет явно фигуральное значение, указывая на «разделение», «несогласие», «противостояние», которые могут иметь и сугубо духовную природу. А с духовными врагами (грехом, заблуждениями) Божий человек борется духовными средствами.

Расставаясь со Своими учениками, Иисус пообещал им: «Мир оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир дает, Я даю вам. Да не смущается сердце ваше и да не устрашается» (Ин. 14:27). Речь, очевидно, шла не о мире как перерыве между войнами, а о духовном удовлетворении, исключающем питание какой-либо вражды даже по отношению к врагам. «Оружия воинствования нашего не плотские, но сильные Богом на разрушение твердынь: ими ниспровергаем замыслы и всякое превозношение, восстающее против познания Божия, и пленяем всякое помышление в послушание Христу» (2 Кор. 10:4-5).

Итак, несмотря на всю воинственность Ветхого Завета мы должны признать преходящий характер последней в виду ясных предсказаний о наступлении того времени на земле, когда войны и военные конфликты на ней исчезнут благодаря сверхъестественному вмешательству Мессии. Характер этого вмешательства нам еще предстоит выяснить, но одно нам уже стало ясно в достаточной мере: Бог постоянно побуждал Свой народ к изменению характера его борьбы со злом, включая и зло социальное, а именно: Он призывал их перейти с ведения войны политического характера на ведение войны характера духовного.

Это означало то, что настоящим врагом Его народа были уже не другие народы, а собственные грехи и пороки. Соответственно, изменилась и методология воинствования народа Божьего — от насилия он должен был перейти к использованию ненасильственных средств борьбы с существующим злом. Этот переход воинственности народа Божьего с плотской сферы в духовную осуществился в самом последовательном виде лишь в учении Иисуса Христа.

2. Мирная победа Мессии предсказана в Ветхом Завете
Впервые о мирном характере царствования Мессии мы встречаемся в далеком завещании патриарха Иакова, данном его сыну Иуде. В русском Синодальном переводе оно подано в таком виде: «Не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл его, доколе не придет Примиритель и ему покорность народов» (Быт. 49:10). Кроме значения самого имени Мессии (букв. «Шалом»), здесь обращает на себя внимание и тот факт, что царский скипетр потомки Иуды будут держать лишь до времени прихода Мессии, после чего Последнему покорятся абсолютно все народы мира, а не только потомки Иакова. Неудивительно, что евреи не могли принять такой смысл данного пророчества, предпочитая переводить последнюю строку этого утверждения так: «доколе… не принесут ему дань». В принципе, даже еврейские толкователи признают, что здесь говорится о царственной власти, которую потомки Иуды, включая и Давида, должны будут передать Мессии (ср. Пс. 71:7-17; Иез. 34:23).

О том, что будущему правлению Мессии многие евреи воспротивятся, свидетельствует особое указанием Моисея, призванное подготовить евреев к радикальности новой эры, связанной с наступлением этого правления. Если исключить такой подтекст данного выражения, тогда возникает вопрос о необходимости предупреждения Моисея: «Господь Бог ваш воздвигнет вам из братьев ваших Пророка, как меня; слушайтесь Его во всем, что Он ни будет говорить вам; ибо будет, что всякая душа, которая не послушает Пророка Того, истребится из народа» (Деян. 3:22-23; ср. Втор. 18:15-18).

Известное пророчество Давида о Мессии также содержат мирный элемент: «Во дни его процветет праведник, и будет обилие мира, доколе не престанет луна… И поклонятся ему все цари; все народы будут служить ему, ибо он избавит нищего, вопиющего и угнетенного, у которого нет помощника. Будет милосерд к нищему и убогому, и души убогих спасет. От коварства и насилия избавит души их, и драгоценна будет кровь их пред очами его» (Пс. 71:7, 11-14). Здесь бросается в глаза не просто предсказание обилия мира, составляющего неотъемлемый элемент каждого благословения Божьего, а указание на предмет избавления душ людских — коварство и насилие. Бог научит Свой народ избегать насилия. Но каким образом?

Важно отметить особый интерес Бога к униженным и сокрушенным (ср. Ис. 57:15; 66:2), поскольку на Синае Бог открылся Моисею, прежде всего, как «Бог человеколюбивый и милосердный» (Исх. 34:6). Вот только удалить от Него такое противоречащее любви качество как воинственность никто из евреев так и не догадался. И если фраза «от коварства и насилия избавит души их» может быть понята как свидетельство против пацифизма, то последующая очевидно доказывает его: «драгоценна будет кровь их пред очами его». Данное противоречие, вероятно, объясняется ограниченным видением самих ветхозаветных пророков, которые не могли изъяснить этот вопрос настолько же полно, как это позже сделает Божественный Мессия (см. 1 Пет. 1:10-12).

Но самым выдающимся провидцем мирного царствования Мессии в ветхозаветный период был пророк Исаия. Уже с первых строк своего пророчества он делает потрясающее заявление: «И будет в последние дни, гора дома Господня будет поставлена во главу гор и возвысится над холмами, и потекут к ней все народы. И пойдут многие народы и скажут: придите, и взойдем на гору Господню, в дом Бога Иаковлева, и научит Он нас Своим путям и будем ходить по стезям Его; ибо от Сиона выйдет закон, и слово Господне – из Иерусалима. И будет Он судить народы, и обличит многие племена; и перекуют мечи свои на орала, и копья свои – на серпы: не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать» (Ис. 2:2-4; ср. Мих. 4:1-4). Примечательно, что слова «научит Он нас Своим путям» означают следующее: «Не поднимет народ на народ меча и не будут более учиться воевать». Трудность в понимании этой мысли состоит в том, что пацифизм здесь исповедует не Израиль, а языческие народы! Очевидно, что столь смелую мысль высказать он смог бы не иначе, как по Божественному вдохновению.

Пророк Исаия называет Мессию «князем мира» (Ис. 9:6) и указывает, что «умножению Его владычества и мира нет предела на престоле Давида» (Ис. 9:7). Потом слово «мир» появляется в гл. 26: «Твердого духом Ты хранишь в совершенном мире» (ст. 3) и «Господи! Ты даруешь нам мир» (ст. 12). Потом пророк парадоксальным образом упоминает мир в связи с судом Божьим: «И делом правды будет мир, и плодом правосудия — спокойствие и безопасность вовеки» (Ис. 32:17). Неужели евреи не боялись суда Божьего при всех их отступлениях от их Господа? Похоже, они были слишком самоуверенны в себе. Впрочем, позже Исаия напомнит и о Божьем наказании для Своего народа: «Я делаю мир и произвожу бедствия» (Ис. 45:7).

Недвусмысленные намеки на миротворческий характер царства Мессии мы встречаем в таких словах: «Как пастырь Он будет пасти стадо Свое, агнцев будет брать на руки и носить на груди Своей, и водить дойных» (Ис. 40:11), хотя и сказанных в милитаристском контексте: «Вот награда Его с Ним и воздаяние Его пред лицем Его» (ст. 10). Идея воздаяния является чуждой новозаветной благодати, однако в силу ветхозаветного ограничения она могла указывать на более отдаленное время, т.е. на внеисторический суд Божий, где и осуществится в реальной мере и в полном виде. К самому же царствованию Мессии более применимым является указание на мирное время ношения на груди агнцев и вождения на водопой или пастбища дойных. В крайнем случае, награду (воздаяние является синонимом этого понятия в силу использования евр. параллелизма) можно понимать как «дар», что ни в коем мере не отрицает новозаветный смысл этого благословения Божьего.

Затем в рассуждениях пророка появляется загадочная Личность под именем «Слуги Господнего» (в рус. Синод. переводе «Отрок Мой»), засвидетельствованная в этой книге четырьмя фрагментами (42:1-4; 49:1-6; 50:4-9; 52:13-53:12). Среди исследователей этих отрывков Писания ведутся споры о том, кто же подразумевается под этой личностью: Израиль, персидский царь Кир или будущий Мессия. Лучшим способом их объяснения следует признать тот, согласно которому оба эти субъекта являются прообразами Мессии. Давайте посмотрим на эти тексты более внимательно.

Первый фрагмент (42:1-4) утверждает о том, что Отрок Божий «возвестит народам суд» (ст. 1). В обычно понимаемом суде нет ничего пацифистского, однако этот суд может быть и духовным, т.е. обличительным (без вынесения приговора в виде физического наказания). Действительно, Иисус Христос обличал представителей высшей еврейской знати: от царя Ирода (см. Лк. 13:32) до первосвященника, фарисеев и книжников. Но если эти слова и вызывают сомнение, то в последующих никаких сомнений быть не может: «Не возопиет и не возвысит голоса Своего, и не даст услышать его на улицах. Трости надломленной не переломит и льна курящегося не угасит; будет производить суд поистине» (ст. 2-3). Очень странный Судья! Не готовый вынести приговор, но готовый спасти самого слабого. Очевидно, что Его суд состоит не из одной только справедливости, но из любви, причем занимающей явно доминирующее место в совершении Им суда над всеми народами (см. Ис. 2:4).

Последующие отрывки покажут нам еще более ясно, о каком же суде над всеми людьми идет речь. Так, второй фрагмент (49:1-6) говорит нам не только о соединении Израиля в одно целое из всех стран, куда они были занесены (ст. 5-6), но и о том, что он будет сделан «светом народов, чтобы спасение Мое простерлось до концов земли» (ст. 6). Важно понять, что, что бы мы ни понимали под «спасением», оно предназначено не только для Израиля. А на это не смог бы претендовать даже царь Кир! Что касается предыдущих стихов этого отрывка, то обращает на себя внимание ст. 3, говорящий о каком-то таинственном «напрасном труде» и «истощении силы» Мессии, разъяснить которые смогут нам последующие отрывки по этой же теме.

Третий фрагмент (50:4-9) совершенно ясно говорит о страданиях Мессии: «Я предал хребет Мой биющим и ланиты Мои поражающим; лица Моего не закрывал от поруганий и оплевания» (ст. 6). Если это мог сделать Израиль (царь Кир ничего подобного явно не делал), тогда когда в истории этого народа он добровольным образом предавал себя поруганию? Такого периода не было, поскольку все поругания Израиля осуществлялись против его воли, а при малейшей возможности он стремился отплатить своим обидчикам той же монетою.
Однако эти слова имеют очевидный пацифистский смысл. Единственное, что делает Мессия, это — лишь апеллирует к Божьему оправданию и защите (ст. 7-9; ср. Ис. 26:3; 49:4-5).

Весь контекст этих текстов свидетельствует о необычности «суда» Мессии над язычниками. Выражение «суд Мой поставлю во свет для народов» (Ис. 51:4) означает: «Моим суждением о положении вещей будут руководствоваться все язычники». Стало быть, судом Мессии язычники (библ. языком «народы») будут спасены, а не осуждены. Но что это за суд и как возможно их спасение посредством этого суда? И здесь нам нужно обратиться к последнему фрагменту, описывающему «Слугу Господнего».

Последний фрагмент, изображающий Мессию (52:13-53:12), особенно знаменателен, поскольку содержит в себе все новозаветное Евангелие в миниатюре. Здесь мы находим объяснение причин как загадочных страданий Мессии, так и Его пацифистской реакции на причиненное Ему зло. Начало этого фрагмента, содержащееся в гл. 52, предупреждает: не все будут готовы воспринять Мессию в образе страдающего Слуги Божьего: «Как многие изумились, смотря на Тебя — сколько бы обезображен паче всякого человека лик Его, и вид Его — паче сынов человеческих» (ст. 14). Поражает способ описания глубины посрамления Мессии: «паче всякого человека»! А следующий стих говорит это еще более ясно: «ибо они увидят то, о чем не было говорено им, и узнают то, чего не слыхали». Действительно, разве того Мессию ожидали евреи?

Первый стих гл. 53 продолжает ту же мысль: «Кто поверил слышанному от нас, и кому отрылась мышца Господня?» (ст. 1). Не все оказались готовы воспринять весть о страдающем Мессии. Недаром вся эта глава была предметом размышлений придворного царицы эфиопской из Нового Завета (Деян. 8:30-35). Новая подробность описана в ст. 3: «и мы отвращали от Него лице свое… и мы ни во что ставили Его». Разумеется, под словом «мы» следует понимать самих евреев. Но как это возможно? Неужели Израиль отвергнет Своего Мессию? Именно это и произошло семьсот с половиной лет спустя.

Последующая мысль еще более поразительна: «Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем и ранами Его мы исцелились» (ст. 5). Теперь нам можно задать вопрос: «О ком здесь говорит пророк Исаия?» Если об Израиле, тогда к кому относится слово «наши»? Если о Кире, то когда тот был наказан Богом за грехи Израиля и в чем это наказание проявилось? Очевидно, что речь идет о Мессии, на которого «Бог возложил грехи всех нас» (ст. 6).

Очевидно, что Мессия должен был понести на Себе наказание за грехи всего Божьего народа (о спасении всего мира пока не ведется речь). Но как Он Сам воспринял эту долю? Понес ли Он это наказание вынуждено или добровольно? Исаия отвечает: «Он истязуем был, но страдал добровольно, и не открывал уст Своих; как овца веден Он был на заклание и как агнец пред стригущим Его безгласен, так Он не отверзал уст Своих» (ст. 7). Вот, оказывается, о каком безмолвии Мессии идет речь! Он не мог даже проклясть своих мучителей, поскольку страдал за грехи Своего народа. Оказывается, чтобы спасти Израиль от его грехов потребовалось использование не силы и всевластия Бога, а Его жертвенной любви, хотя добровольное заместительное страдание Мессии никак не вкладывается в иудаистскую доктрину спасения.

Все остальное повторяет то, что произошло в жизни Иисуса из Назарета: тюрьма и суд (ст. 8), смерть (ст. 8) и погребение (ст. 9) и, наконец, восстание из мертвых (ст. 10 и 11) и прославление (ст. 12). Совпадение стольких деталей (молчание Христа на суде, отсутствие в Его словах лести, погребение у богатого и т.д.) не может быть объяснено фактором банальной случайности. Здесь не сказано только о том, что Христос умер за грехи всего мира, а не только одного Израиля, однако для этого открытия еще не пришло время.

Знаменитый переход от политического избавления к сердечному исцелению совершил также пророк Исаия: «Я видел пути его и исцелю его, и буду водить его и утешать его и исцелю его. Я исполню слово: мир, мир дальнему и ближнему, говорит Господь» (Ис. 57:18-19). Это свидетельствует о том, что в Божьем замысле было не оставить еврейское сознание на стадии  примитивного милитаризма, а постепенным образом сдвинуть его в сторону более совершенного пацифистского состояния. При этом Бог обещает исполнить Свое обетование мира не только по отношению к Своим, т.е. «ближним», но и к чужим, т.е. «дальним», а это могло указывать даже на язычников (ср. Еф. 2:11-18).

Далее пророк Исаия говорит не менее потрясающие вещи, предсказывая мирный характер царства Мессии: «И поставляю правителем твоим мир и надзирателями твоими правду. Не слышно будет более насилия в земле твоей, опустошения и разорения — в пределах твоих; и будешь называть стены твои спасением и ворота твои — славою» (Ис. 60:17-18). Предсказывая будущее духовное благосостояние всякого уповающего на Бога, Исаия восклицает: «Я направляю к нему мир как реку и богатство народов — как разливающийся поток для наслаждения вашего» (Ис. 66:12).

Важно отметить, что также и в пророчестве Иезекииля о будущем правлении Мессии имеются пацифистские слова: «И заключу с ними завет мира и удалю с земли лютых зверей, так что безопасно будут жить в степи и спать в лесах… и будут они безопасны на земле своей и узнают, что Я Господь, когда сокрушу связи ярма их и освобожу их из руки поработителей их» (Иез. 34:25, 27). Разумеется, самое страшное ярмо, с новозаветной точки зрения Бога, это — внутренний грех, а не внешнее политическое господство над Израилем со стороны язычников. Соответственно, изменяется и понимание того, кто же для нас является подлинным врагом. Но в то время евреи не понимали духовный смысл этих ветхозаветных пророчеств о царствовании Мессии. Неслучайно, Христос процитировал в копернаумской синагоге лишь первую часть пророчества, содержащегося в тексте Ис. 66:1-2.

Неудивительно, что ессеи ожидали Мессию, который поведет их в последнюю битву со злом. При этом, не зная, как совместить между собой воинственность и миролюбие Мессии, они ожидали прихода не одного, а двух Мессий: царя и священника. Поэтому в Псалмах Соломона, написанных в предверии выхода Иисуса Христа на Свое служение, выражена надежда на пришествие Царя–воителя из колена Давидова, Который не только соберет рассеявшийся по различным странам народ Израильский, но и подчинит Себе все остальные народы (Псалмы Соломона, 17:21-46; 18). С другой стороны, среди евреев была сильна вера в   сверхъестественную природу Мессии, лишь уподобленного пророком Даниилом Сыну Человеческому. Поэтому эта Божественная фигура из Дан. 7 снова появляется в апокрифической книге Еноха (Енох 45-57). Это значило, что править всеми народами должна была не земная, а сверхъестественная личность Мессии, которая только одна способна была осуществить суд над всеми людьми, что необходимо предполагает всеобщее воскрешение умерших.

Стремление к миру представляет собой естественное желание каждого человека, заложенное в его первозданную природу его Творцом и неустранимое даже «первородным» грехом вследствие противодействия со стороны «предварительной» благодати. По этой причине даже языческие народы стремились к миру и жаждали его установления в обществе. Например, римским императором Октавианом Августом в Риме был сооружен алтарь мира, а в 8 г. до Р.Х. он официально закрыл храм бога Януса, покровительствовавшего войне. Тем самым доказывалась несовместимость между собой бога войны Януса и богини мира Ирены. Римляне считали, что мир, установленный Октавианом, был предсказан Вергилием. В действительности же мир на землю мог принести только Божественный Христос.

3. Мирная победа Мессии осуществлена в Новом Завете
Приход Иисуса Христа в мир произошел хотя и в предсказанном виде, но не в полностью ясном. Многое, чего ожидали евреи, не случилось, а то, чего они никак не могли ожидать от своего Мессии, напротив, имело место. Обещанный Богом Мессия пришел на Землю очень скромно, без помпезного церемониала и звуков фанфар. Он родился в простой семье, в плохо отвечающей Его статусу обстановке, в нужде и в опасности для своей жизни. Все это лишь доказывало пророчество Исаии о том, что в Нем не было ни вида, ни величия. От Его врагов Ему пришлось спасаться бегством.

Когда Он подрос, то был свидетелем издевательства над Его народом, предпринятого иродианами и их римскими покровителями. С вершин его родного города, Назарета, он созерцал дорогу с двумя тысячами распятых на крестах еврейских повстанцев. Он помогал Своему «отцу» в восстановительных работах в столице Галилее Сепфорисе, сожженном римлянами во время очередного еврейского восстания. Его выход на служение не зафиксировал ни один еврейский хронист. Когда Он пришел на Иордан креститься от Иоанна Крестителя, то отказался от получения должных титулов и почестей. И когда Он стал проповедовать в синагогах и на открытом воздухе, за Ним последовали лишь самые незначительные люди. Он приобрел Себе множество врагов, так что был вынужден рано оставить Свой дом и начать скитаться по свету, не имея крова над Своей головой.

Ничто в этом Человеке не напоминало не только Бога, но и царя. Неслучайно, люди воспринимали Его лишь за пророка, да и то весьма странного. Конечно, Он совершал чудеса и предсказывал будущие события, то если бы Он только этим и ограничивался. Однако Ему явно мешали некоторые неожиданные для всего Его окружения привычки. Разве Он, будучи пророком, не должен был вести себя более разумно: собрать вокруг себя не простых, а именитых людей, с помощью которых возглавить национально-освободительное движение и свергнуть этих ненавистных врагов? Но ничего подобного в Иисусе мы не обнаруживаем. У Него нет ни влиятельных покровителей, ни даже надежных телохранителей. Любой разбойник, нанятый Его многочисленными врагами, мог без какого-либо риска лишить Его жизни. Это означало Его сильную уязвимость, возрастающую во много раз при отсутствии восхищающегося Им народа.

Тем не менее, Его обличение власть имущих и других представительных лиц снискали Ему небывалую славу, которую легко можно было бы использовать в политических целях. Но вот беда: Он упрямо избегает не только известности, но и нужды действовать скрытым образом. Всегда и везде Он предпочитает говорить открыто, прилюдно и по всем актуальным темам, не заискивая ни перед народом, ни перед представителями власти. Дважды Его пытались сделать царем, но из этого ничего не получилось, поскольку Он категорически отказывался использовать в благих целях насилие. Это было самое непрактическое из всех религиозных учений мира.

Что касается проповедей Христа, то и здесь Он учил тому, что с трудом можно было воспринять всякому здравомыслящему человеку. Например, Он считал, что у Божьих людей не должно быть никаких врагов, так что в числе «ближних» у каждого еврея должны числиться не только самаритяне, но и ненавистные им римляне. Подлинным врагом каждого человека Он считал гордость, убивающую в корне Божественную любовь в людях. По этой причине Иисус дружил с различными подонками общества типа мытарей и блудниц и почему-то спорил с самым благородным классом еврейского общества — фарисеями.

Его представления о богоугодной жизни настолько отличались от общепринятых, что это приводило к излишней напряженности с высшей не только управленческой, но и интеллектуальной элитой общества. Он казался настолько нереалистичным идеалистом, что слушать Его рекомендации было намного удобнее, чем им следовать на практике. Если бы Он Сам не жил соответственно Своим словам, Его вполне можно было бы выдать за шута. Все же мы приведем наиболее известные Его поучения.

«Не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас, иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного… у тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая» (Мф. 6:1, 3); «Если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешений их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших» (Мф. 6:14-15); «Не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или: во что одеться? Потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды его, и это все приложится вам» (Мф. 6:31-33); «Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить» (Мф. 7:1-2). «За всякое праздное слово, которое скажут люди, дадут они ответ в день суда. Ибо от слов своих оправдаешься и от слов своих осудишься» (Мф. 12:36-37).

Христос обвинял евреев в неправильном понимании закона, чем объяснялось Его критическое отношение к закону, особенно ритуальному. Все еврейские ритуалы, включая пищевые запреты и почитание субботы, Он считал излишним бременем для людей. Он отказывал правоверным евреям в том, что Бог заинтересован в их показной святости, так что «сыны царствия» у Него могли оказаться вне спасения (см. Мф. 7:21-22; 8:12; 13:41; 21:43; 22:13), а блудницы и мытари — спастись (см. Мф. 21:31; Лк. 15; 18:14). По этой причине Он призывал людей полагаться на милость и благость Бога, а не на собственные усилия угодить Его закону (Мф. 20:14-16), поскольку только детское доверие Господу определяло принадлежность человека к Царству Божьему (Мф. 19:14).

Критикуя правоверных евреев за их самодовольство и полагание на формальную богоизбранность, Иисус не отказывал в Божьей милости грешникам по той причине, что никто не способен приобрести себе спасение путем выполнения требований закона. Только доверие Господу определяет спасение человека, а не какие-либо заслуги перед законом (Ин. 6:29). Поэтому Он учил: «Слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь» (Ин. 5:24). Стало быть, спасение не заслуживается, а принимается в дар, поскольку Бог — не торговец, а даритель в ответ на проявление грешником его духовной потребности в Его даре. Разумеется, такие представления Христа о Боге не нравились правомерным евреям, которые обладали достаточным количеством овец, чтобы с их помощью загладить любой грех. Поэтому в ответственный час они были вынуждены заявить: «Нет у нас царя, кроме кесаря» (Ин. 19:15; ср. Лк. 1:32-33; Мк. 14:62).

Очевидно, что конфликтные отношения Иисуса с еврейскими властями определялись, прежде всего, Его пацифистскими убеждениями (Мф. 21:5; Ин. 18:36). Он не допускал никакой возможности использования насилия в святых целях. Его идеалом была лишь любовь, даруемая всем без разбору, меры и торга. Всякий, кто ценил эту любовь, не оставался без Его внимания. Слепой Вартимей, мытарь Закхей, блудница из Магдалы, фарисей Никодим… Даже в числе Его учеников был разношерстный народ, включая мытаря Матфея и зелота Симона Канонита, которых Он учил жить в мире друг с другом. В отличие от других людей Он опасался денег и богатства. Нищим Он постоянно отдавал все излишки от общей кассы, хотя Сам жил на подаяния, не занимаясь даже тем ремеслом, которое воспринял у своего «отца». В числе Его спонсоров и учеников были женщины, что не позволял себе ни один еврейский раввин.

И этот Человек рассчитывал установить на земле Божье царство? Из кого же оно должно было состоять: мытарей, блудниц и нищих? Да, но преображенных Его любовью. Он учил тому, что люди могут изменять жизнь других людей при помощи проявления им бескорыстного добра. Поэтому у него самаритянин оказывает помощь иудею, попавшему в беду, а хозяин приглашает в свой дом на шикарный пир всякий уличный сброд. Гордым фарисеям Он советует не выставлять на вид свои заслуги. Грешникам дарует прощение, призывая их не грешить впредь. Обычным людям советует жить скромно, чтобы не поддаваться житейским заботам сверх необходимого.

Основные правила для Его последователей весьма просты: не давай никому никаких клятв, чтобы не находиться в зависимости от других людей, включая и власти; храни супружескую верность даже своими глазами; никого не оскорбляй своим словом даже если тот и заслуживает порицания; не только не мсти своему обидчику, но и прощай его от всего сердца. Поступая так, ты создашь не только в своем сердце, но и вокруг себя царство Божье, покоящееся не на силе принуждения, а на принципе любви и взаимопонимания. «Итак во всем как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в этом закон и пророки» (Мф. 7:12).

По учению Иисуса Христа, в Царство Божье могли войти лишь люди, имеющие следующие характеристики: кающиеся в своих грехах (Мф. 3:2; Мк. 1:15; ср. Мф. 4:17; Лк. 4:42-43); борющиеся с плотскими искушениями (Мк. 9:47); имеющие детскую веру в Бога (Мф. 18:3; 19:14; Мк. 10:14-15); прощающие другим их провинности (Мф. 18:23); не надеющиеся на богатство (Мк. 10:23-25); осознающие свою духовную нужду (Мф. 5:3; Лк. 6:20; ср. Мф. 21:31; Лк. 12:32); пробужденные Богом (Ин. 3:5); ожидающие наступления Царства Божьего (Мк. 15:43; ср. Мф. 6:10); ищущие Царства Божьего и правды его (Мф. 6:33; Лк. 12:31); имеющие непоказную, а тайную праведность (Мф. 5:20); исполняющие волю Божью (Мф. 7:21; ср. Мф. 25:34); употребляющие усилия для обретения Царства Божьего (Мф. 11:12: ср. Лк. 16:16); правильно истолковывающие Слово Божье (Мф. 23:13; ср. Мф. 13:52); перенесшие скорби и преследования за свои убеждения (Мф. 5:10; Лк. 22:28-29); употребляющие и умножающие данные им благословения (Лк. 19:11-27).

Неудивительно, что Христос описывал Свое царство, как не принадлежащее этому миру (Ин. 18:36; ср. Лк. 17:20-21), хотя и растущее медленно и незаметно (см. Его притчи о Царстве Божьем). Несмотря на свой незавершенный характер царство Христа невозможно назвать политическим. В нем нет ни одного из атрибутов последнего: конкретной территории, отдельного языка, собственной денежной единицы или государственного аппарата. Да, в нем есть место чудесам, наибольшим из которых является духовное спасение и преображение человека из грешника в святого. И в этом состоит его главная уникальность. Если такое перерождение возможно в уже наступившем царстве Христа, тогда что нам еще нужно для того, чтобы изменить общество к лучшему?

Очевидно, что моральный характер царства Христа противоречит представлению о Нем как о великом политике, однако в борьбе со злом Иисус не стыдился использовать пассивное гражданское сопротивление. Он не боялся ни первосвященника, ни синедрион, ни Ирода, ни Пилата. Уча людей прощать другим причиненные ими обиды, Он считал это средство достаточным для излечения человечества от всех его бедствий и пороков. А остальным вопросам как второстепенным не уделял какого-либо внимания. Если с сердцем у человека будет все хорошо, то все будет хорошо и с делами. А если дела человека будут отвечать его духовным устремлениям, то через изменение каждого такого человека изменится и все общество. Схема проста, но предполагает выдвижение небывалых требований по отношению к себе, а не к другим людям. В этом и вся проблема, поскольку обычно люди поступают с точностью до наоборот.

Какова же социальная доктрина Иисуса Христа? Если все люди будут следовать внутреннему призванию, а не материальной выгоде, они не будут завидовать друг другу и перестанут ссориться из-за различного уровня обладания материальными благами. Если все люди будут жить скромно, не будет ни богатых, ни бедных, ни собственников, ни воров, ни тюрем, ни полиции. Если все люди будут жить в мире, не будет ссор между супругами, родителями и детьми, между начальниками и подчиненными, между богатыми и бедными, между властями и народом, между различными государствами и между отдельными нациями. Одним словом, безусловная любовь (см. Мф. 22:37-40) исключит проявление какого-либо зла по отношению друг ко другу. При таком положении вещей преступники не смогут получать общественного признания, так что будут вынуждены сдерживать свои злые проявления, оставаясь в меньшинстве.

Показательно, что осуществление этой социальной доктрины зависит сугубо от индивидуальной работы над самим собой. Сделаешь добро своему соседу — и оно автоматически начнет распространяться дальше уже без твоей помощи. Вытерпишь причиненное тебе зло — и оно сразу же уменьшится и в других своих проявлениях. Восприняв такое мировоззрение начальник не будет думать о том, как обмануть своих подчиненных, а подчиненные — его. Чиновник перестанет злоупотреблять своим положением. Рабочий относиться ответственно к выполнению своих обязанностей. Торговец не обвешивать своего покупателя. Действительно, такое царство Божье зарождается в сердце человека путем подчинения его воле Божьей и постепенно прорастает наружу в виде добрых дел.

Итак, не трудно понять, почему учение Иисуса Христа было отвергнуто евреями. Он не любил ни денег, ни насилия в любых их проявлениях, тогда как евреи любили и то, и другое вне зависимости от того, были ли они бедны и находились под чужим гнетом, или же богаты и управляли всем миром. Оказывается, корнем всех человеческих преступлений является не какая-либо оплошность в социальном устройстве, а обыкновенная алчность и эгоизм, которые нужно научиться уничтожать, прежде всего, внутри себя самого. После же того, как эта цель окажется достигнутой, можно начинать учить и других; если же этого не удалось добиться, тогда лучше воздержаться учить других людей, хотя бы в общественных местах.

Если же спасаться нужно не от каких-то там мнимых врагов, а от человеческого себялюбия, тогда понятно, почему Бог через Иисуса Христа акцентирует внимание на морали. Но разве моральные усилия не являются самыми трудными для исполнения? Безусловно, поэтому мы должны обратить большое внимание на тот весьма важный факт, что достигнуть столь высоких духовных результатов совершенно невозможно без сверхъестественной помощи, которая предоставляется Богом всякому желающему совершенно бесплатно, хотя и на условиях его покаяния и веры. И здесь нам хорошую услугу окажет апостол Павел с его акцентом на действии Божественной благодати, но освещение этого вопроса не входит в задачи нашей статьи. На данный момент нам достаточно понять одно: Бог не отказывает в Своей любви ни одному из смертных, даже если он и является грешником.

Итак, настоящее христианство может быть лишь пацифистским по своему содержанию, поскольку царство Христа не обладает характеристиками политического царства. Милитаристским же образом понятое христианство является чудовищным искажением последнего, будучи оторвано от своих исторических корней.  Христианские милитаристы не понимают первоначального учения Иисуса Христа, которое подверглось чудовищному искажения, прежде всего, вследствие слияния церкви с государством при императоре Константине. По этой причине они учат о Христе неверно, противоречивым образом смешивая в одно и святое и грешное. Таким образом, современные христиане должны осознать свою причастность к оригинальному учению Христа и приняться восстанавливать его заново.

Заключение
Мы рассмотрели с Вами вопрос о мирном характере царствования Мессии. В то время, как иные виды царств, правлений и государственных видов устройства основаны на насилии, в лучшем случае используемом в благих целях, царство Христа отрицает какое-либо насилие в самом принципе. Это значит, что настоящий Мессия Израиля принес миру весть о том, что от всех человеческих бедствий можно спастись только ненасильственным путем и только полагаясь на Божественную милость. Последнее означает то, что простить другого может лишь тот, кто сам испытал на себе такую же любовь со стороны Бога. Таким образом, всем людям нужно научиться не только принимать самим от Господа Божественную любовь, но и передавать ее дальше другим, тем самым распространяя по всей земле царство любви и мира.

В ходе нашего исследования мы пришли к выводу, что миролюбивое царство Мессии не является результатом Его сверхъестественного и эсхатологического вмешательства в человеческую историю, но призвано осуществиться при непосредственном участии Божьего народа, состоящего из верующих людей всех национальностей. Бог прибегнул к посредству спасенных Им людей с тем, чтобы показать Свою власть над человеческой историей, которая должна иметь определенный смысл, содержащийся в мирной победе Христа над силами людской враждебности и милитаризма. Способ этого противостояния — пассивное гражданское сопротивление — также ясно указан нам в Священном Писании. Остальное зависит от нашего послушания Божественному призыву. Только таким образом можно понять смысл сказанного апостолом Павла: «Бог же мира сокрушит сатану под ногами вашими вскоре» (Рим. 16:20).

Все вышесказанное означает следующее: Мессия Иисус был призван принести на землю не только духовный мир, но и мир политический. Христиане скомпрометировали эту идею непониманием того, что политический мир следовало завоевывать аполитическими методами. Когда же они пришли к осознанию краха в деле осуществления «своего» господства в мире, они бросились с головой в противоположную крайность, т.е. в рутину аполитичной самоизоляции от секулярного общества. Они совершенно отложили в стороны и даже забыли о своей осоляющей этот мир миссии, оставив этот мир на расхищение сил зла. Конечно, первостепенной задачей Мессии было и является осуществление духовного спасения людей, но сопутствующей ей целью всегда была и остается поныне установка на достижение социального идеала путем использования ненасильственных средств воздействия на секулярное общество.

Итак, нам предстоит сделать выбор между двумя образами Мессии. Один еще только должен прийти, чтобы установить миролюбивое царство во всем мире сверхъестественным и насильственным путем. Другой же уже пришел, но принес обещанный мир не в готовом его виде, а в виде четко обозначенной цели для Своего народа и предоставления в его распоряжение средств ненасильственного воздействия на секулярное общество. Первый Мессия в своем миролюбии ушел не слишком далеко от каждого из нас, поскольку по-прежнему не способен доказать Свою правоту без применения насилия. Второй Мессия является более последовательным в этом вопросе, поскольку категорическим образом отказывается использовать зло для насаждения добра.

Очевидно, мы должны последовать за тем Мессией, который любит мир в самом принципе, а не в качестве простого средства достижения какой-то другой цели. Это означает, что совместно с осуществлением задачи всемирной евангелизации христиане призваны заквасить этот мир также и в социальном плане. Речь идет о параллельной задаче создания подходящих социальных условий для осуществления их главной цели, а именно: о необходимости достижения элементарного мира между народами, ведь совершенно невозможно спасать людей в духовном плане, когда они вынуждены гибнуть в плане физическом. Вот что значит установление в мире мессианского миролюбивого царства, которое скрывается под таинственным названием Тысячелетнего и приходит незаметным образом. Теперь нам стало ясно, чем оно отличается от вечного царства Бога, Которому Мессия в конце веков передаст Свою переходную и временную власть на земле.

Запись опубликована в рубрике Без рубрики с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s