Конспект лекций по предмету «Философская апологетика»

Конспект лекций по предмету «Философская апологетика»

Гололоб Г.А.

Философия в Библии.
Слово «философия» означает «любовь к знаниям и мудрости». Сама по себе философия не греховна, греховно ее употребление, а вернее обращение к ненадежным источникам знания, среди которых важное место должно занимать Библейское Откровение. Даже такое методическое средство философствования как сомнение, и то можно использовать для познания Бога, хотя и с меньшим успехом, чем детское доверие. Оно позволяет защитить христианство от различных псевдохристианских учений. Поскольку же Бог определил для разума также некоторое поле деятельности, куда не положено входить вере, доказательство достоверности исторической части информации Библии может вызвать доверие и к духовной, где нужно только верить, а не рассуждать.

Запрещает ли Библия философию? Мы знаем несколько изречений апостола Павла против философии или мудрости: 1 Кор. 1:17, 21; 2:5; 2 Кор. 1:12 и Кол. 2:8. Каждый христианский мыслитель подпишется под этими текстами, поскольку они отрицают не философию вообще, а философию самонадеянности, «имеющую только вид мудрости» (Кол. 2:23). Во всех этих случаях Павел предостерегал христиан от неправильного пользования знаниями и мудростью, а не от философии вообще. О правильном использовании житейской «мудрости» говорят нам другие тексты (напр. Деян. 6:3, 10; 7:22; Иак. 1:5), где с ее помощью служили Богу Моисей, Соломон, Езекия, Стефан, Аполлос и Павел. Бог – источник «всякой премудрости» (Кол. 1:28) и «ведения» (Кол. 2:3), однако Он учит нас им по-разному, например, через «природу» (1 Кор. 11:14).

Изучение природы при помощи естественных средств познания и входит в задачи естественной философии. Христианская философия представляет собой попытку согласованния между собой данных естественной философии и Библейского Откровения. Исторически христианская философия начиналась с подобия дуалистического платонизма при Оригене и пришедшая, в конце концов, к монистическому неоплатонизму Августина. Если же быть более точным, то эти две философские системы разделили христианское богословие на восточное (оригеновское) и западное (августиновское). Это особенно видно в противопоставлении восточной аскетики и западной юриспруденции, восточной синергии и западной монергии, восточном доверии к светской культуре и западного ее подавления.
Христианская философия обрела свое лицо с Фомы Аквинского, хотя различные модерные богословские течения и до сих пор пытаются разрушить ее монолит. Вместо этого падения она только обогащается новыми данными и наполняется новыми оттенками.

Два метода познания в естественной философии: опыт и рассуждение (практика и теория).
Любимый у философов вопрос: «Почему ты так считаешь?» мы также задаем друг другу довольно часто. На него мы можем услышать разные ответы: «Мне так почему-то кажется», «Так все считают», «Я это узнал из авторитетного источника», «Это есть плод моих размышлений над данным вопросом», «Об этом свидетельствует реальный опыт», «Я пришел к этому выводу путем поиска связей между всеми явлениями, имеющими отношение к данному вопросу» и другие.

Первое открытие, которое нам важно знать, состоит в том, что между философией и наукой не существует обоюдного и всестороннего сотрудничества, как это почему-то кажется некоторым людям. Ученые не любят философов, поскольку они задают слишком много вопросов к науке. Фактически, именно философы показывают науке ее место в мировоззрении людей, разумеется, весьма скромное.

Суть их спора состоит в том, что наука опирается на опыт (практику), а философия – на рассуждение (теорию), наука оперирует методом индуктивного познания (от общего к частному – детализация картины – взгляд с близи), философия – дедуктивного (от частного к общему – обобщение картины – взгляд издали), наука изучает конкретное, философия – общее в его взаимосвязях, наука зависима от данных опыта, философия – лишь от категорий мышления. По этой причине философы отрицают существование единого «научного метода», общего для всех наук. Само изучение конкретных данных делает научное мышление частичным и ограниченным.

Однако между ними не нужно искать правых и неправых. Философия также может опираться на ложно понятые связи и потому ошибаться. Вот почему она старается всегда учитывать данные опыта, хотя наука обычно не учитывает связи с другими предметами. По большому счету научному познанию подлежат лишь те данные, которые указывают на существование определенных закономерностей. Однако для выведения этой закономерности, нужно располагать одинаковыми результатами большого количества экспериментов. Хотя в чистоте (т.е. независимости от новых влияющих на процесс изучения факторов) повторного эксперимента можно сомневаться, иногда это можно достичь. Во всем остальном наука также бессильна как и философия, пытающаяся восполнить этот пробел.

Например, космологию, геологию и историю нельзя называть науками в полном смысле этого слова, но только в относительном смысле, поскольку они изучают не повторяющиеся и потому подлежащие проверке, а уникальные причинно-следственные связи. (Даже не все повторяющиеся явления поддаются систематизации, например, социология, психология, этика, хотя и претендуют на статус наук.) Например, каждое утро хозяйка выходит к курицам, чтобы их кормить. Можно сказать это закон. И вдруг в одно утро она приходит и всех их режет на мясо. Для соседского петуха, изучающего поведение хозяйки, это было бы противонаучным действием, поскольку все, что расходится с результатами опыта, не является истиной. Разумеется, это – исключение из предыдущего закона, но является другим законом в более длительной перспективе.

Такие слишком обобщенные закономерности пытаются предугадать философы. И им это удается в какой-то мере, как и ученым, использующим дедуктивный метод. Так существование двух открытых последними планет Солнечной системы были доказано не опытным, а чисто теоретическим путем. Здесь помогла математика, по законам которой движутся космические объекты. Тем не менее, и философия не всесильна. Например, Иммануил Кант сформулировал общие для науки и философии парадоксы. Он был уверен, что некоторые, причем фундаментальные явления этого мира вообще недоказуемы при помощи человеческого разума (см. антиномии Канта).

По этой причине как о науке, так и о философии лучше говорить в меру их возможностей, снова-таки ограниченных в силу недоступности некоторых знаний. Фактически, мы можем выстроить следующую пирамиду: наука-философия-теология. Теология может опираться на философию, как та на науку, однако не может ограничиваться ее доводами, поскольку способна подняться выше ее. По этой причине она использует их инструментарий и понятия в той мере, в которой они могут соотноситься с истиной, принадлежащей Богу.

Таким образом наука и философия – это два крыла, одинаково важных для полета познания окружающего нас мира. Разумеется, научное мышление, опирающееся на опыт, имеет точки соприкосновения с философией, опирающейся на способность критического мышления. Эта точка соприкосновения – формальная логика. Ученые-естествоиспытатели проверяют свои опытные данные на предмет непротиворечивости и связности, хотя и делают это не всегда удовлетворительно. Тем не менее эта связность учитывается ими лишь в собственной отрасли и не распространяется на другие дисциплины. Поэтому каждый ученый может быть авторитетом лишь по вопросам, относящимся к собственной компетенции. В другой дисциплине он не может быть авторитетен.

Таким образом философия требует анализа научных данных, организовать которые можно лишь путем принятия некоторого числа элементарных недоказуемых посылок или постулатов, например: «мир существует», «он организован, а не беспорядочен», «законы мышления надежны», «я могу его познать» и т.д. Без этих принятых на веру научных постулатов невозможно доказать истинность или ложность чего-либо. Например, научный материализм не может доказать, как возникли у хаотической природы ее «законы» или организация. Он просто оперирует этим «фактом» без каких-либо доказательств, так же как пользуются телевизором дети, не имеющие никакого понятия о принципах его работы и устройстве.

Три критерия проверки на истинность.
В науке имеется три принципа проверки на истинность какого-то утверждения или учения:
1.    Отсутствие внутренних противоречий.
2.    Соответствие внешним данным.
3.    Практическая целесообразность (благотворность результатов).

Библия выдерживает испытание на все эти критерии проверки. Внутренней непротиворечивостью занимается библейская систематика, внешней – христианская апологетика, вопросом полезных последствий – христианская этика. Все это в целом можно назвать христианской философией или мировоззрением. В отнологии христиане признают наравне с бытием естественного мира и существование мира сверхъествественного, включая и самого их Творца – Бога. Его описание в Библии непротиворечиво, Его причастность к естественному миру подразумевает наука и философия, Его необходимость для осуществления духовных целей человечества требует этика как секулярная, так и религиозная.

Косвенные доказательства существования Бога.
Философы видвинули больше доказательств существованию Бога, чем ученые, хотя некоторые из них повторяются. Имеется четыре основных «доказательств» существования Бога:
1.    онтологическое (философия).
2.    космологическое (наука).
3.    телеологическое (наука и философия).
4.    нравственное (этика).

Первый аргумент доказывает лишь существование Бога, второй – еще и волевую (личностную) часть Его природы, третий – также Его разум, и, наконец, последний – также и моральную составляющую Его природы. Следовательно, Творец мира является Личностью, а не просто Перводвигателем или Высшим Разумом античных философов, или Абстрактным Духом Гегеля.

Онтологическое доказательство существования Бога состоит в том, что невозможно придумать то, о чем у людей нет никакого понятия. Если же сами по себе люди не могли придумать Бога как Высшее, Духовное и Вечное Существо, значит они могли получить понятие о Его существовании только от Него Самого. По Рене Декарту, идею Бога человек не мог выдумать самостоятельно, поскольку она заключает в себе более совершенную реальность, чем он сам. Поэтому причиной этой идеи должен быть Сам Бог.

Космологическое доказательство существования Бога состоит в том, что космос или окружающий нас мир не мог создать себя сам, поскольку каждому явлению в нем имеется причина, которой имеется собственная причина и т.д. Поскольку ничто на земле не может выступать причиной самого себя, Первопричиной этого мира должно быть Абсолютное Существо, не имеющее Себе никакой причины.

Иными словами, поскольку бесконечная последовательность зависимых причин невозможна, должна существовать их независимая Первопричина. Только то, что уже существует, может дать начало несуществующему. Следовательно, должен существовать Бог. Также эта Первопричина должна превосходить мир по своим достоинствам, чтобы его создать. Скульптор выше сделанной им статуи. То, что выше этого мира, и является Богом.

Это обстоятельство очень хорошо понимал классик русского коммунизма В. Ленин: «Если природа есть производное, то понятно само собою, что она может быть производной от чего-то такого, что больше, богаче, шире, могущественнее природы, от чего-то такого, что существует, ибо для того, чтобы «произвести» природу, надо существовать независимо от природы. Значит, существует нечто вне природы, и притом, производящее природу. По-русски это называется богом» (Ленин В.И. Полн. Собр. Соч. т. 18, с. 240-241).

Этот аргумент становится важным в свете того научного факта, что наш мир развивается, причем не обязательно от простого к сложному (космическая эволюция имеет пик своего развития и затем последовавший за этим конец). Следовательно, у мира имеется причина для такого развития, Перводвигатель или Первотолчок. При этом Творец должен существовать не только для создания мира, но и его поддержания в надлежащем порядке.

Телеологическое доказательство существования Бога состоит в том, что сложность окружающего нас мира свидетельствует о существовании Высшего Разума, Который мог спланировать столь сложное его устройство, в котором каждая его часть не вступает в противоречие с другой. Поскольку наш мир не беспорядочен, тонко сбалансированное его устройство делает невозможным случайное происхождения порядка (гармонии) в нем.

Сложное устройство мира подразумевает заблаговременное планирование. Замысел и чертеж всегда предшествует самому процессу создания. Коль реальность устроена разумно, разум реален (Гегель). Существует непосредственная связь между организацией этого мира и ее Учредителем, Конструктором и Проектировщиком. Все существующее настолько продуманно, гармонично, эстетично и полезно, что мир должен иметь свой замысел и цель. Все создавалось с определенной целью, а не спонтанно, безразлично, бездумно и без надобности. Данный аргумент набирает свою важность в виду научного факта, что биологическая жизнь имеет весьма сложную структуру.

Нравственное доказательство существования Бога состоит в том, что наличие в сознании человека моральных норм или долга (то же можно сказать и о религиозном чувстве) необходимо предполагает существование их Законодателя. Присутствие с сознании людей абсолютных, объективных моральных стандартов не можно объяснить естественными причинами. Совесть человека содержит в себе непосредственные данные о добре и зле, правильном и неправильном, ложном и истинном. Без Бога как их неотъемлемого условия они бы никогда не возникли. Обезьяна не делится своим бананом с такой же обезьяной из соседнего племени. Существование нравственного закона, причем обязательного для всех людей, невозможно объяснить без Источника морального знания. Его невозможно объяснить при помощи законов природы или человеческого опыта (культуры).

Специфика и задачи философии.
Философия – это система представлений о мире, человеке и характере их взаимосвязи. Философствовать значит ставить и пытаться разрешить вопросы об исходных причинах и конечных целях всего нашего мира. Это поиск ответов о начале и конце мироздания и самого человека, об альфе и омеге мироздания. Поэтому философия обычно занята целью создания синтеза между различными науками, обнаруживая общие закономерности в существовании мира. Она пытается отвести каждой вещи иди явлению свое место в общей картине мироздания. Поэтому она вникает в конечные вопросы мироздания, изучает причинные связи его предметов и явлений и ищет их общезначимый смысл и значение для всей жизни человека.

В изучении бытия в его целостности, а не в частностях состоит основное отличие философии от науки. Если наука познает мир с тем, чтобы с помощью полученных знаний обладать им, то философия задает вопросы к целям этого обладания, т.е. идет дальше. Если наука постоянно развивается и прогрессирует, философские достижения находятся в статическом состоянии, имея во все времена одинаковое значение. С другой стороны, в верности результатов философии каждый человек убеждается постепенно, извлекая уроки из опыта других людей и своего собственного. Если наука изучает частное, то философия общее. Если наука пользуется индуктивным методом познания, то философия – дедуктивным: вначале строит общее предположение или систему, а затем его проверяет при помощи индуктивного знания или частного опыта. Если наука изучает изменчивое бытие, то философия – его неизменную сущность (смысл).

По Платону, философия есть наука о сущем, т.е. вечном и непреходящем. По Аристотелю, она есть исследование причин, принципов и взаимосвязей вещей. Декарт называл философию синтезом всех наук, целостной наукой, наукой о всех вещах. Кант считал философию способом достижения важнейших целей жизни человека при помощи разума. По Фихте, философия есть нахождение своего места человеком в высшем порядке вещей. По этой причине он называл философию «духовным (внутренним) образованием» человека, т.е. нравственным созданием (становлением) самого себя. Гегель называл философию наукой постижения самого себя, Шеллинг – искусством гармонического соединения со всем миром. В общеупотребительном смысле философия есть наука о достижении счастья посредством знания.

Основным вопросом философии считается следующий: Что первично: бытие или сознание (идея)? Ответ на него разделил философов на идеалистов и материалистов, хотя бытие как объект и сознание как субъект познания или действия — взаимосвязаны. В принципе, бытие и сознание – это разные, но взаимообусловленные категории. Бытие имеет два уровня, т.е. разделяется на реальное («существование») и идеальное («сущность»). Существование изменчиво, поскольку имеет пространственно-временный и неповторимый характер, сущность – неизменна, вечна и универсальна. Поэтому идеальным бытием обладают эстетические и культурные ценности, математические и логические понятия, нравственные и духовные идеи.

Что такое «подлинное» бытие – понималось различными философами по-разному. В идеализме им является дух или идея, в материализме – материя или энергия (сила). В теологии все это – Божье творение. Бытие, стало быть, есть совокупность всех как конкретных вещей и явлений, так и общих идей и понятий. Характер их взаимодействия сложен и вряд ли доступен полному осмыслению человеком.

Аристотель наделял идею как смыслообразующими, так и формообразующими качествами. Отсюда возникло неоплатоническое представление о ней как не только о рациональном понятии, но и о творческой силе. Начиная с Декарта и Локка, идею начинают понимать субъективистски: «образ вещи, создаваемый духом». Если, по Платону, вещь есть лишь отражение непостижимой самой по себе средствами человеческого опыта идеи, а сама идея присутствует в вещи, то у субъективистов вещь стала результатом активности идеи, которая поэтому стала доступной познанию на опыте. Идея, по Канту, есть недостижимое для опыта понятие (Бог, свобода, бессмертие). Шеллинг и Фихте сделали основной характеристикой идеи динамизм и развитие, стремление к должному или совершенному. «Идея является источником силы», творческим вдохновением (Фихте). Идея, по Гегелю, есть постоянный процесс становления мышления.

Предметом философии является поиск ответов на т.н. граничные (исходные и конечные) вопросы:
1.    Что такое мир? Откуда он появился? Что находится в его основании? Какова сущность вещей? Могу ли я познать этот мир? Куда движется этот мир? Каким будет его конец?
2.    Кто я такой? Откуда я появился? Какое мое место в этом мире? Как я должен жить? Ради чего я должен жить? Что является наивысшим благом? В чем состоит конечная истина? Каковы наивысшие ценности жизни?

Проще говоря, философия ищет ответы на вопросы: Откуда все возникло и куда оно движется? В более детальном виде эти вопросы выглядят так: Что существует? Почему существует? Для чего существует? По отношению к человеку они выглядят так: Что я могу познать? Какое это имеет значение? Как правильно распорядиться познанным? Как мне следует себя вести? Что я должен делать? Любимые вопросы философов: Почему? Зачем? Ну и что из этого?

Философия имеет определенную зависимость от религии, поскольку без последней не может ответить на ряд поставленных перед нею задач. По крайней мере, ответов на граничные вопросы у нее нет: откуда мы произошли и куда идем. Имеет ли человеческая личность и вся человеческая цивилизация какой-то смысл или нет? Будет ли развиваться история человечества по кругу, прямолинейно, зигзагообразно или возвратно — ни философы, ни футуристы не знают. Однако философия никогда не подчиняется просто так религии, стараясь создавать какие-то ее модификации. Тем не менее, своим непрестанным вопрошанием философия приносит теологии пользу тем, что уточняет содержание последней, делая ее предложение востребованным.

Основные типы мировоззрений.
Существует три основных типа мировоззрения: материализм (натурализм, рационализм, эмпиризм, неопозитивизм, гумманизм), скептицизм (агностицизм, критицизм, позитивизм, прагматизм, нигилизм, феноменология) и субъективизм (релятивизм, интуитивизм, солиптизм, экзистенциализм). Конечно, теизму ближе их всех скептицизм, хотя и он создает вере в существование Бога много проблем своими вопросами.

Три т.н. авраамических религии исповедуют теизм (христианский, мусульманский, иудаистский). В религиозном смысле имеются также три мировоззрения, альтернативные теизму: деизм, пантеизм (мистицизм, спиритизм, магизм) и дуализм (нехристианский мистицизм, оккультизм, теософия, нью эйдж). К деистам относились Г. Чербери, Ф.М. Вольтер, Ж.Ж. Руссо, А. Шефтсбери, Т. Джефферсон, Т. Пейн, к еврейским или христианским пантеистам – Б. Спиноза, Ф. Шлеермахер, мистики М. Экхарт, Я. Беме; к теистам – В. Лейбниц, Ф.В. Шеллинг, П. Тиллих. Нехристианский пантеизм представлен в большинстве индуистских учений, дзен-буддизме и «христианской науки».

1.    Материализм.
Материализм – философское воззрение, сводящее всю реальности к материальному существованию. Основные представители: Л. Фейербах, К. Маркс, Э. Геккель, Б. Рассел, Ж.П. Сартр.

Еще Карл Маркс критиковал религию за ее отвлеченность от реальных потребностей людей, когда писал: «Религия является рыданием угнетенного творения, сутью бессердечного мира… опиумом народа». Понятно, что он не мог уличить Библию в потворстве бессердечному капитализму. Скорее он мог найти в ней союзника в своем стремлении помочь угнетенному пролетариату (напр. Иак. 2:6-7; 5:1-6). Ему не нравилась Библия по другой причине: она якобы задурманивала людей, угашая их боль надуманными заоблачными грезами. Мало того, она призывала людей пассивно переносить несправедливости вместо того, чтобы активно выступать против них.

Между тем Библия ставит на вид марксистам проблему создания «нового человека», способного не злоупотреблять своими правами и возможностями. Оказывается, прежде чем начать борьбу с социальным злом, нужно научиться бороться со злом моральным, содержащимся внутри самого «строителя коммунизма». Здесь как раз и не срабатывает принцип материализма: «Бытие определяет сознание». Сколько не улучшай условия существования человека, моральности это не добавит. Свинью можно накормить, приодеть, надухать, но от этого она не перестанет быть свиньей. Поэтому невозможно искать принципы морали в материальной природе человека.

Положительные стороны материализма: забота о материальном существовании человека (обеспечение условий быта, труда, состояния здоровья, науки, образования, искусства, культуры и т.п.). Что касается научного мышления, то его польза состоит в объединении людей вокруг объективной информации, тогда как теология весьма часто их разъединяет в силу субъективности некоторых своих посылок.

Проблемы материализма:
А) ограниченное представление о потребностях человека, исключение духовных ценностей;
Б) вред от представления о жизни как о борьбе за выживаемость;
В) ошибочность взгляда о том, что материальное существование и социальное окружение полностью определяет внутреннюю культуру человека;
Г) чрезмерный оптимизм относительно безвредности всего натурального (природа учит лишь тому, что выживает сильнейший).

Создается впечатление, что материализм не совместим с христианством, однако это не так. Поскольку материальное существование является частью христианской жизни, существует возможность совмещения с христианством не только материализма (вещизма, мещанства, алчности, капитализма), но и марксизма, борющегося против несправедливого распределения труда и имущества людей (см. напр. «теология освобождения»).

Разумеется, христианство не отрицает сам принцип справедливости, а лишь превосходит его любовью Христовой, поэтому социальные изменения в жизни общества оно производит сугубо нравственным влиянием, а не посредством политических средств, даже если это просто участие в демократических выборах. По-настоящему способно изменить людей лишь возрождение, совершаемое Божественной благодатью, однако последняя сотрудничает с человеческим желанием, на которое могут оказывать положительное влияние и другие факторы, позволяющие людям принять эту благодать.

Существует только одно условие для проведения социальной работы христианской церковью в этом мире: Евангелие выступает против насильственных форм изменения общества и тем более мышления отдельных людей. Справедливое насилие способно лишь ослабить зло, но не уничтожить его в своей основе. Поэтому участие христиан в войнах и военных конфликтах любого уровня предосудительно. Единственным способом, с помощью которого они могут наказывать других людей, является оставление их без своей любви, но и это наказание нужно научиться применять строго по его назначению.

2. Скептицизм.
Скептицизм – философское воззрение, выражающее сомнение в возможности объективного познания окружающего нас мира и истины. Основные представители: Пиррон, Секст Эмпирик, Дж. Ст. Милль, Д. Юм, И. Кант, Ф. Ницше, О. Конт, В. Вундт, Э. Гуссерль. Иммануил Кант, правда, признавал доступность для каждого человека априорных знаний, свидетельствующих ему о бессмертии человеческой души и существовании Творца мира и самого нравственного закона.

В качестве распространенного примера скептицизма приводят аргумент об обманчивости наших чувств восприятия. Например, изображение карандаша в стакане воды искажено. Тем не менее, если сомневаться во всем, тогда нужно сомневаться и в самом этом сомнении. Поэтому самый последовательный скептицизм или агностицизм не может исключать возможности существования трансцендентного духовного мира и связанных с ним ценностей. Нигилизм есть крайняя форма скептицизма, отрицающая необходимость существования любых норм для человеческого поведения.

Положительные стороны скептицизма: в каждом «объективном» утверждении есть доля веры в априорные по своей природе предпосылки. Бытие и его познание человеком не всегда совпадают. Он полезен в качестве разумного противовеса любому роду догматизма.
Проблемы скептицизма: по крайней мере, не все бытие непознаваемо, за что-то все же можно ухватиться. Иначе бы жизнь была совершенно непредсказуема. Хотя мы и не все можем разглядеть в этом мире с достаточной четкостью, но все же общий контур истины мы можем разглядеть. «Как сквозь тусклое стекло».

Применимо к христианству скептицизм проявляется в чрезмерном выпячивании проблемы познаваемости Божественной воли. В трудах некоторых богословом можно найти столько критицизма по отношению к авторитету Библии, что создается впечатление о том, что они не просто опасаются ее ошибок, а прямо таки враждуют с нею, отказывая ей в какой-либо ценности. Их скептицизм может проявляться различным образом. Одни просто отрицают библейские чудеса, другие истолковывают их лишь в экзистенциональном смысле (специфическое выражение человеческих чувств). Некоторые вообще отказываются от доводов разума, чтобы сохранить за Библией то, что им кажется в ней важным.

В прочем, в столетнем споре, ведущемся между либеральными и консервативными богословами, выкристаллизовалась отдельное направление богословской мысли – неоевангелизм (см. Карл Генри, Джон Стотт, Френсис Шеффер и другие), ищущий новых путей создания синтеза между наукой и Библией. Он предлагает использовать последние достижения в области библеистики, чтобы оправдать возможность существования определенной гармонии между светскими и библейскими учеными, например, признав истинность космической эволюции, но отрицая эволюцию биологическую, по крайней мере, в ее макровиде (т.н. теория Разумного Замысла). И хотя полностью избежать определенных проблем между светскими учеными и библеистами не удается, все же вполне оправдано их значительно сокращение при встречном движении.

3. Субъективизм.
Субъективизм – философское учение о том, что в основе мироздания лежит сознание. Основные представители: Дж. Беркли, Штирнер, Г. Пирс, У. Джеймс. Субъективисты называют материю формой сознания в отличие от материалистов, которые называют дух формой материи. Крайним выражением субъективизма является солипсизм, который не признает существования чего-либо достоверного или абсолютного вне сознания человека или всемирного духа. Субъективисты выступают против возможности познания абсолютной истины, а также отрицают абсолютную значимость моральных и эстетических ценностей.

Положительные стороны субъективизма: личность человека выше земных благ и наделяет смыслом его существование, важно иметь личную пользу от бытия и познания.
Проблемы субъективизма: не все поддается человеческой деятельности, материальная реальность не всегда подлежит творческому преобразованию, материя также оказывает определенное влияние на духовную сущность человека.

Субъективизм присущ христианству в виде т.н. мистицизма. Простые верующие мало вникают в доктринальные споры, предпочитая руководствоваться в своей жизни т.н. «богословием опыта»: если это работает, значит оно существует. Разумеется, среди этой части верующих людей создаются и распространяются различные истории о совершении Божьих чудес в настоящее время. Не отрицая полностью этого факта, нам следует признать большую степень злоупотребления такими христианами их мистическим опытом. Неудивительно, что на этой почве различные сверхъестественные откровения, исцеления и просто «дары знамений» очень легко подделываются представителями оккультных сил.

Христианская философия как взаимодействие философии и теологии.
Теперь нам нужно изучить возможности философии в качестве потенциального подспорья теологии и выяснить пределы их взаимодействия. Основное различие между философией и теологией состоит в предметах их изучения. Наука и философия изучают окружающий нас мир соответственно средствами опыта и мышления, тогда как теология изучает Библию как богооткровенный источник познания Бога, духовных потребностей человека и пути спасения. Наука оперирует фактами, философия – понятиями, мораль – ценностями, теология – доктринами.

Также различается их важность с позиции приоритета христианской веры. Христианское мировоззрение подразумевает следующую подчиненность этих дисциплин: теология основывается на этике, этика на философии, философия на науке. Существует четыре таких степени отношений, каждое из вышестоящих включает в себя нижестоящие, но не исчерпывается ими.

Наука – это попытка объективного (беспристрастного) изучения окружающего нас мира с целью систематизации полученных данных и их критического анализа.

Науки разделяются на:
1.    естественные (физика, астрономия, геология, химия, биология);
2.    гуманитарные (анатомия, физиология, психология);
3.    общественные (филология, герменевтика, антропология, социология, история).

При этом изучать человека чрезвычайно трудно объективно, поскольку важно знать его внутренний мир, что большей частью ученому недоступно. Поэтому мера объективности более значительна в естественных науках и менее в общественных.

Научный подход опирается на ряд иррациональных посылок (познаваемость мира, существования связности в мире, чистота эксперимента).

Философия – это попытка систематизации всего добытого отдельными научными дисциплинами знания.
Основные разделы философии:
1.    гносеология (наука о познании);
2.    онтология (наука о бытии);
3.    аксиология или этика (наука о ценностях).

Если наука больше занята описанием различных явлений нашего мира, то философия изучает еще и их происхождение, а также смысл или цель мироздания, что роднит ее с теологией.

Другими вопросами, которыми занимается философия, являются следующие:
1.    Насколько упорядочен наш мир?
2.    Возможно ли его объективное познание?
3.    Какие знания для нас жизненно важны?

Основным средством познания философов является сомнение, или критическое отношение. Противоречит ли это вере в Бога? Не всегда. Если сомнение относится к недоступным для разума богооткровенным истинам, тогда оно вредно, если же оно находится в поисках истины – оно полезно. Любой анализ, проверка и познание не могут обойтись без правильного сомнения. Даже в вопросах веры Бог не осуждает сомневающегося, Фома ли это или Гедеон. Вместо этого Он предлагает ему духовно возрастать и сделать возможным следующий шаг доверия Богу. Сомнения побуждают нас обращаться за помощью к другим братьям и сестрам и в молитве к Богу (см. Пс. 72).

Мораль – это дисциплина, изучающая причины и виды поведения людей, а также понятия добра и зла, долга, совести и ценностей человеческой жизни.
Основными предметами изучения морали являются:
1.    Моральный долг.
2.    Смысл жизни.
3.    Общественный идеал.

Мораль подразделяется на следующие разделы:
1.    Мораль последствий и мораль мотивов.
2.    Мораль выгоды и мораль бескорыстия.
3.    Личная и социальная мораль.

Теология – это попытка изучить окружающий нас мир и самих себя с учетом признания существования их Творца как Высшего авторитета. Иными словами, теология описывает мир в его отношении к Богу. Христианская теология опирается на христианскую веру или признание Божьего авторитета по тем вопросам, по которым Бог считает важным высказаться.

У теологии имеется две цели: ориентировать человека на факты существования Личности Бога и Его деятельности. Обе эти цели призваны указать человеку способ, условия и характер вступления во взаимоотношения с Богом. В этом смысле теология как дисциплина отличается от веры как выражении личного отношения к Богу. Первой является признание вероучительных доктрин (вера во что), второе – упование на Личность Бога (вера в кого).

К основной классификации теологии относятся:
1. учение о Боге (собственно теология);
2. учение о человеке (христианская антропология);
3. учение о спасении (сотериология).

Иными словами, непосредственной задачей теологии является определение Спасителя, нужды человека в спасении и способа осуществления этого спасения. Все остальные богословские дисциплины играют вспомогательную роль в деле спасения.

Теология также не всесильна, поскольку наша вера также несовершенна и поэтому может быть смешана с различными суевериями, недопониманиями или предрассудками. За откровения Бога могут быть выданы наши чувства или настроения. По этой причине совершенная вера в реальности людям часто недоступна, а то, что они могут за нее выдавать, опасно. Таким образом, доводы сердца должны быть согласованы с доводами разума. Вот почему интуитивное знание, лежащее в основании чувства веры, в христианском богословии призвано не доминировать, а взаимодействовать с рациональным знанием, опирающимся на авторитет Священного Писания.

Следовательно, христианская вера сотрудничает с христианским разумом. С христианских позиций недопустимо отделять интеллектуальное содержание нашей веры от иррациональной преданности Богу, как и наоборот.

Два качества христианской веры:
1.    иррациональное познание действий Бога в нашей жизни;
2.    рациональное познание слов Бога, выраженных в Библии.

Последним и призвана заниматься теология. В этом смысле мы говорим о недостаточности лишь одного доверия Богу, если истинность этого доверия не проверена Писанием и жизненным опытом, которые взаимно друг друга подстраховывают от вероятности ошибок (Ин. 10:37-38). В этом смысле вера нуждается в знании, так что опирается на факты прошлого опыта (Пс. 135), а не только на внутренние свидетельства (Притч. 4:23). Вот почему мы вынуждены говорить о рабочих отношениях между верой и разумом, наукой и Библией, философией и теологией.

Взаимодействие философии и религии
Существуют совместимые с христианством философии и несовместимые. Как ни парадоксально, но материализм — это совместимое с христианством мировоззрение, если оно не возлагает на себя божественных качеств всезнания. Христианство не отрицает законов материи, но считает их недостаточными для объяснения существующей реальности. Конечно, материализм (натурализм, атеизм) отрицает существование Бога, но христиане ему не доверяют только в этом вопросе.

Среди идеалистических философских систем также не все подходят для сотрудничества с христианством. Некоторые из них даже более опасны, чем материализм, поскольку граничат с оккультизмом (напр. нехристианский пантеизм, каббала, восточные культы, теософия, антропософия, учение Рерихов, псевдохристианский оккультизм, Нью Эйдж). Тем не менее, христианство не отвергает мистицизм полностью. Он представляет собой часть христианского опыта, однако должен быть подчинен основным доктринам христианской вероуче¬ния.

Было время, когда христиане очень увлекались платонизмом, однако у последнего Божественный и человеческий миры отличаются друг от друга слишком радикально. Тело у Платона это темница для души, а потому неизбежно порочно и враждует с человеческой душой. Хотя подобные убеждения высказывал и апостол Павел (см. напр. Рим. 7:18-19), между ними имеется ряд существенных отличий:

1) человеческое тело является грешным не по своему изначальному происхождению, а по причине грехопадения, т.е. греховность человеческого естества имеет приобретенную, а не сотворенную Богом природу;
2) добро и зло в человеческой природе не имеют одинаковой силы, поскольку зависят от свободного выбора человека, на чью сторону он станет (поэтому нельзя сказать того, что этот дуализм представляет собой примерно равносильную и потому непрекращающуюся борьбу);
3) греховность человеческого тела проявляется не в активной форме противостояния добру и Богу, но в пассивной: добро первозданного образа Божьего, находящегося в душе человека, не может проявиться в виде добрых дел и внешнего поведения.

Философия Фридриха Гегеля умаляет свободу выбора индивида, поскольку подчиняет последнего предопределенному Богом плану. Философия же Иммануила Канта сохраняет за человеком возможность и право определенного сотрудничества в области морали. Но Кант своим скептицизмом превращает христианство лишь в моральную религию, но христиане не могут  отрицать возможность существования чудес. Поэтому кантианство они могут использовать только частичным образом и только в сфере морали.

В настоящее время получило повсеместное распространение философия экзистенциализма. Положительным моментом в ней является признание свободы воли человека и его ответственности за свою судьбу, включая и небесную. К очевидным недостаткам экзистенциализма относятся моральный релятивизм (вседозволенность) и крайний индивидуализм (отрицание общих закономерностей). В этих сферах своего взаимодействия христиане должны остерегаться экзистенциализма (см. напр. экзистенциональная теология П. Тиллиха).

В настоящее время появляются все новые и новые виды теологии («открытая» теология, «теология процесса», феминистская теология и др.), которые являются производными экзистенциальной теологии. Сторонники «открытой» теологии (напр. Грегори А. Бойд, Джон Сандерс, Кларк Пиннок и другие) отрицают факт предведения Божьего, считая Бога самоограничившем Свое всезнание (см. Бойд Г.А. Бог возможного. Библейское введение в богословие «открытого представления» о Боге. К.: Книгоноша, 2014). Этот взгляд, несмотря на полезную критику кальвинизма, не поддерживается Писанием. То, как Бог знает результат свободного выбора человека наперед, является тайной для нас, но не ограничивает Божьи возможности. Мы просто плохо знаем, что такое время и пространство, чтобы считать Бога подчиненным их законам.

Подобным образом, теологи «процессуального богословия» (напр. Альфред Норт Уайтхед, Чарльз Хартшорн, Джон Кобб, Шуберт Огден и другие) отводят Богу слишком пассивную роль, не просто напоминающую деизм, а целиком сводящую Его природу к постоянно изменяющейся. Они обязывают Бога действовать лишь внутри творения и лишь не нарушая его законов. Дело доходит до того, что поступки людей начинают определять не просто поведение Бога в каких-то ситуациях (это понятно), но саму Его природу! Разумеется, такой взгляд лишает Бога сугубо трансцендентных, а значит и чудотворных действий в нашем мире. Библейское учение состоит в признании того, что Божьи действия в этом мире проявляются как имманентно, так и трансцендентно. Последнее не так сильно заметно по той простой причине, что Бог творит чудеса лишь в крайней необходимости, а не всегда и постоянно. Поэтому и эта теология, несмотря на определенные ее преимущества, не может быть полностью уствоена христианским богословием.

Что касается феминистской теологии (см. Э. Мольтман-Вендель, Л. Шотроф и другие), то, конечно же, она не учитывает физиологических и психологических различий между мужчинами и женщинами. Эти различия не являются основанием для возвышения мужчин и унижения женщин, поскольку Бог не создавал половые отношения с этой целью. Люди созданы разными в этом отношении с целью взаимного дополнения, поскольку рациональная природа мужчины оказывается сбалансированной чувственной природой женщины. Но грех, допущенный первыми людьми, испортил взаимовыгодный характер этих отношений: мужчина стал злоупотреблять своими преимуществами над женщиной, а женщина – своими над мужчиной. Занимание в этом надуманном споре любой из этих сторон является неправильным за единственным исключением: Библия рекомендует христианским женщинам повиновение своим мужьям в духовных вопросах. Это значит, что они могут нести любое церковное служение, кроме пасторского. Иными словами, женское проповедническое служение сведено к обучению духовным вопросам лишь других женщин и детей.

В последнее время глобалисты пытаются продвинуть т.н. космобогословие, состоящее в признании существования других живых существ в космосе. Эта теология не только небиблейская, но и ненаучная, хотя и одевается в научные и христианские одежды.  Основным возражением против сотворения, искупления и Откровения Богом этим мирам является тот факт, что Творец мира не может давать разным адресатам внутренне противоречивых Откровений. Поскольку же космобогословы настаивают на том, что гипотетические инопланетяне имеют более высшее развитие, а значит и более совершенно Откровение, даже будь они правы, это не дает нам основания оставить Библейское Откровение во имя какого-то другого. А это Откровение свидетельствует нам о том, что мы являемся «начатком Его созданий» (Иак. 1:18) и, что власть Христа распространена на всю вселенную (Еф. 1:21). Неудивительно, что Бог, единый во всей вселенной, не может творить что-либо новое до тех пор, пока не избавит от зла ранее созданный Им мир.

Глобалистское мировоззрение (читай Нью Эйдж) является разновидностью пантеизма, но оно имеет очень древние оккультные корни (каббала, теософия и т.д.). Согласно этому мировоззрению, Верховное Существо (это не иудейский или христианский Бог) не только не познаваемо для людей, но и в равной мере творит и добро, и зло одновременно. Его трудно назвать Личностью, тем более моральной, но оно требует себе безоговорочного поклонения. Разумеется, такое мировоззрение готовит благоприятную почву для принятия всеми людьми не только мирового правительства, но и вселенскую религию антихриста. С этой целью во всем мире глобалисты развернули работу по нивелированию как национальных, так и государственных границ, языка, денег и культур. Все это приносится ими в жертву единой синкретической культуры, готовой проглотить все своеобразие существующих национальных культур. Очевидно, что библейское мировоззрение выступает за сотрудничество разных культур, а не за сведение их всех к одной единственной и принуждающей к повиновению все остальные.

Еще одной особенностью современного глобализма является тайный характер этой организации, более известной как масонская. Прикрываясь благотворительностью, как внешней вывеской, масонская организация имеет два, а не одно лицо. Масонская организация устроена строго иерархическим образом, но о конечных целях ее знает лишь избранная верхушка. Конечно, там проявляется и благотворительность, но только для собственных членов. Членство же в этой организации предполагает совершение определенного ритуала с принесение страшной клятвы, предписывающей смерть за разглашение масонских тайн. Вступить в масоны можно только лишь по рекомендации более старших масонов при наличии большого материального состояния, религиозности и общественного влияния. Впрочем, масоны из-за круговой поруки могут быстро продвинуть по службе или сделать влиятельным любого бедного, но талантливого человека, согласившегося служить их якобы благой цели облагораживания всего человечества. Опасность этого движения состоит в том, что многие христиане являются одновременно и масонами, не видя в таком совмещении ничего предосудительного.

Настоящим бедствием для современной церкви является гомосексуализм, игнорирующий прямые библейские указания на свою незаконность. По большому счету, глобалисты, слишком обеспокоенные высокими темпами роста населения планеты,  прилагают огромные усилия, направленные на развал традиционной семьи, а также увеличение смертности особо слабых в отношении здоровья представителей человечества. По этой причине происходит обыкновенный подкуп людей, которые создают видимость гомосексуалов, либо соглашаются на смену своего пола сознательно. Подкупленные врачи и прикрывающие их чиновники обеспечивают условия для осуществления высокой смертности среди новорожденных детей, особенно из многодетных семей. Прививки, изготовляемые  частными фирмами минуя службы международного контроля за качеством медикаментов, содержат в себе вредные добавки (напр. ртуть), которые вызывают аутизм, слабоумие и другие тяжелые заболевания, часть из которых сказываются смертельным образом на здоровье привитых ими детей с ослабленной иммунной системой либо сразу, либо со временем. Все эти меры входят в планы глобалистов, стремящихся различными путями (вплоть до использования в массовом порядке бактериологического оружия) уменьшить население планеты.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Без рубрики с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s