КАИН И АВЕЛЬ: ПОЧЕМУ ЭТО СЛУЧИЛОСЬ?

Каин убивает Авеля

Каин и Авель: почему это случилось?

Гололоб Г.А.

Вступление
Когда сегодня на Донбассе рвутся снаряды и нарушен естественный ритм жизни, невольно вспоминается библейская история о первом убийстве. Почему люди продолжают убивать друг друга? Почему невозможно избежать военных действий? Почему людская вражда все время находит благоприятную почву в человеческих сердцах? Возможно, проникновение в суть того события поможет нам найти ответы на эти вопросы, чтобы как-то уменьшить количество войн на земле и сделать наш мир более богоподобным, т.е. безопасным.

Каин-убийца
Корнем всех человеческих грехов является гордость, погубившая даже самого дьявола, тогда еще бывшего одним из самых приближенных к Богу ангелов (1 Тим. 3:6-7). Это можно проследить в истории о первом убийстве Каином Авеля. Уже одни их имена свидетельствует о различном отношении к ним их родителей. Поскольку с рождением первого ребенка Ева подумала, что обрела долгожданное «семя», которому суждено было одолеть сатану, принявшего образ змея или использовавшего его в качестве медиума, то второго сына она назвала уничижительно: «суета, ничтожество». Но откуда ей было знать, кого из этих двоих изберет Бог для Своего служения?

Два родных брата (как видим, ни национальность, ни наследственность здесь не причем) оказались врагами друг друга, вернее первенец не смог стерпеть своего позора, да еще в присутствии своего брата, которого привык унижать. Конечно, первенцы всегда ведут себя вызывающе по отношению к младшим братьям, так что не удивительно, что они ищут себе особого почета. Но у Бога все не так, как у людей: Он оценивает сердечные намерения больше, чем формальное положение в семье или общественный статус. Поэтому в Библии мы видим особый Его интерес к слабым и униженным людям, а не к первенцам, гордым своим совершенно незаслуженным положением первородных.

Выражение «спустя несколько времени» в оригинале имеет несколько другой смысл: «в конце дней», скорее всего в конце жатвы, когда собирался урожай. Но не исключено, что под концом мог подразумеваться и год. Это объясняет древний обычай начинать каждый год с благодарности Богу за прожитый и с просьбы благословения на наступающий. Как бы там ни было, это было ежегодное время для совершения жертвоприношений Богу. Но в отличие от прошлых лет в этом году случилось нечто необычное: Бог впервые отказался принимать жертву человека. Чем это можно было объяснить?

Гордость Каина была ущемлена тем, что его родной брат обошел его в вопросе угождения Богу: Бог принял дар Авеля и не принял его дар. И это при всем том, что труд на земле намного тяжелее, чем на пастбище! Конечно, причина этого заключалась не в суверенной воле Бога, а в злой склонности самого Каина: если Авель принес Господу лучшее из того, что имел, то Каин отнесся к своему приношению равнодушно. Он был уверен, что Бог оценит его труд только по той причине, что он тяжелый. Но Бог не оправдал его надежд, поскольку Ему нужны не наши дела, с помощью которых мы могли бы вытребовать от Него благословения, а наше к Нему отношение.

Узнав, что Бог принял другую систему ценностей, Каин сильно огорчился на Него (в оригинале «разгневался»). Сам Бог попытался его уговорить, предвидя недоброе расположение его сердца. Он сказал ему то, что должно быть воспринято также и нами на самом серьезном уровне: эта злая склонность (читай: «первородный грех») находится в каждом из нас, однако с Божьей помощью мы должны научиться «господствовать» над нею. Каин не сделал этого и стал жертвой того греховного начала, которое стало с грехопадения Адама достоянием всего человечества. С тех пор все люди на земле делятся на тех, кто добровольно стали рабами своей греховности, и тех, кто с этим грехом борется с разным успехом.

Важно отметить, что Каин был земледельцем, а Авель – пастухом, так что свои дары они принесли в соответствии со своими профессиями. Некоторые толкователи полагают, что Авель угодил Богу потому, что признавал необходимость принесения Богу только жертвенных животных, а Каин проигнорировал это требование. Тем не менее, сам текст ничего нам не говорит об учреждении только такой формы жертвоприношений, первое из которых, вероятно, сделал Сам Бог в Едеме, когда одел в шкуры убитых животных согрешивших Адама и Еву. Кроме того, хлебные приношения всегда были угодны Господу так же, как и жир жертвенных животных – кстати, мясо оставлялось самому жертвователю, а жир стекал в огонь, поскольку оказывал (как и сейчас оказывает) неблагоприятное воздействие на здоровье человека. Стало быть, вопрос состоял не в разновидности принесенной жертвы, а в отношении к ней самого человека.

Является поверхностным и мнение о том, что Каин якобы не знал, что такое смерть, а просто хотел проучить своего брата. Но Каин в действительности хорошо знал, что такое убийство животных, поскольку видел, как это делал его брат, который был причастен к этому в силу своего ремесла. Кроме того, у Авеля не было никакой вины перед Каином. Каин убил его в качестве отместки Богу и для того, чтобы Авель не был свидетелем его позора. Вместо того, чтобы смириться перед Богом и попросить прощения, Каин излил свой гнев на своего слабого брата, которого считал ниже по достоинству. Итак, гордость Каина не позволила ему попытаться измениться самому вместо того, чтобы искать виновных вне себя. Уязвленная чужими успехами гордость порождает ничем необоснованное соперничество. В этом и состоит корень всякой враждебности.

Важно отметить, что подчинение «закону греха и смерти» всегда ведет человека к «поникшему» выражению лица, т.е. умалению голоса совести. Человек ощущает внутренний дискомфорт, который в самом его начале еще не поздно устранить, но, когда голос совести систематически и упорно принуждают замолчать, он, в конце концов, замолкает – временно или навсегда. В последнем случае человек лишается способности к покаянию, так что получить прощение своих грехов уже не может. Поэтому если Каин и окончательно отпал от Бога, то это произошло далеко не сразу, поскольку некоторое время Бог борется за спасение человека, но не безусловным образом.

Бог не мог наказать Каина таким образом, чтобы полностью лишить его Своей любви (Быт. 4:15). Дело в том, что каждое наказание отдаляло согрешивших от Бога все дальше и дальше на восток (Быт. 3:24; 4:16), ввергая их тем самым в еще худшее положение. Именно по этой причине Каин оказался более грешным, чем сам Адам: если Адама искусил сатана, то Каина не смогло остановить даже увещание Самого Бога! Действительно, наказанный обычно воспринимает наказывающего (даже самым справедливым образом) как своего врага. Это все делает вполне природное желание к самоутверждению, но реализованное извращенным путем: не в духовном самоутверждении, а в плотском. Гордость всегда чрезмерно обидчива, поскольку рассматривает себя и окружающих в искаженном свете. Итак, Бог обычно вместе с наказанием наделяет виновного некоторой долей незаслуженной милости. Это имело место и в случае с Каином, несмотря на факт совершения им ужасного греха.

Удивительно, что Каин ничем не оправдывает свой проступок. Впрочем, ему и нечем было оправдывать себя, поскольку в случившемся был по большому счету «виновен» не Авель, а Сам Бог. Но сказать прямо Богу то, что он думал о Нем, Каин не мог. Современные же убийства не происходят без оправданий. Всегда найдется тот, на кого можно спихнуть свою вину как будто кто-то другой обязан остановить преступника от столь безрассудного поступка. Но первое убийство было осуществлено без каких-либо оправданий именно по той причине, что совершалось в идеальных условиях, когда виновных извне просто не было.

Тот факт, что первое убийство было совершенно в условиях пребывания первых людей в тесном общении с Богом, поражает своей циничностью. Действительно, это был открытый вызов Богу, брошенный Ему Его творением самым бесчувственным и неблагодарным образом. Вина за неблагодарность Богу не только не была признана Каином, но и была перенесена на невинного Авеля. В этом есть нечто подобное восстанию сатаны на небе. И лишь после этого преступления – в отличие от преступления Адама, когда первые люди были изгнаны не вообще из Едема, а лишь из одной его части, где находилось дерево жизни (Быт. 3:24), Бог навсегда прекратил Свое очное общение с людьми. Иными словами, в Едеме не могло быть места никакому убийству. Едем прекратил свое существование на земле после первого убийства.

Наказание первому убийце состояло из двух частей: земля лишилась своего плодородия и Каин стал изгнанником на ней, тем самым основав отдельную богоборческую династию людей. Каин не принял свое наказание безропотно, как Адам, но попросил проявления к нему некоторого снисхождения. Бог дал ему знак, который должен был признавать каждый повстречавший его. Причина: Каин боялся мести. Оказывается, убийство порождает очередное убийство, так что цепной реакции этому явлению нет конца. Но даже Бог не гарантировал ему защиты, поэтому некоторые комментаторы считают, что Каин все-таки был убит Ламехом (Быт. 4:22-23). Полагают, что знаком, который Бог дал Каину, было дрожание его тела – указание на страх перед угрозой мести – но Ламех по ошибке выдал его за животное, притаившееся в кустах. Даже простая случайность способна отомстить убийце. Таким образом, убийство не просто порождает убийство, но введет к мести по отношению к самому убийце.

Самое поразительное в этой истории – не само убийство, а совершенно враждебное отношение Каина к своему брату. Убить можно случайно или в порыве сиюминутного гнева, когда разум человека отключается и теряется самоконтроль. Однако в таком случае после совершенного преступления наступает, хоть и запоздалое, но раскаяние. В нашем случае такого раскаяния не только не последовало, но последовала попытка самооправдания и даже насмешки. Каин никак не сожалеет о содеянном. Его не интересует даже то, что его ждет за свершение этого преступления. Все это свидетельствует о том, что ненависть Каина по отношению к Авелю не была вызвана конкретной временной неудачей, а вынашивалась годами. По большому счету, Каин, имея брата, не был им уже давно. Его негативное отношение к Авелю имеет свою долгую историю, из которой нам известен лишь трагический финал.

Каин не пожелал жить вместе со своим братом и поэтому убил его. Это показывает нам то, до какой степени безумия может доходить ненависть между враждующими людьми. Еще совсем на знающие друг друга, теперь, повинуясь безумному приказу, они вынуждены заявить: «Либо мы, либо они – третьего не дано». Глупцы! Третье имеется и состоит в другой дилемме: «Либо мы вместе с ними, либо никого из нас нет». Нам могут возразить, что мол победитель все равно будет. Категорически не согласен: после окончания войны останутся не победитель и побежденный, а жертвы и инвалиды насилия. Если кто-либо сомневается, пусть попробует вызвать на откровенность «советского» афганца или американского «вьетнамца», а еще лучше их жен или матерей, если таковым «посчастливилось» дожить до этого времени. Только последние могут поведать нам о настоящей цене этой пирровой победы.

Итак, Каин был изгнан из рая, т.е. из «земли» (имеется в виду «населенная земля»). Это значило, что в Едеме была плодородная земля, служившая домом первым людям. Но изгнал их оттуда вовсе не «первородный» (врожденный) грех, а грех сознательный (личный). Тот факт, что вопреки характеру Божьего наказания Каина, тот решил построить город и даже дал имя своему сыну «Еноху» — «обновитель», свидетельствует о том, что он, вероятно, так и остался в своем ожесточении до конца своей жизни. Возможно, этот город стал прототипом будущего Вавилона, построенного Нимродом, который продолжил богоборческий род человечества, приведший к всемирному потопу. Человечество не извлекло урока, преподанного Богом ему в истории о первом убийце. Поэтому Вавилон стал образом врага Божьего, сохранившего свою богоненавистную сущность от начала сотворения мира и до его конца. Однако, к счастью, Авель стал на все века образом Божьего праведника (Мф 23:31, 35; Лк 11:49-51; Евр 12:24).

Авель-миротворец
Теперь нам хотелось бы оставить в стороне Каина и обратить свое внимание на Авеля. Мы не сделаем чрезмерно смелого предположения, допустив, что Авель не обвинял Каина в предвзятом отношении к себе, смирившись с положением «второго» в семье: в то время повиновение старшим считалось священным. Однако Авель не ожидал того, что окажется в роли жертвы насилия без какой-либо причины со своей стороны. Показательно, что и после того, как Каин огорчился на Бога, Авель не высказывал ему своей критики. Наконец, он согласился пойти с ним в поле, хотя и догадывался о том, что его брат устраивает это не с доброй мыслью.

Почему Каин вывел Авеля в поле? Потому что там не было свидетелей и не было возможной защиты. Зло обычно ищет отдаленных мест, где оно могло бы вершиться тайно и беспрепятственно. Знал ли об этом Авель. Если и не знал точно, то во всяком случае догадывался о том, что его брат затеял что-то неладное. Тогда почему он согласился выйти из укрытия и пойти на условия своего брата? Это важнейший вопрос пацифизма: принести себя в жертву можно, лишь отказываясь от защиты. Только беззащитный может оказать на преступника благотворное влияние. И, наоборот, истина, подкрепленная силой, лишается своей убедительности.

Мы не знаем точно, знал ли Авель, что Каин собирается его убить, однако что он мог сделать, когда убедился в подлинных намерениях своего брата? Конечно, можно было попросить пощады и начать умалять не делать этого зла. Обычно такое поведение не влияет на преступника. Тем более не может помочь в таких случаях и угроза расплаты или обращение к Богу за местью. Злодей обычно знает, почему он решается на убийство. Если бы он имел возможность достигнуть поставленной цели каким-то другим путем, он никогда бы не пошел на крайние меры. Поэтому ни жалостью, ни угрозой его невозможно остановить.

Что же делать в таком случае жертве? Остается только одно средство: безусловная любовь. В таком случае жертве лучше молиться к Богу о прощении греха убийства, хотя эта просьба может остаться неудовлетворенной подобно тому, как Бог не ответил на просьбу Моисея изгладить его из Книги Жизни. Дело в том, что высказывание злодею своего доброго расположения является последним средством, способным его образумить и остановить. Возможно, именно эти слова, высказанные перед своей смертью Стефаном, сказали молодому Савлу больше, чем многолетние поучения мудрого Гамалиила.

В Послании к евреям мы встречаемся с очень интересной характеристикой Авеля – верой (Евр. 11:4). Во что же должен был верить Авель? Это не была вера в прощение грехов посредством принесения жертвоприношений. Праведность Авеля очевидно превосходила его стремление принести Богу просто «лучшую» (в оригинале «полноценную») жертву. В Послании к евреям под верой Авеля подразумевается веру в его небесное отечество, ради чего он и не прилагал столько стараний к устроению всего земного существования. Скорее всего, именно это его отношение к жизни и злило его брата больше всего остального. Каин просто не мог вместить в себя эту «инородность» своего брата, так что случившееся позже было лишь следствием этого его отношения к нему.

Человеку, уповающему на небесное отечество, расставаться с этим отечеством не трудно. Стало быть, праведным на земле может быть лишь тот человек, который живет духовными интересами, а не сугубо земными. Разве не отсюда все человеческие распри по поводу обладания богатством или властью? И даже если насильственным образом лишить определенных людей богатства и мирской славы, зло от этого не уменьшится, а лишь перейдет в другое свое существование, большей частью скрытое. Алчные люди добивались лучшего положения даже в условиях советской экономики, которая формально гарантировала равенство возможностей. Итак, стать миротворцем на земле можно, лишь отказавшись от ее благ.

Значит ли это, что любящий другую отчизну будет проявлять пренебрежение к этой? Мы бы не стали таким образом смещать акценты, но доля истины в этом утверждении есть, если слово «пренебрежение» заменить на «умаление». Устроение земных наших дел может занять абсолютно все наше время, вытеснив из него почитание Бога и выполнение Его воли, часто идущей в разрез с целью приобретения земных богатств. Например, мы не вправе добывать их нечестными способами, а также должны делиться ими с неимущими. По этой причине верующие люди устраиваются в этой жизни менее успешно, чем неверующие.

Данное положение способно нам объяснить, почему Каин мог считать Авеля обыкновенным лентяем. Но если нас интересует мнение Бога, тогда мы должны понять, что Его интересует не результат, а усердие (вспомним две лепты бедной вдовы). Поэтому в нашем служении Богу нам всегда следует задаваться вопросом, чего стоит нам наша Ему жертва и с каким отношением она Ему приносится (вспомним несметные, но награбленные богатства Неемана). Если человек не имел возможности, но имел желание послужить Богу, его жертва зачисляется Богом как осуществленная. И, наоборот, если человек принес Богу много, но без сердечного расположения и искреннего чувства признательности, его жертву Бог не примет, поскольку высокомерных жертв Он не принимает.

В любом случае, любовь к другим людям не дружит с простым накопительством, потому что смыслом любви (имеется в виду настоящая любовь, а не земные ее поделки) является жертва, а не приобретение. Сказанное вполне отвечает сказанному апостолом Иоанном: «Ибо таково благовествование, которое вы слышали от начала, чтобы мы любили друг друга. Не так, как Каин, который был от лукавого и убил брата своего. А за что убил его? За то, что дела его были злы, а дела брата его праведны. Не дивитесь, братия мои, если мир ненавидит вас» (1 Ин. 3:11-13).

Это очень строгие слова, якобы утверждающие огромную пропасть между жителями этой земли и того неба, но в другом месте Иоанн дает надежду на исправление преступника: «Любовь от Бога и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога. Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь» (1 Ин. 4:7-8). Здесь не сказано: «Всякий рожденный от Бога любит ближнего своего». Это значит, что верным признаком детей Божьих является их любовь, причем не только к братьям. Любить таких же, как мы, не составляет большого труда, поскольку и язычники умеют делать то же (Мф. 5:46).

Если Бог есть любовь, тогда Он должен любить всех, но здесь Иоанн говорит лишь о «брате своем» поскольку еретики, с которыми он боролся, выделяли себя из среды просто верующих, считая, что обладают особыми знаниями (гностики). Но в своем Евангелии тот же Иоанн говорит ясно: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего…» (Ин. 3:16).  Поэтому под выражением «свой брат» мы вправе понимать «ближнего», к которому Христос относил и мытарей, и блудниц, и самаритян, и язычников. Стало быть, любое проявление любви к другим людям есть свидетельство его причастности к Богу, даже если сам человек этого не знает и не осознает. Он пришел к пониманию сути богочеловеческих отношений интуитивным образом. И, напротив, любое проявление святости и благочестия перед Богом без обладания этой любовью, не является надежным признаком принадлежности к Божьей семье спасенных людей.

Заключение
Мы проанализировали историю первого убийства на земле и пришли к выводу о том, что она явилось образцом для всех последующих. Когда Бог уничтожил первый мир за его злодеяния, то повторил Свою заповедь о размножении и наполнении земли (Быт. 9:1, 7). Это объясняет, в чем именно проявлялось «великое развращение человеков на земле». Оказывается, допотопная цивилизация погрешила против заповеди размножения и расселения по земле, что особенно ярко выразилось в случае в построением Вавилонской башни. Чем же иным можно было погрешить против этой заповеди, как не убийством? Люди допотопной поры просто безжалостно уничтожали друг друга по малейшей причине.

Поэтому Бог и сказал Ною: «Я… взыщу также душу человека от руки человека, от руки брата его. Кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека; ибо человек создан по образу Божию» (Быт. 9:5-6). Эти слова подытоживают наши рассуждения на данную тему: 1) любое убийство есть убийство не сомнительного врага, а «брата своего»; 2) жизнь любого человека священна, поскольку он – носитель «образа Божьего». Оказывается, все мы изготовлены из одной глины, но в эту глину Бог вложил частицу Своего Духа, призванную ее преобразить. Поэтому убивающий другого грешит не только против данного человека, но и против Бога. И хотя сегодня заповедь о размножении уже выполнена, заповедь о священстве жизни каждого человека остается в силе. Это значит, что с проблемой перенаселения нашей планеты нужно бороться человеческими, а не дьявольскими методами.

Запись опубликована в рубрике Без рубрики с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s