«По природе»

Уехал на родину

«По природе»

Адам Кларк

Источник: Кларк А. Толкование на Послание к галатам. Избранные фрагменты.
С особого позволения дирекции миссии «Гамалиил и друзья».

Гал. 2:15
«Мы по природе Иудеи» — мы, принадлежащие к иудейскому народу, то есть рожденные, воспитанные и образованные как иудеи.

«А не из язычников грешники». Αμαρτωλοι, т.е. не те, кто не имеет познания Бога, как они. Αμαρτωλος часто обозначает людей, не имеющих знания об истинном Боге. Однако многие иудеи рассеялись и жили среди язычников; в Писании они известны как еллинисты. Они отличались от тех, кого называли εξ εθνων αμαρτωλοι («из язычников грешники»), т.е. не-иудеями в широком смысле слова. Другие же, хотя и жили среди язычников, были поклонниками истинного Бога и не предавались никакому идолопоклонству.

Некоторые переводили этот отрывок следующим образом: «Мы, иудеи, а не язычники, по природе грешники», поскольку считали, что слово φυσει («по природе») здесь относится к той естественной порочности, которую каждый человек приносит в мир. Теперь, хотя это учение и истинно (ведь состояние человека и всеобщий опыт доказывают это), его невозможно подтвердить на основании этого места, или даже на основании Еф. 2:3 (см. примечание к Рим. 2:16).

На основании использования этого слова некоторыми из лучших греческих авторов представляется, что φυσει означало не «природу», как мы используем это слово, а естественное происхождение, семью или нацию человека — то, что отличает его от любой другой семьи или нации. Я могу привести несколько примеров этого, которые я почерпнул из маленькой брошюры, написанной д-ром Митером, нынешним епископом Зеландии. Она называется «Observationum ex marmoribus Graecis Sacrarum Specimen», и ее мне одолжил достопочтенный лорд Тинмут, снисходительности, доброте и познаниям которого я обязан во многих своих исследованиях.

Слово, о котором идет речь, встречается в двадцать восьмом примере в вышеупомянутой брошюре, суть которого такова: в надписи на греческом мраморе, представленной д-ром Чандлером на с. 27, мы находим следующие слова: «Ο γαμβρος μου Λεων Αρτεμεισιου, ο επικαλουμενος Ιασων, οικονει μεν Μειλησιος, φυσει δε Ιασευς» («Мой зять Лео, сын Артемисия, называемый Иасонцем, принадлежит к дому Милесия, хотя по природе он из Иасо»). Итак, Иасо — это город в Карии, а о Лео сказано, что он φυσει Ιασευς («по природе иасонец»), хотя он происходит из Милесийской семьи.

Следующие примеры сделают это более ясным. Иосиф Флавий в «Иудейских древностях» (lib. xi. cap. vi. sec. 5) говорит об амаликитянине Амане следующее: «Και γαρ φυσει τοις Ιουδαιοις απηχθανετο, οτι και το γενος των Αμαλεκιτων, εξ ων ην αυτος, υπ’ αυτων διεφθαρτο» («Он по природе был настроен против иудеев, потому что они уничтожили амаликитян, от которых он происходил»); то есть из-за этого он ненавидел иудеев как народ. Также уместен следующий пример из Диона Хризостома (Orat. xxxi): «Οιγε (Αθηναιοι) τον δεινα μεν Ολυμπιον κεκληκασι, ουδε φυσει πολιτην εαυτων·» («Они (афиняне) называли этого человека олимпийцем, хотя по природе он не был гражданином». Иными словами, его называли олимпийцем, хотя он не был родом из этого города, то есть не был рожден там.

Основываясь на этих примерах и на контексте этого места Писания, мы можем утверждать, что слова «мы по природе Иудеи» означают «мы, рожденные в земле Иудейской, и имеющие родителей-иудеев». Отсюда и понимание этого же слова в Еф. 2:3, где совершенно ясно говорится о язычниках (не-иудеях): «и были по природе чадами гнева, как и прочие», что можно понимать так: «Будучи язычниками, мы росли в кромешной тьме без всякого познания Бога, предоставленные своим страстям, и в своем практическом состоянии были подвержены наказанию». Такой смысл не менее хорош, чем сказанное в словах Рим. 2:16, где утверждается, что φυσει в некоторых местах означает «истинно, верно, неопровержимо». «Вне всякого сомнения, мы были подвержены наказанию, потому что родились среди идолопоклонников и жили так же, как и они». Здесь применимы оба значения этого слова.

Гал. 2:16
«Однако же, узнав, что человек оправдывается не делами закона» (см. примечания к Рим. 1:17; 3:24, 27; 8:3. См. также примечания к Деян. 13:38-39, где подробно рассматривается тема этого стиха). Ни один человек не может оправдаться ни делами иудейского закона, ни делами любого другого закона. Если бы оправдание или прощение можно было получить таким способом, мир уже погиб бы. Поэтому оправдание верой в безграничную милость Божью необходимо, разумно и соответствует Библии…

Многие отмечают большое сходство между посланием к Римлянам и посланием к Галатам; в самом деле, оно настолько очевидно, что в разъяснении их обоих можно с уверенностью использовать один и тот же метод истолкования; ведь у них не только одна главная тема, но и фразеология. Замысел апостола заключается в том, чтобы показать, что Бог призвал язычников к равным привилегиям с иудеями, разрушив стену, разделявшую иудеев и язычников, призвав всех поверить во Христа Иисуса и создав из верующих обоих групп одну святую и чистую Церковь, главой которой является Он Сам.

Ни одна из этих групп не является предпочтительнее другой, за исключением того, что происходит от их личного освящения и духовного развития. Призвание язычников к этому состоянию спасения было тайной, скрытой от всех веков, в отношении которой апостол вступил в столь напряженную дискуссию в Послании к римлянам, оправдывая избрание и осуждение иудеев и справедливость и милость Бога в избрании язычников.

В этом послании говорится о тех же самых предметах, но не столь подробно или аргументировано, как в том. В обоих посланиях детально рассматриваются национальные привилегии иудеев; а поскольку эти привилегии должны были указывать на духовные преимущества, выражающие их термины часто используются без изменений в обоих смыслах — духовном и буквальном. Поэтому требуется внимательность ума и должное знание «аналогии веры», чтобы различать, где и когда их следует ограничивать только одним или другим смыслом, когда одно предназначено быть прообразом другого, и когда они используются для выражения того, какими они должны быть согласно духу их изначального призвания.

Множество истолкователей из различных сект и партий странным образом неправильно понимали оба послания, не обращая внимания на эти необходимые и совершенно очевидные для непредвзятых людей отличия и принципы. Выражения, указывающие на национальные привилегии, использовались ими, чтобы указать на духовные, а временные преимущества или недостатки использовались в значении вечных благословений или страданий. Поэтому то, что было сказано об иудеях в национальном смысле, применялось к церкви Божьей в отношении ее будущей судьбы; поэтому из временного избрания и осуждения иудеев сформировалось учение о безусловном и вечном избрании малой части человечества и безусловном и вечном осуждении гораздо большей части человечества.

Споры, порожденные этими неправильными представлениями среди христиан, были бесполезными и пагубными. В попытках ухватить тень религии в великом множестве метафор и образов была утрачена суть христианства; и человек, пытающийся привести спорящие стороны к последовательному и рациональному истолкованию этих выражений, показывая великую природу и замысел этих посланий, становится жертвой этих ревнителей с обеих сторон!

А где же тем временем оказывается истина? Она пала жертвой, и справедливость обратилась вспять; ибо самые зловещие замыслы и самые неортодоксальные мнения приписывались тем, кто, внимая лишь словам Бога, отказывался плыть вместе с любым из этих двух течений, и, не сверяясь со своим особым кредо, стремился выяснить смысл слов вдохновленных Богом авторов и в простоте сердца и с чистой совестью представить этот смысл людям.

Израильтяне были названы особым Божьим сокровищем превыше всех народов; царством священников и народом святым (Исх. 19:5-6). Они были святым народом, который Бог избрал быть Его особым народом превыше всех народов на земле (Втор. 7:6). Это было их призванием, это было их исповеданием и это было их названием; однако история показывает, как сильно они отступили от этого характера на практике. И все же они были названы святым народом, потому что были призваны к святости (Лев. 11:44; 19:2; 20:7) и отделены от нечистого и унизительного идолопоклонства сопредельных народов.

В Новом Завете все верующие во Христа Иисуса призваны к святости, т.е. приносить плоды святости, концом чего была вечная жизнь; поэтому они названы святыми. К ним применяются те же эпитеты, что и к древним израильтянам; они названы живыми камнями, из которых строится духовный дом, духовным священством, дабы приносить духовные жертвы, угодные Богу через Христа; святым народом, особыми людьми, чтобы возвещать совершенства призвавшего их из тьмы в Свой чудный свет (1 Пет. 2:5, 9). Они призваны ко всему этому, все это является их исповеданием, и иметь все эти совершенства является их неоспоримой привилегией.

Когда они называли себя теми, кем Бог призвал их быть, их часто называли по их исповеданию; и это название часто дается тем, кто на практике оказывается далек от благословений и привилегий Евангелия. Церковь в Коринфе, которая во многом была самой несовершенной и самой нечистой из всех апостольских церквей, тем не менее называется церковью Божией, освященной во Христе Иисусе и призванной быть святыми (1 Кор. 1:2).

То, что в коринфской церкви было много святых и много освященных во Христе Иисусе как в ней, так и в церквах Галатии, становится очевидно даже при беглом взгляде на эти послания. Впрочем, несомненно и то, что там также было много, — а в галатийских церквах большинство — людей другого толка; однако всех их без разделения называют церквями Божьими, святыми и т.п. И даже в те древние времена слово «святой», похоже, было таким же общим названием людей, исповедующих веру в Христа Иисуса, как в наши дни слово «христианин», которым называют всех, исповедующих христианскую религию; однако эти термины в узком смысле обозначают только святого человека, имеющего Дух и ум Христов.

В своих примечаниях к посланию к Римлянам я вступил в дискуссию о тех предметах, на которые я ссылался в этих наблюдениях; и для того, чтобы показать ясную точку зрения на этот предмет, я привел пространную выдержку из комментариев д-ра Тейлора к этому посланию; и я сказал, что без этого плана невозможен последовательный разбор этого послания. Я остаюсь при своем мнении. Именно благодаря вниманию к вышеупомянутым отличиям, которые совершенно очевидны для всех непредвзятых людей, мы ясно видим, что учения о вечном и безусловном осуждении и избрании, а также о невозможности окончательно отпасть от благодати Божьей, не имеют никакого основания в послании к Римлянам.

Д-р Тейлор показал, что фразы и выражения, на которых основаны эти учения, относятся к национальным привилегиям и тем исключительным преимуществам, которыми иудеи как Божий избранный народ пользовались в то время, когда эта особенность была актуальной; и что применять их для поддержки подобных учений означает идти вопреки тому значению, в котором эти выражения обычно использовались. Я цитировал д-ра Тейлора в связи с этим, и те его иллюстрации, которые я приводил, я использовал на этом основании, следя за тем, чтобы не предаваться никаким особым или неортодоксальным мнениям, кто бы их ни придерживался; там, где, по моему мнению, то или иное выражение могло быть неверно понято, я обязательно помещал примечание.

Сейчас я утверждаю, что понимаю приведенные мной цитаты именно в этом смысле, и только в этом смысле их следует понимать читателю; весь мой труд на достаточном основании показывает, что ничья особая теологическая система — ни д-ра Тейлора, ни кого-либо еще, — не является частью моей системы; то есть в отношении учения о грехопадении человека или «первородного» греха, учения о вечной Божественности Иисуса Христа, учения об оправдании верой в Жертвенную Кровь и учения о вдохновении и оживотворяющем влиянии Святого Духа я придерживаюсь чисто ортодоксальных позиций, диаметрально противоположных арианам и социнианам.

Однако это категорическое отличие не может ослепить меня настолько, чтобы я не увидел очевидных достоинств в каждой из их работ, и я не могу их просто заимствовать у д-ра Тейлора или любого другого автора, не выражая свою признательность им. Я также не могу замалчивать чье-то имя из-за его связи с какой-либо неортодоксальной системой, каким бы неприятным оно ни было, если могу упомянуть его с уважением и почтением. Пусть это будет моим извинением за цитирование д-ра Тейлора и за частое использование его работ и учености в моем разборе послания к Римлянам.

Если для того, чтобы проиллюстрировать Священные Писания, я цитировал множество произведений греческих и римских язычников, иудейских талмудистов и ученых-раввинов, Коран и магометанских авторов (арабских и персидских), а также политеистов-браминов, и эти иллюстрации были хорошо приняты христианским обществом, то я наверняка волен точно так же использовать работы весьма образованного человека и прилежного верующего в книги Божественного Откровения, как бы он ни заблуждался в определенных учениях, которые я сам считаю жизненно важными для символа веры практикующего христианина. Не нужно говорить, что, обширно цитируя его работы, я молчаливо рекомендую арианский символ веры или любую часть теологической системы, относящейся к нему и его сторонникам. Я делаю это не больше, чем индианка, дающая своим домочадцам питательную муку из кассавы, из которой предварительно извлечен содержащийся в ней ядовитый сок.

После этого заявления будет лицемерно и не по-христиански и моим друзьям, и моим врагам приписывать мне те мнения, которых я никогда не придерживался, или равнодушие к тем истинам, которые (говорю как безумный) ни в одной работе на любом языке не объясняются, подтверждаются и демонстрируются так полно, как в той, что представлена глазам читателей. Если следовать такой практике осуждения, к которой прибегают некоторые в этих вопросах, то меня уже давно можно было назвать язычником или магометанином, потому что я цитировал языческих писателей и Коран. Используя те же аргументы, можно обвинить Св. Павла в том, что он оставил как иудаизм, так и христианскую веру, потому что он цитировал языческих поэтов Арата и Клеанфа. Мне жалко человека, который отказывается пользоваться полезными результатами философских исследований д-ра Пристли, потому что д-р Пристли как богослов не был здрав в вере.

Я использовал работы д-ра Тейлора так же, как и другие; и у меня есть причины благодарить Бога, что его комментарий, как ключ, помещенный в замок, дал мне возможность показать в ясном свете те предметы и смыслы в послании к Римлянам, которые без его помощи я, пожалуй, не смог бы раскрыть. Добавлю также, что я использовал труды д-ра Тейлора так, как он сам рекомендовал своим читателям; некоторые из его критиков, возможно, едва ли поверят, что следующие четыре абзаца представляют собой обращение, с которого этот ученый муж начинает свои богословские лекции:

«I. Я торжественно заклинаю вас во имя Бога истины и нашего Господа Иисуса Христа, который есть путь и истина и жизнь, и перед престолом которого вы вскоре предстанете, чтобы во всех ваших исследованиях и изысканиях религиозной природы в настоящем или будущем вы постоянно, тщательно, беспристрастно и сознательно придерживались доказательств, изложенных в Священном Писании или в природе вещей и велениях разума, внимательно храня себя от происков воображения и заблуждений необоснованных выводов.

II. Чтобы вы не принимали и не соглашались ни с каким принципом или рассуждением, преподаваемым или предлагаемым мною, если он не покажется вам подтвержденным должными свидетельствами из Божественного Откровения или природы вещей.

III. Чтобы, если когда-либо с этого дня любой принцип или рассуждение, преподаваемый или предлагаемый мною или принятый вами, после беспристрастного и верного исследования покажется вам сомнительным или ложным, вы либо усомнились в таком принципе или рассуждении, либо полностью отвергли его.

IV. Чтобы вы хранили свой разум всегда открытым для доказательств; чтобы вы работали над тем, чтобы отгонять от себя прочь всякий предрассудок, всякое предвзятое мнение или ревность; чтобы вы учились жить в мире и любви со всеми христианами; и чтобы вы неуклонно утверждали для себя и свободно допускали для других неотделимое право на суждение и совесть» (Схема библейского богословия Тейлора, предисловие, с. 6).

Так я поступал с работами д-ра Тейлора и желаю, чтобы каждый разумный читатель поступал с моими работами. Когда я был ребенком, однажды на уроке задали такие слова: «Не презирай совета даже самых малых; гогот гусей некогда уберег Рим». Став взрослым, я постиг мудрость в этих словах: «Блаженны вы, сеющие при всех водах и посылающие туда вола и осла». Пусть Тот, Кто есть путь, истина и жизнь, наставит читателей на всякую истину и приведет их к жизни вечной! Аминь.

Запись опубликована в рубрике Без рубрики с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

3 комментария на ««По природе»»

  1. Дякую за статтю і ваш сайт. Хотілося б знат, у яких саме пунктах Тейлор дотримується аріанства. У чому несправедливо, як він зазначає, звинувачують Кларка?

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s