Конспект лекций по предмету «Научная апологетика»

Конспект лекций по предмету «Научная апологетика» (ХА I)

 

Гололоб Г.А.

 

Христианская апологетика I.

Научная апологетика.

Научная апологетика изучает способы согласования между собой библейских и научных свидетельств, в частности доказательств существования Бога, реальности библейских чудес и других событий естественно-научного характера. Важно отметить, что Библия состоит из описания не только сверхъестественных чудес, но и естественных событий, реальность которых может быть проверена или доказана при помощи человеческого разума или опыта. Кроме того, многие библейские чудеса не выглядят исключительно сверхъестественным образом, поскольку скорее не нарушают общий ход причинных связей, а являются лишь сверхъестественным вмешательством Бога в естественный ход событий. Например, даже человек может бросить камень вверх, тем самым не нарушив, а лишь временно преодолев закон всемирного тяготения. Подобным же образом Творец может временно «нарушать» созданные Им законы, хотя это Ему обычно не свойственно. Если бы Он нарушал эти законы постоянно, они бы превратились в сверхъестественные чудеса, а прежние чудеса — в естественные законы.

Сам естественный ход событий подразумевает существование законов, у которых есть Творец – Гарант существования этих законов. Природой управляют законы, происхождение которых без допущения существования их Творца проблематично. Если допустить существование самой по себе безликой, бесформенной или неупорядоченной природы как-то и можно, то любой закон природы существовать сам по себе не может. Он должен не только быть кем-то спроектирован, но и обладать внешней причиной своего существования. Тот факт, что люди открыли тот или иной закон, не означает того, что они этот закон также и создали.

Поэтому наука не настолько научна, как это принято считать. Уже в самом определении науки прослеживается ее религиозный аспект, а именно вера в:

1) объективное существование законов природы (принцип казуальности).

2) единство этих законов во всем пространственно-временном континууме, проявляемое как в натурных условиях, так и в лаборатории; как при наблюдениях, так и в экспериментах (принцип универсальности).

3) разумный характер этих законов, дающий возможность их постижения рациональным путем (принцип рациональности).

Нетрудно убедиться, что все три указанные положения не являются независимыми суждениями, но вытекают как следствие из веры в существование Единого разумного всеведущего всемогущего Законодателя. Этот Законодатель способен не только установить единую и самодостаточную систему законов мироздания, но и, в отличие от большинства современных нам законодателей, следить за непреложным соблюдением этих законов. Причем предполагается, что наш разум является отображением Его разума, и мы в состоянии познавать Его замысел и даже выражать понятое математическими методами.

Фактически, религия и наука имеют как общие точки соприкосновения, так и существенные различия, поскольку используют различные методы познания: религия Богооткровение, наука — опыт. В сферах, доступных для их сотрудничества, разум и вера не вступают в противоречие по той причине, что представляют собой два разных пути к одной и той же истине. Данное заключение можно подтвердить фактом того, что многие научные открытия происходили по интуитивному наитию. Например, знаменитая Таблица химических элементов Дм. Менделееву приснилась во сне и лишь затем он оформил ее в систематическом виде. Научное предведение таким образом сотрудничает с наличным опытом и посильными попытками его рационального осмысления.

Научная апологетика, как богословская дисциплина, изучает возможности согласования между собой библейских и научных данных, касающихся одних и тех же событий. Поскольку в Библии находится много чудес, часто апологетику используют для защиты последних, однако не всегда это оправдано, особенно в том случае, когда сам библейский текст может быть понять различным образом. Тем не менее, библейские чудеса не страдают проблемой самомнения, напротив, мы можем видеть, что Бог не злоупотребляет ими.

Наконец, чудеса, признаваемые религией, вполне могут сосуществовать с законами природы, на которые опирается наука, подобно тому как сосуществуют друг с другом причинность и случайность. Даже человек может изменить нормальный ход событий в природе своей волей. Например, он может бросить камень вверх против закона тяготения. И это действие его воли, на время отменяющее всесильность данного закона природы, является настолько же загадочным, насколько загадочна воля Божья, изменяющая обычный ход земной истории, когда совершается чудо.

Чудеса существуют по той простой причине, что действие естественного закона не может так убедить человека в присутствии Бога, как это способно сделать действие, нарушившее известный закон. Поскольку наибольшим чудом, описанным в Библии, является сотворением нашего мира Богом, чаще всего подвергается критике это убеждение. Таким образом, мы можем выделить две основные темы, вызывающие споры между защитниками и критиками библейского мировоззрения:

  1. Существование Бога.
  2. Происхождение мира (А), жизни (Б) и человека (В).
  3. Возраст человеческой расы.

Рассмотрим их по порядку.

 

  1. Существование Бога.

В некоторых религиозных трудах по научной апологетике можно встретить ошибочное мнение о том, что Библия нигде не доказывает существование Бога, а просто исходит из этой данности. Конечно, это утверждение не лишено своего смысла, поскольку основополагающие истины обычно постулируются, а не доказываются. Тем не менее, поскольку мы все же не лишены света со стороны Божественного Откровения, данное утверждение игнорирует свидетельство апостола Павла о том, что факт существования Бога подтверждается как гармоничным характером созданного Им мира (Рим. 1:19-20), так и наличием нравственного закона в самой природе человека (Рим. 2:14-15). Это значит, что о реальности существования Бога свидетельствует сама реальность существования Его многочисленных творений. Поэтому идея невидимого Бога еще не доказывает собой факт отсутствия Его существования. Бог может быть невидим для нас по причине самой тварности нашего бытия, поскольку существование человека в материальном теле не похоже на духовное существование Бога.

Хотя Самого Бога мы и не видим, мы видим следы Его творческой деятельности, что позволило выдающемуся немецкому философу Иммануилу Канту (1724-1804) сказать следующее: «Две вещи наполняют душу всегда новым и все более сильным удивлением и благоговением, чем чаще и продолжительнее мы размышляем о них — это звездное небо надо мной и моральный закон внутри меня». Эти слова оказались пророческими, поскольку первая часть данного утверждения сегодня известна как «астрономическое» доказательство существования Бога (астрономы были вынуждены признать факт начала возникновения вселенной), а вторую его часть так и не смогли поколебать никакие современные релятивистские теории морали (культурные различия между народами не способны полностью объяснить происхождение универсального ядра морального знания, определяющего безусловный характер таких понятий как добро и зло).

Фактически, не существует особой необходимости в дополнительных доказательствах существования Бога, кроме этих двух. Их действие универсально и очевидно для каждого человека, живущего в любом историческом периоде времени и в любом регионе мира. И хотя первобытный дикарь и не мог объяснить происхождение звездного неба, но он всегда поражался его гармоничностью, точностью движения и красотой. Очень рано люди заметили, что звезды и целые созвездия движутся по одним и тем же маршрутам, что впоследствии научились использовать не только для создания календарей и исчисления времени, но и для навигации по пустыням и морям. Еще в большей мере, первобытный человек удивлялся тому закону совести, который воспринимал в качестве неумолимого судьи его собственных поступков и намерений. Сострадание, взаимопомощь и дружба одинаково ценны во всех культурах мира. И в этом отношении мы не далеко продвинулись от первобытных людей.

Итак, отрицать существование сверхъестественного Бога можно лишь путем отрицания существования Творца этого мира, а сделать это не так просто, как это может показаться, поскольку в материальном мире спонтанно могут произойти лишь примитивные вещи, но по мере увеличения сложности устройства материи исчезает уверенность в ее самопроизвольном происхождении. Если бы наш мир был устроен не столь сложным образом, проблема его происхождения не вызывала бы у нас столь обостренного чувства интеллектуального неудовлетворения. Но этот мир восхищает нас не только своей сложностью, но и эстетическим и даже нравственным качествами, тем самым доказывая нам то, что его Творец является не просто Верховной Личностью, обладающей разумом, чувствами и волей, но и Личностью Высокоморальной, имеющей по отношению к нам Собственные цели и планы.

Моральность Божественной Личности налагает на нас целый ряд обязательств. По крайней мере, никто из нас не может быть полновластным творцом собственного существования, а значит и определять смысл этого существования. Поскольку смысл нашей жизни находится вне нас самих, а именно: определяется Творцом, мы не рассматриваем этот смысл как внешнее принуждение, поскольку он есть то, что нам и нужно в реальности. Это значит, что жить в соответствии с замыслом Творца всегда хорошо и не может быть неприятно. Следовать собственному предназначению или природе — это и есть счастье в человеческом понятии. Конечно, в силу того, что Бог не желает принуждать Свое творение к осуществлению Своего плана, мы можем идти вопреки врученной нам Богом природе, но это не приведет нас ни к чему хорошему. Самостоятельность человека хороша лишь до той меры, пока она не вступает в противоречие с замыслом Творца, но Бог не злоупотребляет данным положением, предоставляя людям возможность самим убедиться в необходимости самоконтроля, защищающего их от различных многочисленных опасностей этой жизни. Поэтому вручить свою жизнь в руки Создателя и не опасно, и полезно, хотя это и претит худшей части нашего естества, но с нею мы должны бороться с Божьей помощью.

Значение подконтрольности каждого человека Богу весьма велико в социальном плане. Это значит, что каждая человеческая личность, несмотря на ее наследственные, имущественные или какие-то другие приобретения, является самоценной в глазах ее Творца, а значит в глазах всех остальных людей. Данное положение создает благоприятные условия для благополучного сосуществования людей друг с другом,, несмотря на большое число существующих между ними различий. И. Кант писал об этом следующее: «Если мы хотим, чтобы нас уважали, то и сами должны питать уважение к другим… Таким образом, мы должны поступать так, как требуем от других, чтобы они поступали по отношению к нам». Таков всеобщий закон, положенный в основание общежития людьми в этом мире.

Иными словами, наша моральная обязанность перед Творцом служит основанием для существования нашей моральной обязанности друг перед другом. Все мы нуждаемся в Боге подобно тому, как бытовое устройство нуждается в своем производителе, который только один и обладает правом определять назначение созданного им прибора. Таким образом, существование Бога является сверхъестественным гарантом благополучного существования человека. Если человек будет следовать Божественному замыслу относительно его материальной жизни, он будет здоров, если он будет следовать ему также  и в своей моральной жизни, он будет к тому же еще и счастлив. При этом вертикальная связь с Богом определяет собой горизонтальную связь отдельно взятого человека с другими людьми. Поэтому суть всех требований Бога к людям сводится к одной (двойной) заповеди: «Возлюби Господа Бога твоего… и ближнего своего как самого себя». По существу все творение Бога призвано подражать Его любви к людям. В этом и состоит смысл жизни каждого человека, согласно Божьему замыслу. Самостоятельно человек не в состоянии определить для себя ни смысл, ни цель всей своей жизни. Не имея высшего идеала, он не знает, чему посвятить свою жизнь, ради чего стоило бы бороться и страдать.

И все же, кроме «астрономического» и «морального» доказательств существования Бога имеется еще одно, которое можно назвать «молитвенным». Оно применимо даже к самым отъявленным скептикам, хотя обычно к нему часто обращаются лишь те люди, которые в силу различных причин оказываются в самых больших жизненных затруднениях. Это доказательство основано на непосредственном опыте общения с Богом, Который может выслушать молитву отчаяния и дать на нее неотложный ответ. Начинается она нетрадиционно: «Господи! Если Ты есть, то помоги мне…» Не одного скептика эта молитва привела к Богу, поскольку Творец мира предпочитает быть помощником не богатых или успешных людей, но бедных и нуждающихся (Мф. 11:28-30). По существу, Он обычно помогает людям, оказавшимся в крайней нужде, поэтому Его помощь в таких случаях никогда не опаздывает. Равным образом, если скептик имеет свои вопросы к Богу, за лучшее ему следует задать их Самому Творцу. Разумеется, неверующий человек может располагать лишь на такое чудо, для совершения которого от него требуется проявление определенной меры веры, тем не менее, в часы нужды он на это бывает вполне способен.

Итак, мы не считаем вопрос существования Бога настолько проблемным, чтобы это создавало людям, ищущим истину, какие-либо проблемы. Мировой порядок вне нас и нравственный закон внутри нас создают все условия для того, чтобы мы могли задуматься о существовании Творца и того, и другого, и на этом основании признать факт Его существования. Характер Его творения указывает на то, что Творец является не просто Высшим Разумом, Абстрактной Идеей или Общим Принципом мироздания, но и Верховной Личностью, обладающей разумом, чувствами и волей. Если Бог – Личность, тогда естественно, что Он вправе ожидать от людей уважительного к Себе отношения.  Нравственный закон, содержащийся в нашей совести, побуждает нас признать, что эта Личность обладает моральными качествами, до полноты познания которых нам – грешным существам — очень далеко. Понимание этого позволит людям вступить с Ним в правильные взаимоотношения, на которых Он желает иметь с ними дело.

 

  1. Происхождение мира, жизни и человека.

Здесь самым спорным вопросом является вопрос о возможности спонтанного происхождения мира. Христиане отрицают такую возможность и пытаются обосновать свое сомнение рациональным путем. При этом нужно снова-таки избегать двух крайностей: веры в собственную непогрешимость и полного пренебрежения научным авторитетом. В отношении происхождения космоса, жизни и человека христиане могут занимать различную позицию, но она подразумевает самоуправление Божьего творения лишь отчасти.

 

А. Происхождение космоса.

Здесь научный статус приобрела теория т.н. «Огромного взрыва», согласно которой наш космос возник примерно 14 млрд. лет тому назад в результате взрыва огромной мощности, разбросавшей первозданную материю в виде большого числа различных галактик по всему пространству вселенной. Это открытие, восходящее к А. Эйнштейну, развенчало прежние представления о бесконечности вселенной, подсчитав ее не только постоянно увеличивающиеся размеры, но и возраст. Этот ученый довел, что гравитационные силы могут ограничить объем Вселенной только определенным пространством, за пределами которого ничего нет. Если постоянно расширяющаяся Вселенная как объект космологии отождествляется со всей материей, не исключен вывод “о начале мира” и его конечности (вследствие гравитационной и тепловой видов «смерти»). К тому же стало известно, что пространство и время возникли вместе с материей и т.о. тоже имеют начало. Это положение позволяет заключить, что причина «Большого взрыва» находилась за пределами материального мира. А это значило, что 14 млрд. лет истории Вселенной сильно ограничили время для предполагаемой биологической эволюции.

Не желая допустить Божественного вмешательства во Вселенную, ученые-атеисты предприняли ряд безуспешных альтернативных теорий, большинство которых было опровергнуто к началу 1990-х годов. Их задача усложнялась тем, что общая теория относительности, принятая сейчас всем научным миром, никак не позволяет материализму поставить себе на службу бесконечность времени, так необходимую для доказательства случайного возникновения материи в космологии, как и жизни в биологии. Профессор астрономии и геологии Колумбийского университета (США) Роберт Ястров в связи с этим отметил: “Астрономическое доказательство Начала ставит ученых в неловкое положение: ведь они считают, что у каждого следствия должна быть естественная причина”. Многочисленные попытки, вызвавшиеся увеличить возраст Вселенной, также закончились полнейшим крахом. Оставшиеся гипотезы обыгрывают идею т.н. “отонных” миров, собственно, ничем неотличимых от трансцендентного мира Бога. Также и гипотеза Хартла-Хокинга на данный момент не имеет непосредственных экспериментальных подтверждений. Получается, что материя лишилась своего религиозного атрибута – вечности.

Так или иначе, но идея того, что Вселенная родилась из точки (или шара) в результате так называемого Большого взрыва, а затем расширяется, так что появляющаяся материя рассредоточивается по Вселенной, является в настоящее время практически общепринятой в научном мире. Действительно, библейские слова “Бог есть дух” (Ин. 4:24), означающие то, что Бог существует в такой форме, которую мы не можем обнаружить никакими средствами, находящимися в ведении науки, еще совсем недавно были предметом насмешек со стороны просвещенных людей. Однако сейчас, когда доказана возможность возникновения не только материи, но и пространства и времени “из ничего”, нам, пожалуй, легче понять, что такая форма существования возможна. Т.о. “космологический” аргумент в пользу бытия Бога из разряда вероятностной убедительности перешел в категорию научно установленной истины, доказав тем самым право называться единственным полноценным доказательством существования Бога, воспринимаемым, по крайней мере, в виде трансцендентной Реальности.

Теория «Огромного взрыва» свидетельствует о необходимости трансцендентного начала вселенной, но создать что-либо также тяжело, как и упорядочить его и сохранить в дальнейшем. В любом случае, разбросанные галактики не были предоставлены самим себе, но были подчиненным Кем-то созданным законам! Конечно, феномен космической эволюции следует отличать от биологической, тем не менее, христиане не считают «Огромный взрыв» делом, исключающим Творца, а также предполагают существование Последнего для упорядочения тех галактик, которые были созданы в результате этого взрыва. Это значит, что хотя космическая материя и была создана таким путем, никакой взрыв никогда не был созидающим началом, а только разрушительным, так что потребность в Творце для последующей организации созданного столь спонтанным образом космоса остается в силе. Поэтому мы смело можем утверждать: «Вначале был не только взрыв, как и потом не только космическая радиация».

Что касается происхождения Земли, то здесь ее возраст ученые исчисляют 4,5 млрд. лет. С этим также можно было бы согласиться, но не с позиций необходимости достаточного времени для прохождения процесса эволюции (для этого последней не хватило бы и вечности), а из более прагматических причин (например, в целях образования больших залежей нефти, газа и угля). Не исключено, что Земля была создана Творцом отдельно от сотворения галактик и планетных систем и лишь позже введена в Солнечную систему, когда та развилась по собственным законам.

Устройство Вселенной доказывает заботу Творца о поддержании весьма специфических условий жизни на одной единственной планете – Земля. Учеными был открыт т.н. “антропный” принцип, доказывающий наличие у природы свыше 50-ти точно сбалансированных параметров, поддерживающих условия жизни на нашей планете. Такое их количество, практически, исключает возможность предположения того, что из наличествующих во Вселенной приблизительно ста миллиардов триллионов звезд имеется одна, пригодная для жизнеобеспечения хотя бы одной своей планетной системы. Теоретически же это лишь одна триллионная часть одной триллионной части процента всех существующих в Метагалактике звезд.

Химический состав атмосферного воздуха, фотосинтез, необыкновенные свойства воды, размеры, скорость и характер движения Земли, Луны, Солнца и многое другое фактически созданы с целью обеспечения жизнедеятельности человека на земле, причем свойства нашей Вселенной оказались весьма критичны к численным значениям ряда фундаментальных физических констант». Точность настройки основных фундаментальных физических величин побудила В.А. Никитина, профессора из Объединенного института ядерных исследований, сделать следующее заключение: «Данные физики элементарных частиц и астрофизики можно рассматривать как красноречивое свидетельство наличия Творца мира, который тщательно подобрал параметры фундаментальных частиц материи с тем, чтобы во Вселенной… создались условия, пригодные для существования… человека… Вероятность возникновения благоприятной среды обитания в результате случайного сочетания свойств фундаментальных частиц материи и их законов исчезающе мала. Например, уменьшение разности масс протона и нейтрона на 1 Мэв (т.е. на 0,1%) приводит к нестабильности атома водорода. Без водорода нет воды и органических веществ». Исходя из всего вышесказанного, трудно отрицать полное согласие веры в сверхъестественное Откровение c данными естественных наук, рассматриваемых в рамках библейского Общего Откровения.

Итак, возможность существования Бога и идеального мира, по крайней мере, научно допустима. Если даже доказать ее рациональным путем невозможно, то невозможно и опровергнуть. Теперь нам нужно описать, как соотносится с данными наук библейское учение о творении материального мира Богом, опирающееся на первые две главы книги Бытие. Самым большим противоречием с научными данными о нашем мироздании, стал вопрос о его древности: ученые убеждены, что нашей планете как минимум 4,5 млрд. лет, тогда как в Библии ей определен срок в несколько тысяч лет. При этом наука показывала древность не только Земли, но и живших на ней организмов, включая и самого человека.
Казалось, этот конфликт неразрешим, однако он позволил богословам внимательно присмотреться к первым главам Библии и поразмыслить, правильно ли они понимались до этого инцидента. Это было правильным решением, поскольку Церкви не раз приходилось извиняться за слишком поверхностное понимание отдельных мест Священного Писания, например, в случае осуждения учения Коперника о движении Солнца вокруг Земли. Так оно случилось и на этот раз: в родословных были обнаружены пропуски, слово «день», используемое при творении мира Богом, могло пониматься как период времени, а «безвидность и пустота» первого мира указывать на древнейшую катастрофу в истории его существования.

Последним спорным пунктом между библейским и научным описанием мира стала теория эволюции (если быть точнее, микроэволюции) живых организмов, вступавшая в противоречие с поэтапным, но кратковременным характером Богооткровенного понимания процесса создания мира. Между тем и здесь был найден выход. Оказывается, библейское свидетельство о шести «днях» библейского творения может быть успешно представлено научным образом. Богословы довели, что реальность событий творения мира Богом скрывается под специфической структурой соответствующего библейского текста. Они показали, что библейский текст представляет собой литературную обработку творческой деятельности Бога. Литературный прием т.н. группового параллелизма позволяет допустить существование только трех творческих действий Творца, скомпонованных в три пары «дней»: первый и четвертый, второй и пятый, третий и шестой. Фактически, библейский автор вложил реальную последовательность творческих событий в специфическую литературную форму.

Ключ к расшифровке последней таков: первые три «дня» описывают создание определенных объектов (напр. «небо»), вторые три – наполнение этих объектов более мелкими (напр. «небесное воинство»). Данная схема хорошо представлена в некоторых местах Писания. Например, в тексте Неем. 9:6: «Ты, Господи, един, Ты создал небо, небеса небес и все воинство их, землю и все, что на ней, моря и все, что в них». Или Пс. 68:35: «Да восхвалят Его небеса и земля, моря и все движущееся в них» (Пс. 68:35). Получается, что вторые три дня дают описание в деталях того же, что было создано в первые три, чтобы одновременно передать и другую истину: о завершении всего дела сотворения именно на седьмой день, почитаемый как суббота.

В итоге получается, что библейская история говорит о трех творческих актах Бога:
1. сотворение космоса и того, что его наполняет (звезды, Луна и Солнце).
2. сотворение атмосферы, воды и того, что их наполняет (птицы, рыбы, водоросли).
3. сотворение суши и того, что ее наполняет (растения, животные и люди).
Получается, удивительное совпадение с научными данными, согласно которому жизнь впервые возникла в водной среде, а на суше появилась позже. Эта последовательность актов творения подтверждается данными палеонтологии, свидетельствующим о том, что менее развитые формы возникли раньше более развитых. При этом рыбы и птицы (следует полагать только водоплавающие), созданные в результате второго творческого акта Бога, скорее всего, питались водорослями, находившимися в воде. Хотя об этом и не сказано прямо, такая возможность не исключается, исходя из данной типологии.

Данное объяснение автоматически разрешает и еще одну проблему. Согласно библейскому свидетельству, свет был создан раньше, чем звезды, но как тогда их собственный свет мог тотчас выполнять свою функцию – обеспечивать растением возможность фотосинтеза, а человеку служить средством времяисчисления (см. Быт. 1:14)? Адам был бы совершенно лишен каких-либо астрономических ориентиров, поскольку света от самой ближайшей к Земле звезды ему пришлось бы ждать целых два года. Конечно, звезды могли существовать в изоляции от Земли и лишь на четвертый день были показаны для тварного мира, в сознании же библейского автора эти два явления просто совпадали между собой. Но более вероятно, что Бог создал звезды вместе с излучаемым ими светом. В данном же случае никаких проблем с пониманием библейского текста не возникает, поскольку в предлагаемой схеме звезды возникли раньше растений и человека, которые нуждались в них.

Данный порядок событий подтверждается также и использованием еврейского слова «бара», встречающегося в Быт. 1 трижды: 1) ст. 1, 2) ст. 21 и 3) ст. 27-28, что соответствует трем творческим действия Бога: созданию материи, созданию жизни (животные здесь созданы явно иначе, чем растения) и созданию человека. При этом другой глагол, описывающий процесс творения, не содержит идеи оригинального творения («из ничего»), как «бара», а несет смысл «формирования того, что уже существовало». Иными словами, в библейском тексте представлено чередование двух идей: оригинальное создание и видоизменение того, что уже существовало. Данное чередование в общих чертах касается каждого из трех творческих актов Бога, но в деталях может быть применено к созданию каждого вида живых организмов.

Сказанное не обязательно означает то, что Бог сотворил лишь три вещи: первичную космическую материю, первую живую клетку и человеческое существо (сознание), предоставив им самим развиваться по установленным Им законам. Конечно использование слова «бара» показывает, что Его непосредственное вмешательство в первую очередь сказалось именно на создании самого бытия, затем первой живой клетки и, наконец, самого человека, что удивительно разрешает основные проблемы эволюции. Тем не менее, более оправданно ожидать от библейского рассказа не полноты описываемой картины творения, а лишь схематического изображения основных вех этого процесса. Безусловно, Бог творил каждый вид живых организмов сверхъестественным действием («бара»), но позволил созданным Им видам достигнуть наличного ныне их разнообразия естественным путем.

В представленной таким образом библейской картине последовательность творческих актов перестала тревожить ученых и вполне удовлетворила богословов. Выяснилось также и то, что Бог мог творить мир таким образом, чтобы задействовать в этом процессе его внутренние возможности. Теперь мы вправе допустить, что Бог творил наш мир в несколько этапов, состоящих в кратковременном создании определенной его части (творческий «день»), за которой следовал более продолжительный период автономного ее изменения в заданных пределах (творческая «ночь»).

Таким образом богословы могут признать лишь феномен микроэволюции или изменчивости в пределах одного «вида» живых существ, первоначально сотворенных Богом. Бог мог создать все виды живых организмов, а все их подвиды были созданы самими этими видами, вынужденными приспосабливаться к различным условиям своего обитания. Данное мнение принято называть теорией «Разумного Замысла», которую отстаивают сегодня  такие ученые как, например, Ч. Тэкстон, У. Брэдли, Р. Олсен, Ф. Джонсон, М. Бихи, У.Ф. Бакли, Х. Росс, Д. Кеньон, У. Демски, М. Райланд.

Их мнение поддерживает и ряд богословов, специализирующихся на научной апологетике. Так Дэвид Гудинг и Джон Леннокс в своей книге «Человек и его мировоззрение. Для чего мы живем и какое наше место в жизни?» (том 1, с. 203-204) обосновывают ее следующим образом: «Древнееврейский определенный артикль используется лишь при названии шестого и седьмого дней. Это подчеркивает их особенное значение: в шестой день был сотворен человек, а седьмой Бог посвятил отдыху. Отсутствие определенного артикля в названии остальных пяти дней оставляет открытой возможность того, что эти дни были отделены один от другого перерывами необозначенной длительности, предоставленными для развития потенциала актов творения. Иначе говоря, с этого текста можно сделать вывод, что шесть дней были необычными днями, а не днями земной недели. Это были дни творения, отмеченные введением информации и энергии, которым после предоставлялось время для развития их потенциала вплоть до следующего этапа». Разумеется, приспособление и развитие – разные биологические понятия, поскольку первое подразумевает уменьшение сложности первоначально созданного живого организма, а второе его увеличение. И здесь будет уместно вспомнить одно незамеченное высказывание Ч. Дарвина: «Невозможность доказательства и понимания, что величественный и невообразимо прекрасный Космос, также как и человек, произошли по воле случая, кажется мне главным аргументом в пользу существования Бога».

Нарастающий уровень сложности творений Божьих доказывает все большую свою зависимость от Творца, а не возможность спонтанной эволюции. Таким образом факт постепенного появления одних живых видов вслед за  более сложными объясняется поэтапностью Божественного, а не эволюционного творчества. Напротив, появление более сложных существ должны были тормозить процесс эволюции, а не развивать его из-за необходимости увеличения творческих усилий. Даже энергетическо-материальную составляющую часть бытия, столь кардинально отличную от биологической, пронизывает такая сверхъестественная форма духовной реальности, как информация. Тем более феномен «жизнь» невозможно объяснить чисто естественными процессами, происходящими в физическом мире. Наконец, сознание человека, обладающего абстрактным мышлением и свободой выбора, невозможно понять чисто материалистически, поскольку здесь к телесной его сущности добавляется бестелесная.

Следовательно, механизмом, однажды «заведенным» Богом, могут выступать лишь пассивная по своей сути материя и стихийная по своей природе энергия этого мира, биологическая же и тем более сознательная разновидности проявления жизни – более сложные формы творения – подчинены более сложным законам. Почему они и были созданы Богом особым образом, отличным от сотворения Им материальной реальности. Таким образом, имеет смысл заявление о том, что Бог творил физическое вещество (материю) с его разновидностями (энергией и силовым полем), биологические существа, управляемые сложным информационным генокодом, и самого человека, содержащего в себе в добавок ко всему и сверхъестественное начало, тремя отдельными друг от друга актами.

 

Б. Происхождение жизни

Вопрос о возможности спонтанного создания из неорганических веществ одной живой (размножающейся и автономно функционирующей) клетки очень важен, хотя напрямую и не касается вопроса о происхождении человеческого сознания. Бог мог сотворить растительный и животный миры другим способом, чем человека, даже если не брать в расчет духовную природу последнего. И все же биологическая жизнь настолько сложна, что предположить спонтанное ее происхождение еще более трудно, чем допустить возможность спонтанного происхождения простой материи.

Выше мы рассмотрели, как библейское мировоззрение сочетается с научными данными, относящимися к созданию этого мира. Нам удалось интерпретировать некоторые библейские тексты таким образом, чтобы максимально возможным образом приблизить их к бесспорно признанным научным фактам. Все же остальное, что не позволяет признать Библейское Откровение, нам следует подвергнуть встречной критике. Одним словом, теперь нам предстоит рассмотреть несостоятельность теории эволюции в применении к теме происхождения жизни на Земле.

Гипотеза о биологической эволюции всех живых форм на Земле имеет множество проблем, первой из которых является недостаток эволюционного возраста. Срок в 0,8 млрд. лет явно мал для получения существующего разнообразия живых существ на нашей планете. При общей вероятности существования Земли 4,6 млрд. лет срок эволюции жизни в 3,75 млрд. лет статистически недостаточен для существования вероятности спонтанного создания даже одной хромосомы.

Проблематичным является механизм усовершенствования видов, состоящий из соединения естественного отбора, мутаций и большого промежутка времени. Особенно факторы мутации и случайности создают проблему неконтролируемости поступающей в биологическую систему извне энергии и появления различных стихийных воздействий со стороны внешних условий. Неконтролируемость этих процессов приводит к деградации живых существ, а не к их эволюции.

Законы наследственности Менделя препятствуют созданию наследуемых признаков, а значит и новых видов жизни. Естественный отбор содействует лишь приспособлению к внешним условиям жизни или выживанию, а не совершенствованию существующих видов живых организмов. Отсутствие переходных форм между соседними видами живых организмов до сих пор не получило приемлемого объяснения у эволюционистов. Изучение ископаемых видов животных, которые могут быть представлены в качестве «переходных» звеньев, говорит в пользу того, что это были либо самостоятельные и вымершие виды живых организмов, либо деградировавшие виды существующих.

Присутствие в ходе эволюции фактора передачи информации, содержащейся в генах организмов, показывает зависимость развития животных от Высшего Разумного Начала, которым, разумеется, должен быть признан Бог. Для независимо мыслящих ученых остаются без ответов вопросы, почему эволюция должна была развиваться без разветвлений, в одно время и постепенно, а также почему она остановилась на человеке. Утверждения о необратимости и линейности эволюционного процесса представляются им антинаучными (идеалистическими) предположениями.

Происхождение первой живой клетки является наиболее трудно преодолимой для современной наукой проблемой. Самой элементарной формой жизни являются не просто т.н. органические соединения, а их организованная особым образом форма. Т. о. живое от неживого отличается своей способностью хранить и передавать (копировать) информацию о своем устройстве, управляющую процессами передвижения, роста, обмена веществ и размножения.

Все явления жизни не полностью определены законами физики и химии, потому что энергией, способной не просто синтезировать биомолекулы, но и создать весь механизм биопроцесса снабжает мир лишь творческая сила Бога. Энергии, как выделяемой из органических соединений (питание), так и создаваемой самим живым организмом для этого явно недостаточно. Сочетание Божественной энергии, Его информации и органического материала лежит в основе жизнедеятельности любой живой клетки. По этой причине трудно сказать, что Бог только «завел» биомеханизм, но Он также и постоянно поддерживает его. Фактически, имеет место и то, и другое, как имманентное (внутренне), так и трансцендентное (внешнее) Его воздействия.

По большому счету, наука не знает, что такое феномен жизни. Жизнью она называет способность организма заменять старые клетки новыми, однако почему этот процесс проявляет сбои, ученым непонятно. Механизм старения не изучен и загадочен. Зерно, пролежавшее с египетских пирамидах тысячи лет, сохраняет жизненную способность, но биологическую (человеческую) жизнь невозможно законсервировать. Химическая начинка живой клетки, состоящая из различных комбинаций азота, водорода, углерода и кислорода, не полностью характеризует ее способность жить. Неудивительно, что смерть человека фиксируется в тот момент, когда на уровне жизнедеятельности биоструктур никаких аномалий обнаружить не удается. Химический состав крови человека очень похож на состав морской воды, однако они не взаимозаменяемы. 90% генов мыши совпадают с человеческими, однако это не указывает на родство человека и мышей.

Сама по себе биомолекула не достаточно энергонасыщена, чтобы управлять своей сложной жизнедеятельностью, и поэтому сильно зависима от поступления энергии извне. Из-за того, что все отдельно взятые высокомолекулярные органические вещества быстро распадаются, их нельзя считать первичной формой жизни. Только молекула ДНК (дезоксирибонуклеиновая кислота) имеет высокую стабильность, но ученые никак еще не могут ее синтезировать. Если же ее трудно создать человеческому разуму, то насколько глупо ожидать подобных возможностей у слепого случая! Поскольку ДНК существует лишь в форме компонента еще более сложной молекулы — белка, только их соединение, нуклеопротеид, можно считать первокирпичиком жизни. Только этот белок способен к автономному существованию, но до сих пор никто еще не смог его создать.

Из предполагаемого эволюционного процесса нельзя упускать ни одного из важных компонентов, часть которых все-таки упускают из вида современные эволюционисты. Только комплект генов содержит в себе всю генетическую информацию или программу жизнедеятельности любой живой клетки. Поскольку информация, лежащая в основе генокода, обеспечивающего жизнедеятельность самой элементарной формы жизни, не может быть приравнена к материальным явлениям, приходится признать, что материя (творение Бога) и энергия (имманентная миру «сила» Бога) не имеют самостоятельного значения, поскольку управляются информацией («словом» Божьим).

По этой причине христианский взгляд на творение растительного и животного миров отрицает случайные взаимодействия в качестве средства организации органической материи. Эволюцией видов мог управлять либо Сам Бог, либо она вообще не имела места, но поскольку мы доверяем Библии, у нас нет другого выбора как признать истинность непосредственного творения Богом всех живых существ. Сказанное, однако, не означает того, что Бог не предусмотрел необходимость работы адаптационных механизмов, призванных сохранить созданные Им формы жизни. Имеет место и творческий акт Бога, и способность Его творения выживать в неблагоприятных жизненных условиях. В принципе Бог заинтересован в выживании каждого вида, который Он создал, а не только самых сильных из них, что это предполагает эволюционное учение.

Поскольку внешнее энерговоздействие на живую клетку должно быть оптимально сильным, целесообразным и тщательно спланированным, в роли его источника может выступать только Бог. Если бы эта протояйцеклетка и могла как-то возникнуть, то она была бы не в состоянии не то чтобы развиться, но и сохраниться от очередного энерговоздействия, которое уже точно не может быть столь удачным, как предыдущее. Также многочисленные условия «созревания» хроматина с ДНК в своем составе настолько сложны, что вероятность какого-либо изменения его в лучшую сторону просто граничит с чудом и в действительности приравнивается статисткой к невозможному. Как отмечают Ф. Хойл и Н.Ч. Викремасингхе, вероятность возникновения лишь одного из пяти гистонов, входящих в состав ДНК, «превышает сумму всех атомов во всех звездах и галактиках». Т.о. сложность механизма генетического кода исключает саму вероятность допущения его случайного появления в один момент.

Теория самопроизвольно зарождения первой живой клетки из «первичного бульона» Опарина наталкивается сразу на несколько неразрешимых проблем: создание условий для успешного проведения синтеза живой клетки, возможность отвода продуктов синтеза из зоны действия источника энергии, дальнейшее чередование поставки этой энергии и ее прекращения на последующих стадиях синтеза. Если бы этот синтез и осуществился бы, его дальнейшая сохранность все же осталась бы проблемной. По этой причине теория Опарина о самозарождении жизни должна быть признана несостоятельной в пользу утверждения Гарвея о том, что все живое возникает только из «яйца», которое обосновал экспериментально Пастер.

В сложной системе отношений неорганизованная форма воздействия энергии всегда деструктивна, поэтому тот факт, что развитие и жизнедеятельность живых организмов подчинены механизму, управляемому генетической информацией, предполагает вмешательство организующей сверхъестественной силы. Любая закономерность физического бытия не может быть объяснена исключительно случайными процессами. Напротив, живая клетка в точности копирует генокод своего родителя. Мало того, этот процесс не может быть нарушен без вероятности гибели или повреждения самой клетки. Даже при клонировании очень большая вероятность появления различных форм заболевания, ведущих к гибели созданного таким путем существа.

Мутации не могут помочь эволюционистам, поскольку также являются стихийным процессом и в сильных дозах причиняют живому организму только вред. Вмешательству в структуру генокода имеется предел, который без вредных последствий преодолеть невозможно не только средствам генной инженерии, но и внешним воздействиям окружающей среды. По этой причине химическая эволюция из неорганики в полноценную органику невозможна. Ни естественный отбор, ни мутации не могут рассматриваться как движущие силы биоэволюции. Изменения возможны только внутри отдельно взятого вида, сами же виды необходимо созданы специальными актами Творца.

Фактически, весь эмпирически добытый материал, оказывается, имеет доводов «против» эволюции не меньше, чем «за», а различного рода неразрешимых проблем в связи с нею — и того больше. Например, плеченогие за 500 млн. лет совершенно не изменились, застопорив или проигнорировав эволюционный процесс. Не существует ни единого промежуточного вида между бактерией и каким-либо многоклеточным. Не обнаружено также никаких переходных стадий в развитии многоклеточных организмов, цветочных растений, насекомых, позвоночных животных и рыб. Переход рыб в земноводных, а земноводных в пресмыкающихся весьма проблематичен. Некогда представленная в качестве переходного звена латимерия неожиданно была выловлена у берегов Мадагаскара. Свидетельств в пользу развития пресмыкающихся в млекопитающих явно недостаточно, а эволюция последних в птиц вообще не доказуема, потому что единственный аргумент в ее пользу — останки археоптерикса — был дискредитирован. Сегодня доведено, что это была самостоятельная разновидность птиц, которой имеются и живущие ныне аналоги.

Неизвестным остается происхождение морских звезд, мечехвостов, рыб, рептилий, их чешуи; амниотического яйца; тюленей; змей; кроликов и даже пресловутых обезьян, не говоря уже о человеке. Не существует механизмов развития конечностей, якобы развившихся из плавников, перьев — из чешуи, лапы — из копыта или руки — из лапы. Нет «промежуточных звеньев» между пресмыкающимися и млекопитающими. Аналогичное соотношение имеет место и внутри класса млекопитающих. Питекантроп Олдовэя нисколько не изменился на протяжении полмиллиона лет, так что ученые не могут определить, от кого он мог возникнуть и в кого превратиться.

Библейское описание первобытного мира лучше объясняет наличные данные, чем существующие сегодня теории. Например, наличие ископаемых останков вымерших пресмыкающихся огромной величины (включая гигантских тараканов, стрекоз, папоротников и даже мха, достигающего высоты в 30 метров) легко объяснимо, если над допотопной Землей находилась воздушно-паровая прослойка, создававшая защиту от губительных ультрафиолетовых излучений, повышенное атмосферное давление и парниковый эффект, благоприятствующий протеканию биологических процессов. Этим же обстоятельством объясняется долгожительство первобытных людей и большой размер их останков.

Некоторые жизненно важные органы вообще не поддаются постепенному усложнению. Они либо были изменены резко и за один раз, либо никогда не могли измениться. Непрерывное поддержание дыхательных или пищеварительных функций не позволяет достигнуть изменений в них без проблем для выживания организма. Не помогают здесь ни скрещивание, ни мутации, которые в реальности способствуют не сохранению вида, а его вырождению. Мало того, некоторые организмы могут быть образованы дегенеративным путем, например, вирусы считаются частью потерявшего свое место паразитического генетического материала.

Данные палеонтологии убедительно показывают, что отдельные виды живых организмов завершены в своем строении, обособлены от других видов и не содержат никаких «отмирающих» или частично развитых новых признаков. Животный мир не представляет серии непрерывных переходных форм, в палеонтологической летописи каждый вид появляется внезапно и в своей развитой форме. Так, начало кембрийского периода характеризуется внезапным и богатым появлением группы беспозвоночных, не связанных ни с какими эволюционными предками. Этот т.н. «кембрийский взрыв» представляет для эволюционистов серьезную проблему: в слоях, датируемых возрастом 545 миллионов лет, неожиданно появляются многочисленные, сложные и вполне сформировавшиеся виды (трилобиты, моллюски, кораллы), которых не было в нижележащих отложениях.

Не удивительно, что после своих сорокалетних исследований шведский ботаник Герберт Нильсон пришел к следующему выводу: «Ископаемого материала сегодня накопилось так много, что… отсутствие переходного ряда нельзя объяснить скудостью материала. Пробелы реальны, они никогда не будут восполнены». Неудивительно, что для спасения своей теории некоторые «ученые» пустились на откровенный подлог. В 1999 году научному сообществу были представлены останки пернатого существа с хвостом как у динозавра, однако более детальное исследование довело, что это оказалось очередной фальшивкой, составленной из окаменелостей двух различных животных.

Эволюция одного лишь птичьего пера – неразрешимая для ученых-эволюционистов загадка, поскольку нужна птице уже в совершенном своем виде. Однако для того, чтобы птице подняться в воздух, оказывается, мало одних перьев. В полете задействованы сложно устроенные мышечная и дыхательная системы организма, управляемые генным аппаратом птицы, который также невозможно эволюционировать постепенным образом. Уже на уровне микроскопической клетки заложен весь сложный набор данных, который позволяют пернатому существу однажды взмыть в небо. Поскольку же птица не может летать постепенным образом, никакое изменение не может быть каким-либо образом закреплено в ее организме за простой ненадобностью. И что тут можно сказать, как не то, что эти чудесные создания несут на себе печать еще более чудесного Творца?

Во свете вышесказанного становится очевидным первоначальное преувеличение значения дарвинской теории, которая на поверку оказалась неспособной выйти за рамки микроэволюции. В действительности, то, что мы называем эволюцией, представляет собой не развитие жизни, а лишь приспособление к постоянно меняющимся условиям среды существования, Да, это приспособление изменяет и сами организмы как в морфологическом, так и в физиологическом плане, но оставляет неизменной сущность каждого вида. Иными словами, механизм адоптивного приспособления только сохраняет вид, но не усложняет его биоструктуру.

Это, кажется, осознается и самими дарвинистами. Так У.Р. Томпсон в предисловии к столетнему изданию труда Дарвина «Происхождение видов» (с. 12) выражает свое сожаление по поводу того, что «факты и толкования, на которые полагался Дарвин, сегодня уже перестают убеждать. Длительные исследования по наследственности и генетической изменчивости подорвали дарвиновскую позицию». А другой эволюционист, биолог Ф. Крик даже признался, что «честный человек, вооруженный всем доступным нам сегодня познанием, мог бы только установить, что в настоящее время происхождение жизни кажется почти чудом».

Состояние дел эволюционистов на данный момент таково, что уже позволяет им согласиться с замечаниями самих первых критиков дарвинизма, которые отводили естественному отбору роль консервативной, а не творческой силы. Еще епископ Уильберфорс, выступавший в качестве оппонента Т. Хаксли на съезде Британского общества содействия науке в 1860 году, писал в своей рецензии на «Происхождение видов», что естественный отбор способен лишь сохранять норму, а не создать что-то новое. Кстати, в архиве епископа недавно была обнаружена поема, в которой он иронизировал (перевод В.А. Красилова):

«Хоть часто слышал я, не верил до конца,

Что человеку кенгуру вроде отца,

Что тот, пред кем трепещет целый свет –

Наследник обезьяны, хоть хвоста и нет…»

Подводя итог состоянию растительного и животного мира, укажем на основные недостатки теории эволюции:

1) Второй закон термодинамики противоречит возможности осуществления автономного процесса эволюции, лишая его надежного источника энергии. Случайность же, лежащая у основания дарвинизма, содержит в себе столько же конструктивной силы, сколько и деструктивной. Никакое спонтанное уменьшение энтропии не способно поддерживать эволюционный процесс столь широко и столь долго, как это утверждают эволюционисты.

  1. Статистика делает невозможной вероятность случайного образования элементарной живой клетки. Физики считают, что первые атомы образовались 3 млрд. лет тому назад. Биологи предполагают, что первая живая клетка возникла на Земле не ранее 2 млрд. лет тому назад. Времени всей истории вселенной недостаточно для создания человека из амебы, а времени жизни одного живого существа недостаточно для получения приобретенных признаков.
  2. Размещение геологических слоев с остатками менее развитых организмов внизу засвидетельствовано не повсеместно, не пропорционально и может быть объяснено при помощи теории катаклизмов (напр. всемирного потопа). По этой причине тот факт, что в более древних (магматических) слоях встречаются скелеты более примитивных организмов, не является доказательством того, что они появились на Земле раньше, чем развитые организмы, остатки которых встречаются в более молодых (осадочных) слоях. Но даже если бы и это было доказано, то все равно не имело никакого отношения к идее, что высшие организмы произошли от низших. Это бы говорило лишь о различном времени их происхождения. Бог вполне мог создать примитивные виды живых организмом раньше более развитых, как служащих пищей последним.
  3. Палеонтология (свидетельство окаменелостей) не имеет данных о «переходных формах» живых организмов (напр. полурептилий или полуптиц) или их органов (полулапа-полукрыло). Те виды, которые могут на это указывать, являются самостоятельными видами, не подвергавшимися никаким изменениям в течение долгого промежутка времени. Предполагаемые предшественники современных людей являются либо обезьянами (автралопитек, питекантроп), либо людьми (неандерталец, кроманьонец). Многие ископаемые находки говорят вообще против эволюции как, например, «живые ископаемые» рыба целакант или сосна Воллеми, здравствующие и поныне, а также следы современного человека, найденные в породах, относящихся к доисторическим временам (напр. следы человека в африканском районе Лаетоли).
  4. Эволюционная модель не принимает в расчет сложности генетической информации. Сейчас известно, что простейшая теоретически возможная форма жизни потребовала бы по меньшей мере 124 различных протеина. Мельчайшая из известных живых субстанций (микоплазма гоминис Н 39) содержит 600 видов протеинов, каждый из которых состоит в среднем из 400 молекул аминокислот. Это непосильный труд даже для целенаправленных действий ученых, оснащенных современными техническими средствами для синтезирования протеина.
  5. Эволюционная модель не учитывает неизменности генетических законов, препятствующих превращению одного вида в другой (в частности эффект полимеризации и оптической изометрии). Селекционированные виды животных либо не способны к воспроизводству потомства, либо из-за генетического сопротивления возвращаются в первоначальное состояние всего через несколько поколений. Естественный отбор и мутации не могут способствовать процессу эволюции, поскольку первый лишь сохраняет вид, приспосабливая его к условиям окружающей среды, а вторые – лишь разрушают ДНК, но не способны видоизменить ее в сторону улучшения.
  6. Отдельные органы живых организмов не могли существовать в несовершенном виде. Органы, обладающие очень сложными структурами – на анатомическом, клеточном, молекулярном уровнях, попросту не могли бы функционировать, будь они проще (напр. полуглаз не нужен организму). Напротив, такие рудименты человека как миндалины или аппендицит не являются «отмирающими» органами, а обеспечивают работу иммунной системы организма, защищая его от инфекции. Щитовидная железа раньше считалась непонятным рудиментом, однако это очень важный орган в теле человека.

Основной вывод по данной теме мы можем сделать таким: теория эволюции не может быть ни доказана, ни опровергнута, поскольку она говорит о событиях, которые никто никогда не наблюдал и не смог воссоздать. Вместо этого научные данные говорят в пользу прямо противоположного вывода: сложность живых существ не могла появиться в результате ненаправленного, хаотичного процесса. С помощью теории естественного отбора можно объяснить лишь процессы микроэволюции, но нельзя объяснить происхождение новых видов. Живые организмы вовсе не обязаны совершенствоваться, о чем говорит полное вымирание некоторых из них. Для планомерного развития живых организмов необходим не случай и не избыток неуправляемой энергии, а разумный и целенаправленный контроль над всем процессом. Если бы и были возможны малые незначительные улучшения, тот же случайный механизм осуществления этих изменений уничтожил бы их в последующее время.

Фактически теория эволюции преследует прагматическую цель избавиться от Творца мира, так что сама идея неуправляемого развития есть по существу вызов главенству Бога в созданном Им миропорядке: круглоротые-рыбы-амфибии-рептилии-млекопитающие-люди-ангелы-Бог. Фактически, теория эволюции – это материалистическая религия, рядящаяся в одежды науки. Несмотря на свою идеологическую подоплеку, эволюционизм антинаучен, поэтому отвергнуть его может и должен каждый честный ученый вне зависимости от своих религиозных убеждений.

 

Сбалансированная позиция между эволюционизмом и креационизмом.

Выше мы попытались доказать, что сегодня дарвинизм переживает серьезный кризис. Это побудило биолога Н.Ф. Реймерса заметить: «Дарвинская теория естественного отбора при торжестве идей дарвинизма подвергается критике, поскольку исходит только из математически невероятного принципа отбора случайный уклонений… Совершенно очевидно, что наряду с естественным отбором наиболее приспособленных существует механизм, направляющий эволюцию по определенному руслу». Ученые-христиане связывают действие этого механизма «управляемой» эволюции с Богом, причем сильно корректируя установки современных критиков дарвинизма.

Но доказывает ли это то, что Бог управлял эволюцией? Нет, поскольку теория «теистической эволюции» представляет собой недопустимую уступку христиан, сделанную материализму, исключая из процесса творения проявление Божьей силы, хотя и оставляя в нем проявления Его разума. Процесс создания этого мира невозможно объяснить также и с деистических позиций «завел пружину и все». Если бы Бог не контролировал все этапы этого процесса, он не смог бы одолеть всех встречающихся на его пути препятствий. Да и сам фактический материал свидетельствует в пользу того, что Свое управление эволюционным процессом Бог осуществлял творчески, а не механически. А это значит, что Он имел суверенное право, например, ограничить действие законов изменчивости только  рамками каждого вида, что эволюционисты отрицают. Мы с трудом можем себе представить то, что человек является просто соединением души Бога с телом обезьяны, потому что в реальности Бог приготовил для человека особое тело. Это значит, что человек был создан не бездушной машиной эволюции, а вышел из рук Самого Бога, Который вложил в его создание Свою душу, включая размер ресниц и длину волос.

Очевидно, что возможности законов изменчивости и возможности Творца следует четко отличать одно от другого. Орудие труда лишь помогает Творцу, но не определяет его цели и желания. Никакие изменения, вызванные воздействием климата, не способны привести не только к реальному совершенствованию видов, но и к их сохранности без направляющей и поддерживающей силы Творца, поэтому непосредственные действия Бога невозможно полностью подменить опосредованными. Например, владеть грамматическим языком научить первого человека мог только Сам Бог. Действие законов природы, включая и эволюционные, подобно работе компьютера, но компьютер не в состоянии заменить собой работу оператора. Безоговорочное принятие всех предположений эволюционистов в качестве безошибочного критерия в вопросе теоретического описания наличной реальности не позволяет взглянуть на саму эволюцию критическим образом, а значит обречено следовать за научными ошибками.

Если не правы даже «теистические» эволюционисты, то значит ли это, что единственно верным учением как в библейском, так и в научном отношении следует признать креационизм? Нет, мы не можем полностью согласиться и с ним, поскольку он не признает длительный период существования Земли, сомневаясь в истинности теории «день-эпоха» (аргументацию сторонников этой теории см. ниже). Если представители «теистической эволюции» исключают исполнительную роль Творца в вопросе создания нашего мира, то креационисты исключают действие законов изменчивости, в частности в области астрономии. Космическая эволюция относится к сфере материи, причем в самых примитивных ее формах, поэтому «автоматический» способ ее осуществления нисколько не унижает Божественную власть. По этой причине имеет смысл принять позицию сторонников теории «Разумного Замысла», хотя она открыта для любого религиозного учения, признающего принцип сверхъестественного сотворения Богом мира. Об этой теории нам следует сказать несколько слов специально.

По Дарвину, в борьбе за существование выживают лишь те особи, которые наиболее приспособлены к жизни, но это еще не значит того, что эти особи способны передать своим потомкам признаки, обеспечивающие это выживание. Поскольку Дарвин жил до открытий Менделя, он ничего не знал о законах наследственности. Оказывается, само выживание не означает стойкого закрепления какого-либо генома за конкретной особью. Однако шум, поднятый вокруг самой идеи развития более сложных видов живых организмом из менее сложных, заглушил возражения критически мыслящих людей.

Важно отметить, что проблема случайного творчества в той или иной форме обсуждалась достаточно давно. Еще Цицерон, иронизируя над попытками объяснить мировую гармонию делом случая, возражал: из случайных столкновений атомов не может возникнуть стройный космос, также как из случайно взятых букв греческого алфавита не может возникнуть ни одна строчка из любого из произведений Гомера.

Основываясь на этом доводе, против эволюционизма выступили креационисты, но в 90-е годы XX века в их среде выкристаллизовалось сообщество христианских ученых, которые взяли на себя задачу не только раскритиковать эволюционизм, но и предложить ему вполне достойную научную альтернативу. Это направление мысли получило название теории Разумного Замысла или Дизайна (Intelligent Design Movement). Его отличием от традиционного креационизма является нежелание заниматься обоснованием истинности буквального понимания первых глав Книги Бытия. Тем не менее, «дизайнеры» также считают, что в основе структуры Вселенной лежит Разумный Проект, а дарвинистский сценарий эволюции на основе случайных, хаотичных мутаций в принципе неверен.

Отцом-основателем движения Дизайна обычно считают профессора права Университета Беркли Филиппа Джонсона, который опубликовал в 1991 году книгу «Дарвин под судом». Критика дарвинизма в этой книге существенно не отличается от ее критики в книгах креационистов. Новым оказалась то, что Джонсон предложил отложить в сторону вопрос о возрасте Вселенной, Земли и человечества и научно обосновать только один тезис: о том, что Вселенная, жизнь и человек возникли вовсе не в ходе безличных натуралистических процессов, а в результате деятельности Разумного Творца.

Подход Джонсона состоял в возрождении т.н. «телеологического» аргумента бытия Бога и, в частности, аргумента Великого Часовщика, сформулированного теологом Уильямом Пейли в книге «Естественная теология» (1802). Суть этой концепции сводится к следующему примеру. Если представить, что мы нашли в поле часы, никому не придет в голову предположение, что эти часы возникли сами по себе, или в результате серии случайных взаимодействий молекул. Очевидно, что часы возникли в результате разумного замысла, автором которого был часовщик. Вселенная намного сложнее, чем часы. Биологические системы намного сложнее, чем часы. Очевидно, утверждал Пейли, что вселенная и, в частности, жизнь не могли бы существовать, если бы их не создал «часовщик» с неизмеримо более мощным разумом, чем создатель простых часов.

Теория Дарвина сделала вызов религиозно мыслящим ученым, поставив под сомнение возможность сотрудничества веры и разума, религии и науки, природы и Откровения. И все же отдельные ее положения не переставали критиковать даже собственные соратники. Например, академик Л.С. Берг (1876–1950), автор эволюционной теории номогенеза, отрицающий естественный отбор, очевидно, не был «темным дедушкой». Критически мыслящие ученые понимали, что биологический натурализм, взятый на вооружение в естественных науках, не позволял им выйти за рамки принятых стандартов, формируя порочный круг: критерии научности не позволяли изобретшему их разуму выходить за рамки собственных ограничений.

Устоять на почве союза между религией и наукой было нелегко, но возможно. По образному выражению основоположника эмбриологии и сравнительной анатомии К.М. Бэра (1792–1876): «Все естественные науки – только длинное пояснение единого слова: да будет!» (Бэр К. Взгляд на развитие науки // Избранные произведения русских естествоиспытателей первой половины XIX века. – М.: Наука, 1959, с. 219). Но и сто лет спустя после него подобным же образом мыслил создатель матричной квантовой механики Вернер Гейзенберг (1901–1976): «Хотя я убежден в неоспоримости естественнонаучной истины в своей сфере, мне все же никогда не представлялось возможным отбросить содержание религиозной мысли просто как часть преодоленной ступени сознания человечества – часть, от которой в будущем все равно придется отказаться. Так что на протяжении моей жизни мне постоянно приходилось задумываться о соотношении этих двух духовных миров, ибо у меня никогда не возникало сомнения в реальности того, на что они указывают. Речь пойдет сначала о неоспоримости и ценности естественнонаучной истины, затем – о гораздо более обширной области религии, и, наконец, – об отношении этих двух истин друг к другу, что всего труднее поддается формулировке» (Гейзенберг В. Шаги за горизонт. Естественнонаучная и религиозная истина. – М.: Прогресс, 1987, с. 328). Этому ученому принадлежит и крылатое выражение: «Первый глоток из стакана естествознания делает нас атеистами, но на дне стакана ожидает Бог».

Как бы обобщая тысячелетние дискуссии по вопросу взаимоотношения между религией и наукой в области гносеологических проблем, основоположник квантовой физики Макс Планк (1858–1947) уверенно заявил в своем докладе «Религия и естествознание», прочитанном в мае 1937 года в Дерптском (Тартуском) университете: «Религия и наука нисколько не исключают друг друга, как это полагали раньше и чего боятся многие наши современники: наоборот они согласуются и дополняют друг друга. Обе – религия и естественная наука – требуют для своего обоснования веры в Бога, но для первой (религии) Бог стоит в начале, для второй (науки) – в конце всего мышления. Для религии он представляет фундамент – для науки венец разработки миросозерцания» (Мах Planck. Religion und Naturwissenschaft. Vortrag gehalten im Baltikum (Mai 1937) von Dr. Max Planck. 2 te unverand. Auflage. Ambrosius Barth Verl. Leipzig, 1938).

В контексте вышеприведенных свидетельств сторонники Дизайна не оказались оригинальными, в очередной раз повторив сентенцию, с которой ранее не раз обоснованно соглашались: «Наука и теология – взаимодополняющие подходы к одной и той же реальности. Наука порождает метафизику, в контексте которой формулируется теология. А теология способна выдвигать рациональные утверждения, на основе которых может оцениваться конкретная научная теория» (Морленд Дж. П. Гипотеза творения. – Симферополь: Крым-Фарм-Трейдинг, 2000, с. 6).

Однако основной толчок к развитию этого направления мысли дали астрономические открытия, отвергнуть которые многие религиозные ученые (в отличие от креационистов) не пожелали. По крайней мере, они обратили внимание ученых всего мира на т.н. «антропный принцип», доказывающий не просто сложность самой биологической жизни на Земле, но и многообразие и большой состав соответствующих условий для ее функционирования. Затем их исследования перебросились в область биохимии. И здесь нам нельзя не упомянуть австралийского биохимика Майкла Дентона, автора известной антидарвинистской книги «Эволюция: Теория в кризисе» (1985). Особую роль в движении Разумного Замысла сыграла книга биохимика Майкла Бихи «Черный ящик Дарвина: Биохимический вызов эволюционной теории» (1996).

Таким образом признаки сотворения мира сторонники движения Дизайна усматривают в структуре живых организмов, в уникальности человека и в обеспечивающих возможность жизни качествах космоса — антропном принципе, то есть в тонкой настройке физических констант, делающих углеродную жизнь во Вселенной возможной. При этом свои убеждения дизайнеры предпочитают выражать сугубо научным языком. Например, они доводят, что вероятность спонтанного образования одной белковой молекулы, состоящей из ста аминокислот, равна 1/20 (по числу возможных аминокислот) в степени 100. Естественно, что она оказывается близкой к нулю. В связи с данной ситуацией получила известность метафора астрофизика Фреда Хойла: возникновение сложной биомолекулы в результате случайных процессов можно сравнить с вероятностью того, что в результате торнадо, пронесшегося над свалкой металлолома, был создан Боинг-747.

Манфред Эйнген подсчитал вероятность случайного возникновения цитохрома C, молекулы, состоящей примерно из ста аминокислотных остатков. Цифра оказалась примерно равной 10 в степени 130. А если учесть, что во Вселенной по некоторым подсчетам существует лишь около 10 в степени 74 молекул, процесс возникновения даже такой, не очень сложной биомолекулы посредством перебора случайных комбинаций совершенно невозможен (см. Медников Б.М. Мифы современной эволюционной теории // Дарвинизм: история и современность. Л., 1988, с. 191).

На стр. 15 своей книги, Майкл Бихи выдвигает одно из самых важных своих утверждений о том, что теория Дарвина прекрасно объясняет такой феномен, как микроэволюцию (то есть изменения внутри биологических видов), но совершенно непригодна для объяснения процессов макроэволюции (то есть возникновения новых видов, на чем настаивал Дарвин). «Неупрощаемая сложность» биологических клеток, считают «дизайнеры», не могла возникнуть самопроизвольно и потому должна быть объяснена целенаправленным актом творения Высшего Разума. Хотя малые вероятности сами по себе не отвергают случайности и не доказывают замысел, они не в состоянии играть ведущую роль в создании столь сложно устроенной жизни, какой ее наблюдают сейчас ученые.

Еще  один ученый-«дизайнер» Уильям Дембски отмечает, что между Разумным Замыслом и случайностью все же присутствует достаточно четкое различие. На его взгляд наиболее очевидным образом о Разумном Замысле говорят два феномена — целесообразное устройство живых существ и точная настройка мировых констант, дающая возможность существованию жизни во Вселенной (Дембски У. О возможности Разумного Замысла // Гипотеза Творения. Симферополь, 2000, с. 127).

Эволюционисты сегодня могут объяснить своей теорией лишь очень ограниченный набор случаев, но основной вопрос о том, как может усложниться организм при помощи отбора случайных мутаций, они решить не могут. Усложнение в эволюции происходит на самом деле достаточно редко и касается примитивных явлений, возможных лишь в пределах одного вида. Разумный Замысел превращает большую массу разрозненных сил, явлений и предметов в одно организованное целое, движущееся к единой цели. Целесообразность эволюционного процесса доказывает тот факт, что любой элемент организма оказывается нужным лишь в своем месте и в своей функции.

Конечно, Бог мог использовать эволюцию в Своих целях, однако зачем Ему это было нужно делать? Возможно, Он маскировал Свою власть, или пытался убедить людей, что Его нет в действительности? Или, наоборот, упрощал для Себя творческий труд? Конечно, Бог создал некоторые законы изменчивости с той целью, чтобы с их помощью Ему было легче управлять процессом создания этого мира, однако нельзя сказать, что эти законы полностью заменили Его труд. Поэтому теория Разумного замысла не ограничивается лишь необходимостью этого замысла, но предполагает и практическую его реализацию Творцом. Нельзя же, в конце концов, назвать полноценным творцом лишь одного проектировщика, хотя и его роль важна?

И все же созданный Богом механизм изменений часто используют для того, чтобы избавиться от необходимости признания Творца этого мира. Иначе говоря, эволюционная теория претендует заменить собой Бога по важнейшему мировоззренческому вопросу — вопросу о происхождении нашего мира. Почему же Бог не пожелал проявить Себя в этом мире так явно, как нам хотелось бы, т.е. без какой-либо эволюции? Подобный вопрос Уильям Дембски уподобляет проблеме теодицеи, состоящей в следующем — почему Бог допускает зло, если Он всемогущий, всезнающий и всеблагой? Иными словами, почему Творец не проявляет Себя в Своем творении очевидным образом — либо Он хочет, но не может, либо Он может, но не хочет. Конечно же, Он никого не желает принуждать к вере в Себя, прибивая к стене самых отъявленных скептиков гвоздями безупречных фактов.

Сам Дембски отвечает на этот вопрос следующим образом: «По-моему, просто нечестно предполагать, что, если Разумный Создатель явил Себя в естественном порядке вещей, то это откровение должно быть не только очевидным, но и нарочитым. Мы хотим, чтобы Бог подписывал Свои творения, как художник — завершенные полотна. Но нам и этого мало: нам подавай неоновую рекламу! А раз Разумный Создатель не показывает нам аляповатых картинок, мы, ничтоже, сумняшеся, делаем вывод, что Он не явил нам Себя в миропорядке» (Дембски У. О возможности Разумного Замысла// Гипотеза Творения. Симферополь, 2000, с. 128). Скромность заявления о Себе Бога указывает на Его моральность, а не отсутствие личного сознания или самого Своего существования. А открытого нам Им в Его творении вполне достаточно для того, чтобы не знать, чем возразить, т.е. для того, чтобы быть «безответными» (Рим. 1:19-20).

 

В. Происхождение человека.

Защитники теории биологической эволюции настаивают на том, что возраст человека равен, по крайней мере, 600 000 лет. Христианин не может согласиться на такую цифру, поскольку она все равно не способна обосновать возможность возникновения человека естественными причинами. Если созданию одной живой клетки не могут помочь никакие миллиарды лет, то дело обстоит еще более сложнее в случае с происхождением столь высоко организованного организма, каким является человеческое тело (о сверхъестественной душе мы, конечно же, здесь не говорим). Здесь представители теории Разумного Замысла занимают среднюю позицию между концепциями «теистического эволюционизма» и «научного креационизма», которая называется «прогрессивным креационизмом».

Суть теории «прогрессивного креационизма» состоит в том, что Бог создавал каждый основной биологический “вид” отдельным актом, однако разновидности в рамках этого “вида” создавались естественным путем. Эта позиция допускает возможность использования Богом механизма микроэволюции, для осуществления которой предоставляется необходимое время путем толкования библейского “дня” как неопределенного периода времени. Человек, согласно этому взгляду, как духовно, так и физически создан специальным действием Бога, но после своего создания он мог претерпевать определенные изменения, образовав, например, три человеческие расы: европеидную, монголоидную и негроидную.

Этот подход более согласуется с данными Библии, чем подход теистической эволюции, предполагающий, что в тело обезьяны была просто вложена душа от Бога (если бы это было так, тогда Адаму легко было бы найти себе жену среди подобных себе). Возражением может быть лишь указание Библии на законченный характер Божьего творения (Быт. 1:10, 12, 18, 21, 25, 31; 2:2; Евр. 4:3). Впрочем, эта законченность имеет непосредственное отношение лишь к самим актам Божьего творения, но не к тому, что с ними будет происходить позже. Кроме специфического толкования слова «йом» в Быт. 1 (см. ниже теорию «день-эпоха»), этот подход неизбежно требует различения двух значений слова «адама» в Быт. 1-4: личность по имени Адам и просто первое человеческое существо («человек») (обоснование этой теории см. также ниже). Этот подход хорошо описывает происхождение человеческих рас и явлений «внутривидовой» эволюции, которую его сторонники понимают как приспособление уже созданных Богом организмов к разнообразию климатических условий.

Особую остроту набирает вопрос о понимании библейского термина «день», упомянутого в связи с сотворением мира. Сторонники данной теории придерживаются мнения «день-эпоха» и для защиты такой трактовки слова «день» выдвигают следующие доводы:

— слово «день» (на иврите «йом») иногда встречается в Писании в значении «период времени» (см. напр. Быт. 2:4 в оригинале, где слово «день» (в рус. пер. «в то время») равнозначно шести предыдущим «дням»; ср. также Пс. 89:1-6; Деян. 2:20-21; 2 Пет. 3:8);

— в текстах Быт. 1:5, 14 словом «день» обозначается лишь светлая часть суток;

— некоторые дни выглядят разными по продолжительности (напр. возникновение всего многообразия растительного мира требует большего времени, чем создание света);

— в тексте Быт. 2:9 использовано слово «произрастил» в значении длящегося во времени процесса творения;

— слова «да произрастит земля зелень (зверей)» и «да произведет вода пресмыкающихся (рыб)» указывают на некоторую самостоятельность «земли» и «воды» (Быт. 1:11, 20, 34);

— в тексте Быт. 1:21 видно посредничество при сотворении рыб и пресмыкающихся;

— свет от звезд для выполнения своих функций не смог бы достигнуть земли за очень короткое время (Быт. 1:14);

— форма глагола «наполняйте» (Быт. 1:28) указывает на значение «продолжайте наполнять»;

— Адаму потребовалось время, чтобы «всех» животных назвать по собственному имени, а также чтобы найти себе жену. Слово «вот» в Быт. 2:23 в оригинале («харра-ат») имеет значение радостного восклицания, завершившего долгий период ожидания и поисков;

— седьмой день «покоя» нельзя относить к завершению всех «дел Бога», поскольку над спасением человека Он еще продолжает трудиться.

Все это наводит на мысль о времени большем, чем обычный двадцатичетырехчасовой день. Библейские «дни», впрочем, могли накладываться один на один и не иметь четких границ. Несмотря на стремление креационистов отвергнуть мнение «период-день» как небиблейское, все же нельзя сказать, что в практическом смысле Бог был привязан именно к суточному движению Земли вокруг своей оси. «Так как слово «день» может обозначать некоторую часть из шести дней (Быт. 2:4), девятнадцать столетий (Деян. 2:20-21), одну тысячу лет (2 Пет. 3:8), двенадцать часов светлой части 24-часового дня (Быт. 1:5,14), то не может ли слово «день», используемое при описании творения в первой главе книги Бытия, означать «период времени», а не день в двадцать четыре часа».

Против данного мнения выдвигается следующий аргумент: нигде в Писании слово «день» совместно с порядковым числительным не указывает на период времени. Указание на деление «дня» на светлую и темную части подтверждает, что день был равен земным суткам. Для обозначения периода времени в еврейском языке существует другой термин («олам»), который, тем не менее, не использован при описании творения. Впрочем, данное положение может быть объяснено тем, что числовые значения в этом перечислении дней привязаны к идее субботы. В любом случае, для такого рода (уникальных) событий, каким является творение, этот аргумент может быть не применим, поскольку исключительность такого использования слова «йом» может быть обоснована величиной обозначаемых им периодов времени.

Данным замечаниям противостоят случаи использования слова «день» в особых значениях, поскольку слово «йом» переводится три раза как «пространство», три раза как «времена года» и 65 раз как просто «время» (напр. Быт. 4:3; 26:8). При этом некоторые числительные («несколько», «много» и др.) все же встречаются в сочетании с «йом». Поскольку библейскому автору важно было подчеркнуть определенный порядок в творении, объясняющий необходимость соблюдения субботнего отдыха (Исх. 20:8-11), могло иметь место и специфическое совмещение порядкового числительного с периодом времени, нигде больше в Библии не встречающееся. Одним словом, нигде в другом месте Библии просто не было какой-либо необходимости использовать это слово в данном значении с порядковыми числительными. Библейские же термины «век нынешний» и «век будущий» не требовали какого-либо перечисления.

Указание же на «свет» и «темноту», возможно, имеет иллюстративный способ описать эти длительные периоды времени, не имеющие отношения к существу дела. В противном случае, это значило бы то, что Бог творил только «утром» или только «вечером». Разделение света и тьмы, произошедшее в первый «день» творения, скорее всего, означало порционное поступление энергии в тварный мир. Например, слово «день» («утро») могло относиться к самому творческому акту Бога, а «ночь» («вечер») – к периоду самостоятельного его усвоения и дальнейшего развития. Все это допускает предположение о символическом и приближенном к восприятию тех дней способе изложения истории о творении мира Богом в первых главах Библии.

Особым вопросом является вопрос о происхождении большого количества ископаемых останков живых существ, включая и людей. Если бы их было мало, тогда возраст Земли и ее населения был бы небольшим. В реальности же все мы живем на огромном кладбище, происхождение которого требует значительно большего промежутка времени, чем в десять тысяч лет. Разрешить эту проблему может помочь нам еще одно интересное толкование первых стихов Библии. Согласно этому толкованию, в тексте Быт. 1:2 может содержаться указание на катастрофу, уничтожившую весь ранее существовавший мир. Возможно, это явилось следствием низвержения на землю сатаны или наказанием Бога первого, испорченного правлением дьявола, мира. В свою защиту сторонники этого мнения выдвигают следующие библейские доводы:

— древнееврейские слова, переведенные в Синодальном тексте как “безвидна и пуста”, встречаются вместе еще только дважды в Библии (Ис. 34:11 и Иер. 4:23) и оба раза в связи с судом и разрушением,

— согласно Быт. 1:31 и Ис. 45:18 Бог не мог создать беспорядочный и незаселенный мир,

— в Иез. 28:13-14 можно видеть доказательство тому, что до падения сатаны был совершенный мир, а текст Иов. 38:4-11 свидетельствует также и в пользу того, что сам дьявол пал еще до создания человека (ср. 1 Ин. 3:8; 8:44),

— очевидно, что ст.1 не относится к началу недели творения, но уже свидетельствует о создании земли, которая, как и небо, не создается в течение шести последующих «дней»,

— слово “была” в оригинале скорее означает “стала”, поскольку оно встречается в этом значении в таких текстах, как Быт. 3:22; 19:26; 21:20; Ис. 7:13; 8:17; 9:10, что может означать изменение первоначального состояния земли,

— мало вероятно, чтобы в тексте первых глав Бытия о падении сатаны не было бы упомянуто вообще.

Сильными сторонами данной концепции является утверждение о возможности нарушения совершенства, созданного Богом, что хорошо объясняет непричастность Бога к происхождению зла. Сам дьявол, согласно Иез. 28:12-19 был совершенным существом, на что сам этот текст указывает неоднократно. В этом отношении возможность уничтожения первого мира не исключена. Тем не менее тексты 2 Пет. 2:5; 3:5-6 ставят под сомнение адекватность такого предположения. Впрочем, Петр, вероятнее всего, использовал в качестве начала счета миров именно описанный в Библии мир, но не тот, который не имел к нашей жизни какого-либо отношения. Некоторым исследователям видится сомнительным возможность выбора подходящего контексту значения слова “стала”. Обращение к значению слова «бара» – «творить (из ничего)» – может означать не восстановление испорченного творения, а его повторное создание. В любом случае подлинной причиной гибели первого мира должен считаться его грех, если признать, что слово «Адам» в данном случае означает просто «человек».

Таким образом, эта теория удачно согласуется с данными палеонтологии и геологии, допуская возможность даже отнесения останков человека в более далекое прошлое, а аномалии геологических страт — к указанной катастрофе, а не к потопу, как это делают креационисты. По крайней мере, она допускает возраст Земли равным нескольким десяткам миллионов лет, а это согласуется с астрономическими данными, если исходить из того, что Земля была сотворена в тот же самый период времени, что и вся Вселенная.

 

  1. Возраст человеческой расы.

К числу вопросов по теме согласования данных Библии и науки относятся следующие: 1) проблема возраста человеческой расы и 2) вопрос об идентификации человеческих останков. Разумеется, рассматривать их следует в обратном порядке.

Останки каких первобытных существ, известных науке, можно считать человеческими? Представления о человечности австралопитеков, имевших возраст в несколько миллионов лет, подвергаются большой критике. Этот вид «предшественников» человека умел только использовать каменные орудия, а не изготавливать их, а также поддерживать огонь, но не его добывать самостоятельно. Недавно доказанный факт сосуществования человека «хабилиса» (австралопитека) с человеком «эректусом» (архантропом) явился лишним свидетельством тому, что все эти существа, включая синантропов, питекантропов и прочих «тропов», ничем человеческим не обладали, так что их невозможно отличить от обычных обезьян, умеющих пользоваться палкой и греться у зажженного молнией огня.

К человеческим существам можно отнести лишь останки неандертальца (300-100 тыс. лет назад), умеющего целенаправленно изготавливать орудия труда, строить жилища и разводить огонь посредством выбивания искры или трения, и кроманьонца (40-10 тыс. лет назад), владевшего еще и членораздельной речью и абстрактным мышлением. Предполагалось, что оба эти вида людей исчезли один за другим, последний сравнительно недавно – около 10 тыс. лет назад. Как христианам следует относиться к этим данным?

Библейская хронология начинается лишь с эпохи неолита, а именно с нового каменного века, продолжавшегося с 10000 по 6000 лет до нашей эры. Возникает проблема согласования этих свидетельств: если человек возник даже с учетом пропусков в родословных около 10 тыс. лет тому назад, тогда как останки современного человека, например, неандертальца, датируются возрастом в 300 тыс. лет? Как вместить древнее существование людей в библейскую хронологию возникновения человека, не переходящую рубеж в десять тысяч лет?

Отличались ли эти люди от нас и были ли они предками библейского Адама? В богословии существует два способа ответа на первый вопрос:

  1. признание настоящими людьми неандертальцев (напр. А. Мень).
  2. признанием настоящими людьми лишь кроманьонцев (напр. М. Эриксон).

Представители первой точки зрения считают неандертальца похожим на современного человека, поскольку он был способен к творчеству, имел моральное чувство и верил в существование загробного мира. Их оппоненты усматривают в неандертальце лишь особую разновидность вымерших приматов, которые могли использовать естественные предметы (палки, камни) для добывания себе пищи. Согласно первой модели, человек возник около 300 тыс. лет тому назад, согласно второй – около 40 тыс. В любом случае разрыв с библейской хронологией остается весьма ощутимым.

В этом споре, скорее всего, правда находится на стороне защитников человечности неандертальца. Поскольку неандерталец не только пользовался, но и изготовлял орудия труда (даже просто закрепив обработанный камень на палке), а также умел не только сохранять, но и добывать огонь – трудно считать его высшим приматом. Одних только этих свидетельств достаточно для того, чтобы читать его полноценным человеком. Возможно, его отличие от кроманьонца объясняется тем, что в силу сложившихся неблагоприятных климатических условий он болел артритом и претерпел по этой причине незначительные анатомические изменения.

В пользу теории о человечности неандертальца свидетельствует тот факт, что размер его черепа, как и кроманьонца отвечает современному (объем его мозга даже превышает тот же параметр у современного человека). Черепа же австралопитека и питекантропа отвечают объему в 900 куб. см., к тому же они обнаружены на территории, населенной пигмеями, объем мозга которых имеет такой же размер и сегодня. Неандерталец не только изготавливал примитивные орудия труда, но и был причастен, например, к искусству. Как выразился в своей книге «Вечный человек» Г.К. Честертон, «чем больше мы тщимся увидеть в человеке животное, тем меньше человек на животное похож».

Очевидным является факт того, что человек обладал способностью к хранению и передаче информации, причем информации символического и эстетического характера. Ни одной обезьяне еще не приходило в голову рисовать или начать украшать свое тело различными безделушками, не говоря уже о стремлении к обобщению явлений и использовании образно-эмоциональных средств.

Пещерные люди совершали культовые действия, вероятно, при подготовке к охоте, почитали духов предков и хоронили своих умерших. Все это говорит об их вере в загробную жизнь – явлении по своей сути необъяснимом с точки зрения представления о натуральной жизни как единственно возможной. Самый ранний известный археологам музыкальный инструмент — костяная флейта с четырьмя отверстиями — принадлежит неандертальцам. Неандертальцы умели использовать не только самодельные инструменты, но и оружие, правда, не включающее в себя метательное. Они приручали домашних животных (собак, овец, кур) и шили себе одежды из шкур.

Примитивизм жизни первобытных людей нисколько не ставит под сомнение их человечности. Об этом может свидетельствовать случаи выживания современных людей на безлюдных островах, в роде литературного прототипа Робинзона Крузо. Если бы современного ученого высадить на такой остров без каких-либо орудий труда, то через три года в нем можно было бы обнаружить все признаки пещерного человека: добывающего огонь при помощи трения, одетого в шкуру (даже если бы это происходило в тропиках), заросшего и с анатомическими изменениями от употребления специфической пищи. Даже его знание языка пришло бы в упадок из-за отсутствия практики. И все же он оставался бы человеком. Также и опыт приобщения современных дикарей к цивилизации лишний раз доказывает наше предположение о том, что пещерные люди были не обезьяно-человеками, а обычными людьми.

Стало быть, мы можем согласиться с Серафимом (Роузом), который писал: «Из всех ископаемых «людей» только неандерталец (и, конечно, кроманьонец, который есть просто современный человек) представляется подлинным; но и он — просто Homo sapiens, не более отличный от современного человека, чем современные люди различаются между собой, то есть это вариация в пределах определенной разновидности или вида» (Серафим (Роуз), иером. Православный взгляд на эволюцию. СПб., 1997, с. 64). Его мнение поддерживает и О. Петренко: «В послепотопных слоях земли останки неандертальцев, имевших лишь небольшие анатомические отличия от современных людей. Неандерталец был человеком в полном смысле этого слова, как по биологическим признакам, так и по социальным, т.к. предавали погребению сородичей. Он был более крепкого телосложения, существенно сильнее современного человека и при этом обладал даже несколько большим объемом мозга (1450 см3 против примерно 1350 см3 человека). С точки зрения эволюционистов, полное исчезновение неандертальцев, имевших очевидное преимущество в борьбе за существование перед человеком современным, представляет одну из многочисленных загадок» (Петренко О. Уверение Фомы: Симфония веры и знания. М, 1996, с. 26).

Сегодня, конечно, никто не посмеет утверждать, что кости неандертальца, претендующего на статус «переходного звена» в эволюционной теории происхождения человека, можно сложить в одну коробку. К 80-м годам ХХ века лишь в одной Европе было найдено около 200 останков неандертальцев. Главными отличительными чертами неандертальцев с анатомической точки зрения являются следующие: большой объем головного мозга, специфические черты черепа (сросшиеся надбровные дуги, слабо выраженный подбородочный выступ и др.), небольшой рост и крупные суставы ног и рук. Эти открытия, разумеется, сделали вызов христианскому мировоззрению, на которое оно еще собственно и не ответило. Как же понимать наличие многочисленных останков неандертальца с христианской точки зрения? Как одичавших людей, отвергнутый род Каина, или представителей первого мира, уничтожение которого нужно связывать с «землей безвидной и пустой» из Быт. 1:2?

Конечно, если неандерталец – разновидность человека, тогда как объяснить длительный возраст его многочисленных останков с точки зрения христианского богословия? Неужели снова ссылаться на погрешности радиоактивного анализа? Да, они существуют, однако это не означает, что этот метод совершенно себя дискредитировал, тем более на значительных временных просторах. Кроме того, существуют и более надежные методы датирования. Как получилось так, что этот вид людей вымер? Как это вымирание можно согласовать с Божьим промыслом о сотворении человека?

В настоящее время специалисты-антропологи считают неандертальцев либо особой расой Homo sapiens, обособившейся из-за наступления ледникового периода, либо тупиковым вариантом эволюции человека. В результате данных молекулярно-генетических анализов было установлено, что неандертальцы представляют генетически отдельную, хотя и близкородственную человеку ветвь антропоидов. И, тем не менее, не существует оснований сомневаются в возможности возникновения неандертальцев посредством «творческих» возможностей одной лишь внутривидовой эволюции.

По данным палеонтологии, предки неандертальцев появились в Европе около 300 тыс. лет назад, исчезли они совсем с лица земли ок. 25 тыс. лет назад. Однако в это время уже жили кроманьонцы, которые являются настолько похожими на современных людей, что некоторые исследовали думают, что они, в принципе, никогда и не исчезали! Вопрос о том, скрещивались ли между собой неандертальцы и представители современных людей, в науке остается открытым, однако, скорее всего, гибридизации между двумя этими разновидностями сапиенсов вообще не было. И даже если бы они и жили в одной местности, то вряд ли они смешивались друг с другом. Впрочем, факт совместного их проживания очень плохо засвидетельствован археологически.

Но были ли неандертальцы полноценными людьми? Исследования лингвистов ротовой полости черепа неандертальца показали, что хотя ближайшие родственники человека и не обладали его возможностями к членораздельной речи, их речевой аппарат, тем не менее, мог обеспечить вполне сносный уровень языкового общения. На настоящий момент однозначно доказать методами антропологии, археологии и даже генетики существование принципиальных различий между Homo sapiens и Homo neanderthalensis невозможно, следовательно будет преждевременным отрицать статус неандертальцев как частично генетически обособленной общности людей. Если же неандертальца мы вынуждены признать разновидностью человека, а не очередным «переходным звеном» к нему, как этот факт может быть объясним с точки зрения христианского богословия?

Глобальным катаклизмом, в результате которого могли произойти некоторые изменения в анатомии и генном аппарате первых людей, мог быть библейский потоп. Поскольку климат в допотопное время был более благоприятным для жизни, новые условия должны были измениться в худшую сторону, Впрочем, допотопные условия жизни лучше отвечают тому факту, что древние формы жизни имели сравнительно больший возраст и размеры (динозавры, гигантские стрекозы, папоротники и т.д.). Это хорошо объясняет тот факт, что кроманьонец выглядит меньше размерами, чем неандерталец. Сильной стороной этой трактовки является также и то, что вымереть неандертальцы могли лишь в следствие Божьего наказания. Не случайно, из 77 сказаний о всемирном потопе, коренящихся в глубокой древности, 53 объясняют его справедливой реакцией богов на грехи людей. Данное предположение вполне правдоподобно, но требует того, чтобы предполагаемая дата потопа и время исчезновения неандертальцев приблизительно совпадали.

Согласно этой точке зрения, до Ноева потопа все люди были неандертальцами, но после потопа климатические условия изменились настолько, что потомки Ноя приобрели ряд новых признаков, став кроманьонцами или современными людьми. Конечно, в Библии мы найдем до потопа весьма развитую цивилизацию, которую трудно без определенных оговорок отождествить с образом жизни неандертальцев. Тем не менее, не исключено, что о жизни последних мы знаем весьма мало, поскольку располагаем лишь незначительной частью древних данных. Возможно, что все они относятся не к самым развитым представителям своего рода, а как раз к самым примитивным. Наука из года в год открывает все больше свидетельств в пользу сложной развитости неандертальцев. Например, они могли нагревать кости до температуры в 600 градусов по Цельсию, что подразумевает владением ими технологией использования воздуха в примитивных обжиговых печах. Не исключено, что в будущем нас ждут открытия, которые позволят нам сместить век бронзы, а с ним и железа, в более глубокую древность. По крайней мере, примитивными способами скотоводства и земледелия, которые мы обнаруживаем в жизни библейских Авеля и Каина, неандертальцы могли владеть.

Важно отметить, что данное толкование оспаривает дату потопа, принятую креацианистами. Если исходить из буквального толкования библейских данных относительно времени потопа, то его нужно отнести к 1656 году до Р.Х., что вызывает проблему согласования этой даты с массой исторических свидетельств, ее оспаривающих. Эту проблему подняли уже переводчики Септуагинты, пытаясь искусственным образом увеличить время древности сотворенного Богом мира. В связи с этим П.П. Глубоковский отмечал: «Но будто бы и время, указываемое текстом LXX, очень кратко для этого. Тут потоп полагается за 3 000 до Р.Х. А египетские памятники свидетельствуют о цивилизации, начало которой относится ко времени не позднее, как за 5 000 лет до Р.Х., причем вполне возможно увеличение еще на целое тысячелетие (Масперо указывает 8 000, или 10 000 лет до Р.Х.). Равно и ассирийские раскопки указывают на исторический период с такого же раннего времени» (Глубоковский П.П. Хронология Ветхого и Нового Завета. М.: Православное братство Споручницы грешных. 1996, прим. 1 на с. 9).

Если буквально понятый библейский возраст человечества уже способен создать непреодолимые проблемы для богословия, то что говорить о том же времени для потопа? Если даже считать возраст вселенной, Земли и человечества, возникших одновременно, в 10 тыс. лет, то отнести дату потопа ко времени, раннее 6 тыс. лет, все равно не удастся, ведь пропуски в родословиях больше ожидать приходится в допотопный период библейской истории. Имей место потоп в это время, исторических данных об этом было бы предостаточно. Поэтому проблема датировки библейского потопа является еще более сложной для креационистов, чем датировка начала существования мира и человека.

Однако данной проблемы без каких-либо затруднений можно избежать путем увязки вместе гибели неандертальцев и Ноева потопа. Хотя последний не обязательно может относиться к всемирной катастрофе, поскольку уничтожить локально живущее человечество тех дней можно было и посредством какой-либо другой катастрофы местного значения. Некоторые исследователи (напр. Гербигер) высказывали мнение о том, что до потопа Земля могла иметь больше спутников, чем ныне, а тот, что у нее остался, мог приблизиться к ней настолько, чтобы совершить потоп на огромном пространстве нашей планеты. Разумеется, причин для возникновения катаклизмов местного характера в арсенале ученых наберется значительно больше, чем глобального.

Конечно, здесь нам нужно ответить на ряд возражений, адресованных нам со стороны креационистов. Первое из них озвучивает Генри Моррис таким образом: «Как это ни печально, но стремящиеся к компромиссам монотеисты, как древнего Израиля, так и ранней христианской церкви, неоднократно прибегали к различным аллегорическим интерпретациям Библии… Но подобные компромиссы практически неизбежно кончались полным отступничеством со стороны соглашателей» (Моррис Г. Сотворение и современный христианин. М.: «Протестант», 1993, с. 34). Фактически, любую попытку согласования библейских и научных данных этот автор считает односторонней уступкой, сделанной со стороны библейской истины. Это обвинение справедливо, но лишь отчасти, поскольку мы не отрицаем существования отличий между библейским и научным мировоззрениями, а просто указываем границу между ними в другом месте, чем креационисты.

Разумеется, посредством подхода Морриса невозможно пытаться оправдать возможность примирения между собой данных наук и Библии в столь сложном вопросе как происхождение человека. Между тем библейский сепаратизм имеет собственные границы, так что перед нами все равно стоит задача достижения равновесия между двумя крайними утверждениями: «Ничего не может возникнуть само собой» и «все существует само собой, согласно действию законов природы». Настоящий ученый не скажет вслед за Гексли или Тимирязевым: «Или Дарвин, или Библия», а просто откажется от выбора, предоставив будущему разрешить возникшие между ними противоречия. Укажи ему на промахи в его расчетах или опытных данных – и он еще глубже станет изучать свой предмет, стремясь усовершенствовать свои методы исследования, но никогда не откажется от них вообще. Равным образом, честный христианин, столкнувшись с проблемами толкования Библии, будет до тех пор углубляться в этот вопрос, пока не найдет выход и объяснение тех затруднений, с которыми он сталкивается. А если они оба будут исследовать более глубоко основания как научного знания, так и религиозного опыта, то непременно придут к какому-либо консенсусу.

Конечно, еще больше возражений нам придется испытать с противоположной стороны.
Вышеотмеченный способ толкования библейского рассказа о сотворении мира позволил нам избежать таких проблем, как: растения появляются после света Солнца, а птицы – после деревьев. У нас осталась только одна неувязка с данными палеонтологии: гады (пресмыкающиеся) появились после птиц. Однако данная проблема выглядит не настолько важной, если учесть, что возникновение птиц не вписывается ни в какое объяснение современной теории эволюции. Иными словами, у самих ее представителей нет уверенности в данном вопросе. Стало быть, сторонники «Разумного Замысла» вовсе не отказывают Библии в ее авторитете, когда предлагаю возможность согласования ее свидетельств с научными данными микроэволюции.

Библейский рассказ о возникновении мира утверждает, что Бог делегирует «земле» или «воде» определенные способности к «произведению» некоторых живых существ, однако весьма ограниченные и определенные. Конечно, такими словами была обрисована реальность происхождения живых организмов лишь приспособленными к восприятию человека (тем более древнего) средствами. Но сама идея того, что Бог пользуется посредством Им же Самим созданных законов, не противоречит ни Библии, ни науке. А если эти законы имеют программу к произведению некоторого разнообразия живых существ, тогда разве не Божью руку нужно усматривать в этом «развитии» неорганической и органической форм жизни на Земле?

Если Бог создал первоначально определенное число базовых представителей каждого вида живых существ, тогда надобность во многих миллионах лет отпадает. Разумеется, если первые бактерии возникли раньше, чем 2 млрд. лет назад, а первые деревья раньше 400 млн. лет, то и возраст Земли может быть моложе, чем 4,5 млрд. лет. Соответственно, последовательность всех Божьих актов творения смещается в сторону омоложения. Иными словами, все историю «эволюции» можно значительно сократить в тех пределах, которые допускаются безупречными методами датирования пород и останков живых существ (пусть даже радиометрических). Например, у христиан-ученых не может быть сомнений в том, что первые люди (неандертальцы) возникли около 300 тыс. лет, хотя эта дата может быть смещена к 200 тыс. лет или даже к 100 тыс. лет без существенных натяжек с результатами научного датирования.

Впрочем, поэтапное и последовательное создание Богом нашего мира могло протекать в любом темпе. Совершенно не обязательно подчеркивать всемогущество Бога краткой продолжительностью Его глобальных свершений. Напротив, через всю Библию проходит лейтмотив некоего укрывательства Божьего всемогущества: Бог часто ведет Себя намного скромнее, чем нам бы хотелось. И этот факт очень хорошо согласуется с возможностью более длительного возраста вселенной, Земли, растительного, животного и человеческого миров. Если бы Богу нужно было совершенно поразить нас Своей властью, Он бы создал мир не за шесть «дней», а за шесть секунд, только неизвестно, как бы эту идею мог передать сам автор Пятикнижия. Однако любому здравомыслящему человеку понятно, что время даже в триллионы миллиардов лет не способно объяснить происхождение жизни на Земле, если полностью исключить вмешательство в механизм ее возникновения со стороны Бога. По статистическим данным генетиков, для того, чтобы перебрать все возможные комбинации нуклеотидной основы гена человека, не хватит всего возраста существования Вселенной. Вероятность же случайного образования всей человеческой хромосомы, содержащей весь набор генов, просто ошеломляет: она колеблется между 10-12.000.000 и 10-24.000.000 (J.D. Barrow, F.J. Tipler, Anthropic cosmological principle (Clarendon Рress-Oxford University Рress, New York), 1986).

Согласно доводам Глаголева (Глаголев С. Прошлое человека. Сергиев Посад, 1917, с. 126), наиболее вероятным временем появления человечества на земле является Четвертичная геологическая эпоха, наступление которой можно отнести к времени после третьего ледникового периода, поскольку первые следы пребывания современного человека на земле относятся именно к этому периоду. Поскольку геологи исчисляют этот период от 5 000 до 100 000 лет, его вполне можно отнести к появлению человека на земле, которое сам Глаголев датирует 16 000 лет до Р.Х. Разумеется, возраст 16 тыс. лет является недостаточным для соответствия данным палеонтологии, которую, конечно же, следует четко отличать от теории эволюции. Тем не менее, это является свидетельством существования попыток осмыслить феномен неандертальца во свете Библейского Откровения.

Итак, выше мы сделали небольшой обзор несколько теорий происхождения человечества, учитывающих библейские данные. Среди них наиболее привлекательными, на наш взгляд, выглядят две: теория об уничтожении первого мира сатаной, которое можно усматривать в тексте Быт. 1:2, а также теория об отождествлении допотопной расы людей с неандертальцами. Тем не менее, обе эти теории встречаются с еще одной богословской проблемой, вытекающей из признания большой древности человека: «Кажется, они утверждают, что люди жили задолго до времени грехопадения библейского Адама, тогда от чего они умирали, если смертность в Библии приписывается именно этому грехопадению»?

Действительно, сторонники первой теории утверждают, что в тексте Быт. 1:2 содержится указание на гибель первой расы людей, которая генетически даже не связана с родом Адама. Иными словами, первые две главы книги Бытие описывают не сотворение, а воссоздание первого мира, уничтоженного с результате отпадения от Бога сатаны. Если же признать эту теорию адекватной, тогда библейское описание творения человека и его наказание в виде смертности не относилось бы к первому роду людей. Даже если предположить, что Бог мог истребить первую расу людей, совращенную сатаной, греховность которого оставалась бы единственной причиной смерти людей, самый первый грех не мог бы считаться грехом человека по имени Адам.

Ученого-христианина этот вариант ответа не может удовлетворить, однако у сторонников второй теории существует возможность избежания данного обвинения. Они допускают существование более длительного возраста первых людей, чем это позволяет сделать буквальное понимание библейского повествования, и при этом предлагают объяснение, позволяющее им избежать вышеотмеченной проблемы со смертностью людей, причиненной Адамом. В этом вопросе им способна помочь теория неличного использования слова «адам», согласно которой слово «адам» в первых трех главах Бытия описывает вовсе не историческую личность по имени «Адам», а является собирательным обозначением человеческого рода («адам»). Собственно говоря, данная теория утверждает существование не одного, а двух Адамов, первый из которых был неизвестным нам по имени творцом грехопадения, а второй – исторической личностью и известным нам прародителем людей. Первый Адам описан в первых трех главах Библии, а второй — в последующих. Таким образом, удается признать факт грехопадения первого человека, но исключить возможность отождествления его с историческим Адамом.

Итак, данная теория основана на предположении о том, что в первых трех главах книги Бытия библейский автор использовал древнееврейское слово «адам» с маленькой буквы (точнее «адама», который с иврита означает «красная глина») для обозначения неопределенного представителя человечества, а не конкретного человека по имени Адам. Разницу между двумя этими равноправными возможностями использования слова «адам» можно проиллюстрировать примером, указывающим на различие между профессией «врач» и человеком по фамилии «Врач». Это пример показывает, как под одним и тем же обозначением могут пониматься два совершенно разных человека, в частности один в личном, а другой в неличном смысле.

Выбор правильного смыслового значения слова «адам» зависит от контекста (см. «адам» в значении «Адам» Быт. 2:25; 3:8-9, 12, 17, 20-22, 24), так что оно часто переводится не «Адам», а просто «человек» (см. «адам» в значении «человек» Быт. 1:26-27; 2:7-8, 15-16, 18-24; 5:2). В тексте Быт. 5:1 чередуются оба эти значения слова «адам». Таким образом слово «адам» используется в Библии двояко: как не в личном, так и в корпоративном значении – «человек», «человечество», «люди». Следовательно, в первых трех главах Бытия (описывающих также и грехопадение первых людей) слово «адам» вполне может обозначать неопределенного представителя человечества, а в остальной части Библии – историческое лицо, носящее имя Адам. В первом случае термин «адам» описывает всех людей, а во втором — конкретную личность, в первом используется как имя собирательное, во втором — как собственное.

Данное толкование предполагает аналогичное понимание слова «Ева» (с иврита «хава» – жизнь) как имеющее прямое отношение к слову «адам». В третьей главе Бытия жена «адама» названа термином «иша» (с иврита «женщина», букв. «человечица»), который, разумеется, не может считаться собственным именем. Лишь в ст. 20 она впервые выступает под именем «Ева», однако и последнее представляет собой скорее лишь нарицательное имя: «матерь всех живущих». Этот смысл данного слова можно обосновать тем, что «Ева» названа «матерью всех живущих» еще до рождения Каина и Авеля. Но уже в четвертой главе это имя следует считать личным именем жены «исторического» Адама (Быт. 4:1). Таким образом, оба эти названия — «адам» и «ева» — первоначально не несут в себе значение собственного имени, но оно появляется лишь в четвертой главе.

Данная теория предполагает, что все родословные ведутся не от самого виновника грехопадения, а от его несколько отдаленного предка, носившего личное имя Адам. Она позволяет усматривать довольно большой временной разрыв между событием, описанным в первых трех главах Библии, где под словом «Адам» скрывается неопределенный родоначальник человеческой расы, и сказанным в четвертой, где начинается описание жизни исторической личности по имени Адам. Таким образом, время возникновения и грехопадения первых людей удается увеличить, отнеся к большей древности, чем это позволяет наличие пропусков в родословных.

Но если между «адамом» из первых трех глав Библии и «Адамом» четвертой главы существовали другие люди, тогда исторический Адам жил вместе с другими людьми. Это значит, что Каин мог иметь себе жену не из дочерей Адама, что и можно усмотреть в том, что женитьба Каина (ст. 17) хронологически предшествует описанию рождения Сифа и последующих сыновей и дочерей Адама (ст. 25). Получается, что в четвертой главе кроме Адама и Евы должны подразумеваться и другие люди, что собственно не только ничем не затрудняет библейское повествование, но и позволяет понять, откуда Каин взял себе жену. Вполне возможно, что Библия уделяет историческому Адаму столько внимания лишь по той причине, что его потомство относилось именно к цивилизованному миру Междуречья, Средиземноморья и Египта. Отсюда становится понятным, почему остальные люди, жившие в других местах, не брались во внимание.

Таким образом, ученые христиане могут утверждать, что отличия между неандертальцами и кроманьонцами (т.е. современными людьми) могут быть объяснимы особенностями их образа жизни, питания и внешних климатических условий. Также они могут отстаивать точку зрения, согласно которой современная палеонтология имеет дело с одним человеческим видом существ, который в силу различных климатических и иных условий проживания претерпел внутривидовые изменения. Неандертальцы и кроманьонцы (т.е. «гомо сапиенс») – это не различные виды людей, а генетически связанные друг с другом разновидности одной и той же человеческой расы. Обе эти разновидности людей претерпели анатомические изменения организма под влиянием разных климатических условий, воздействовавших на них достаточно долгое время (вспомним гигантских ящериц, стрекоз, папоротников и прочих обитателей на стыке Палеозойской и Мезозойской эр, датированного примерно 300 млн. лет назад).

В эпоху Позднего Палеолита (35-10 тыс. лет назад), в который завершился последний ледниковый период, появляются первые современные люди в Европе (кроманьонец) и в течении данного периода расселяются по всей планете. Северная и Южная Америка были заселены людьми через существовавший в древности Берингов перешеек, который был позже затоплен вследствие повышения уровня мирового океана, превратившись в Берингов пролив. Примерно 9-8 тыс. лет до н. э. была завершена последняя эпоха оледенения, что привело к глобальным изменениям климата. Ледники с территории Европы отступили. Исчезли мамонты, на которых обычно охотились неандертальцы. Это побудило первобытных людей искать новые способы выживания, что объясняет почему к этому времени относится приручение домашних животных и овладение искусством ведения земледелия. Изменился рацион питания, а значит и весь образ жизни первобытных людей.

Однако не изменение климата привело к исчезновению целой расы людей. Предположить это невероятно, поскольку от наступающих ледников всегда можно было уйти на юг. Скорее они бы приспособились к новым условиям, чем вымерли повсеместно. Вымереть они могли лишь от внезапного действия глобальной катастрофы, которой вполне мог быть библейский потом. Правда, нам затруднительно датировать время потопа, поскольку существует возможность отнесения его времени с двенадцатого тысячелетия к сороковому.
Впрочем, теория, относящая время потопа к двенадцатому тысячелетию до Р.Х., лучше отвечает библейским данным, поскольку уничтоженная Богом посредством потопа цивилизация представлена в книге Бытие как довольно развитая (Быт. 4:17, 21-22), хотя слова «строили, покупали, садили, продавали» в тексте Лк. 17:26 относится к эпохе не Ноя, а Лота. Потомки «исторического» Адама жили в период неолита, поскольку Каин возделывал землю, а другие представители рода людского умели строить города и изготавливать орудия труда, по крайней мере, из меди. Поскольку же Каин и Авель жили, как следует полагать, около 10 тыс. лет назад, датировать потоп в связи с этой датой их жизни более ранним временем нет возможности. Конечно, «неолитные» признаки можно искать в более глубокой древности, но не настолько древней, чтобы можно было отнести время потопа к 40 тыс. лет. Впрочем, последнее отступление ледников можно совместить с потопом, поэтому не исключено, что в библейской истории о потопе были сведены вместе несколько катаклизмов, знаменующих реакцию Бога на грехи древних людей.

Креационизм, ищущий времени потопа в промежутке между 3 и 5 тысячелетиями до н.э., не учитывает тот факт, что древнейшие цивилизации Египта и Вавилона ведут свое летоисчисление со времени в 10 тыс. лет до н.э. Хотя существует более чем 250-ти распространенных по всему миру древних сказаний о большом наводнении, все они описывают потоп как имевший место в более глубокой древности. Правда, отнесение времени совершения потопа дальше в глубь веков несколько затрудняет устную передачу этой истории последующим поколениям. Данные археологии также не позволяют датировать потоп позднее времени в 10 тыс. лет до н.э. По крайней мере, город Иерихон, заселение которого началось примерно в 7 000 г. до н.э., вообще не имеет илистых отложений, которые можно было бы связывать с каким-либо глобальным наводнением.

Таким образом мы совершили попытку примирения научных и библейских данных, относящихся к времени появления первого человека. Наше мнение находится между теорией «теистического эволюционизма», относящей возникновение человека к 600 000 лет назад, и научным креационизмом, датирующим это событие временем 10 000 лет назад. Оставляя за собой право оспаривать основные положения эволюционизма, оставаясь при этом на вполне научном основании, мы предпочли отнести возраст неандертальской расы примерно к 150 000 лет. Сегодня даже истовые эволюционисты вынуждены признать, что, по крайней мере в Европе, неандертальцы появились около 120-130 тысяч лет назад.

Кажется ли нам странным, что между третьей и четвертой главами книги Бытия пролегают десятки тысяч лет? Да, вполне возможно, что известная нам и тем более цивилизованная история человечества представляет собой лишь вершину айсберга от общей его истории. До появления исторического Адама люди долгое время жили в примитивных условиях, постоянно друг с другом воевали и умирали за грехи своего прародителя, как об этом свидетельствует Библия. Божьим промыслом среди всех безбожных примитивных людей только одна чета оказалась достойной стать исторически известной нам родоначальницей человеческой расы. От Бога первые люди получили минимум первоначальных знаний (напр. владение грамматической речью, добыча огня, использование колеса, приручение животных), но остального они должны были достигнуть самостоятельно. Высказанная здесь точка зрения, разумеется, открыта для дальнейшей коррекции и уточнения специалистами, однако она стремится соединить в одно достижения науки и библейские данные при их максимально возможном согласовании.

Мы умышленно избегаем рассмотрения феномена «человеческое сознание», имеющего нематериальную природу, поскольку его возникновение является исключительно результатом непосредственного Божьего действия. Сознание человека отличается от биологической жизни его тела наличием присущих ему особого рода способностей, прежде всего свободы воли, абстрактного мышления, творчества, морального (совесть) и религиозного чувств. Все они обусловлены нахождением в человеческом естестве сверхъестественного компонента, обычно обозначаемого словами «дух» и «душа».

 

 

Способы согласования научных и библейских свидетельств.

Мы понимаем, что недопустимо изменять значение Библии в угоду различным научным теориям, однако это верно лишь при условии, что сам библейский текст не допускает этого. Например, как христианам относиться к убеждению археологов в том, что первые жители палестинского города Иерихона жили ранее времени жизни Адама? Нам можно поставить под сомнение методы их датировки, согласно которым первое поселение в этом городе людей восходит к 9-му тысячелетию до Р.Х. Однако указан ли в Библии возраст человечества? Нет. Следовательно, Библия оставляет возможность датирования начала творения ученым людям, однако лишь до тех пор, пока результаты их исследований не вступят в прямое противоречие с библейскими данными, не допускающими иной интерпретации. Иногда изменить значение библейского текста можно, поскольку сама Библия не настаивает на определенном его понимании.

Каковы же оправданные причины вариативности понимания библейского текста? Таких причин можно выделить несколько:

  1. Слишком обобщенный смысл.

Библия говорит о каком-то событии вообще, не освящая вопрос детально. Например, мы воскреснем, но как это произойдет не описано в Библии. Написано, что Бог сотворил мир в шесть «дней», но интерпретировать это шестиступенное творение можно по-разному. Бог мог сотворить весь мир мгновенно, но Он не сделал этого. А что изменилось бы, если бы Бог сотворил мир за шесть тысяч лет? Последовательность шести актов творения не изменяется от величины каждого из них. Нужно ли Богу доказывать Свою силу через самое эффективное ее выражение? Станет ли она от этого еще более чудесней? Нет Богу не было надобности в соревновании с воображаемыми оппонентами. Любое даже естестванное явление указывает на Него как Творца. В противном случае Он бы сотворил не очень впечатляющий мир. Напротив, отдав управление им в руки автоматически действующих законов, Он освободил Себя от не нужной работы. На Его месте так поступил бы каждый из нас.

  1. Слишком узкое освещение вопроса.

Часто библейский текст освещает какой-то вопрос очень узко, не претендуя на всеохватность. Например, Бог сказал согрешившему Адаму: «Прах ты и в прах возвратишься» (Быт. 3:19). Если мы станем искать в Библии ответа на вопрос: «Кто такой человек?», мы неизбежно столкнемся с проблемой понимания этого текста Писания. Разумеется, что человек больше, чем просто «прах» или «земля» (в ориг. «глина»). Скорее предположить, что Бог назвал так его с той целью, чтобы подчеркнуть смертность его тела, но не приравнять и его дух к материи. Обычно подобного рода односторонность освещения позволяет выяснить контекст, но не всегда, поскольку иногда приходится обращаться к принципу аналогии или связности всего содержания Библии по конкретному вопросу. При этом нужно понимать, что подлежит сравнению, а что нет. Например, сравнивая предыдущий текст с Быт. 3:14, можно сделать глупый вывод, будто змей может есть человека, поскольку тот назван «прахом». Это было бы весьма странным суждением. И для этого вывода мы отталкиваемся не только от самого Писания, но и от здравого смысла и естественного опыта.

  1. Многозначность библейских терминов.

Это не противоречие, а указание на то, что одному из значений можно отдавать предпочтение в каждом конкретном случае. Сказанное относится и к проблеме понимания «дней» творения (Быт. 1). Первые пять «дней» используются в Быт. 1 без определенного артикля. В оригинальном тексте Быт. 2:4 используется слово «день», а не «время». Следовательно, слово «йом» может означать «период времени». Если сама Библия позволяет таким образом понимать это слово, то его можно использования для интерпретации «дней» творения как больших периодов. Обычно творят днем, а ночью отдыхают, но в библейском тексте работа не прекращается даже ночью. Это косвенным образом подтверждает данный вывод, свидетельствуя в пользу мнения о том, что Бог предоставлял какое время для продолжения осуществления Своей воли, часть которой Он уже осуществил. Он наделил материю Своей информацией и энергией, а затем дал время для их усвоения или развития их потенциала. Таким образом Бог задействовал в Своем творении как сверхъестественные, так и естественные средства. В любом случае чем же вызвана такая необходимость? Требованием учитывать внешние свидетельства. Так, например, осадочных пород на земле слишком много, чтобы быть осажденными за один год потопа. Также трудно допустить, что потоп уничтожил и похоронил в этих осадочных породах такое огромное количество животных и растений. Если бы все эти животные могли воскреснуть, то сказано, что они покрыли бы всю планету, по крайней мере, на 0,5 метра. На земле также присутствует непропорционально большое количество угля, образованного из осадочных пород. Адам не мог назвать хотя бы десять тысяч животных именами за один «день», понимаемый в астрономическом значении. Окаменевшие леса в Елоустонском национальном парке свидетельствуют о том, что на останках первичного леса вырастал новый и свежий лес, и этот цикл повторялся, по крайней мере, 50 раз. Следовательно, Земле более, чем 10 тыс. лет.

Разумеется, вопрос о возрасте Земли не только разрешает одни, но и поднимает другие вопросы, ставя толкователя перед выбором наименее проблемного объяснения. По этой причине иногда приходится выбирать меньшее из зол, ища в будущем состоянии науки более верные ответы. Например, чем можно объяснить огромное количество окаменелостей на Земле? Что было причиной смерти такого количества живых существ? Как же Павел говорит, что смерть вошла в мир лишь через грех Адама (Рим. 5:14, 17; 6:21, 23; 1 Кор. 15:21; ср. Иак. 1:15)? Конечно, недопустимо отвечать на этот вопрос на пути отрицания первородного греха и необходимости его искупления во Христе. Павел мог говорить о грехе как причине смерти в мире лишь по отношению к людям (Рим. 5:12; ср. Деян. 17:26) как существам, осознающим свою ответственность за грех и остро переживающим факт своей смертности.

Знал ли Адам, что такое смерть, когда Бог предупреждал его об этом? Среди ископаемых останков больше всего представлены животные, но погибнуть они могли по причине отпадения сатаны, который, вероятно, и внес в творение Бога первоначальную смерть еще до того, как был сотворен человек. Это значить, что, по крайней мере, какая-то часть животных стала умирать из-за греха сатаны, а не Адама, но Павлу было важно подчеркнуть сам принцип: смерть появилась из-за греха, поэтому вся тварь до сих пор стенает невинно. Вероятно текст Быт. 1:2 говорит об этом и последующем восстановлении разрушенного сатаной порядка. Первый погибший мир связывается в Библии не с этим миром, а с погибшим от потопа, однако это и понятно: слишком давним было это событие, которое не имеет прямого отношения к сотворенному и снова восстановленному Богом миру.

Адам должен был знать, что такое смерть, наблюдая за естественной гибелью животных, от чего его хотел защитить Бог. Что же касается необходимости такой естественной смерти, то Бог не был обязан создавать животных вечно живущими, поскольку ничего из тварного не может быть вечным. К вечности можно приобщиться лишь через сознательное участие в Божьем спасительном плане, а не по сотворенной природе. Поскольку же животные были созданы ранее Адама, когда Бог произносил ему Свое предупреждение, рядом можно было увидеть большое количество костей умерших животных, падших по вине сатаны.

Были ли это умершие насильственной смертью? Возможно, первые животные не были созданы плотоядными, и лишь последующее падение сатаны привело их к этому. Следовательно, все животные до падения Адама могли умирать естественной смертью. Адам мог и не наблюдать этого насилия, поскольку находился в особых условиях Едемского сада, который он, кстати, должен был опекать, защищая, по крайней мере, от опасности погибели растений и деревьев. Однако можно ли было назвать этот подверженный старению мир «хорошим»? Даже в этом случае возможен утвердительный ответ, если естественная смерть в первом мире оканчивала собой продолжительную и благополучную во всех отношениях жизнь. Некоторые опасности заложены в природу самого мироздания, поскольку в те дни могли происходить и стихийные бедствия, с которыми, например, встретился древний Иов (Иов. 1:19).

Таким образом мы видим всю сложность задачи разрешения проблемы согласования между собой научных и библейских данных. Конечно, в тех случаях, когда новым толкованием задевается доктринальная часть Писания, нужно проявлять верность библейским принципам, но делать это нужно только оправданной ценой. Во всем этом нас утешает только одно: как естественный, так и сверхъестественный миры принадлежат Единому Творцу, Который не может Себе противоречить. И если на этом пути мы где-нибудь даже и ошибемся, Бог все равно будет судить нас по тому, что мы знали верно, а не по тому, где ошибались по причине сложности самого существа вопроса.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Без рубрики с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s